профессор Александр Павлович Лопухин

Каллиник: 1–5 константинопольские патриархи

Каллиник: 1–5 константинопольские патриархи.

Каллиник I занимал вселенский патриарший престол с осени 693 года до конца 705 г. До патриаршества он состоял пресвитером и скевофилаксом храма Богородицы Влахернской и, по свидетельству историка Ефремия, отличался разумом и доброю жизнию. Начало патриаршества Каллиника падает на последние годы первого царствования Юстиниана Ринотмета (685–695 г.), известного своею безумною жестокостью и безрассудными действиями. Между прочим, Юстиниан отличался страстию к постройкам и, по своему капризу, одни здания разрушал, а другие воздвигал на их месте. В 694 г. он захотел разрушить т. н. „митрополичью“ церковь Богородицы, находившуюся близ его дворца, дабы устроить здесь фонтан и другие сооружения. Но так как набожный народ был сильно возмущен такими намерениями царя, то он, желая привлечь на свою сторону и патриарха, просил его совершить молитвословие на разрушение храма. Разумеется, Каллиник I отверг эту просьбу и на вторичное требование царя, ответил, что существуют молитвы лишь на сооружение храма, а на его разрушение молитв нет. Тем не менее, по велению Юстиниана, патриарх прочитал составленную им на этот случай молитву, которая оканчивалась словами: „Слава Богу, терпящему всегда, ныне и присно и во веки веков. Аминь“. После этого церковь, к великому соблазну народа, была сломана. Впрочем, царь взамен ее построил в честь Богородицы другой храм в Петрионе. Народ, возмущенный беспорядочною деятельностию Юстиниана, поднял бунт, закончившийся низложением царя и ссылкою в Херсонес. Патриарх не мог не принимать участия в этом перевороте. В царствование Леонтия (695–697 г.) и Тиверия (697–705 г.), несмотря на внутренние волнения и постоянные войны с арабами, Каллиник I сохранил за собою патриарший престол и умело руководил церковною жизнию. Но когда Юстиниан Ринотмет возвратился из ссылки и вторично воссел на императорском троне, то в числе первых лиц, которых коснулось мщение бывшего изгнанника, был патриарх Каллиник I, венчавший на царство императоров Леонтия и Тиверия. Юстиниан приказал ослепить его и сослал в Рим. Здесь он и скончался. Православная церковь причислила Каллиника I к лику святых и Память его празднует 23 августа.

2) Каллиник II, по фамилии Акарнан, занимал патриарший престол трижды (с 3 марта до 27 ноября 1688 г., февр. 1689–1693 и 1694 † 8 авг. 1702 гг.). Он родился около 1630 г. в селе близ Константинополя, учился у известного греческого дидаскала Евгения Яннули или Этолийского и до патриаршества состоял митрополитом Прусы. Когда патриарх Иаков в третий раз оставил вселенский престол, то архиереи и представители народа константинопольской церкви, собравшись в доме фанариота Манолаки, избрали его преемником Каллиника. Первое патриаршество Каллиника II было непродолжительно вследствие господствовавших в патриархия беспорядков, вызванных там систематическим нарушением со стороны Порты прав и привилегий константинопольской церкви, так и вмешательством мирян в церковные дела. К тому же Каллиник II восстановил против себя адрианопольского митрополита Неофита, лишив его кафедры и предоставив ее халкидонскому митрополиту Клименту. Неофит, в свою очередь, стал искать патриаршего престола и, пользуясь поддержкой правительства, добился низложения Каллиника II чрез девять месяцев его управления церковию. В короткое время первого патриаршества Каллиник II сделал для церкви немного. Так, в октябре 1688 г. Каллиник II издал синодальный том о правах иерусалимского патриарха в отношении к синайскому монастырю. Дело в том, что синайский архиепископ Анания, подчиненный духовной юрисдикции иерусалимского патриарха, объявил себя автокефальным, перестал возносить за богослужением имя патриарха, стал именовать себя „блаженнейшим», носить патриаршую митру, управлять монастырем независимо от „синаксиса» (собора старцев) и т. п. Так как все это нарушало природу его канонических отношении к Сионской церкви, то Каллиник II, по просьбе иерусалимского патриарха Досифея, обратившегося к посредничеству вселенского патриарха, как первого между равными представителями восточных церквей, издал вместе с синодом том, в котором, на основании канонических и исторических данных, определил, что нововведения Анании не согласны с характером подлинных его отношений к представителю церкви Сионской. Впредь архиепископ Синая должен подчиняться высшей духовной власти иерусалимского престола, получать хиротонию от местного патриарха, возносить и поминать за богослужением его имя, управлять монастырем совместно с „синаксисом» и т. п. Означенный том патриарха Каллиника II имеет важное значение не только по прямому своему содержанию, но и в отношении к вопросу о преимуществах константинопольского патриарха среди других первоиерархов православного Востока. Второй синодальный том, изданный в ноябре 1688 г., касается патриаршего храма св. великомученика Георгия в Константинополе. С целию улучшить материальное положение этого храма, патриарх Каллиник II учредил особую эпитропию из трех лиц, которым и поручил заведовать драгоценностями его и всем имуществом; кроме того, он приказал эпитропам завести особый кодекс, в который надлежало записывать все пожертвования и приношения, сделанные христианами столицы в пользу патриаршего храма по тем или другим религиозным побуждениям. По поводу этого кодекса патриарх вместе с синодом и издал особый том, в котором предписал, чтобы все имущество, пожертвованное патриаршему храму, составляло его неотъемлемую собственность, находилось в заведывании эпитропов, обязанных хранить его и употреблять на нужды Великой Христовой церкви; никто из христиан, даже патриарх, не имеет права отчуждать самую малую часть этого имущества, а эпитропы обязаны отдавать патриархии отчет во всех доходах и расходах. Что касается эпитропов, то выбор их производится патриархами и синодом, при участии почетнейших клириков Великой Христовой церкви, архаитов народа, членов патриаршей епархии („енории»), геронтов ремесленных цехов и корпораций столицы; собрание избирает эпитропами людей благочестивых, преданных церкви, честных и энергичных. В виду того, что устройство приходской жизни в пределах константинопольской церкви было в XVII в. делом новым, указанный синодальный том патриарха Каллиника II нужно признать одним из первых начинаний в этом направлении. Наконец, от первого патриаршества Каллиника сохранился сигиллий, утверждающий преимущества монастыря Иоанна Богослова на острове Патмосе.

