профессор Александр Павлович Лопухин

Приложения дополнительных замечаний по отдельным вопросам из Библейской истории Нового Завета

I. Гражданская история иудеев от Рождества Христова до разрушения Иерусалима

Для более ясного понимания хода новозаветной истории необходимо некоторое знакомство с гражданской историей иудеев в это время. После смерти Ирода Великого, имевшей место вскоре после Рож­дества Христова, царство иудейское разделилось между его тремя сыновьями – Архелаем, Иродом Антипой и Филиппом. Первому досталась Иудея, которая вместе с Идумеей и Самарией составляла половину всего царства Ирода Великого и приносила 600 талантов дохода. Ему предоставлен был титул «этнарха» с обещанием дать впоследствии и титул царя, если он окажется достойным его. Ироду Антипе предоставлено было управление Галилеей и Переей с титулом «тетрарха» или четвертовластника, т. е. начальника четвертой части бывших владений его отца. Эти области приносили ему 200 талантов дохода. Филипп сделался четвертовластником областей Авранитской и Трахонитской, лежавших в северной части страны по восточную сторону Иордана. Во время управления этих сыновей Ирода Великого и прошла земная жизнь Спасителя, а отчасти и Его апостолов.

Архелай, сын одной из десяти жен Ирода Великого, родился в 21 году до Р. Х. и получил образование в Риме, где он воспринял в свою злую от природы душу все худшее, чему только можно было научиться в столице мира того времени.

Это был заносчивый, деспотичный, несправедливый и распутный человек, каковым он и заявил себя сразу же по восшествии на престол. Его непродолжительное десятилетнее управление ознаменовалось всевозможными угнетеньями, несправедливостями и самым беззастенчивым распутством. Подобно своему отцу (который вероятно за сродство с собой во всех отношениях и любил его больше всех других сыновей), он вступал в беззаконные браки и то и дело менял первосвященников, все более унижая высокое звание первосвященства.

Когда Иосиф, получив извещение о смерти Ирода Великого, хотел возвратиться в Иудею, то, как известно, получил предостережете от ангела не оставаться в Иудее, под владычеством Архелая, и это предостережение вполне бы­ло отголоском общего народного недоверия к последнему.

Его не­справедливости скоро возбудили против него всеобщие жалобы импера­тору Августу, который вследствие этого лишил его престола и отправил в ссылку в Вьенну, в Галлии, а Иудея превращена была в римскую провинцию, отданную под управление особых римских сановников, так называемых прокураторов.

Прокураторы в свою очередь были в соподчинении у императорских правителей (префектов) Сирии. В их распоряжении находилось войско стоявшее в Палестине, они заведовали денежными делами вверенной им области, а также и всем судопроизводством, исключая тех дел, большею частью религиозного характера, который предоставлены были ведению синедриона. Им же исключительно принадлежало право произ­носить смертные приговоры, каковое право было в это время отнято у синедриона (Ин. 18:31). Главная их резиденция находилась в Кесарии, но они часто бывали в Иерусалиме, особенно по большим праздникам, когда стечение пришлых масс народа требовало особенного наблюдения за общественным порядком, чтобы предотвратить на­родные бунты и мятежи. Во время пребывания в Иерусалиме они обык­новенно жили в одном из Иродовых дворцов, в так называе­мой Претории, где и был трибунал правосудия. О большинстве прокураторов нам известно очень немного. Первым из них после низложения Архелая был Копоний, который управлял Палестиной под начальством Квирина, префекта Сирии, – того именно «Квириния», при котором раньше производилась известная перепись (Лк. 2:2). Он сразу же показал иудеям дух римского самовластья и присвоил себе право заведывания первосвященническими облачениями, употреблявшимися при богослужении в великие годовые праздники. Перепись послужила поводом к восстанию под предводительством Иуды Гавлонита (Деян. 5:37). При нем первосвященником был сделан Анна.

