профессор Александр Павлович Лопухин

Иоанн, сын Маттафии

Иоанн, сын Маттафии (по прозванию Гаддис) – старший из числа пятерых сыновей последнего, между которыми ни один другому не уступал в ревности служения на благо родины – до положения самой жизни своей. Это было благословенное семейство Асмонеев (от родоначальника Асмонея) или – еще иначе – Маккавеев, называемое так по прозвищу, усвоенному третьему сыну этого семейства – Иуде за его выдающееся геройство и успехи в период величайшего народного подъема, также отсюда носящего имя маккавейского («Маккавей» – то же, что и «Мартелл», т.е. молоток). Доблести этих героев несомненно воспитались под влиянием самого главы этого семейства – священнослужителя Маттафии, известного по своему трогательнейшему героизму в наиболее тяжелое для Иудеи время, когда на Иудею обрушилось со всею яростью жестокое гонение на веру со стороны Антиоха Епифана. Это было в Модине (город близ Лидды), куда Маттафия удалился было из Иерусалима в надежде на большую безопасность от царских агентов, явившихся склонять народ в эллинское язычество. Особенно они старались воздействовать на лиц более или менее влиятельных, в числе которых Маттафия был специально намечен ими, как обещавший своею видностью наиболее сильный по соблазнительности пример для прочих. Неудивительно, что царские агенты не оставили его в покое и в избранном им убежище. Но Маттафия заблагорассудил сделаться для своего народа совершенно другим образцом, достойным подражания. Громогласно и вызывающе победоносно он заявляет, что если бы даже все народы царства, повинуясь приказу царя, отступили от своих обычаев, сам он – со своими сыновьями и братьями – никогда не сделает этого и ни за что не откажется от своего богопочитания и от союза их отцов с Богом. Только что это торжественное заявление прогремело в ушах присутствовавших, произошло событие, давшее сигнал ко всеобщему восстанию. К языческому алтарю приблизился один еврей, чтобы покорно приказанию царя принести жертву. Тогда в порыве священного негодования Маттафия неожиданно быстро бросается к жертвеннику, одним ловким ударом сражает веропродавца, а потом и самого царского чиновника с его помощниками, разрушает до основания жертвенник и, сияя властною прелестью отомщенного богопоругания, восклицает: «Кто ревнует по законе и стоит в завете, следуй за мной!» Этот клич Маттафии собрал около него массы народа со всех сторон Иудеи: составилось целое войско, грозное и своею численностью, и духом крепкого воодушевления. Обходя с этими силами города, Маттафия скоро заявил себя настоящею грозой для всех язычников и отступников: языческие алтари исчезали один за другим, необрезанные младенцы всюду обрезывались, враги и изменники терпели достойную гибель... В такой-то школе получил воспитание свое удивительный героизм доблестных сынов Макковея, военному счастью которых весьма способствовали также их редкое единодушие и – не менее побед – почтенное умение владеть собою и общие выгоды предпочитать личным. Когда главный вождь маккавейского дела – Маттафия, непобедимый на полях брани, был побежден тяжкою болезнью и смертью, Иоанн и следующий за ним брат беспрекословно уступили пальму первенства своему третьему брату – Иуде, находя его по мужеству и опытности достойнейшим для главенства среди борцов за свободу. Сами же, добровольно став в подчинение ему, продолжали быть вернейшими и достойнейшими его сподвижниками, не щадя жизни своей, в собственном смысле этого слова. Иоанн погиб жертвою преданности своему младшему брату – Ионафану, занявшему славный пост доблестного Иуды. Это было в опаснейший момент жизни Ионафана. Узнав, что он облечен верховною властью от иудейского народа вместо Иуды, сирийский военачальник Вакхид поспешно велел схватить Ионафана со всеми его, пока немногочисленными, сторонниками. Ионафан вынужден был спасаться бегством, найдя себе убежище за Иорданом, в окрестности озера Асфар. Но сирийский военачальник погнался за ним и сюда. Тогда Ионафан решил, что необходимо серьезно подумать о защите, если он не хочет оставить без надежды свое отечество. В этих целях, он воспользовался безусловною преданностью ему брата своего Иоанна и с небольшою свитой приверженцев отправил его просить помощи у навуфеев, бывших союзниками иудеев. К величайшему горю всех, миссия эта еще на пути к цели потерпела несчастие. На путников напали «сыны Иамврии», начальника моавитского племени, и немилосердно предали их всех смерти. Несмотря на это испытание, Ионафан вышел из затруднения. Совместно с последним оставшимся в живых братом – Симоном, он в свою очередь сделал неожиданный набег на убийц Иоанна и, отомстив его кровь, получил возможность поставить прочно первые шаги своего усиления за счет богатой добычи. Так, самою смертью своей Иоанн был пособником своему брату, который вскоре обратил в бегство самого Вакхида и разумными дипломатическими сношениями с Сирией и Римом сумел отстоять и довести до конца дело, вспоенное кровью его славных предков.

Архим. Иосиф


Источник: Православная богословская энциклопедия или Богословский энциклопедический словарь. : под ред. проф. А. П. Лопухина : В 12 томах. - Петроград : Т-во А. П. Лопухина, 1900-1911. / Т. 6: Иаван - Иоанн Маронит : с 42 рисунками. - 1905. - [10] с., 1012 стб., 1013-1026 с., [25] л. ил., план. : ил. и портр.

Комментарии для сайта Cackle