Во второй раз Каллиник занял престол при содействии архиереев-членов синода, которые были недовольны его предшественником за домогательство патриаршего достоинства. Между прочим, в апреле 1691 г. Каллиник II, совместно с иерусалимским патриархом Досифеем и своим синодом, издал грамоту по поводу взгляда кальвинистов на таинство евхаристии, где раскрывал православно-христианское учение о пресуществлении (μετουσίωσις), ссылаясь на святоотеческую и позднейшую греческую литературу. Вместе с тем патриарх убеждал православных христиан патриархата не смущаться неправильными воззрениями кальвинистов и строго держаться учения греческой церкви. В апреле 1693 г. патриарх, вместе с синодом, должен был дать ответ на предложенный некоторыми простецами-христианами вопрос о том, нет ли греха в намерении перестроить малый храм в большой, дабы за богослужением в нем могло присутствовать возможно большее число христиан... Патриарх успокоил смущенную совесть предложивших этот вопрос на синодальное обсуждение. В марте 1692 г. Каллиник предписал митрополиту Митилины, чтобы оп взял под свое покровительство церковные имущества на этом острове и местный странноприимный дом, учрежденный одним христианином для приюта чужестранцев и для помощи нуждающимся в пристанище беднякам. В июне 1693 г. патриарх издал обличительную грамоту против веривших в существование вампиров и запрещавшую погребать умерших внутри храмов. В июле 1691 г. Каллиник II издал примечательную грамоту относительно великой народной школы в Константинополе. Он, совместно с архонтом Мануилом, восстановил эту школу, назначил новых учителей и изыскал средства для их содержания, определил круг их обязанностей и наметил предметы для преподавания, установил школьную дисциплину и вообще поставил школу в возможно лучшие условия деятельности. Из грамоты видна и любовь Каллиника II к духовному просвещению. Грамота подписана, кроме Каллиника II, иерусалимским патриархом Досифеем, членами синода, патриаршими чинами и светскими архонтами. Известно также несколько грамот Каллиника относительно Синайского монастыря. 13 сентября 1689 г. он, совместно с патриархами Афанасием антиохийским и Досифеем иерусалимским, отправил послание митрополитам Молдавии и Валахии, в котором, по просьбе последнего, установил канонические отношения синайского архиепископа к иерусалимскому патриаршему престолу и повелевал иметь это в виду, поскольку дело касалось методов синайской обители в указанных епархиях, подчиненных вселенскому престолу. В январе 1691 г. Каллиник II издал отлучение (καθαίρεσις) на синайского архиепископа Ананию и его единомышленников, объявивших Синай автокефальною архиепископиею, и вновь подтвердил его зависимость от иерусалимского патриарха. Далее, заботясь о финансовом положении святого Гроба в Иерусалиме, Каллиник II в январе 1691 г. отправил синодальное послание митрополитам Кесарии, Писидии, Иконии и Анкиры, повелевая им производить сборы на его нужды и хранить сделанные пожертвования. В ответ на сделанный вопрос, патриарх Каллиник II в апреле 1693 г. издал синодальную грамоту о числе восточных патриархов в св. кафолической и апостольской церкви, коих он указывает пять (константинопольский, александрийский, антиохийский, иерусалимский и московский); кроме их существуют автономные архиепископы (охридский, кипрский, иверский – верхний и нижний – и ипекский). Сверх этих представителей поместных православных церквей, иных автономных и автокефальных церковных организаций нет; посему никто не имеет права именоваться ни патриархами, ни архиепископами. Надо полагать, что эта грамота была издана по поводу притязаний синайского архиепископа. Другою грамотой того же года патриарх разрешил некоему Приаму Николету брак в седьмой степени кровного родства. Известно также послание Каллиника II к филадельфийскому митрополиту Мелетию Типалду относительно церковных дел греческого кинота в Венеции, сигиллий от 1689 г. о владении монастырем св. Георгия у Источника Одигитрии на острове Косе, сигиллии – о правах монастыря Предтечи на Кионе (1691 г.) и о ставропигиальном достоинстве валашского монастыря Хурези, во имя Константина и Елены. Каллиник II вторично был лишен патриаршей кафедры по вине господаря Валахии, который ходатайствовал пред правительством в пользу угодного ему кандидата, бывшего патриарха Дионисия V Муселима.

Вступив на патриарший престол в третий раз, Каллиник II в течение восьми пет с успехом управлял церковию и сделал много полезного для нее и важного. Об этом свидетельствует, прежде всего, ряд его административных распоряжений по различным церковным делам. Так, в 1700 г. Каллиник II издал грамоту по поводу несостоявшегося перемещения метрского епископа Макария на митрополичью кафедру Арты. Патриарх и синод сделали постановление об этом перемещении, но вслед за тем в артской епархии, по вине личных врагов Макария, возникло народное движение против нового митрополита, так что патриарх и синод должны были отказаться от его водворения на артскую кафедру. Указав в грамоте на факт протеста против Макария, Каллиник II и синод определили, что Макарий имеет законное право на занятие другой митрополичьей кафедры, которая и будет ему предоставлена при удобном случае. Примечательно, что в решении этого дела патриарх руководился фактом, бывшим с знаменитым фессалоникским митрополитом XII века Светафием: будучи назначен на кафедре Мир-Ликийских, он потом, по воле императора Мануила Комнина, был перемещен в Фессалонику, а первый акт синода был признан недействительным. Другая грамота от 1701 г. осуждает тех христиан, которые избегают посещать храм своего прихода и не приглашают для совершения церковных треб местный клир, а обращаются к духовенству иных приходов; патриарх и синод предписывают православному народу соблюдать порядок и в этом отношении и не подавать повода к соблазну своим игнорированием местного храма и духовенства. Далее, в грамоте от 25 ноября 1701 г. Каллиник II дал ответ на несколько вопросов об инославных христианах, предложенных ему одним архиереем. Именно, на вопрос, можно ли давать св. причастие латинянину, если он, чувствуя приближение смерти, обратится к православному священнику, патриарх ответил так: если латинянин отречется от латинского исповедания и примет веру восточной церкви, то беспрепятственно причащаются св. таин, в противном же случае невозможно, чтобы одна и та же чаша предлагалась и своим, и чужим. Равным образом, по мнению патриарха, православные священники не должны и совершать погребение умерших латинян, так как они суть еретики. Третий ответ касается частного случая. Жена английского консула, православного христианина, пожелала, чтобы восприемником ее сына при св. крещении был консул французский. На вопрос, может ли православный священник допустить такое восприемничество, патриарх ответил отрицательно, заметив, что ни папист, ни лютеранин, ни иной инославный не могут быть участниками таинства св. крещения, совершаемого по обряду православной церкви. Но при этом патриарх рекомендовал вопрошателю действовать в мирном направления и не вызывать со стороны консулов опасного недовольства. Любопытна и другая грамота от 1701 г., данная патриархом некоему Перастину. Этот Перастин сообщил Каллинику II, что около десяти лет назад он был безбрачным священником, а потом сошелся с одной женщиной и, сознавая себя недостойным священства, возвратился в мирское состояние. Однако и после этого он чувствовал себя преступником и, ища примирения с церковию, обратился к патриарху с раскаянием и просьбой о помиловании. Так как духовная врачебница – церковь Божия – должна предлагать соответствующее врачевание каждому из больных какою бы то ни было духовною болезнью, то мы, – пишет патриарх, – признали разумным не оставлять и его (Перастина) без помощи; ибо поскользнувшемуся следует подать руку, дабы он не погиб совершенно. Посему патриарх постановил, чтобы Перастин, как отказавшийся от обязанностей священного звания, впредь всегда оставался мирянином; как мирянин, он может вступить в брак, с тою женщиной, которую сам изберет, причем никто из клириков не может лишить его церковного благословения. Иная грамота (от августа 1698 г.) патриарха направлена против церковных злоупотреблений на острове Хиосе, где некоторые иеромонахи местных монастырей, без разрешения митрополита, странствовали по острову и совершали для народа различные богослужения, а другие по личному усмотрению обращали свои ктиторские храмы в монастыри и объявляли их независимыми от всякого вмешательства со стороны епархиальной власти. Патриарх строго осудил эти злоупотребления и предписал иеремонахам жить и действовать согласно церковным правилам и божественным законам.