Копоний управлял Палестиной четыре года, и после него были прокураторами Марк Амбивий (13–16 г. по Р. Х.), Анний Руф (16–19), Валерий Грат (19–30) и Понтий Пилат (30–40). Последние трое были назначены уже императором Тиверием, вступившим на престол в 15 году по Р. Х. Во время управления этих прокураторов первосвященники то и дело сменялись, и ко времени Понтия Пилата первосвященником был известный Иосиф Каиафа.

Самым известным из прокураторов был именно Понтий Пилат. Как и все другие прокураторы, он происходил из богатого сословия всадников и вероятно того рода Понтиев, который вел свою родословную от знаменитого самнитскаго полководца Понтия Телезина. При нем прошло все общественное служение Спасителя в Иудее, и при нем же Он пострадал и умер, о чем свидетельствует и Римский историк Тацит, говоря, что «Христос предан был казни в царствование Тиверия, прокуратором Понтием Пилатом».

По свое­му характеру, это был, как свидетельствует Филон, человек упря­мый, жестокий и неумолимый. Он заявил себя многими жестокостями и несправедливостями. При нем было насколько взрывов народного недовольства. Первым поводом к взрыву был приказ его римским воинам войти в Иерусалим с своими языческими знаменами и изображениями императора; но когда это грозило восстанем и кровопролитием со стороны иудеев, видавших в этом страшное оскорбление своему «святому городу», то Пилат нехотя отменил свой приказ, затаив страшную ненависть к управляемому им народу. Во время народных вспышек в Иерусалиме он жестоко расправлялся с виновниками, и из Лк. 13:1 известно, как он казнил нескольких галилеян, смешав их кровь с кровью принесенных ими жертв. При нем было еще насколько смятений и взрывов недовольства, что наконец обратило на себя внимание префекта Сирии, Вителлия, который и донес на него в Рим и добился лишения его должности (в 40 г.).

Когда Иудея (вместе с Самарией) уже совершенно превращена была в Римскую провинцию и управлялась римскими прокураторами, другие области еще находились под управлением сыновей Ирода, имен­но Ирода Антипы и Филиппа.

Ирод Антипа управлял Галилеей и Переей, и под его имен­но властью жило св. семейство назаретское. Он царствовал с 1 по 43 г. по Р. Х., и часто упоминается в евангелиях под именем просто Ирода (четвертовластника). Это был человек внешне образо­ванный, крайне честолюбивый, расточительный, и подобно всем Иродам –распутный. Занимая весьма скромное положение и чувствуя свою полную зависимость от римлян, он пресмыкался пред ними и по своему льстивому коварству вполне заслужил данное ему Христом название «лисицы» (Лк. 13:32). Подобно своему отцу он был до страсти предан строительству и основал на берегу озера Галилейского новый город, названный им в честь императора Тивериадой и сделавшийся столицей Галилеи. В своей частной жизни он опозорил себя беззаконной женитьбой на Иродиаде, жене своего сводного брата Ирода Филиппа, и когда эта преступная связь нашла грозного изобличителя в Иоанне Предтече, то он по своей слабости сделался повинным в мученической кончине великого пророка, ставшего жерт­вой коварной злобы Иродиады. Совесть страшно мучила его за это ве­ликое преступление, и когда до него дошли слухи о деятельности Хри­ста, то ему казалось даже, что это воскрес Иоанн и жаждал мщения. Вследствие этого он тайно подсылал к Христу агентов с целью разузнать сущность дела и затем сам желал видеть Иисуса, но это ему удалось только уже во время суда над Христом, когда Пилат посылал к нему Спасителя как жителя Галилеи и, следовательно, подлежащего его власти. Не смотря на свой низкий характер, Ирод имел не мало приверженцев, которые назывались «иродианами» (Мф. 22:16; Мк. 3:6). К концу своей жизни Ирод вел войну с своим тестем Аретой, аравийским князем, который хотел отомстить своему зятю за оскорбление своей дочери, отвергнутой Иродом после вступления его в незаконную связь с Иродиадой. При этом он потерпел жестокое поражение, и народ видел в этом заслуженное наказание за его неверность жене и особенно за убиение Иоанна Крестителя. По навету брата Иродиады, Агриппы, он был лишен (в 43 г.) престола в качестве изменника Риму сослан в Лугдунум, в Галлии, где и закончил свою жизнь вместе с сопутствовав­шей ему в ссылку Иродиадой.

