митрополит Макарий (Булгаков)

  Часть 2, Отдел 7Часть 2, Отдел 9 

Часть 2. История Русской Церкви в период совершенной зависимости её от константинопольского патриарха

Глава VI. Первоначальное отношение Русской Церкви к другим церквам и обществам христианским

К концу Х и в 1-й половине XI в. христианский Восток и Запад, по-видимому, сохраняли еще единение между собою. По крайней мере, хоть изредка Восточные первосвятители сносились еще с Римским, и даже его имя, как бывало и прежде, поминалось иногда в Церквах Восточных наравне с именами прочих патриархов. Но внутреннего единства между христианским Востоком и Западом уже не существовало. Незаконные притязания пап на всемирное владычество в Церкви и разные другие нововведения их, догматические и обрядовые, осужденные патриархом Фотием еще за столетие пред тем, не только не уменьшались, но более и более усиливались. Это невольно заставляло восточных христиан смотреть с подозрением на западных как на уклонившихся от истины, невольно вынуждало первосвятителей Восточных при всем желании церковного мира и любви снова возвышать обличительный голос против заблуждений римских и даже самое имя папы исключать из памятников церковных981. Оставался один последний шаг к окончательному отделению Запада от православного Востока.

Основанная и утвержденная в это самое время иерархами восточными Церковь Русская, естественно, должна была стать в общение и единение с Церквами Восточными и хотя по временам входила в некоторое соприкосновение с Церковию Западною, но не имела и не могла иметь единения с нею.

Во главе всех Церквей Восточных и по обширности своих пределов, и по внутреннему благосостоянию, и по власти своих первосвятителей находилась Церковь Цареградская. С нею-то первою и суждено было юной Церкви Русской войти в ближайшее и неразрывное соотношение, потому что с самого начала своего Русская Церковь сделалась одною из митрополий, подведомых Константинопольскому патриарху. Власть этого первосвятителя по отношению к Русской Церкви, по толкованию греческих канонистов, основывалась будто бы на 28-м правиле Четвертого Вселенского Собора, которым предоставлено было Цареградскому патриарху право не только рукополагать митрополитов для трех областей греческих – Азийской, Понтийской и Фракийской, но и поставлять епископов для иноплеменных народов, получивших оседлость в трех означенных областях или к ним прилежавших, а Русь хотели считать прилежащею или, по крайней мере, довольно близкою к области Фракийской982. Но справедливее власть Византийского патриаршего престола над Русскою Церковию можно назвать прямым следствием того, что из Византии принесена была к нам святая вера, из Византии пришла первая наша иерархия, от Византийского патриарха начался ряд наших первосвятителей и Церковь Русская вообще была дщерию Церкви Константинопольской; дочери и естественно, и необходимо было питаться от сосцов своей матери и находиться под ее руководством, пока сама не возросла и не укрепилась в силах.

В чем же состояли права Константинопольского патриарха по отношению к подведомым ему митрополиям, а следовательно и митрополии русской? Мы коснемся здесь этих прав, как имевших более или менее влияния на нашу Церковь в продолжение столетий и отразившихся в ее истории. Все патриархи по каноническим и государственным греческим постановлениям имели следующие главные права, каждый в своем округе: а) поставлять или утверждать митрополитов и давать им от себя настольные грамоты983; б) созывать окружные Соборы из подведомых митрополитов и епископов984; в) обнародовать законы церковные и гражданские, касавшиеся Церкви985; г) иметь верховный надзор за всеми церковными делами в округе, а вместе – за всеми митрополитами и епископами986; д) производить верховный суд над митрополитами и епископами987; е) принимать апелляции после суда епископского, митрополичьего, даже соборного988; ж) подвергать исправительным наказаниям митрополитов и епископов, обличенных в проступках989; з) право ставропигии, т. е. право чрез водружение собственного патриаршего креста (σταυροπήγιον) при основании какой-либо церкви или монастыря во всех пределах округа поставлять эти церкви и монастыри в своем непосредственном ведении и вне зависимости от местных епископов или митрополитов990. Впрочем, патриархи а) были ограничены по власти окружным Собором и самодержавною волею императоров991; б) не имели права самовластно, без областного Собора, избирать и поставлять митрополитов для своего округа992; в) не могли без Собора и отрешать или низлагать митрополитов и даже епископов993. Не упоминаем о некоторых особенных правах патриарха Константинопольского, возвышавших его над всеми прочими патриархами Востока, но не имевших непосредственного отношения к нашей Церкви, каковы: право именоваться Вселенским (οικουμενικтς), усвоенное этому патриарху Константинопольскими Соборами и императорами994; право принимать апелляции даже из округов прочих патриархов995; право быть как бы судиею дел между самими патриархами и право ставропигии не в своем только округе, но и во всех областях Востока996.

Из общих патриарших прав патриарха Цареградского по отношению к Церкви Русской в рассматриваемый нами период времени успело проявить себя по всей ясности одно первое, по крайней мере сколько это известно из истории: все наши первые четыре митрополита – Михаил, Леонтий, Иоанн и Феопемпт – даны нам из Цареграда. Можно бы даже подумать, что патриархи Цареградские позволяли себе в этом случае несколько более, нежели сколько следовало: им предоставлено было Соборами только поставлять или утверждать митрополитов для подведомых митрополий, а избирать митрополита по церковным правилам должны были собственно епископы той области, для которой он предназначался997, между тем первые наши митрополиты не только были утверждены, но и избраны в Константинополе без участия наших епископов. Но это отчасти объясняется тогдашними обстоятельствами. Первый наш митрополит – Михаил, присланный из Цареграда, и не мог быть избран у нас, потому что некому еще было избирать: не было русских епископов. Второй – Леонтий также не мог быть избран у нас, потому что пришедшие с Михаилом в Россию епископы занимались пока проповеданием слова Божия в разных местах, не имели у себя епархий и не могли сказать, епископы ли они новой Русской Церкви, только что возникавшей, или еще Греческой998. А с другой стороны, известно, что право избрания митрополитов, предоставленное древними канонами областным или местным Соборам епископов, мало-помалу незаметно перешло в Константинопольском патриархате от областных Соборов к Собору патриаршему, который обыкновенно составлялся при патриархе из всех святителей, проживавших или случайно находившихся в Царьграде. Этот-то Собор в X, XI и в последующие века избирал митрополитов для всех митрополий Константинопольского патриархата без участия Поместных Соборов тех областей, в которые митрополиты предназначались; очень естественно, что общее правило прилагаемо было и к Церкви Русской999.

Вторая Церковь, с которою юная Церковь Русская имела близкие и непосредственные сношения, была Церковь Болгарская. Основанная (ок. 863 г.) более нежели за столетие до окончательного введения христианства в Россию, Церковь эта при содействии своих благочестивых царей и ревностных пастырей быстро достигла довольно цветущего состояния, обогатилась славянскими переводами священных, богослужебных и других назидательных книг, соделалась с 927 г. независимою от Константинопольского престола под управлением собственного архиепископа, избиравшегося из природных болгар, заключала в себе в начале XI в. уже более тридцати епархий1000, и хотя с падением царства Болгарского под власть Греческой империи в 1018 г. неизбежно подчинилась церковному влиянию Византии, но, кажется, до самого 1056 г. пользовалась правом избирать себе архиепископа из болгар1001. О сношениях Церкви Русской с Церковию Болгарскою лучше всяких слов свидетельствуют самые события. Откуда, если не из Болгарии, могли быть принесены к нам вначале славянские богослужебные книги, и притом в таком количестве, в каком тогда требовались? Откуда могли прийти первые пастыри, которые способны были преподавать нашему народу христианские истины на понятном ему языке, первые учителя, которые начали учить русских славянской грамоте и письму в новозаведенных училищах? Откуда собрались к Ярославу те писцы многи, которые переводили с греческого языка на славянский и списали многие книги? Потому нельзя не назвать вероятным сказания, что не только первые шесть епископов, пришедшие к нам, были родом из болгар, но тогда же присланы к нам и “многи иереи, диаконы и демественники от славян... и книги довольны”1002. На близкие сношения русских с болгарами указывает и тот случай, что сам святой Владимир в 1000 г. находился в Переяславле болгарском (на Дунае), когда половцы под предводительством Володаря сделали нападение на Киев1003. Но эти сношения с Болгариею, столько нужные и полезные для новоустроенной Церкви Русской, обошлись было и не без худых последствий. В Болгарию незадолго пред тем (ок. 971 г.) проникла секта павликиан – единственная еретическая секта, остававшаяся еще тогда на Востоке, которая, отвергая все внешнее в христианстве, таинства, обряды, иерархию, ниспровергала вместе догматы о Боге как Творце мира и о Сыне Божием как Искупителе мира1004. Быстро усилившись в Болгарии под именем богомилов и утвердивши в ней как бы главное свое средоточие, еретики не могли не воспользоваться случаем посеять гибельные семена свои на свежей почве Церкви Русской. В 1004 г. явился в Киеве некто инок Адриан Скопец, которого не без основания считают принадлежавшим к этой секте, потому что он, видимо, держался ее начал, восставая против всех церковных уставов и порицая епископов, пресвитеров и иноков. Лжеучение его было столь дерзко, опасно и упорно, что митрополит Леонтий нашел нужным обличить еретика соборне и даже отлучить его от Церкви. Когда и это не подействовало, Адриан заключен был в темницу, где, к счастию, вскоре пришел в истинное раскаяние и отрекся от своих заблуждений1005.