Каллиник II издал несколько постановлений и по брачным делам. Одна из его грамот касается брачного приданого. У греков его времени был нелепый обычай – снабжать невесту всем тем движимым и недвижимым имуществом, которым владели ее родители. Отсюда часто бывало, что родители, выдав свою первую дочь замуж, оставались решительно без всяких средств, не имели даже своего жилища, бедствовали до крайней степени и, вместо покоя и утешения, имели в старости лишь самые тяжкие испытания. Положение родителей ухудшалось, если у них были другие дочери: последние обрекались не только на нужду, но и на всегдашнее девство, так как без приданного они не могли найти женихов. А с другой стороны, мужская молодежь, рассчитывая на приданое невесты, вела себя крайне предосудительно и совершенно избегала труда. В виду таких ненормальностей в общественной жизни, патриарх своего грамотой осудил странные обычаи народа и определил условия, при которых полагалось давать известное приданое за невестами, без ущерба для родителей и других детей. Следить за исполнением намеченных условий должны были епархиальные архиереи.

Другою грамотою от 1701 г. патриарх опять предписал, что обручение желающих вступить в брак обязательно совершалось с ведома архиерея, который являлся свидетелем этого религиозного акта и приказывал сделать об этом запись в специальном кодексе, хранившемся при митрополии. В случае несправедливого нарушения состоявшегося договора, виновная сторона подвергалась денежному штрафу, который и взыскивался при содействии духовной власти. В виду состоявшихся постановлений о приданом и помолвке, патриарх в 1701 г. особою грамотой предписал признать действительным однобрачное соглашение (Панайота Николау), как заключенное до издания патриарших грамот, хотя в некоторых частностях оно и отступило от требований патриарха. Далее, 2 августа 1701 г. патриарх издал грамоту на имя христианопольского митрополита Афанасия в ответ на его вопрос по брачным делам. В христианопольской епархии был распространен обычай похищать (,,умыкать“) девушек и подвергать их растлению. Церковь боролась со злом путем духовных эпитимий. Митрополит Афанасий строго применял церковные наказания к виновным и несколько ослабил зло. Но один случай похищения вызвал просьбу со стороны родителей виновного и его жертвы о повенчании их. Так как митрополит уже применил к ним духовное взыскание, то патриарх на его вопрос о браке ответил отрицательно, мотивировав свое постановление тем, что церковь не может становиться в противоречие сама с собою и знает только „да, да» и „нет, нет“. Другой вопрос: два брата похитили двух сестер и жили с ними без церковного благословения, потом один брат умер, а второй, бросив похищенную им женщину, просил повенчать его на сестре, похищенной братом. Патриарх ответил отрицательно, так как церковь не может возлагать венец на тех, кто не боролся с диаволом и плотью и не сохранил своего девства. В-третьих, патриарх одобрил такой брак, совершенный с разрешения митрополита Афанасия: одна девица была похищена в дороге и силою повенчана с нелюбимым человеком, потом родители отняли ее и просили повенчать с другим мужем. Но патриарх осудил поступок митрополита, приказавшего вторично повенчать супругов, которых без его разрешения повенчал священник из соседней лакедемонской епархии; в подобных случаях виновного священника следует подвергать запрещению в священнослужении, а повенчанных им лиц – подвергать церковному наказанию, ибо православная церковь не допускает двойного венчания, как и крещения. Равным образом, не следовало бы, по суждению патриарха, посвящать в сан иерея некоего Феодора, у которого был задушен ребенок во время его сна вместе с женою: какая необходимость, – спрашивает патриарх, – посвящать лиц, подвергшихся обвинению и порицанию, или нет для совершения таинств других священников? – Далее, священника Стаматева, жена которого, во время отсутствия мужа, умертвила своего некрещенного ребенка, надлежит, – по мнению патриарха, – на время устранить от священнодействия, а когда в народе будет забыто это преступление, митрополит опять может допустить его к алтарю. Наконец, брак, совершенный в другой епархии и без разрешения митрополита, признается недействительным и виновные подвергаются наказанию: священник извержению из сана, а брачующиеся – церковной эпитимии. В январе 1698 г. Каллиник II, вместе с синодом, разъяснил недоразумения игумена монастыря св. Луки Стириота по такому поводу. Священник Николай был восприемником сына одного христианина, у которого потом родился второй сын, при чем отец опять желал иметь восприемником того же Николая. Но в данное время этого священника на лицо не было, и восприемницею пожелала быть его жена. После этого некоторые христиане потребовали, чтобы священник оставил свою жену, с которою он не должен жить в силу совместного восприемничества от купели крещения. Но патриарх и синод признали такое требование несправедливым. Некоторые грамоты патриарха касаются различных недоумений из области брачных отношений. Так, в июле 1696 г. он разрешил сожительство между лицами в седьмой степени свойства, о чем и уведомил местного погонианского митрополита. В июне 1698 г. он разрешил дяде и племяннику жениться на бабушке и внучке (в димитриадской епархии), а в ноябре 1701 г. признал возможным допустить брак в шестой степени свойства (от двух родов).