Третий сын Ирода Великого, четвертовластник Филипп, был во всех отношениях достойнее своих сводных братьев – Архелая и Антипы. Он мирно управлял вверенными ему областями и зани­мался строительством и улучшением своих городов. Так он рас­ширил и украсил город Панию, у подошвы Ливана, переименовав его в Кесарию Филиппову (для отличия от Кесарии на берегу Средиземного моря); селение Вифсаиду, на северо-восточном берегу Галилейского озера, он возвел на степень города, переименовав его в Вифсаиду Юлиину, в честь Юлии, дочери Августа. Он женат был на Саломии, дочери Иродиады, – той, что своей пляской добилась головы Иоанна Крестителя, – но был бездетен, умер (в 38 г.) в Вифсаиде Юлииной и был погре­бен со всеми почестями. Его области были присоединены к римской провинции Сирии.

Таким образом Палестина мало по малу по частям поглощалась римлянами. Но благодаря одной случайности, она временно опять полу­чила некоторую самостоятельность. При римском дворе среди других Иродианских князей был внук Ирода Великого Агриппа, сын умерщвленного Аристовула. Он сумел особенно сойтись с Каем Калигулой, оказал ему важную услугу при самом восшествии на римский престол, за что и был награжден предоставлением ему в управление бывших областей Филиппа четвертовластника с титулом царя. Поль­зуясь своим влиянием при римском дворе, он затем добился и того, что ему отданы были и области, находившиеся под управлением Ирода Антипы, т. е. Галилея и Перея; а по восшествии на престол императора Клавдия – ему отданы были и Иудея с Самарией, так что он сделался царем всей Палестины и стал на­зываться Агриппой I. Чтобы удержать за собой это положение, он всячески старался заискивать у сильной фарисейской партии; будучи в душе язычником, лицемерно исполнял все законы Моисеевы и в угоду фа­рисеям сделался гонителем христиан. При нем именно потерпели мученичество ап. Иаков (Деян. 12:2) и ап. Петр был ввержен в темницу, из которой получил чудесное освобождение. После непродол­жительного царствования, Агриппа I неожиданно получил ударь, бу­дучи поражен ангелом в театре, в Кесарии, где он по примеру римских императоров хотел принять боготворение от народа. Подобно своему деду, он страдал омерзительною болезнью и был изъеден перед смертью червями (Деян. 12:20–23). После его смерти вся Палестина опять сделалась римской провинцией и управлялась прокураторами. Среди них наиболее известны Антоний Феликс (с 56–64) и Порций Фест (64–66), – те проку­раторы (четвертый и пятый по порядку), пред которыми ап. Павел защищался от обвинений иудеев (см. гл. XLи XLI «Руководства»). В 54 году сын Агриппы I, Агриппа II получил в управление неболь­шую область Халкиду, на Ливане. Три года спустя он добился ти­тула царя, а также присоединения к своему владению бывших областей Филиппа, а с восшествием на престол Нерона – и некоторых частей Галилеи и Переи, включая и город Тивериаду. Этот-то Аг­риппа II во время своего официального визита прокуратору Фесту, сделанного им вместе с своей сестрой Вереникой, выразил желание вы­слушать дело узника Павла, который и получил возможность произ­нести великую проповедь о христианстве пред блестящим собранием высших представителей языческого и иудейского мира. Агриппа II всецело был предан Риму, и когда началось великое восстание иудеев, повед­шее к истребительной войне и разрушению Иерусалима, он держал сторону римлян. После разгрома иудейского народа и его столицы, он удалился в Рим, где и умер в третьем году царствования Траяна, около 104 года по Р. Х.