Новою связию для Церкви Русской с Церквами Константинопольскою и Болгарскою послужила святая гора Афонская, которая считалась тогда главнейшим училищем подвижничества для всего христианского Востока и, находясь на пределах мира греческо-византийского и болгаро-славянского, равно привлекала к себе и греков, и славян. Очень естественно, если весть о чудной горе, об ее многочисленных обителях (которых в Х в. было до 180) и высоких подвижниках быстро пронеслась по всей России вслед за распространением в ней христианства и если русские весьма рано начали предпринимать туда благочестивые путешествия, каков был некто Антипа, житель города Любеча (местечко нынешней Черниговской губернии), ходивший на Афон в 1-й половине XI в., принявший там пострижение с новым именем Антония и принесший благословение Святой горы на горы киевские1006. Столько же естественно, с другой стороны, если и некоторые из подвижников афонских, ревнуя о спасении ближних, приходили по временам в новопросвещенную страну для утверждения в ней благочестия – каков был инок, неизвестный по имени, тайно постригший (ок. 1030 г.) Моисея Угрина, когда он, взятый в плен польским королем Болеславом (в 1018 г.), находился в рабстве у одной знатной ляхины1007. Сохранилось даже предание на Афоне, что еще первые наши христианские князья – святые Владимир и Ярослав положили там основание для русского монастыря в честь Успения Пресвятой Богородицы, местно называвшегося Богородица Ксилургу, к которому потом присоединен другой монастырь – святого Пантелеймона, доселе известный под именем Русского или Русика. Это предание, хотя не может быть оправдано никакими свидетельствами древности, принимаемо было за достоверное и в нашем отечестве, по крайней мере в XV в.1008

С другими православными Церквами или патриархатами, существовавшими на Востоке, именно: Александрийским, Антиохийским и Иерусалимским, Церковь наша не могла иметь таких близких сношений, как с Церковию Константинопольскою, частию по самой их отдаленности, а вместе и потому, что все эти патриархаты страдали тогда под владычеством магометан. Впрочем, есть сказание в летописях, хотя и поздних, что сам святой Владимир (в 1001 г.) посылал послов в Египет, Иерусалим и другие благочестивые христианские страны, “да и тамо увесть богоугодных мужей пребывание и церковное благолепие, да отсюда пользу преобрящет”1009. В древнем жизнеописании преподобного Феодосия упоминается, что у нас находились тогда какие-то странники из Иерусалима, которые на возвратном пути своем в отечество взяли было с собою отрока Феодосия для поклонения святым местам1010; может быть, странники эти приходили к нам, спасаясь от страшного гонения на христиан, свирепствовавшего тогда в Египте, Сирии и других странах Востока, или для собирания пожертвований в пользу церквей и монастырей, ограбленных и разрушенных магометанами1011. В преданиях нашего народа о славном царствовании великого князя Владимира сохранилась память “о сорока каликах со каликою”, как назывались у нас странствовавшие к святым местам для богомолья1012. И быть не может, чтобы в то время, когда мысль о близкой кончине мира, глубоко укоренившаяся в умах христианских, влекла на Восток целые толпы поклонников даже из стран далекого Запада, одни русские не сочувствовали этому общему стремлению христиан к святым местам и не принимали в нем никакого участия; отрок Феодосии, конечно, не первый и не сам собою пришел к желанию идти для поклонения иерусалимской святыне; он слышал о святых местах и, верно, о том, что другие ходят туда для богомолья1013.

Обращаясь к отношениям Церкви Русской к Западному и Римскому патриархату, считаем необходимым со всею обстоятельностию рассмотреть мысль, уже около трех веков повторяемую ревнителями папства, будто русские во дни святого Владимира крестились в римскую веру и вначале были римскими католиками1014. На чем основывают эту мысль?

Прежде всего на том, будто Константинопольские патриархи Николай Хрисоверг, Сисиний и другие до самого Михаила Керуллария, при которых последовало окончательное крещение России, находились в общении и единомыслии с папою1015. Но в каком общении? Требуется знать, точно ли эти патриархи признавали папу главою Церкви и подчинялись ему? Точно ли принимали они те западные нововведения, которые осудил еще патриарх Фотий, и отвергали самого Фотия как схизматика, многократно отлученного папами? Известно, что со времени возвышения Византии на степень императорской столицы архипастыри Церкви, желая почтить и епископскую кафедру Византии, еще на Втором Вселенском Соборе (в 381 г.) постановили: “Константинопольский епископ да имеет преимущество чести по Римском епископе, потому что град оный есть новый Рим” (правило 3); затем на Четвертом Вселенском Соборе (в 451 г.), заметив, что “престолу ветхого Рима отцы прилично дали преимущества, поелику то был царствующий град”, предоставили “равные преимущества святейшему престолу нового Рима, праведно рассудив, да град, получивший честь быти градом царя и сигклита и имеющий равные преимущества с ветхим царственным Римом, и в церковных делах возвеличен будет подобно тому и будет второй по нем” (правило 28); наконец, на Шестом Вселенском Соборе, Трульском (в 691 г.), снова утвердили: “Да имеет престол Константинопольский равные преимущества с престолом древнего Рима, и, якоже сей, да возвеличивается в делах церковных, будучи вторым по нем” (правило 36). Папы ни за что не соглашались принять эти правила, потому что в них от лица Церкви Вселенской ясно выражались две горестные для пап истины: первая, что преимущества Римского епископа отнюдь не суть следствия его мнимого преемства от апостола Петра, мнимого князя апостолов, а дарованы этому епископу отцами и собственно ради царствующего града; вторая, что по той же самой причине равные преимущества даруются и Константинопольскому епископу и, следовательно, папа не есть Глава Церкви. Известно также, что в VI в., имея в виду еще сильнее противустать римскому преобладанию, заметно уже начинавшему обнаруживаться в Церкви, Восточные Соборы и императоры предоставили Константинопольскому патриарху право называться титлом Вселенского (οικουμενικтς) на Востоке, как на Западе назывался уже папа1016; тем более не могли Римские епископы признать за Цареградским этого нового права, которым совершенно ниспровергалась мысль об их главенстве, и всеми средствами старались вынудить Константинопольских патриархов отказаться от опасного для пап титла1017. Что же, пользовались ли Цареградские патриархи – Николай Хрисоверг, Сисиний и другие до Михаила Керуллария – теми преимуществами, какие предоставлены были их кафедре Соборами и благочестивыми императорами?

Пользовались, несомненно, точно так же, как пользовался этими преимуществами Фотий, как пользовались ими предшественники и все преемники Фотия, потому что на Востоке постоянно были принимаемы и соблюдаемы правила Вселенских Соборов, которыми предоставлено Константинопольскому престолу равночестие с Римским, и сам папа Лев IX в письме своем к патриарху Михаилу Керулларию (1049), укоряя Цареградских патриархов в гордости и властолюбии, засвидетельствовал, что начиная с Иоанна Постника даже доныне все преемники его не страшились и называться, и подписываться патриархами Вселенскими1018. Если же Николай Хрисоверг, Сисиний, Сергий, как и другие Цареградские первосвятители вопреки всем настояниям и прещениям со стороны Римского епископа усвояли себе равночестие с ним и именовали себя вселенскими, то, очевидно, они не подчинялись папе, не признавали его главою Церкви и верховным владыкою. В частности, о патриархе Николае Хрисоверге известно, что во дни его при императорах Василии и Константине был в Константинополе Собор, на котором окончательно прекращены волнения, продолжавшиеся в восточном клире целые девяносто лет по случаю четвертого брака императора Льва Мудрого. По окончании этого Собора отцы воскликнули между прочим: “Многая лета Николаю, Святейшему и Вселенскому патриарху”; далее: “Вечная память Игнатию, Фотию, Стефану, Антонию... патриархам православным...”1019. Значит, во дни Николая Хрисоверга на Востоке не только не признавали папу главою Церкви и не подчинялись ему, но явно отвергали все Соборы и определения папские, бывшие на Фотия, торжественно выражали свое единомыслие с Фотием как православным и, следовательно, разделяли мысли его против всех западных нововведений, какие осудил он. Преемник Николая Хрисоверга Сисиний (996 – 999) составил в 1001 г. соборное определение о беззаконных браках, и это определение начинается словами: “Сисиний, Божиею милостию, архиепископ Константинополя – нового Рима и Вселенский патриарх”1020. А кроме того, с именем Сисиния найдено известное Окружное послание Фотиево ко всем Восточным первосвятителям, которое, вероятно, этот патриарх нашел нужным снова огласить в предохранение православных от нововведений западных1021. Преемник Сисиния Сергий (999 – 1019), сродник Фотиев, пошел еще далее. Он писал к папе, убеждал его оставить нововведения, и особенно незаконное прибавление к Символу, и когда папа не согласился, то созвал в Константинополе Собор, на котором подтвердил все осуждения Фотия на латинян и самое имя папы исключил из церковных диптихов1022. Преемник Сергия Евстафий (1019 – 1025) с согласия императора Василия посылал в Рим послов и просил папу, чтобы он признал Константинопольского патриарха Вселенским на Востоке, т.е. просил, чтобы папа торжественно признался, что он не есть Глава Церкви, а что есть и другой равночестньш ему святитель: папа, разумеется, на это не согласился, как не соглашались и все его предшественники1023. Наконец, от патриарха Алексия (1025 – 1043) – преемника Евстафиева и предшественника Михаила Керуллария сохранилось несколько соборных определений. Одно из них начинается словами: “Алексий, Божиею милостию архиепископ Константинополя – нового Рима и Вселенский патриарх”. В другом его называет Вселенским составитель соборного деяния1024.