В 1701 г. патриарх издал грамоту относительно одежды и украшений греческих женщин. Дело в том, что в некоторых епархиях патриархата среди женщин в высшей степени был распространен тщеславный обычай роскошно одеваться и украшать себя драгоценностями. Стараясь превзойти в этом отношении друг друга, они наносили большой ущерб благосостоянию семьи своим невоздержным мотовством. В некоторых местностях для борьбы с этим злом устраивались соглашения, с целию заставить женщин ограничить свои притязания на роскошь и красоту и... пожалеть своих несчастных мужей и детей. Обыкновенно, в присутствии клириков, народных арионтов и депутатов писались грамоты, обязывавшие женщин одеваться просто и избегать украшений. Но для того, чтобы эти грамоты имели законную силу, требовалось их утверждение со стороны патриарха, как представителя греческого народа. В виду таких запросов, Каллиник II своей грамотой от 1701 г. и предписал, чтобы все женщины (неизвестной по имени епархии), замужние и свободные, местные и приезжие, из украшений носили лишь серьги, ожерелье и перстень, кроме коих ни одна не имела права надевать какое-либо украшение; только невеста во время брачного торжества могла наряжаться по своему желанию, а также и после брака в течение сорока дней получала дозволение носить украшения, после же 40 дней должна была одеваться наравне с другими; в противном случае виновным как женщинам, так и мужчинам грозило церковное отлучение.

Каллиник II и в третье патриаршество издал несколько грамот по делам тех православных церквей, предстоятели которых обращались к нему за тем или другим содействием. В 1695 г. он, совместно с иерусалимским патриархом Досифеем и своим синодом, издал на имя синайского архиепископа Иоанникия новую грамоту об отношении его к своему кириарху – иерусалимскому предстоятелю. В мае 1697 года патриарх издал грамоту на имя иерусалимского патриарха Досифея по поводу состоявшегося между автокефальными православными церквами соглашения придти на помощь церкви константинопольской в ее затруднительном материальном положении, при чем это соглашение не должно было иметь обязательного и принудительного характера для будущего времени, а являлось делом исключительным. 8 ноября 1699 г. патриарх утвердил ставропигиальные права монастыря Богородицы в Измаиле, преклоненного Гробу Господню. В мае 1700 г. Каллиник, вместе с синодом, сделал постановление о принадлежности монастыря Амасиу на Кипре епархиальному митрополиту немесскому. Дело в том, что в 1633 г. немесский митрополит Леонтий подарил этот монастырь александрийскому патриарху Герасиму I. Последний недолго пользовался им, а потом отказался от владения монастырем, который и перешел в собственность местного архиерея. Но позднейший александрийский патриарх Герасим II Паллада, ссылаясь на состоявшийся дар, предъявил свои права на монастырь Амасиу Когда же ему была представлена грамота Герасима I, отказавшегося от монастыря, то и он не признал себя в праве пользоваться им. Во избежание дальнейших столкновений, немесский митрополит Иоанникий обратился к патриарху Каллинику с просьбою утвердить за ним право на его епархиальный монастырь. По этому поводу и было издано синодальное постановление константинопольской церкви. Другая синодальная грамота была издана на имя александрийского патриарха Герасима II по поводу некоторых нововведений в литургии, допущенных ливийским митрополитом, с предложением принять меры для их устранения, во имя блага церкви православной. Каллиник II находился в переписке и с московским патриархом Адрианом (напр., по поводу кандидата на луцкую епископскую кафедру), а равно издал несколько грамот о церковных делах Молдовлахии. Так, он утвердил независимость унгровлахийского монастыря Архистратига Михаила, именуемого Марцинани, предложил молдовлахийскому митрополиту оградить наследников Михаила Димитриу от незаконных требований его кредиторов, боролся с латинскою пропагандой в Валахии, куда и отправил (в ноябре 1701 г.) по этому поводу три грамоты – митрополиту Афанасию, Стефану Ратци и народу и побуждал первых противодействовать прозелитизму православных, а последних поучал твердо стоять в истинах православия. В 1701 г. патриарх признал недействительным завещание, которое заинтересованные лица выдавали за подлинное завещание погонианского архиепископа Малахии, и предписал унгровлахийскому митрополиту, чтобы он, вопреки этому подложному документу, передал одежду и все хрисовулы Малахии и его преемнику по погонианской кафедре, а деньги и все имущество без промедления отправил Великой Христовой церкви; если же кто будет противиться этому законному распоряжению церкви, тот подлежит церковному отлучению.

Другие грамоты патриарха касаются епархиального управления. Так, в июле 1694 г. был составлен том о возведении епископии Редесто в архиепископию, к митрополии халдийской была присоединена местность Гарасара, в октябре 1698 г. патриарх присоединил к трапезунтской митрополии экзархию Керасунта с окрестными селами Триполи и Коралон, в октябре следующего года объявил ставрополиею местность Аэтос в епархии Навпакта и Арты и присоединил к составу дерконской митрополии Сан-Стефано с агиасмой Богородицы.

Каллиник II обратил внимание и на положение монастырей, которые, в виду господствовавшего в Турции бесправия, нуждались в постоянном подтверждении своих привилегий и преимуществ со стороны вселенских патриархов. Из многих документов этого рода, изданных Каллиником II, отметим его определение о ставропигиальных правах монастырей Влатеон в Фессалонике, Мундан на острове Хиосе, во имя свв. Мины, Виктора и Викентия на том же острове, о правах на владения монастыря Предтечи в Верии. Затем, в феврале 1696 г. Каллиник объявил своею ставропигией монастырь Честного Пояса на Самосе, в августе 1696 г. утвердил права монастыря Предтечи в Серрах, а в ноябре новою грамотой постановил, чтобы священнодействующие в нем поминали имя вселенского патриарха, а служившие в методах поминали местного архиерея. В 1699 г. были подтверждены ставропигиальные права монастырей – Верникова между Лидорикием и Навпактом (в мае), всех монастырей на островах Паросе и Наксосе (в июне) и Бачковского близ Филиппополя (в сентябре) и в 1700 г. подобная грамота была дана монастырям – Преображения в архиепископии Кефаллинии и Закинфа (в январе), женскому во имя св. Николая в Санторине (апрель), Евангелистрии в Фивах (май), Косиницы в Драме (июнь). От 1701 года известна грамота о ставропигиальных правах монастырей – Анастасии в Фессалонике и Богородицы Фанеромени в Коринфе (январь), Перистереота в Трапезунте (июнь) и Вознесения в Патрах (август). Наконец, в январе 1701 г. Каллиник объявил приходскими или епархиальными все монастыри острова Хиоса, кроме знаменитого Нового Монастыря (Νέα Μοvή), который остался ставропигиальным.

Известно также, что в октябре 1694 г. Каллиник II возвел „оффикию примикирия“ во вторую пентаду и поставил между чинами дикеофилакса и логофета. Он принимал участие и в богословском споре, возникшем в Янине и касавшемся божественного существа и божественного действия, и содействовал правильному решению этого вопроса.