Всевозможные злоупотребления прокураторов, управлявших одно­временно с Агриппой II областями Палестины, не входившими в пределы его царства, мало по малу довели народ до яростного ожесточения и восстания, которое и привело к гибели Иерусалима и храма в 74 (70) году.

II. Год Рождества Христова

По общепринятой хронологии Рождество Христово имело место в 754 году от основания Рима. Но эта хронология, как обязанная своим происхождением монаху Дионисию Малому, жившему в VI веке по Р. Х., не имеет никакого авторитета и по исследованию новейших хронологов оказывается неверною. Она полагает рождение Христа на четыре года позже, чем следует. Теперь вполне и достоверно известно, что Ирод Великий умер в 750 году от основания Рима, а так как Христос родился по крайней мере за насколько месяцев до его смерти, то годом Рождества нужно считать конец 749 или начало 750 г. от осн. Рима. Таким образом все хронологические данные, приводимые в предыдущем приложении, для приведения их в согласие с научно-установленной хронологией должны быть уменьшены на четыре.

III. Префект Квириний и перепись иудейского народа

Полное имя Квириния – Публий Сульнидий Квирин. Он был римским консулом в 12 году до Р. Х. и сделан был префектом Сирии после низложения Архелая в 10 г. по Р. Х. Ему по­ручено было произвести полную перепись собственности в Сирии, что он и исполнил, распространив перепись и на Иудею. Но так как эта перепись относится уже к более позднему времени, к началу второго десятилетия по Р. Х., то возникает вопрос, каким образом ев. Лука говорит (2:2), что при Квиринии именно производилась та перепись, во время которой родился Христос в Вифлееме. В это время префектом Сирии по-видимому был Сентий Сатурнин. С целью разрешения этого затруднения высказывалось много различных предположений, и по одному из них допускается даже возможность ошибки со стороны ев. Луки. Но это последнее предположение не может быть принято, так как все повествование ев. Луки обнаруживаете самое точное и полное знакомство со всеми обстоятельствами великого события. Поэтому правдоподобнее другое предположение, что Квириний два раза был префектом Сирии, и в первый период его управления, ему как опытному в этом деле правителю поручено было Августом произвести в Иудее всенародную перепись, которая вследствие этого и называется у ев. Луки «первою».

IV. Мытари

Среди самого презренного в глазах набожных фарисеев класса людей в евангельском повествовании часто упоминаются «мытари», так называемые по-гречески τελώναɩ. Это были те portitores, или низшие служащие, чрез которых собирались подати и пошлины. Римский се­нат обыкновенно отдавал сбор налогов и пошлин на откуп особым компаниям капиталистов, которые вносили причитающуюся с той или другой провинции сумму в государственное казначейство (publicum, откуда и сами они называли publicani), и затем уже сами по своему взимали ее с населения провинции. Откупщиками естественно были люди из богатейшего класса, именно из класса всадников (eguites). В провинциях для сбора пошлин они имели особых директоров, в распоряжении которых были многочисленные мелкие служащие, portitores, мытари, настоящие сборщики податей и пошлин. Система эта очевидна давала большой простор для всяких злоупотреблений. Откупщики при­нимай все меры к тому, чтобы взять с той или другой провинции заплаченную в казначейство сумму с хорошим избытком или процентом, вследствие чего всячески поощряли своих служащих, которые и усердствовали в угоду им, часто прибегая к излишним и незаконным поборам, обманам и вымогательствам. Из среды самих иудеев за это ремесло обыкновенно брались все те хищники, для алчно­сти и бессердечия которых не было ничего невозможного. Так как строгие иудеи и законники считали незаконною и самую уплату податей и пошлин языческому правительству, то на мытарей смотрели не только как на негодных и презренных людей, но и как на изменников и отступников. Их обыкновенно причисляли к одному классу с грешниками (Мф. 9:11; 11:19), блудницами (Мф. 21:31–32), языч­никами (Мф. 18:17). Есть и пить с ними считалось зазорным делом и совершенно несовместимым с достоинством всякого более или менее признанного учителя или раввина. Но Спаситель своим примером показал, что и в мытарях жила та же человеческая душа с тлеющей в ней искрой добра, и своим божественным словом не раз воспламенял эту искру и возрождал все существо ее к лучшей нравственной жизни, как это и было с Матфеем и Закхеем.