Итак, в чем же состояло общение и единомыслие с папою тех Цареградских патриархов, при которых окончательно насаждена в России святая вера? В доказательство этого указывают только на два обстоятельства: на свидетельство Антиохийского патриарха Петра в письме к патриарху Михаилу Керулларию от 1054 г., что он, Петр, за сорок пять лет пред тем сам был в Константинополе во дни патриарха Сергия и слышал, как имя папы возносилось на литургии вместе с именами прочих патриархов, а во-вторых – на упомянутое выше посольство Константинопольского патриарха Евстафия к папе с просьбою о титле Вселенского1025. Но свидетельство Петра Антиохийского гласит только, что около 1009 г. имя папы находилось в константинопольских диптихах при патриархе Сергии, а отнюдь не отвергает, что оно исключено Сергием из этих диптихов впоследствии, да и сам Петр далее говорит: “А каким образом и почему имя папы изглаждено, не знаю”1026. Посольство же Евстафия к папе, как мы уже заметили, имело в основании своем мысль, весьма неблагоприятную папству, и, хотя папа не согласился на желание патриарха, вот мы видим, что и преемник Евстафия, подобно всем своим предшественникам, назывался Вселенским. Вообще, если Константинопольские патриархи по временам сносились еще с папою и даже имя его иногда дозволяли возносить на литургии с именами прочих патриархов, несмотря на то, что не признавали его главою Церкви, не подчинялись ему и осуждали все западные нововведения, обличенные Фотием, это показывает только, что внешнее общение Цареградских святителей с Римским по временам еще возобновлялось даже после Фотия, хотя внутреннего единения и единомыслия в делах веры и Церкви уже не существовало. Каким же образом патриархи Цареградские – Николай Хрисоверг, Сисиний, Сергий и другие могли обратить русских в римскую веру?

Сознавая, вероятно, слабость этого своего доказательства, самого, однако ж, главного, некоторые ревнители папства старались утверждать, будто русские обращены при Владимире к вере не греческими проповедниками, присланными из Константинополя, а римскими, посланными от папы, именно епископом Бруно и архиепископом Вонифатием.

О Бруно вот что говорит один из таких ревнителей: “Святой Бруно епископ, получив в 985 г. благословение папы Иоанна XIV, отправился чрез Польшу, где с великою почестию был принят Болеславом, на проповедь Евангелия пруссам, но, не видя там успеха, пошел в Русь, где апостольски трудился около двадцати лет и наконец был русскими умерщвлен с осьмнадцатью своими сотрудниками 6 календ. Март. 1008 года. О том пишут Дитмар, Мариан...”1027. Здесь совершенное искажение истины, и притом намеренное, потому что защитник папства ссылается на Дитмара, который действительно оставил о Бруно достоверные сведения как его родственник, сверстник, даже совоспитанник, и который, однако ж, свидетельствует совсем другое. Дитмар пишет, во-первых, что Бруно отправился к папе за благословением уже по смерти императора Оттона III (1002) в царствование Генриха II (1002 – 1024), следовательно не в 985 г., а после 1002 г., и потому, если бы и прямо пошел из Рима на проповедь в Россию, никак не мог бы проповедовать в ней около двадцати лет, скончавшись в 1008 г.1028 Затем Дитмар повествует, что Бруно, возведенный по повелению папы в сан епископа и предавшись строгой жизни, пришел в Польшу к королю Болеславу и, будучи щедро одарен от него, роздал все это на церкви, нищим и сродникам, а сам отправился на проповедь Евангелия в Пруссию, но, не видя здесь никакого успеха, решился проповедовать в стране, сопредельной Пруссии и России, т. е. находившейся между ними, где вскоре и умерщвлен жителями вместе со своими 18 сотрудниками1029. Из письма самого Бруно к императору Генриху II видно, что он начал свой подвиг с Венгрии, пробыл там год, но понапрасну. Из Венгрии предположил идти к печенегам и пошел к ним (в 1006 г.) чрез землю Русскую, тогда уже просвещенную светом Евангелия. Государь русский (Владимир) удержал его на месяц, уговаривая отложить намерение как очень опасное и бесполезное. Но Бруно настоял на своем, отправился к печенегам, пробыл у них пять месяцев, обратил к святой вере около тридцати человек, утвердил с печенегами мир от имени русского князя и по возвращении в Россию уговорил Владимира послать к ним заложником будто бы своего сына и вместе одного из латинян, рукоположенного во епископа. Затем Бруно отправился в Польшу, откуда и писал настоящее письмо, собираясь идти к пруссам. Во всем этом письме нет ни слова, чтобы Бруно проповедовал русским или чтобы он убеждал Владимира подчиниться папе1030.

О Вонифатии, которого Церковь Римская доселе величает русским апостолом (в своих месяцесловах и житиях святых), тот же ревнитель папства говорит: “Чрез год после Бруно (т.е. в 986 г.) Вонифатии, получив благословение папы Иоанна XV, отправился на проповедь тому же народу русскому. Смело возвещая Христа не только простому народу, но и царю Владимиру, услышал он от последнего такие слова: “Хочешь ли, чтобы я верил твоему учению? Я повелю возжечь пламя, сквозь которое ты должен пройти. Если огонь произведет на тебя свое действие, я совсем сожгу тебя; если же ты выйдешь цел и невредим, я сделаю все, чего ты пожелаешь”. Вонифатий согласился и в полном епископском облачении пошел в огонь, в котором не потерял ни одного волоса на голове, не повредил нисколько риз своих. Увидев это, царь упал к его ногам и со всем своим семейством уверовал и крестился в 990 г. Так как большая часть подданных Владимира были христиане греческих обрядов, потомки обращенных еще Мефодием, Кириллом и Ольгою, то и сам Владимир принял обряды греческие, тем более что ему угодно было иметь женою сестру кесарей константинопольских. Святой Вонифатий охотно дозволил это... По просьбе послов Владимира, когда к нему отправлена была в супружество Анна, или Елена, дочь императора Романа, вместе с нею прибыл и епископ Михаил, которому Владимир поручил основанную им Киевскую митрополию. Между тем царь помышлял уже передать царство своему сыну и поселиться при святом Вонифатии, но прежде хотел обратить к святой вере своих братьев и народ. Когда один из его братьев не соглашался принять веру Христову, то в отсутствие святого Вонифатия был умерщвлен. Третий брат, желая отметить за смерть убитого, приказал схватить святого Вонифатия и обезглавить... Это случилось в 1008 году”1031.

Но и в этом рассказе, как в предыдущем, почти одно, и притом намеренное искажение истины: составитель рассказа ссылается на Петра Дамиани, жившего в XI в. и описавшего вкоротке деяния Вонифатия в житии Ромуальда. А Дамиани свидетельствует: а) что Вонифатий еще до поступления в монашество довольно времени находился при дворе императора Оттона III (983 – 1002) как его родственник и самый любимый человек1032, что потом, сделавшись монахом, он долгое время упражнялся в пустынных подвигах, прежде нежели отправился к папе за благословением1033, и что выступил на проповедь славянам-язычникам уже по смерти Адальберта, другого бывшего у них проповедника и убитого ими в 997 г.1034 Следовательно, Вонифатий не мог явиться на проповедь русским в 986 г., не мог крестить царя русского в 990 г. Дамиани б) вовсе не называет русского царя, которого будто бы посредством чуда обратил Вонифатий, Владимиром или как-нибудь по имени, и издатели сочинения Дамиани в XVII в., сами римские монахи, нарочито заметили, что это не мог быть Владимир, крестившийся гораздо прежде, а был царь или князь, вероятно, какого-либо другого скифского или русского народа1035. Дамиани в) не говорит, чтобы большая часть подданных русского царя, обращенного Вонифатием, была уже крещена прежде и держалась греческих обрядов, чтобы этот царь по обращении своем пожелал иметь супругою сестру греческих кесарей, и что будто бы потому Вонифатий позволил царю принять греческие обряды и митрополита Михаила из Константинополя; это, очевидно, позаимствовано большею частию из жития нашего равноапостола с целию привязать к нему рассказ Дамиани о Вонифатии. Наконец, г) рассматривая повествование Вонифатия о желании обращенного им русского царя уступить престол сыну, о двух братьях этого царя, не хотевших креститься, из которых один потому был сам убит, а другой умертвил Вонифатия, не находим ничего подобного в истории нашего равноапостола. Какого же, спрашивается, царя руссов мог обратить Вонифатий после 997 г.? Какого бы ни обратил, только не нашего святого Владимира или другого какого-либо царя в нашей собственно России, потому что у нас тогда во всей земле Русской не было царя, кроме Владимира и детей его, получивших крещение еще при нем в Киеве. Следовательно, Вонифатий несправедливо называется русским апостолом. По всей вероятности, он обратил, если только обратил, какого-либо князя или начальника ругийцев, обитавших по Балтийскому взморью в стране, которая называлась нередко Русью (Russia)1036, потому что вступил на проповедь славянам, по словам Дамиани, в ту самую страну, где прежде проповедовал и был умерщвлен Адальберт1037. А последний проповедовал и умерщвлен, несомненно, в стране между реками Эльбою, Эйдером и Пеною к западу от Одера, там, где обитали славяне-ругийцы1038. Вообще, известия о двух мнимых апостолах русских – Бруно и Вонифатий так сбивчивы и неопределенны, что некоторые римские писатели считают оба эти лица за одно и повествуют, что Бруно, иначе называвшийся Вонифатием, только касался пределов России, где и умерщвлен, отнюдь не утверждая, чтобы он насадил у нас святую веру1039.