В третье патриаршество Каллиник II ревностно охранял права и свободу церкви от внешних притязаний и парализовал усилия ее врагов поколебать установившийся строй, Уже самое занятие престола в третий раз было актом личной энергии Каллиника II. Он представил великому визирю свои права на престол, с которого несправедливо был низложен, и просил восстановить его в незаконно лишенном Положении. Архиереи и народные архонты, опираясь на выдающиеся личные достоинства Каллиника II, с своей стороны ходатайствовали пред Портой в пользу его восстановления на престоле. А когда Каллиник II занял уже престол, то бывший фессаловикский митрополит Мефодий, лишенный престола и не могший вновь получить его, стал ходатайствовать пред великим визирем о том, чтобы впредь архиепископии и епископии предоставлялись не патриархом, а эпитроном, который был бы посредником между Портой и патриархией, и чтобы архиереи избирались не синодом, а турецким правительством. Действия Мефодия вызвали сильный протест со стороны Калленика II, которому после больших трудов и денежных расходов и удалось отклонить Порту от вторжения в область церковных отношений.

Каллиник II известен и литературными трудами. Он написал „Патриаршую историю“, „Церковные слова», „Руководство для иереев и диаконов», „Молитву ко Господу нашему Иисусу Христу и много писем. Некоторые из этих трудов изданы, а другие сохранились лишь в рукописях. Его имя занимает одно из лучших мест среди литературно-богословских деятелей греческого народа XVIII века.

В нравственном отношении Каллиник II был вполне безукоризнен, в отношении образования стоял впереди многих, был защитником православия и горячим ревнителем просвещения. За свои нравственные достоинства он уважался не только греками, но и турками. Его хвалят и иностранцы – Кантемир (Histoire de l'empire ottoman III, 87; IV, 189) и Флёри, о нем одобрительно отзывается Лекьянь. В одной греческой рукописи сохранились анонимные легендарные стихи, свидетельствующие об уважении и доброй славе Каллиника II среди современников. В стихах рассказывается, что патриарх путешествовал на св. гору Афон и посетил монастырь Ватопедский. Раз он вышел за пределы обители и сел отдохнуть. Внезапно пред ним явился свирепый лев и готов был разорвать патриарха. Он сильно испугался, считая смерть неминуемою, а затем сказал, обращаясь ко льву: „если ты, лев, послан Богом, то исполни Его волю, а если пришел сам по себе, то уходи с Афона: тебя изгоняет Христос, слугою Которого я состою». И лев медленно ушел, не причинив Каллинику вреда“.

Он скончался 8 августа 1702 года и был погребен в монастыре Богородицы Камариотиссы на острове Халки, как видно из эпиграммы, вырезанной на его гробнице. Ипсилантис считает Каллиника счастливым и потому, что непрерывно патриаршествовал 8 лет (третий раз), и потому, что скончался на престоле. Первое, действительно, было делом необычным, так как патриархи, в силу притеснений и интриг турецких властей, обыкновенно весьма быстро сменялись на престоле, и восьмилетнее патриаршество при таких условиях было подлинным счастьем. Историк объясняет это тем, что в данное время турки вели войну с германцами и мало внимания обращали на положение патриархов. А положение это, поистине, было достойно печали и слез, – замечает Ипсилантис в заключение речи о Каллинике II.

3) Каллиник III был избран на патриарший престол 19 ноября 1726 г. Он родился на острове Наксосе и учился, вероятно, в великой народной школе в Константинополе, имевшей в то время значение „патриаршей академии». В самом начале ХVIIІ в. Каллиник был и схолархом (ректором) этой академии. Современники отзывались о нем, как о муже очень ученом, большом знатоке богословия и философии, трудолюбивом и удачном проповеднике слова Божия. В начале 1716 г. он был назначен на ираклийскую митрополичью кафедру, которую и занимал до дня избрания своего на патриарший престол. Но Каллинику не пришлось стоять во главе церкви и руководить кормилом церковного корабля: узнав о неожиданном избрании на вселенский патриарший престол, Каллиник III был так обрадован этим, что, спустя несколько часов, внезапно скончался от сильного нервного возбуждения. По поводу внезапной смерти Каллиника III составитель каталога вселенских патриархов Мафас восклицает: „Велемудрая глава! Непорочное сердце! Оно не могло вместить и одну мысль о счастии (как полагало) патриаршества, но при одном представлении о приближающемся наслаждении подверглось разрыву и перестало биться. Так, Каллиник и сошел в могилу с одним именем патриарха». Вместо него, 21 ноября 1726 г. на патриаршем престоле восседал уже другой первоиерарх, бывший никомидийский митрополит Паисий. От Каллиника III остались некоторые богословские труды. Так, он написал параклисис Богородице с акростихом „ηγ῀ι ύπεράγvῳ προστρέχω καὶ παρθένῳ«, который известен и в печати („Θεοτοκάριον», изд. в Константинополе в 1849 г., стр. 117) и несколько писем иерусалимскому патриарху Хрисанфу, которые хранятся в рукописи библиотеки святоградского метоха в Константинополе. Другие литературные труды Каллиника хранятся в библиотеках афонских монастырей (напр., в лавре св. Афанасия). По суждению ученого М. Гедеона, сочинения Каллиника III свидетельствует о его немалых познаниях в Свящ. Писании, богословии, философии и греческом языке.

4) Каллиник IV занимал патриарший престол с 16 января до 27 июля 1757 г. Он родился в Загоре фессалийской, учился там же у дидаскала монаха Рафаила, в молодости прибыл в Константинополь и состоял великим протосинкеллом патриархии. В сентябре 1743 г. он был хиротонисан в митрополита Браилова, где и находился до октября 1748 г., когда отказался от кафедры и частным образом жил в Константи. Имеются сведения о том, что Каллиник потом занимал амасийскую митрополичью кафедру. Его избрание на вселенский престол состоялось после того, как по интригам латинян был низложен и изгнан на Синай патриарх Кирилл V, ревностный противник папистов. Передают, что Каллиник IV занял престол не без содействия латинян, имевших доступ в Порту. Но это же послужило причиною и его низложения. Когда в народе сделалось известно, каким путем Каллиник IV добился престола, то в один из праздничных дней в патриарший храм собралась большая толпа, из среды которой раздавались голоса о привязанности патриарха к франкам. С большим трудом Каллинику IV удалось уговорить народ, но наименование „франк» и впредь сохранилось за ним, при чем к нему по этой же причине враждебно относились и мусульмане. Патриарх разошелся и с некоторыми из синодальных митрополитов, а равно и с эпитропами патриаршего казначейства. Лишенный патриаршего престола, он был удален на Синай, но в 1762 г. был на соборе оправдан и получил разрешение поселиться в Загоре у брага своего митрополита димитриадского. На его содержание из патриаршей казны отпускалось 1050 гросиев в год. Каллиник скончался в 1792 г. в глубокой старости.