V. Погибель Иуды предателя

О погибели Иуды уже в раннее время существовали неясные представления, давшие повод к различным последующим сказаниям. О ней рассказывается в двух местах, в евангелии Матфея 27:5,7 и Деян. 1:18, и эти два указания настолько разнятся между собой, что для соглашения их необходимо прибегать к дополнительным предположениям. Смысл повествования книги Деяний указывает как бы на то, что Иуда «низринулся» с какой-то горы в пропасть, так что от сильного падения «расселось чрево его и выпали все внутрен­ности его»; тем не менее предание, сохраненное в древних апокрифических документах и перешедшее в народные сказания, предпочтительно держалось и держится самого простого понимания выражения св. Матфея, что предатель «удавился», т. е. повесился. Обь этом свидетельствует напр. апокрифическое евангелие Никодима, в котором подробно излагается история приготовления Иудой себе веревки для повышения (см. Скворцова, «Жизнь Иисуса Христа по евангелиям и народным преданиям», стр. 276). Церковной археологии известны два изображения, которые наглядно представляют этот способ самоубийства предателя. Одно находится в сирийском манускрипте Рабулы (см. снимок в церковно-археологическом словаре Смита, стр. 891) и другое на слоновой кости в Британском музее (снимок с него в церковно-археологическом словаре Крауса, стр. 75, т. II). В обоих случаях Иуда изображен висящим на веревке, привязанной к суку какого-то покрытого листвой дерева. Так же совершенно представляет себе кончину предателя и воображение различных христианских народов и, между прочим, русского.

Русский народ, как известно, весьма категорически определяет и дальнейшую подробность, именно, что Иуда удавился на «горькой осине», которая с того-де времени и дрожит в своей листве. Против этого возражайте, что подробность эта совершенно неосновательна, так как в Палестине нет даже осин. Но мы склонны придавать народ­ному преданию гораздо больше значения и не считаем особенною смелостью признавать в нем некоторое фактическое основание. К этому нас побуждаете то обстоятельство, что самое мнение (довольно распро­страненное), будто в Палестине нет осин, едва ли основательно. Во всяком случае с достоверностью известно, что в Палестине водятся тополи, и о них не раз упоминается в Библии, а осина, как известно всякому даже неспециалисту-ботанику, есть лишь одна из разно­видностей тополя, так называемый «тополь-трясучка» или по его бота­нической терминологии – populous tremula. Наконец, в средней Палестине, по удостоверению весьма серьезных исследователей, водится не просто тополь, но и та именно его разновидность, которая, по пред­ставлении русского народа, послужила средством самоубийства Иуды. Так, в Библейском словаре Смита прямо говорится: «тополи, осо­бенно осиновые и серебристые, чрезвычайно часто попадаются при потоках» (см. Smith, Dictionary, под словом Palestine, отд. Botany). И это обстоятельство в свою очередь может служить важным пояснением для других подробностей. Сучья осины, как известно, весьма некрепки и ломаются под более или менее значительною тяжестью; а это отчасти и предполагается преданием, которое причину падения Иуды объясняет двояким предположением, что или веревка оборвалась под ним, или же сломился самый сук дерева. Наконец, если допустить, что «проклятая осина» стояла именно на берегу какого-либо горного «потока» (где она и любит ютиться по приведенному выше свидетельству сло­варя Смита), то падение с крутизны на кремнистое дно ложбины по­тока может служить и достаточным объяснением свидетельства Деян. 1:18, что Иуда «низринулся» и от сильного падения у него «расселось чрево и выпали все внутренности». Этот последний факт может служить достаточным опровержением тех критиков-рационалистов, которые на основании свидетельств медицины стараются опровергнуть достоверность самого повествования, так как-де простое падение трупа с сука дерева на землю не повлекло бы за собой таких страшных для него последствий.