Как на последнее доказательство мысли, будто русские во дни святых Владимира и Ярослава держались римского вероисповедания, указывают на родственные союзы наших князей с государями этого исповедания. Так, за Святополком, сыном Владимира, находилась в замужестве дочь польского короля Болеслава I, имевшая при себе Кольбергского епископа Рейнберна, который якобы окончательно насадил святую веру в России1040; за Ярославом – дочь норвежского короля Олофа, по имени Ингигерда, причтенная впоследствии Русскою Церковию к лику святых; сестра Ярослава – Мария выдана была за польского короля Казимира (в 1043 г.); одна из дочерей Ярослава, Анастасия, – за венгерского короля Андрея 1 (1046 – 1060); другая, Елисавета, – за норвежского короля Гаральда IV (в 1045 г.); третья, Анна, – за короля французского Генриха I (1031 – 1061)1041.

Но надобно заметить вообще, что брачные союзы сами по себе не могут еще служить свидетельством о единстве вероисповедания брачующихся лиц, если при том не будет известно, что ни одно из этих лиц не было обязано переменить своей веры пред вступлением в брак или что оба они не заключили между собою условия оставаться каждому при своем прежнем исповедании. Итак, известно ли, чтобы не случалось ни того, ни другого при заключении родственных союзов великим князем Владимиром и Ярославом с иностранными государями? Напротив, достоверно известно, по крайней мере, о сестре Ярослава Марии, вышедшей за польского короля Казимира, что она должна была по настояниям римского духовенства переменить свою веру на латинскую, даже вторично крещена в Кракове и при крещении получила новое имя Ддоброгневы1042, до такой степени, значит, само римское духовенство считало уже различным вероисповедание греков и русских от своего западного! Если же это несомненно, то, по всей вероятности, и три дочери Ярослава, вышедшие за государей римского исповедания, должны были переменить свою веру, ибо нет основания думать, чтобы для них римское духовенство отступало от своего правила, и, в частности, письмо папы Николая II (в 1059 г.) к Анне, королеве французской, похваляющего ее за набожность и усердие к Церкви, явно предполагает, что эта наша княжна держалась тогда латинского закона1043. С другой стороны, необходимо допустить, что если дочь норвежского короля Ингигерда, вышедшая за Ярослава, была прежде римского исповедания и если по понятию самих латинян это исповедание столько уже отличалось от православного, принятого нами с Востока, то и она при своем вступлении в брак переменила свою веру, ибо, по современному свидетельству митрополита Илариона, Ингигерда вместе с супругом и всеми детьми содержала у нас правоверие, преданное святым Владимиром и называлась уже новым именем Ирины, которое, может быть, получила вместе с тем, как приняла православие1044. Наконец, дочь польского короля Болеслава, бывшая за нашим князем Святополком, оставалась, вероятно по договору, при своем римском исповедании, иначе, если бы она приняла православие или прежде держалась того самого исповедания, которое господствовало в Киеве, зачем бы ей брать с собою и постоянно содержать при себе римско-католического епископа Рейнберна, когда в России были уже и свои епископы и пресвитеры? Что же касается, в частности, до мысли, будто бы Рейнберн окончательно утвердил у нас латинскую веру, то мысль эта ни на чем не основывается. Обыкновенно ссылаются для подтверждения ее на слова Дитмара, но Дитмар говорит в них только, что Рейнберн, когда посажен был по повелению великого князя Владимира в темницу вместе с Святополком и его супругою, то “втайне, ревнуя о славе Божией, совершил то, чего не мог совершить открыто”1045. О чем здесь речь – неизвестно. Не обратил ли Рейнберн в темнице к римской вере Святополка, с ним находившегося? Только выводить из представленных слов Дитмара, якобы Рейнберн, сидя в темнице, распространил в России христианство, ни с чем несообразно.

Чтобы еще яснее видеть несправедливость позднейших ревнителей папства, утверждающих, будто русские при Владимире крестились в римскую веру, послушаем, что говорят об этом предмете наши отечественные летописи и что говорят даже сами римские, более древние, писатели.

В древнейшей нашей летописи, которая подробно излагает все обстоятельства обращения и крещения нашего князя пастырями греческими, встречаем следующие три, особенно замечательные для нашей цели, известия. Когда ко Владимиру, еще язычнику, начали приходить проповедники разных вер, то в числе других пришли и немцы, “послании от папежа”. Владимир, выслушав в чем сущность их проповеди, отвечал: “Идете опять, яко отци наши сего не прияли суть”. Когда вскоре прибыл проповедник греческий, то он, между прочим, сказал нашему князю: “Слышахом, яко приходиша от Рима поучить вас к вере своей, ихъже вера малом с нами разъвращена: служат бо опресноки, рекше оплатки, ихъже Бог не преда”. Когда, наконец, крестившие Владимира греческие пастыри преподавали ему вслед за крещением подробное наставление в православной вере, то, между прочим, заповедали: “Не преимай же ученья от латын, ихъже ученье развращено” и, исчислив разные нововведения латынян, присовокупили: “Ихъже блюдися ученья... Бог да сохранит тя от сего”1046. Что же из всего этого следует (а не забудем, что это передает нам писатель XI в., имевший полную возможность знать описываемое им событие)? Следует, а) что Владимир, получивший первые понятия о христианстве еще в детстве от бабки своей Ольги, крестившейся в Константинополе, был уже предубежден против латинского исповедания прежде, нежели сделался христианином, и б) что греческие пастыри, крестившие Владимира, не только не находились в единомыслии с папою, не могли крестить нашего князя в римскую веру, но нарочито заповедали ему не принимать учения латынян, блюстися от него как от учения развращенного. Имел ли, однако ж, потом Владимир какие-либо сношения с Римским первосвященником? Имел, по крайней мере по свидетельству поздних наших летописей. Так, когда Владимир находился еще в Херсоне по крещении своем, к нему приходили, между прочим, послы от папы с мощами святых1047, но о предмете и следствиях этого посольства ничего не известно. В 991 г. снова приходили от папы послы ко Владимиру и он принял их с любовию и честию и даже отправил своего посла в Рим, но, услышав об этом, патриарх Константинопольский писал к нашему князю и митрополиту Михаилу послание, в котором убеждал их не сноситься с папою, не приобщаться зловерию латынян, несмотря на все их коварное льщение, и напоминал, что вера римская не добра, потому что “они зло исповедуют о Духе Святом, постят субботы, хлеб пресный, а не квасный освящают, папу без греха быть верят” и проч.1048 В 1000 г. еще раз приходили послы от папы в Киев вместе с послами от королей чешского и венгерского, но с какою целию – неизвестно1049. Наконец, летописи наши упоминают, что в 1001 г., когда Владимир отправил своих гостей и послов в разные страны соглядати обычаев их, то, между прочим, отправлены были послы и в Рим, но это посольство не имело религиозной цели1050.

Из западных писателей довольно привести свидетельства:

1. Монаха Адемара, как современника Владимирова, который говорит, что “чрез несколько дней (вслед за проповедниками римскими) пришел в Россию греческий епископ, обратил всю средину страны и ввел там обычай греков...”1051

2. Самого папы Иннокентия III, который в 1207 г. писал ко всему русскому духовенству и мирянам: “Хотя вы доселе были удалены от сосцов вашей матери, как дети чуждые, но мы по врученной нам, недостойным, от Бога пастырской обязанности просвещать народ свой и движимые отеческими чувствами, не можем не заботиться о том, чтобы здравыми увещаниями и учениями соделать вас как члены, сообразными вашей главе, чтобы Ефрем обратился к Иуде и Самария – к Иерусалиму...”1052

3. Польских летописцев и историков, которые, как соседи русским, могли получить о России более достоверные сведения. Все эти писатели совершенно согласно с русскими летописями излагают обстоятельство крещения нашего князя и народа, говорят с большею или меньшею подробностию о проповедниках разных вер, приходивших к Владимиру, о послах его для испытания вер на месте, о совещаниях его по возвращении послов и заключают, что Владимир принял веру из Греции. Вот, например, слова а) Длугоша: “Таким образом Владимир склонился на мнение придворных и принял крещение по обряду греческому”1053; б) Кромера: “Итак, с того времени Русь упорно держится обрядов греческих”1054; в) Стрыйковского: “Итак, с того времени, т. е. с 6497 года от сотворения мира, по счислению всех русских и греческих летописей, а от Христа с 989-го, что составит в нынешнем 1579 году, когда это пишется, 599 лет, все русские народы Белой и Чермной, восточной, северной и южной России пребывают твердо и непоколебимо в вере христианской по обрядам и обычаям греческим, в верховной зависимости от патриарха Константинопольского”1055; г) Бельского: “Владимир был склоняем татарами к принятию их веры, но не хотел склониться; также и жидовской не хотел принять, и латинской также не захотел, а принял греческую”1056; д) Сарницкого: “По отправлении послов для узнания, какая вера в мире основывается на самых лучших началах, он (Владимир) принял учение христианское и обряды и обычаи Церкви Константинопольской, в каковом исповедании и доселе русский народ стоит твердо”1057.

4. Путешественников или послов, приходивших из других стран в Россию и имевших возможность собрать сведения об ней на месте. Например, Герберштейн, описывая совершенно сходно с нашими летописями весь ход обращения русского народа, выражается, что Владимир “предпочел всем другим верам веру христианскую по обряду греческому и избрал ее”, и что “Русь как начала, так и до сего дня пребывает в вере христианской по обряду греческому”1058. Павел Иовий писал: “Христианскую веру русские приняли в то время, когда греческое духовенство, не очень постоянное в своих мнениях, начало отделяться от латинской Церкви, оттого они с непоколебимою твердостию сохраняют и поныне учение и обряды, принятые ими от греческих наставников”1059. Гваньини говорит: “Все русские, после того как приняли однажды веру христианскую греческого исповедания... до сего дня единодушно и крепко держатся ее. Хотя некоторые бояре русские, подвластные польскому королю, следуют учению лютеранскому и Цвинглиеву, но весь народ и большая часть вельмож и дворян твердо содержат веру, издревле принятую по закону греческому. Таким же образом и все области России, называемой Белою и подвластной князю московскому, крепко и единодушно стоят в вере, принятой от греков”1060. Не приводим других писателей, повторяющих то же самое, хотя мы и могли бы продолжить число их1061.