Каллиник IV принадлежал к числу образованных людей своего времени, отличался большою любовию к книгам и собрал ценную библиотеку, которую и подарил монастырю Предтечи в Зогоре, где находилась и воспитавшая его школа. Но, как администратор, он был неопытен, действовал иногда произвольно и пристрастно, чем и создал враждебное к себе отношение. Как деятель науки, он известен многими литературными трудами, большая часть которых и теперь находится в рукописях. Так, не издана его „История константинопольских патриархов“ от падения Византии до времени автора, которая, в виду современных событий, написана с некоторою горечью и разочарованием. Затем, остается неопубликованным его „Описание путешествия на гору Синай“, составленное, по свидетельству Кума, читавшего его в рукописи, живо и обстоятельно. Далее, ему принадлежать: „Возражение на книги Евсгратия Аргента и Христофора этолийского относительно крещения латинян»; „Наставление об исповеди“, которое заимствовано Каллиником у Неофита Родину кипрского и содержит в некоторых пунктах несогласные с церковным учением воззрения, поэтому и осуждается известным Никодимом Агиоритом; „Сатира на патриарха Кирилла V“, написанная белыми стихами и хранящаяся в рукописи № 588 афонского Ватопедского монастыря, и некоторые мелкие сочинения. Наконец, известно одно письмо Каллиника IV к патриарху Софронию II (1774–1780 гг.) относительно денежного вспомоществования из патриархии.

Из патриарших деяний Каллиника IV известна грамота против рукоположения титулярных епископов без определенной для каждого из них кафедры, изданная в июле 1757 г. Затем, в мае этого года он возвел епископию Димитриады в архиепископию, в апреле объявил ставропигиальным монастырь св. Спиридона в Пирее, почти одновременно восстановленный, а в мае признал ставропигиею обитель Богородицы Хрисокелларии в Короне.

5) Каллиник V дважды (1801–1806 и 1808–1809 гг.) занимал вселенский патриарший престол и принадлежал к числу лучших константинопольских первоиерархов. Он родился в малоазийском городке Мудании, был архидиаконом никейского митрополита и (с 1779 г.) вселенской патриархии, потом митрополитом адрианопольским (с 1780 г.) и никейским (1792), а 17 июня 1801 г. занял патриарший престол, после низложения Неофита VII, против которого восстал геронт и эфор Макарий, митрополит ефесский, со своими сторонниками и драгоманом Порты Александром Суцом. При содействии этой партии Каллиник V и был избран патриархом. Историки (Ипсилантис, Кумас и Мафас) высказывают противоречивые суждения о нравственных его качествах, называя его то необразованным и недостойным человеком, то умным и гуманным, но медлительным и т. п. Лучше всего судить о Каллинике по его патриаршей деятельности, разнообразной и почтенной.

Впрочем, в области гражданско-политической деятельности патриарха нельзя указать каких-либо выдающихся заслуг, кроме обычной защиты прав и привилегий церкви и народа от посягательств турецких властей, при чем патриарх имел сильного сотрудника в лице фанариота Димитрия Мурузи, пользовавшегося большим влиянием при султанском дворе. Церковнообщественная деятельность Каллиника V обнимала все стороны жизни и быта. Так, заботясь о семейной жизни народа, он в феврале 1803 г. особой грамотой на имя адрианопольского митрополита упорядочил наследственные отношения на тот случай, когда умирала жена и наследником (в силу господствовавшего в епархии обычая) признавался один муж, хотя бы оставались и дети, или родители умершей предъявляли требования на приданое, когда детей не было. В виду частых споров и судебных процессов, возникавших на этой почве, патриарх сделал подробные указания относительно наследственных прав мужа, жены, детей, родителей первых и родственников, – на случай смерти кого-либо из членов семьи, оставившего после себя движимое или недвижимое имущество, – и приказал строго исполнять его предписания, дабы при разделе наследства никто не был обижен. Затем, Каллиник V располагал народ к пожертвованиям в пользу благотворительных учреждений столицы, благоустроил вместе с Димитрием Мурузи народные больницы и назначил эфорию из двух митрополитов и двух высших чинов патриархии для наблюдения и ревизии филантропических заведений. Патриарх обратил внимание и на денежную отчетность приходских храмов столицы и приказал эпитропам вести точную запись доходов и расходов, не производить по своему усмотрению расхода свыше ста гросиев, отдавать отчет относительно хозяйства храма не только прихожанам, но и патриархии. В виду беспорядочного в то время ведения приходскими эпитропами церковного хозяйства, указанное распоряжение Каллиника V шло на встречу живой потребности и являлось весьма целесообразным. Патриарх вместе с синодом делал и другие распоряжения по имущественным вопросам, возникавшим в пределах патриархата.

Патриарх ревностно следил за точным исполнением церковных правил и богослужебного устава. Так, посланием 1803 г. к духовенству и народу Узицы и Вильова он резко осудил совершение крещения посредством обливания, употребление елея вместо мира, небрежное и неправильное совершение проскомидии и обычай не причащать детей ранее 8-летнего возраста. В том же году он отправил обличительное послание населению велеградской епархии по поводу допускавшегося здесь четверобрачия. Епархиальным архиереям патриарх повелевал не вмешиваться в дела ставропигиальных монастырей (афинский митрополит и метох синайского монастыря в Ливадии – 1803 г., тот же митрополит и монастырь св. Луки в Ливадии). Подобные предписания патриарх делал игуменам (патмосского монастыря Иоанна Богослова по поводу ставропигиального монастыря на Санторине) и клирикам (в 1804 г. он восстановил права духовенства церкви Богородицы Κύρου совершать панихиды на константинопольском кладбище Егрикапи, в виду нарушений со стороны других клириков). Заботясь о благоустройстве приходских храмов, он в 1804 г. присоединил бедную церковь Иоанна Предтечи в Куручесме к богатому храму св. Димитрия Мироточивого, дабы эпитропы последнего заботились и о первой, в 1805 г. присоединил агиасму св. Параскевы к храму Христа в Галате и т. п.

В области церковного управления при Каллинике V произошли такие перемены. Экзархия Гиромерия была присоединена (1803) к епархии парамифийской (в янинской митрополии), а экзархия Триполица – к епископии Амикла (1804 г.). Митрополит Зворникия Иоанникий был пожалован титулом „всечестного и экзарха Далматии» (1804 г.), настоятель церкви Богородицы Кафатианской в Галате был по просьбе прихожан хиротонисан в сан епископа феодоропольского (титулярного), с оставлением в должности проистамена этой церкви (1805 г.).