VI. Новозаветные меры длины

В новозаветное время у иудеев вошли в употребление некоторые меры длины отличные от ветхозаветных. Между прочим, упо­минаются субботний путь (Деян. 1:12), стадия (Лк. 24:13; Ин. 2:19; Откр. 21:16) и поприще (Мф. 5:41). 1) Под субботним путем разумелось расстояние, которое можно было проходить без нарушения узаконенного в субботу покоя. Он равнялся, по толкованию раввинов, двум тысячам локтей, т. е. одной версте. 2) Стадия равнялась 600 греческим или 625 римским футам, или 125 римским шагам, т. е. приблизительно 90 саженям. Восемь стадий составляли милю. 3) Поприще – есть римская миля, mille, названная так потому, что она равнялась тысяче (mille) шагов. При переводе на наши меры, поприще составить приблизительно около полутора верст.VII. Новозаветные деньги

В новозаветное время в Палестине почти исключительно ходи­ли уже монеты греческие и римские. В книгах Нового Завета упоми­наются один род монеты иудейской, но пять родов монеты греческой и четыре рода монеты римской.

Ходячей иудейской монетой был сребреник, остаток Маккавейской чеканки. Он равнялся сиклю (около 80 коп.) и считался национальною монетой, употреблявшейся предпочтительно пред всеми дру­гими при храме. За эти «тридцать сребреников» Иуда предал Хри­ста (Мф. 26:15; 27:3–6, 9). По тогдашним ценам это была достаточная сумма, чтобы купить небольшой участок земли даже в окрестностях Иерусалима. В Талмуде упоминается еще особая мо­нета зуз, множ. зузим, равная 6-й части динария, т. е. прибли­зительно 4–5 копейкам.

Греческие монеты были пяти родов: 1) драхма (Лк. 15:8–9), серебряная монета, равная римскому динарию: она составляла 6,000-ю часть аттическаго таланта, 100-ю часть мины и разделялась на 6 оволов. В век Перикла она весила около 1 золотника 5 долей и рав­нялась 25 копейкам, хотя после Александра Великого ценность ее насколько понизилась. Драхма, как основная денежная единица, явля­лась в удвоенной цене как 2) дидрахма (Мф. 17:23), ка­ковая монета приравнивалась к полусиклю, так что вместо последнего принималась в уплату храмовой подати, хотя она по ценности стояла насколько выше его. 3) Четыре драхмы составляли статир (Мф. 27:26), называвшийся также тетрадрахмой. Он приравнивался к полному священному сиклю или сребренику. На лицевой стороне его изображалась Минерва, а на обороте – ночная сова, символ этой богини. Такой статир найден был ап. Петром в пойманной им рыбе и отдан им в уплату храмовой подати за И. Христа и за себя. 4) Сто драхм или 25 статиров составляли мину, которая таким образом приблизительно равнялась двадцати пяти рублям. 5) Высшей денежной единицей был талант, золотой или серебряный (Мф. 18:24; 25:15 и сл.; Откр. 16:21). Вес и ценность его сильно разнообразились в различные периоды. Золотой талант был равен десяти серебряным. Аттический талант равнялся 60 минам или 6,000 драхм, т. е. приблизительно 1,500 рублей. Коринфский талант равнялся 100 минам (2,500 рублей). Последний более под­ходили к ценности собственно еврейского (ветхозаветного) серебряного таланта, который равнялся приблизительно 2,400 рублей.