Вспомним, наконец, что кроме всех этих словесных свидетельств разных писателей о крещении русских при Владимире в веру православную – греческую, а не римскую, у нас сохранилось еще, так сказать, вещественное свидетельство о том, современное событию: послание второго нашего митрополита Леонтия к латынам об опресноках.

h3 Приложения

1 Похвала равноапостольному князю Владмиру и жите его, сичинение монаха мниха Иакова

(К прим.4)

I

Месяца июля в 15 день. Память и похвала князю рускому Володимеру, како крестися Володимерь, и дети своя крести и всю землю Рускую от коньца и до коньца, и како крестися баба Володимерова Олга преже Володимера. Списано Ииаковом мнихом. Господи, благослови, отче.1062

Паул, святый апостол, церковный учитель и светило всего мира, посылая к Тимофию писание, глаголаше: Чадо, Тимофию, еже слыша от Мене многы послухы, то же предажь и верным человеком, иже довольно будуть и ины научити1063. И блаженный апостол Лука евангелист глаголеть, к Феофилу писаше, глаголя: Понеже мнози начашя повести деяти о известных вещех, бывших в нас, изволися и мне, ходившю исперва и по всех писати тебе, державный Феофиле, да разумееши о нихже начя (начат) Иисус творити же и учити1064

. К тому Феофилу написа Деяния апостольска и Евангелие святый апостол Лука. Потом многих святых писати начяша житиа и мучения. Такоже и аз, худый мних Ииаков, слышав от многих о благовернем князе Володимери всея Рускыа земля, о сыну Святославле, и мало събрав от многых я (от многиа) добродетели его написах, и о сыну его, реку же святую и славную мученика Бориса и Глеба, – како просвети благодать Божиа сердце князю рускому Володимеру, сыну Святославлю и внуку Игореву, и възлюбивый (възлюби и) человеколюбивый Бог, хотяй спасти всякаго человека и в разум истинный прийти, и вжада святого крещениа. Якоже жадает елень на источникы водныя1065, тако вжада благоверный князь Володимер святого крещениа, и Бог сътвори хотение его. Пишеть бо: Вълю боящихся его сътворить, и молитву их услышить, и спасеть я1066; и сам рече Господь: Просите и приимите, ищите и обрящете, толцете и отверзется вам; всяк просяй приметь (приемлеть), ищай обрящетъ, толкущему отверзается (отверзется)1067; и пакы рече: Иже веру иметь, крестится и спасен будеть, а иже веры не имать, не крестится, уже осужден будеть1068.

Взыска спасениа, и прия от бабе (о бабе) своей Олзе, како шедши ко Царюгороду, и прияла бяше святое крещение, и пожи добре пред Богом, всеми добрыми делы украсившися, и почи с миром о Христе Иисусе и в вере блазе. То все слышав князь Владимер от бабе своей Олзе, нареченней в святом крещеньи Елена (Елене), тоя и житие подража (такоже и) святыя царица (свята царици) Елены (матере великаго царя Костянтина житию ревнуя всем и) блаженныя княгыни Олги, то слышав Владимер, разгарашется Святым Духом сердце его, хотя святого крещениа. Видя ж Бог хотение сердца его, провидя доброту его и призри (призре) с небесе милостию Своею и щедротами и (к – нет в другом списке) в Троици славимый (Бог, Отець и Сын и Святый Дух, на) князя Володимера, испытая сердца и утробы, Бог праведен, вся прежде ведый и просвети сердце князю Рускыя земля Володимеру приати святое крещение.

Крести же ся сам Володимер, и чада своя и весь дом свой святым крещением просвети, и свободи всяку душю, мужеск полк (пол) и женеск святого ради крещениа. И възрадовася, и възвеселися о Бозе давидьскый князь Володимер, и, акы святы (святый) пророк дивный Аввакум о Бозе Спасе (о Господе) веселяся и радуяся о Бозе Спасе своем. О блаженое время и день добрый, исполнен всего блага, в онже крестися Володимер князь! И наречен бысть во святом крещении Василей, и дар Божий осени его, благодать Святого Духа освети сердце его и навыче по заповеди Божий ходити и жиги до Бозе (жити добре о Бозе), и веру тверду удержа неподвижиму. Крести же и всю землю Рускую от коньца до коньца, и поганьскыя богы, паче жь и бесы, Перуна, и Хроса, и ины многы, попра, и съкруши идолы, и отверже всю безбожную лесть. И церковь созда каменну во имя Пресвятыя Богородица, прибежище и спасение душам верным, и десятину ей вда, тем попы набдети, и сироты, и вдовица, и нищая. И потом всю землю Рускую и грады вся украси святыми церквами, и отвержеся всея дьяволя льсти, и прииде от тмы дьяволя на свет, с чады своими прииде к Богу, крещение приим, и всю землю Рускую исторже из уст дьяволь, и к Богу приводе, и к свету истинному. Рече бо Господь пророком: Изводяй от нечестия нечестивого, акы уста Моя ecu1069; и бысть князь Володимер, акы уста Божиа, и человекы от льсти дьявола к Богу приведе1070. О, колика радость и веселие бысть на земли! И ангели възвеселишася, и архангели, и святых дуси възыграшася. Сам рече Господь, колика радость бывает на небесех о едином грешнице кающемся1071. Толико бещисла душь по всей земли Руской приведены к Богу святым крещением! Похвалы всякыя дело то достойно сътвори, и радости духовныя полно.

О блаженный и треблаженный княже Володимере, благоверне, и христолюбиво, и страннолюбче! Мьзда твоя многа зело пред Богом. То же блаженый Давыд глаголаше: Блажен человек, егоже Ты накажеши. Господи, от закона Твоего научиши и да укротиши от дний люд (лют)1072. Блаженый князь Володимер, уклонився от службы дьяволя, и прииде к Христу Богу, Владыце своему, и люди вся приведе и научи я служити Богу. Сам бо Господь рече: Иже сотворить и научить, сей велик наречется в Царствии Небесно1073. А ты, о блаженый княже Володимерю, бысть апостоль в князех, всю землю Рускую привед к Богу святым крещением, и научи люди своя (своя – нет) кланятися Богу, славити и пета Отца и Сына и Святаго Духа. И вси людие Рускыя земля познаша Бога тобою, Божественный княже Володимере! Възрадоваша же ся ангельстии чини, агници чистии (честнии) – ныне радуються вернии, и воспеша, и въсхвалиша. Акы младенци иеврейстии с ветвьми усретоша Христа, вопиюще: «Осана Христу Богу, победителю смерти» – тако и новоизбраннии людие Рускыя земля но (но – нет) въсхвалиша Владыку Христа с Отцем и с Святым Духом (и) к Богу приближившеся (святым) крещением, и дьявола отвергъшеся, и службы его поругашася, и поплеваша бесы, и познаша Бога истиннаго, Творца и Съдетеля всей твари, и поють по вся дни живота и на всяк час песнь чюдную, хвалу (хвалную) архангельскую: Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволени1074. И ты, блаженный княже Володимерю, подобно (дело) Костянтину Великому сътвори. Якоже он верою великою и любовию Божиею подвихся, утверди всю вселенную любовию и верою, и святым крещением просвети весь мир, и закон Божий по всей вселенней заповеда; и раздруши (разруши) храмы идольскыя со лжеименными быти и (богы), святыя же церкви по всей вселенней постави на хвалу Богу, в Троици славимому Отцю и Сыну и Святому Духу, (и) крест обрете, всего мира и (и – нет) спасение, с Божественною (блаженною) и богомудрою матерью своею святою Оленою; и с чяды (чады) многы приведе к Богу святым крещением бесщисленное множество, и требища бесовьская потреби, и храмы идольскьм раздруши, и церквами украси всю вселенную и град (грады), и заповеда в церквах памяти святых творити, пении и молитвами и праздникы праздновати на славу и на хвалу Богу; такоже и блажены (блаженный) князь Володимер сътвори с бабой своею Олгою.