Народное образование также служило предметом ревностных попечений Каллиника V. Он, совместно с Димитрием Мурузи, восстановил константинопольскую великую народную школу. Вследствие эпидемических болезней, возникавших в столице весной и летом каждого года, явилась совершенная необходимость перевести эту школу с Фанаро, где она помещалась, на Босфор и устроить ее в наемном здании. Это совпало много неудобств для учителей и учеников, а также потребовало экстренных расходов, которые и легли тяжелым бременем на бедную патриаршую казну. Наконец, в 1804 г. патриарх приобрел на Босфоре дом, в котором школа и была помещена. Он собрал и деньги на покупку и ремонт дома; а также определил, чтобы каждый архиерей при назначении на кафедру или при перемещении делал определенный взнос в кассу школы. Схолархом ее был назначен известный ученый Дорофей Проиос, при котором в школе обучалось до ста воспитанников. Вообще, великая народная школа при содействии Каллиника V была хорошо поставлена и в учебно-воспитательном, и в материальном отношении. Переселившись в 1804 г. на дачу в Куручесме, Каллиник V имел возможность непосредственно наблюдать за деятельностию школы. Как высоко патриарх ценил народное образование, видно из его сигиллия 1805 г. по поводу общеобразовательной и церковной школы в столичном приходе Ставродромии, при храме Введения Богородицы. Эти школы были устроены на средства духовенства и прихожан Ставродромии, а также различных ремесленных цехов столицы, которые и обязались делать определенные денежные взносы на их содержание. Составленный по этому поводу договор был представлен на утверждение Каллиника V, который вполне сочувственно отнесся к нему и, утвердив во всех пунктах, грозил церковным наказанием всякому его нарушителю, так как образование, рассадником которого являются обе школы, служит залогом всестороннего нравственного преуспеяния, оказывает прямое содействие духовенству и церкви в их просветительной деятельности и всегда поддерживалось патриархией. Поэтому нарушители патриаршей грамоты оказываются врагами и церкви Христовой. Затем, патриарх утвердил своими грамотами две школы в Скутари, открытые местными торговцами, и школу на Санторине, устроенную игуменом монастыря пророка Илии иеромонахом Паисием для обучения и иноков этой обители (1806 г.). В 1805 г. он принял под свое покровительство школу в Янине, открытую на средства купца Каплани, при чем в школе, в силу патриаршей грамоты, должны были обучать три преподавателя, а за ее материальным положением следили шесть эпитропов. Школа располагала большими средствами и была хорошо поставлена в учебном отношении. За другою янинскою школой Мануила Гьюма патриарх утвердил (1805 год) монастырь пророка Илии с его метохом, дабы школа содержалась на его доходы, а равно сделал постановления относительно учителей и эпитропов школы. Вообще, Каллиник V очень заботился об устранении материальных нужд народных школ, располагал филантропов к пожертвованиям в их пользу и следил за правильной постановкой в них воспитания.

Почтенна была деятельность К. V и по благоустройству монастырей и монашеской жизни. Прежде всего он восстановил несколько ставропигий, дабы обеспечить свободу внутренней жизни в монастырях и независимость постороннего вмешательства. Соответствующие грамоты были даны монастырям в местечке Кенурион на Кипре, Богородицы Софику в дамальской епархии (1803 г.), Преображения Господня на Строфадских островах (1805 г.), Живоносного Источника на Самосе и Введения Богоматери в Синнаде (1806 г.). С другой стороны, монастырь Георгия Кодона на Кипре, принадлежавший пелопонесской Лавре Богородицы, был объявлен в 1805 г. епархиальный – халкидонского митрополита – монастырем. Монастырь Евангелистрии на о. Скопеле был признан (1804 г.) ктиторским – Стефана Дапонти и сыновей – монастырем. Затем, Каллиник V сохранил существование и положил начало дальнейшему развитию русского Пантелеимонова монастыря на Афоне. В начале XIX в. монастырь пришел в большой упадок, вследствие идиоритмического образа жизни здешних монахов-греков. Бедность обители была так велика, что в афинском городке Карее ей не было доверия на 20 гросиев (1 р. 60. коп.), а внутри монастыря царили безначалие и непослушание. Афонский протат, в виду крайнего упадка Пантелеимонова монастыря, решил в 1803 г. исключить его из числа двадцати главных святогорских обителей, его земли продать для уплаты долгов, а излишек обратить на общие нужды Афона. Но Каллиник V опротестовал этот суровый приговор и в августе того же года издал сигиллий, которым приказано ввести в монастыре киновию, назначил его игуменом иеромонаха Савву и предложил киноту оказать содействие ему в устройстве обители, так как, – по мнению патриарха, – было совсем нецелесообразно упразднить на Афоне русский монастырь в то время, когда Россия приобрела большое влияние в восточном вопросе и взяла под свое покровительство христиан в Турции. Кроме того, патриарх расположил к пожертвованиям в пользу Пантелеимонова монастыря фанариотов Каллимахов; один из членов этой фамилии Скарлат, господарь Молдавии и Валахии, уплатил долг его, дал денег на постройку монастырского храма и келлий. Сигиллием 1806 г. патриарх утвердил за русским монастырем наименование „Αὐθεντικὸν κοινόβιον Καλλιμαχήδων«, признал за ним право владеть принадлежащими ему документами и имуществами, назначил эпитропию из трех членов для наблюдения за монастырем и обязал игумена и монахов представлять ежегодно в патриархию экономический отчет. Словом, патриарх спас знаменитый русский Пантелеимоновский монастырь от гибели, и актом своей мудрости и великодушия сделал свое имя незабвенным в истории русского монашества на Афоне. При участии патриарха, киновия была введена (1805 г.) и в афонском монастыре Дионисия, где „своежитие» также привело в упадок и монашескую дисциплину, и материальное положение обители. И на имя других святогорских обителей патриарх отправил несколько грамот, которыми то примирял споры между монахами из-за владений, то определял границы их участков, то увещевал жить в мире и согласии и исполнять иноческие уставы и т. п. Подобные патриаршие грамоты были отправлены и обителям Иоанна Богослова на Патмосе (об управлении и жизни – 1801 г.), Евангелистрии на Скопеле (назначение игумена Серафима – 1803 г.), св. Анастасии близ Созополя (требование от игумена отчета о состоянии обители). Затем, в виду нестроений в ставропигиальных монастырях Богородицы Сумела, Иоанна Предтечи Вазелон и Георгия Победоносца Перистереота в трапезунтской епархии, патриарх в 1801 г. назначил их эпитропом местного митрополита Парфения с правом охранить их прономии, наблюдать за доходами и расходами, собирать годичные взносы в пользу патриарха и посылать в Константинополь, рукополагать местных клириков и т. п. Но это распоряжение оказалось в представлении монахов нарушением их давних привилегий; поэтому они относились к митрополиту Парфению весьма недружелюбно. Через год патриарх издал другую грамоту, которою разрешил трапезунтскому митрополиту являться в указанные монастыри лишь по приглашению, так как монахи обнаружили твердое расположение соблюдать уставы и нормальные отношения ко вселенскому патриарху. Наконец, известен ряд документов, характеризующих отношение Великой Христовой церкви при Каллинике V к другим автокефальным православным церквам. Так, александрийскому патриарху Парфению Каллиник V, вместе с синодом, писал 15 июня 1803 г., чтобы он сделал распоряжение относительно имущества своего умершего предшественника по кафедре, патриарха Герасима и отдал тысячу золотых его наследнику – двоюродному брату, занимавшему должность капукехачья (начальник оттоманской канцелярии) при патриархии. А когда Парфений скончался, то Каллиник V и патриарший синод, оказывая братскую помощь александринской церкви и исполняя просьбу духовенства и народа, в ноябре 1805 г. избрали александрийским патриархом ливийского (в Египте) митрополита Феофила. Затем, охраняя права синайского монастыря, К. V. запретил афинскому митрополиту нарушать его отношения к владению в Ливадии, а епископу и прокритам Аристии объявил (15 авг. 1805 г.), что отчуждение здешних владений синайской обители, незаконно допущенное синаитом Феофаном, недействительно. В том же году он утвердил долговое обязательство янинского митрополита Иерофея по отношению к синаитам. По его же приказанию (1803 г.), из филадельфийской епархии был изгнан святоградский монах Анания, проводивший здесь беспорядочную жизнь, и был удален в Иерусалим. В 1803 г. патриарх, по просьбе иноков обители Кикка на острове Кипре, наложил церковное отлучение на жителей прихода Дерекьой в Никомидии, дабы восстановить права монастыря на имущество жившего здесь и скончавшегося его представителя-монаха. Калинник V имел переписку по церковным делам и с митрополитом Молдавии Вениамином, а равно и с местным господарем. Последнего он просил преимущественно о материальном содействии патриархии, а также посредничестве между церковию и архиереями в тех случаях, когда ими не представлялись обычные денежные взносы. А митрополиту Вениамину патриарх, между прочим, отправим (16 мая 1804 г.) синодальное послание по поводу пяти вопросов, предложенных им на разрешение церкви. По вопросу о том, кого из инославных, переходивших в православную церковь, следует принимать посредством перекрещивания и кого посредством миропомазания, патриарх ответил, что в определении этого следует руководиться церковною экономией. Относительно же титулярных архиереев, которые принимают христиан для исповеди и разрешают некоторым из них то, что противно канонам, патриарх выразил недоумение по поводу таких действий и предписал, чтобы всякое нарушение канонов, допущенное исповедующими и христианами, пресекалось и исправлялось митрополитами. Что касается, далее, нарушителей установленных постов, то митрополит должен систематически бороться с этим уклонением от церковного устава, руководясь и здесь экономией. Затем, брак между лицами в седьмой степени кровного родства может допускаться лишь по снисхождению. Наконец, патриарх рекомендовал митрополиту оказывать свое покровительство и защиту монастырям и метохам в Молдавии, принадлежащим святому Гробу, Афону и Синаю.