Римские монеты, упоминаемые в Новом Завете, были четырех видов. 1) Динарий, по латыни denarius, был серебряной монетой, называвшейся так вследствие того, что она первоначально составляла де­сять асов, но позднее стала равняться шестнадцати. О динарие часто упоминается в евангелиях как очевидно наиболее употребительной монете (Мф. 18:28; 20:2, 9, 10, 13; 22: 19; Мк. 6:37; 12:15; 14:5; Лк. 7:41; 10:35; 20:24; Ин. 6:7; 12:5; Откр. 6:6). По своему весу и ценности динарий приравнивался к греческой драхме или 1/4 сикля; но во время земной жизни Спасителя он имел значительно меньшую ценность, и равнялся приблизительно 20 копейкам. На лицевой стороне его изображался царствующий император (Мф. 22:19–21). Динарий составлял ежедневную плату римского воина, как драхма – ежедневную плату афинских воинов. Он же составлял обычную поденную плату рабочими (Мф. 20:2 и сл.). Динарию же равнялась поголовная подать, которую иудеи обязаны были платить римлянами (Мф. 22:19). 2) Динарии разделялись на де­сять, а затем на шестнадцать ассариев или сокращенно – асов (Мф. 10:29; Лк. 12:6). Это была медная монета, равная прибли­зительно двум копейкам. 3) Четвертую часть ассария составляли кодрант, по латыни guadrans (Мф. 5:26; Мк. 12:42), и он равнялся 1/2 копейки, т. е. денежке. На лицевой стороне обеих этих монет изображался император, а на обороте остов корабля с над­писями. 4) Половину кодранта составляла минута (minutum) или леп­та (Лк. 12:59; 21:2; Мк. 12:42), самая мелкая медная мо­нета, равная полушке. Две такие-то монетки и положила в сокровищ­ницу храма бедная вдова, удостоившаяся особенной похвалы от Христа.

VII. Хронология важнейших событий Новозаветной истории

Полагая Рождество Христово в 750 году от основания Рима, т. е. на четыре года раньше принятой эры, можно составить следующую таблицу, важнейших событий Новозаветной истории:


Событие По Р.Х.
Смерть Ирода Великого 1
Царствование Архелая 01.окт
Иисус в храме Иерусалимском 12
Копоний, первый прокуратор окт.13
Смерть императора Августа 15
Царствование Тиверия 15–40
Понтий Пилат, пятый прокуратор 30–40
Смерть И. Христа 34
Смерть Ирода Филиппа 38
Калигула, римский император 40–45
Обращение ап. Павла 42
Евангелие от Матфея 42
Низложение Ирода Антипы 43
Клавдий, римский император 45–58
Агриппа I, внук Ирода Великого, царь иудейский 45–48
Мученическая кончина ап. Иакова 48
Управление римских прокураторов 49–50
Первое миссионерское путешествие ап. Павла 50
Собор Иерусалимский 52
Второе миссионерское путешествие ап. Павла 53
Агриппа II, царь иудейский 54–104
Ап. Павел в Афинах 55
Евангелие от Марка 55
Ап. Павел в Коринфе и послания к Фессалоникийцам 56
Нерон, римский император 58–72
Мятеж в Ефесе 60
Послание к Римлянам 61
Арест ап. Павла в Иерусалиме 62
Евангелие от Луки 62
Ап. Павел перед Фестом и Агриппой II 64
Прибытие ап. Павла в Рим 65
Мученическая кончина Иакова, брата Господня 66
Книга Деяний Апостольских 67
Великий пожар в Риме и гонение на христиан 68
Мученическая кончина апп. Петра и Павла 70
Иудейская война против римлян 70–77
Веспасиан, римский император 73–84
Взятие и разрушение Иерусалима и храма Титом 74
Евангелие от Иоанна 95
Кончина последнего апостола, Иоанна Богослова 98

Большая часть этих дат имеют предположительный характер и приводятся здесь лишь для наглядного показания общего хода истории в I веке христианской эры.

Конец


Источник: Руководство к Библейской истории Нового Завета. / сост. А.П. Лопухин. – СПб. : Тузов, 1889. – VIII, 464 с.

Комментарии для сайта Cackle