Та бо1075 блаженая княгыни руская Олга по смерти мужа своего Игоря, князя рускаго, освящена бывши Божиею благодатию и в сердци приимши Божию благодать. О, како похвалю блаженную княгыню Олгу, братие! Не веде. Телом жена сущи, мужеску мудрость имеющи, просвещена Духом Святым, разумевши Бога истиннаго, Творца небу и земли, въставьши иде в землю Греческую, в Царьград, идеже цари-крестьяны и крестьянство утвердися, и пришедши проси крещениа, и приимши святое крещение възвратися в землю Рускую, в дом свой, к людем своим, с радостию великою, освящена духом и телом, несущи знамение Честнаго Креста. И потом требища бесовьская съкруши, и начя жиги о Христе Иисусе, възлюбивши Бога всем сердцем и всею душею, и пойде вслед Господа Бога, всими добрыми делы осветившися, и милостынею украшьшися, нагыя одевающи, жадныя напаяющи, и странныя упокоющи, нищая, и вдовица, и сироты – вся милующи, и потребу дающи всяку с тихостию и любовию сердца, и молящи Бога день и нощь о спасении своем. И тако поживши, и добре славящи Бога в Троици, Отца и Сына и Святаго Духа, почи в блазе вере, скончя житие свое с миром о Христе Иисусе, Господе нашем. И Бог прослави тело своея си Олены, ей-же имя в святом крещении наречено блаженыя княгыни Олги, и есть в гробе тело ея честное, и нераздрушимо пребывает и до сих дней. Бог бо своя рабы славить; рече бо пророк: Славящая мя прославлю и укоряяй бесщести будеть1076. Блаженная бо княгыни Олга прослави Бога всеми делы своими добрыми, и Бог прослави ю. Ино чюдо1077 слышите о ней: в гробе, идеже лежить блаженное и честное тело блаженныя княгыне Олгы1078, гроб камень мал в церкви святыя Богородица, ту церковь създа блажены князь Володимер каменую в честь святей Богородици, и есть гроб блаженыя Олги, и на верху гроба оконце сътворено, и туда видети тело блаженыя Олгы, лежаще цело, да иже с верою придеть, отворится оконце, и видеть честное тело лежаще цело, и дивися чюду таковому, толико лет в гробе лежащу телу неразрушимуся. И человеци же вернии, видевше чудо толико, славять Бога, дивящеся милости Божией, юже имать на святых своих. О дивное и страшное чюдо, братие, и преславно! Достойно и похвалы всякоя тело то честное: в гробе цело, акы спя, почивает! Поистине дивен Бог во святых своих, Бог Израилев1079. То ведяще, вернии человеце прославить Бога, прославляющаго рабы своя. А другым, иже не с верою приходять, не отворится оконце гробное, и не видять тела того честнаго, но токмо гроб. Тако Бог прослави рабу свою Олгу, рускую княгыню, нареченную в святом крещении Елена! По святом же крещении си блаженная княгыни Олга живе лет 15, и угодив Богу добрыми делы своими, и успе месяца июля в 11 день в лето 6477, душю свою честную предавши в руце Владыце Христу Богу1080. Послушайте, възлюблении!

О1081 (послушайте, возлюбленнии, еже о милостыни святаго князя Владимира) блаженый же князь1082 Володимер внук Овжин (Олжин) крестився сам, и чяда своя и всю землю Рускую крести от конца и до конца; храмы идольскыя и требища всюду раскопа, и посече, и идолы съкруши; и всю землю Рускую, и грады, и честными иконами церкви украси; и памяти святых в церквах творяще пением и молитвами; и праздноваше светло праздникы Господьскыя, три трапезы поставляше: первую – митрополиту с епископы, и с черноризьце, и с попы, вторую – нищим и убогым, третьюю – собе, и бояром своим, и всем мужем своим. Подобяся царем святым, блаженый князь Володимер, пророку Давиду, царю Езекею (Иекею), и треблаженному Иосею, и Великому Костянтану, иже избраша, и изволиша Божий закон боле всего, и послужиша Богу всем сердцем, и получиша милость Божию, и наследиша рай, и приаша Царство Небесное, и почиша с всеми святыми, угожьшими Богу; такоже блаженый князь Володимер, послужив Богу всем сердцем и всею душею1083. Не дивимся, възлюбленеи (възлюблении), аще чюдес нетвореть по смерти: мнозе бо святей (святии), праведней (праведнии) не сътвориша чудес, но свята суть. Рече бо негде о том святыи Иоанн Златоуст: «От чего познаем и разумеем свята человека? От чудес ли или от дел?» И рече: «От дел позната, а не от чюдес». Много бо и волъсви чюдес сътвориша бесовьскым мечтанием; и бяху святей апостоле, и бяху лжии апостоле; беша святей пророце и бяху лжии пророце, слугыдьяволя; ино чюдо и (инет) сам сотона преображается в ангел светел. Но от дел разумета святаго, якоже апостол рече: Плод духовный есть любы (радость), терпение, благоверее (благоверно), благость, кротость и въздержание, на таковых нестьзакона1084. Блаженый же князь Володимер всем сердцем и всею душею Бога возлюби и заповеди Его взыска и съхрани. И вся страны бояхуся его и дары приношаху ему. И възвеселися, и възрадовася о Бозе и о святом крещеньи, и хваяше и славяше Бога о всем том князь Володимер, и сице в радости смрением сердца глаголаше: «Господи, Владыко благьш! Помянул мя оси и привел мя еси на свет, и познах Тя, всея твари Творца. Слава Ти, Боже всех, Отче Господа Бога нашего Иисуса Христа! Слава Ти с Сыном и Святым Духомь! Сице мя помиловав! Во тме бях, дьяволу служай (служа) и бесом; но тым (Ты мя) святым крещением просвети. Акы зверь бях, много зла творях в поганьстве и живях акы скоти наго (аки скотина, но) Ты мя укроти и наказа Своею благодатью. Слава Ти, Боже, в Троици славимый, Отце и Сыне и Святый Душе! Троице Святая! Помилуй мя, настави мя на путь Твой и научи мя творити волю Твою; яко Ты еси Бог мой»1085. Князь же Володимер поревьнова святых мужь делу и житию их, и възлюби Авраамово житие, и подража страннолюбие его, Ияковлю истину, Моисееву кротость, Давидово безлобие, Костянтина царя Великаго, перваго царя крестьянскаго, того подражая правоверие1086. Боле же всего бяше милостыню творя князь Володимер: иже немощнии и старей (немощныа и старыа) не можаху дойти княже (княжа) двора и потребу взята, то в двор (в домы) им посылаше; немощным и старым (этих слов нет) всяку потребу блаженый князь Володимер даяше. И не могу сказати многыя его милостыня, не токмо в дому своем милостыню творяше, но и по всему граду, не в Киеви едином, но и по всей земли Руской и в градех, и в селех, везде милостыню творяше, нагыя одевая, алчьныя кормя и жадныя напаяя, странный покояя милостию, и церковникы чтя, и любя, и милуя, подавая (подая) им требование; нищая, и сироты, и вдовица, и слепыя, и хромыя, и трудоватыя – вся милуя, и одевая, и накорьмя, и напаяя. Такоже пребывающ (пребывающу) князю Володимерю в добрых делех, благодать Божиа просвещаше сердце его, и рука Господня помогаше ему, и побежаше вся врагы своя, и бояхутся его все. Идеже идяше, одолевайте: радимице победи и дань на них положи, вятичи победи и дань на них положи на обоих (этого нет), и ятьвягы взя, и сребреныя болгары победи, и на казары шед победи я (я – нет) и дань на них положи. Умысли же и на гречьскый град Корсунь и сице моляшеся князь Володимир Богу: «Господи Боже, Владыко всех! Сего у тебе прошю, даси ми град, да прииму и да приведу люди-крестьяны и попы на свою (всю) землю и да научать люди закону крестьяньскому»1087. И послуша Бог молитвы его, и прия град Корсунь. И взя сьсуды церковныя, и иконы, и мощи святаго священномученика Климента и иных святых. В ты дни беяста царя два в Цариграде – Костянтин и Василей. И посла к ним Володимер, прося у них сестры оженитися, да ся бы болма на крестьяньскый (крестианьскии) закон направил. И даста ему сестру свою, и дары многы прислаша к нему, и помощи (мощи) святых даста ему; положи и (этого нет). Тако добре поживе благоверный князь Володимер, и скончя житие свое в правоверней вере о Христе Иисусе Господе нашем и с благоверною Олгою: и та бо, шедши Царюграду, прияла бяше святое крещение, и много сътворив добра в житии сем пред Богом, и сконча житие свое в добрей вери, и почи с миром, в руце Божий душю предавши. И еще живу сущю Володимеру князю, рать бяше от печенег. Володимер же бяше болестию (болезнию) одержим, в той же болезни предасть душю свою в руце Божий.

Володимер князь1088 отходя света сего, сице моляшеся, глаголя: «Господи Боже мой! Не познал Тебе бех (бяху); но помиловал мя еси и святым крещением просвятил мя еси; и познах Тя, Боже всех, святый Творче всея твари, Отець (Отче) Господа нашего Иисуса Христа! Слава Ти с Сыном и Святым Духом. Владыко Боже! Не помяни моей злобы (злобе): не познал есмь (есми) Тебе в поганьстве, ныне же Тя знаю и виде (веде). Господи Боже мой! Помилуй мя: аще мя хощеши казнити и мучити за грехы моя, казни Сам мя. Господи, бесом не предай же мене». И сице глаголя и моляся Богу, преда душу свою с миром ангелом Господним и успе (успе). Праведных бо душа в руце Божий суть, и мъзда им от Бога, и строение им от Вышняго; того ради приимуть венець красоты от рукы Господня. По святом же крещеньи поживе блаженный князь Володимерь 28 лет1089. На другое лето по крещении к порогом ходи, на третье лето Корсунь город взя1090, на четвертое лето церковь камену святыя Богородица заложи, а на пятое лето Переяславль заложи, в девятое лето десятину блаженый (блаженный и) христолюбивый князь Володимер вда церкви (дав церкве) святей Богородици и от имениа своего1091. О том бо и сам Господь рече: Идеже есть съкровище ваше, ту и сердце ваше будеть1092. Блаженный князь Володимерь имяше съкровище свое на небесех, съкрыв милостынею и добрыми своими делы: тамо и сердце его бе – в Царствии Небесном. И Бог поможе ему, и седе в Киеве на месте отца своего Святьслава и деда своего Игоря. А (– нет) Святослава князя печенезе убиша; а Ярополък седяше в Кыеве на месте отца своего Святослава. И Олег идый с вой у Вручя гада (Олгь у Вруча града), мост ся обломи с вой (с вой идый с вой) и удавиша Олга в гребли, а Ярополка убиша в Кыеве мужи Володимерове. И седе в Кыеве князь Володимер в смое (осмое) лето по смерьти отца своего Святослава, месяца июня в 11 день, в лето 6486. Крести же ся князь Володимер в десятое лето по убиении брата своего Ярополка. Кляшется (и каяшеся) и плачетца (плакаше) блаженный князь Володимер всего того, елико сътвори в поганьстве, не зная Бога. Познав же Бога истиннаго. Творца небесе и земли, покаявся всего, и отвержеся дьявола, и бесов, и всея службы его, и послужи Богу добрыми делы своими и милостынею. Успе (и успе) с миром месяца июля в 15 день, в лето 6523 о Христе Иисусе Господе (нашем).