Несмотря на свою обширную и полезную деятельность, Каллиник должен был принести (22 сентября 1806 г.) каноническое отречение от престола. Причина этого заключалась в политических обстоятельствах того времени. Патриарх но своим воззрениям был русофил, а между тем в Порте получила влияние партия, предпочитавшая союз Турции не с Россией, а с Францией. После того как при дворе потеряли силу сторонники патриарха Мурузи и Ипсиланти, вынужден был отказаться от власти и Каллиник. Однако, 10 сентября 1808 г. К. вторично занял патриарший престол, на котором и оставался до мая 1809 г. Это вступление состоялось при содействии великого визиря Мустафы Байрактара, благоволившего к Каллинику. Но когда Байрактар потерял при дворе влияние, то вслед затем лишился власти и патриарх. В течение 7– месячного вторичного патриаршества К. сделал, конечно, немного. Так, он примирил споры между прихожанами Ставродромия из-за двух школ, построенных еще в 1805 г., и обеспечил безбедное их существование при материальном содействии столичной корпорации портных, и назначил настоятелем этого кинота титулярного епископа Агафангела трипольского. Бывшему патриарху Прокопию, жившему на покое в Монствасии, он рекомендовал не вмешиваться в дела местного митрополита, а прусскому митрополиту Иоанникию запретил посягать на права монастыря Всемогущего. В виду того, что во второе патриаршество К. на монашеском Афоне происходили сильные споры по вопросам о поминовении усопших и времени причащения, патриарх принял участие в примирении святогорцев. Повод ему дал иеромонах-духовник Иерофей, который принадлежал к партии т. н. коливитов и учил, что поминовение усопших следует совершать исключительно в субботу, когда и должна служиться панихида с коливом; с другой стороны, по мнению Иерофея, причащаться следует как можно чаще, даже без предварительного приготовления и исповеди, дабы причастники могли вместить в себе целого Христа. Каллиник, известившись об учении Иерофея, сделал распоряжение о лишении его звании духовника, а в грамоте, отправленной по этому делу на Афон, разъяснил местным эпистатам, назирам и отцам, что поминовение усопших можно совершать во все дни недели, а время причащения определяется приготовлением и покаянием каждого, а также разрешением духовника. Затем, Каллиник V утвердил ставропигиальные права монастырей – Иоанна Милостивого в Синаде и Архангела Михаила в паронаксийской епархии. При содействии патриарха, в Прусе была устроена греческая больница для лечения эпидемических болезней. По-прежнему Каллиник V оказывал братское содействие и помощь иным православным церквам. Так, в 1808 г. в Иерусалиме сгорел храм Гроба Господня. Это было всеобщим для православного мира несчастием, особенно же для греков. Иерусалимская патриархия поставила своей задачей восстановить храм. На помощь ей пришел и Каллиник V, сделав распоряжение о производстве в патриархате сборов для восстановления святыни. А когда престарелый иерусалимский патриарх Анфим скончался, потрясенный несчастием, то Каллиник V и синод опять пришли на помощь церкви Сионской и помогли ей избрать нового патриарха в лице вифлеемского митрополита Поликарпа. Вообще, и во второе патриаршество К. V обнаружил деятельность, подобную прежней, но в размерах ограниченных и без прежнего воодушевления. К тому же, окружающая среда не могла простить К. V занятия престола при содействии Порты, да притом в противодействие знаменитому патриарху Григорию V, который в 1808 г. был насильственно удален из патриархии на остров Халки. Оставив, под давлением духовенства и народа, престол, К. V последние годы своей жизни провел в бедности и неизвестности. Дата его кончины историками не отмечается.

И. И. Соколов


Источник: Православная богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. : под ред. проф. А. П. Лопухина : В 12 томах. - Петроград : Т-во А. П. Лопухина, 1900-1911. / Т. 8: Календарь библейско-еврейский и иудейский - Карманов Д. И. : (и в приложении : Иерархия первохристианская, Иуда Предатель, Казан. дух. семинария и Академия-новая) : с 6 рисунками и картами. - 1907. - V, [3] с., 854 стб., 855-866 с., 5 л. портр., ил., карт. : портр.

Комментарии для сайта Cackle