II. Житие блаженаго Володимера (Испытание блаженаго князя Владимера)

Сице убо бысть малым (малом) преже сих лет, сущю самодержцю всея Рускыя земля Володимеру, вънуку же Иолъжину а правнуку Рюрикову; ходиша же слугы его в болъгары и в немци, и видеша скверная дела их; и оттоле идоша в Царьград и видеша украшениа церковная и чин Божественныя службы, изрядная архийерейская лепота, пенья же и ликы, и предстояния дьякон; и ту пребыша 8 дний1093. И (– нет) царь же Василей и Костянтин отьпустиша я с дары и с честию; они же приидоша в Русь. Володимер же созва (съзва) бояры своя и старцы, и рече им: «Се приидоша посланнии нами, да слышим от них бывшая». И рекоша слугы ходившая1094, яко смотрихом, како поклоняются болгаре в ропате стояще без пояса, и покланився сядеть и глядить семо и овамо, акы бешен; и несть веселья в них, но печаль и смрад велик; и несть добр закон их. В немцех же многы видехом в храмех службы творяща, а красоты никоея (никоея же) не видехом в них. Приидохом же в грекы, в Царьград, и ведоша ны, идеже служать Богу своему, и не вемы на небесе (небеси) ли есми (есмя) быле, или на земли: несть нигдеже такова видения, ни красоты такия (таковая) недоумеем сказати; токмо то вемы, яко тамо Бог со человекы пребывает и есть служба их лучши всех стран. Мы убо не можем забыта красоты тоя: всяк бо человек аще вкусить сладка (сладко), последи не приметь горести; тако и мы, княже, не можем зде быти, но идем тамо. Бояре же рекоша: «Аще не бы был добр закон греческый, то не бы прияла Олга, баба твоя». Володимер же рече: «Воля Господня да будеть!» И умысли в собе: «Сице сътворю (сотворю)».

Минувшю же лету, иде с вой на Корсунь. Корсуняне же боряху крепко с града. Володимер же рече: «Аще ми ся не предаете, стояти имам (имамы) за три лета». Они же не послушаша, и стоя шесть месяць1095. Бе же в Корсуни мужь именем Анастас; сей написав на стрелу и пусти ю к Володимеру ко кладязю (к князю): «От въсточныя страны града в граде по трубам воды сведены; копав преиме (перейми) я». Князь же, се слышав, рече: «Господи Боже! Аще ми се сбудется, абие крещюся». И повеле копати въпреки трубам, и переяша воду. Людие же в гради изнеможаху жажею водьною, и предашася. Он же, взем град, посла к царем, к Василию и Костянтину, в Царьград, глаголя има: «Се град вашь славный взях; слышав же, яко имаета сестру девою, дайте ю (– нет) за мя; аще ли ми ея не даста, аз и Царюграду тако сътворю посему (яко сему)». Она же отвещаста: «Нам недостоить за некрещеныя давати, но крещение приимеши; аще ли сего не сътвориши, не дадем (дамы) сестры своея за тя». Володимер отвеща посланным: «Пришедше от вас крестят мя». И послаша царю (царя) Анну, сестру свою и с нею воеводы и прозвутеры (пресвитеры), и приидоша в Корсунь. А Володимер разболеся. Епископ же с попы корсуньскими и с попы царицины, огласивше, крестиша (и) в церкви святаго Иякова1096 в Корсуне граде и нарекоша имя ему Василей. И бысть чюдо дивно и преславно: яко възложи руку на нь епископ, и абие цел бысть от язвы. Възрадовася сердцем, и мнози от бояр его в том часе крестишася; и постави церковь в Корсуне на горе святаго Василиа1097.

И по семь поим царицю (и) Анастаса и попы корсуньския с мощми святаго Климента и Фива, ученика его, поймав же иконы изборныя (соборныя) и книгы. А град Корсунь вдасть царема за вено, сестры деля (– нет) ею. А сам в Киев вшед, повеле испроврещи и избита кумиры, овыи иссещи, а иныя ижжещи; а Волоса идола, егоже именоваху скотья бога, веле в Почайну реку въврещи1098; Перуна же повеле привязати к коневи, к хвосту и влещи с горы по Боричеву на ручей; а слугы пристави бита идолы жезлием. Се же не яко древу чюющю, но на поругание бесу, иже прелщаше ны сим (прелщеным си) образом. Плакаху же ся его невернии люде (люди); еще бо бяху не приала святаго крещения. И привлекше кумира Перуна, въвергоша и в Днепр реку, и проплы порогы, изверже и ветр на берег; и отьтоле прослу Перуня гора. И положи заповедь по всему граду, да утре вси обрящутся нареци, богат ли, или убог, или нищ, или работен. Да сеже людие слышавше радостно течяху, глаголюще: «Аще бы се не добро было, не бы сего князь и бояри прияли». На утрея же изыде Володимер с попы царицины и с корсуньскими (на Почайну реку) и снидеся бещисла народа, влезше в воду до шея а инии до Персии, младии же по брегу, а жены младенци держаще, а попы (попове) на брезе молитвоваху. И бысть радость велика крестившимся людемь и идоша кождо (каждый) в домы своя. Володимер же рад быв, яко позна Бога сам и людие все и помолися (рече): «Боже, сътворивый небо, и землю, и море, и вся яже в них! Призри на люди Твоя, и дай им познати Тебе (истинаго Бога), и утверди в них веру неблазнену, а мне помози на врагы, да побежю и». И повеле крестьяном ставити церкви по тем местом, идеже кумиры стояли; а сам постави церковь святаго Василья на холме, идеже стоял Перун идол. И повеле попом по градом и по селом люди ко крещению приводити и дети учити грамоте.

Минувшю же лету, умысли создати церковь святыя Богородица, послав приведе мастера от грек. Свершене же ей бывши, украси ю, и иконами удивив, и поручи ю Анастасу Корсунянину; и попы корсуньския пристави служити в ней; и вдасть все (дасть) им, еже бе взял в Корсуни, и кресты; и отьда от всего имениа десятую той церкви и от града (имения своего и от града десятны часть той церкви). Бе бо велми милостив, по словеси Господню, иже речеся (рече): Блажени милостивый, яко те помиловане будуть1099. Бяху же нищи приходяще на двор его по вся дни, и приимаху, кто чего требоваше; а недужным, не могущим ходити, повеле слугам, да в домы проносять им. И многы створи добродетели, (и) умре же на Берестовемь, и потаиша и, бе бо Святополк в Киеве. И нощию же межи клетьми приимавше (проимавше) помост, в ковре опрятавше, и ужи свесиша (свесивше) на землю; и положиша (возложше) на сани, везше, поставиша и в святей Богородици, юже бе сам создал. Се же уведавше людие, снидошася безщисла; и плакашася по нем, боляре акы заступника их земли, и убозеи яко и (– нет) кормителя. Оле чюдо! Яко вторый Иерусалим на земли явися Киев, и вторый Моисей Володимер явися. Он стенный (сенный) закон в Иерусалиме, отьлучяюще от идол; а се (сей) чистую (честную) веру и крещение святое въводящее в жизнь вечную. Он – ко единому Богу веляше в закон прийти; се (сии) ж верою и святым крещением просвети всю Рускую землю, и приведе (и) к Пресвятей Троици, к Отцу и Сыну и Святому Духу; и добродетелью получи жизнь вечную, и люди, тому ж научив, введе в Царство Небесное. Онамо к единемь апостолом рече Господь: Не бойся, малое Мое стадо,1100 зде же ко всем то же речено. Онамо – 40 дний и 3 Моисей и закон давь преставися, и на горе погребен, се ж 30 лет и 3 быв во святом крещении, веру чистую съблюд (и) заповеди свершив Господня, преставися, в руце Божий душю свою предав1101. И тело же его честное вложиша в гроб мраморян, и съхраниша с плачем благовернаго князя.

И бысть вторый Костянтин в Руской земли Володимер, се есть новый Костянтин великого Рима, иже крестився сам, и люди своя крести; тако и се (сей) сътвори подобно ему. Аще бо бе и прежде в поганьстве на скверную похоть желая, но послеже прилежа к покаянию, якоже апостол вещеваеть (вещает): Идеже умножится грех, ту изобилуеть (изобилуется) благодать1102. Аще бо в невежьстве етера съгрешениа Быша, после же раскаяшася (разсыпашася) покаянием и милостынями. Якоже глаголеть: «В чем тя застану, в том тя и сужю»; якоже пророк глаголеть: Живу Аз Аданаи Господь, яко не хощю смерти грешников, но обратитися им от пути вашего злого1103. Мнози бо праведнии, не творяше по правде (творяще зло и не по правде) живуще погибають1104. Дивно же есть се, колико добра сътворил Рустей земли, крестив ю. Мы же, крестьяне суще, не въздаемь почестья противу онаго възданию. Аще бо (бы) он не крестил бы нас, то ныне быле быхом в прельсти дьявола, яко и прародители наши погинуша (погибли). Да аще быхом имели потщание и молбу приносили Богу за нь, в день преставлениа его, вида (видя) бы Бог тщание наше к нему, прославил бы и. Нам бо достоить за нь Бога молити, понеже тем Бога познахом. Но даждь (ти) Господи (Господь) по сердцю твоему и вся прошениа твоя исполни (исполнить), иже желаше Царства Небеснаго, дажь ти Господи (Господь) венец с праведними, пищи райстей веселие и ликъствование с Аврамом и с прочими патриархи; якоже Соломон рече: Умершю мужю праведну, не погибаетъ упование1105. Сего бо в память держать рустии людие, поминающе святое крещение, и прославляють Бога в молитвах, и в песнях, и в псалмех, поюще Господеви новии людие просвящени (просвещении) Святым Духом, чающе надежи великаго Бога и Спаса нашего Иисуса Христа въздати комуждо противу трудом неизреченную радость, юже буди улучити всем христьяном.

О святая царя Константине и Володимере! Помагайта на противныя сродником ваю (вашим), и люди избавляйта от всякыя беды, греческыя и рускыя, и о мне грешнемь помолитася к Богу, яко имуще дерзновение к Спасу, да спасуся ваю молитвами. Молюся и мило (милы) вас дею писаниемь грамотица (грамотице) сея малый, юже похваляю ваю, написах недостойным умом и худым и невежьственным смыслом. Вы же, святая, молящеся о нас, о людех своих, приимете (приимите) на молитву к Богу святую ваю сыну, Бориса и Глеба, да вси вкупе възможете Господа умолити, с помощью силы Креста Честнаго и с молитвами Пресвятыя Богородица, Госпожа нашея и с всеми святыми (угодившими Христу, Емуже подобаеть всякая слава)1106.

2 О редакциях жития преподобного Аврамия Ростовского

(К прим. 19)

Нам известны три редакции жития Авраамиева, которые, впрочем, разногласят между собою только касательно первоначальных лет преподобного до прибытия его к Ростову, а во всем прочем почти совершенно согласны и, видимо, составлены при пособии одних и тех же источников, хоть и не с одинаковою подробностию и обширностию.

Списки первой, кратчайшей, редакции, которые встречаются всего чаще (рукоп. моей библ. № 39. Л. 141 (26); № 65. Л. 122; библ. СПб. Дух. Ак. № 270. Т. 1. Стат. 6 (59); Новг. Соф. библ. № 503. Л. 344 (10); Опис. рук. Рум. муз. С. 212, 598, 666 (88); Опис. рук. Царек. С. 399, 428, 436, 607, 675 (289)), говорят с самого начала, что «преподобный отец наш Авраамий бе родителю благочестиву сын», оставил дом родительский с младых лет и бысть мних, потом – мнихом начальник и стал помышлять о просвещении верою Ростова, где «не у бе еще вси прияша святое крещение», и т. д. Вообще, списки этой редакции сходны с напечатанным в Прологе (234) и Чети-Минее (102) под 29 числом октября, при том только различии, что в некоторых списках названы по имени современные Авраамию Ростовские епископы Феодор и Иларион и князья Борис ростовский и святой Владимир, а в печатном имена их не упомянуты. Один из указанных нами списков (Опис. Рум. муз. 666 (88)), в котором, впрочем, имена этих епископов и князей не поименованы, издан Костомаровым в Памятн. старинной русск. литерат. 1. 221–224. СПб., 1860 (222).

В списках второй, более обширной, редакции (рукоп. библ. СПб. Дух. Ак. № 270. Т. 1. Стат. 3 (59); Опис. рук. Рум. муз. С. 208 (88)), начинающихся словами: «Еже удивитися святых трудом добро», после краткого приступа читаем следующее: «Сии оубо преподобный отец наш Авраамий от предел галическых, от града нарицаемаго Чюхлома, бе родителю благочестиву сын, и от них книжному оучению наказан бысть и благочестию наоучен, и бе в страсе Божий от младых ноготе, ходя во всяком смирении и простоте, любя чистоту душевную вкупе и телесную. И еще юн сый возрастом, остави родителя своя и мирскый мятежь, и, вземь крест свой, последова Христу. Отсуду прочее: весь бо и себе представит хотя, изыде взыскати в честных и чюдотворных обителех жилище святых, помянув рекшаго: Добро опечалити родителя, а не Господа – ов бо созда и спасе, ови же множицею, ихже возлюбиша, и погубиша, и муце предаша. И тако обшед и соглядав места доволна, прииде в пресловущий великий Новъград, и тамо соглядав вся спасеная и чюдотворная места, многонародна суща и по Бозе живуща. Обаче восхоте, по пророку рекшему, и глагола он, помянув к великому оному, еже бегати от человек и спастися; тако и сии преподобный, оудалитися от человек и водворитися в пустыню, прииде к великому езеру Ладожскому и тамо обрете обитель, реченую Валам, вниде и обита; и виде место от града оудалено и не зело народно, восхоте пребывати ту, и приат бысть. Видев же о братии благое оустроение, начят молити пастыря обители тоя, да сподобит его ангельскому образу. Игумен же того искусив духовне, обрете сосуд чист Богови, повеле пострищи его, и дасть ему ангельскый образ, и причте его ко прочей братии. Преподобный же порадовася, яко бысть мних. И чистоте приятелище быв Святаго Духа. Покори оубо плотьская духови и, обладая страстьми душевными и телесными, жестокому пребыванию себе вдав, труды к трудом прилагая. И бысть искусен инок, и во всех тяжких службах. И пребысть ту лета доволна, и трудом многим себе истончив. И видеша игумен и братия преподобнаго Аврамия трудившася доволно, и искусна во всем, начаша почитати его и честь велию воздаяти ему, иным же яко и пастыря того нарицати. Преподобный же сего никако же восхоте слышати, ниже чести некыя взыскати. И абие отьиде в незнаемыя страны, и по благоволению Божию прииде близе града Ростова, и ту обита при езере, малу колибицу себе поткнув. Видевше же благоразумнии, богобоязневии человецы, начаша приходити к нему, инии же и сожительствовати с ним произволяюще. Преподобный же приимаше и оучяше когождо их от Божественнаго Писания, и советоваше комуждо полезная, и печашеся ими. Отселе и не хотя бысть иноком началник, и болшим трудом касаашеся, житие паче ангельское подражая, и чюдес обогати вся благодатию, яко всем приходящим исцеляти страсти неисцелныя. Преподобный же о сем паче оумилився, и течением слезным непрестано душу омывая. Видев же блаженный еще в то время прелесть идольскую, в нечестивых душях единаче растущу; не оубо бе и еще прияли вси в Ростове святое крещение, но Чюдцкыи конец единаче поклоняшеся идолу камену...» и проч. Далее сходно с первою редакциею. Нельзя здесь не заметить, что составители жития Авраамиева по обеим этим редакциям пользовались, вероятно, каким-либо древним житием преподобного, ибо, сказав о церкви, построенной еще самим Авраамием в память явившегося ему Иоанна Богослова, далее о грамотах, пожалованных Авраамию святым Владимиром, повторяют в тот и другой раз: «Иже суть и до сего дне». Или, быть может, составитель первой, кратчайшей, редакции сам жил довольно близко ко времени святого Авраамия – спустя два-три столетия.

Наконец, о прототипе третьей и, вероятно, обширнейшей редакции жития Авраамиева можем судить только по извлечению из этого жития, помещенному в рукописном уставе Валаамской обители (рукоп. библ. СПб. Дух. Акад. № 285. Л. 104–108 (62)). Предлагаем здесь это замечательное извлечение сполна: «Преподобный Аврамий Ростовский пострижен бысть в Валаамской обители. Выписано из полнаго жития его сице: родом бе от предел галицких, града Чухлова, богатых родителей, но непросвещенных; еще бо страна та в неверии тогда бысть; имя от рождения бе Иверк, и до осмнадесят лет бысть в разслаблении великом. Случися же быть из новогородцев благочестивых мужей во граде их и в доме отца его; и беседоваху о вере в Господа нашего Иисуса Христа и бываемых чудесах в христианской вере; отрок же, лежа на одре, внимаше беседе их, оудивляясь зело; и егда вси розыдошася, нача в себе помышляти, како оу отца моего много богов есть, а мне не помогут; а у новогородцев един Бог и многим исцеление дает. Если б мне оной Бог дал здравие, я бы стал Ему веровать и служить вечно и пошел бы в ту их страну. И в тех мыслях призывыше себе на помощь Господа нашего Иисуса Христа, недоумевая надолзе, еда ли поможет ему. И абие внезапу ощутив нашедшую свыше силу на него, нача превращатися на одре, рукама и ногама владети, и вскоре воста с одра своего, возрадовася зело. И виде, яко родителей его не бе в храмине, изыде в той же час из дому своего и пойде на запад; и многия дни шед, обрете наконец верующих в Господа нашего Иисуса Христа, от которых наставляем бысть к познанию Божию; и всему христианскому закону навык и книжному учению. И по некотором времени дойде и великаго Новаграда; возрадовася зело, виде храмы Божия и прочее благочестие. Ища же себе места уединеннаго, отьиде по реце Волхове и дошед Ладожскаго езера, где оуслыша о обители Живоначальныя Троицы Валаамской, достиже оной и, пришед ко игумену Феогносту, плачася зело и моли о принятии его в монастырь, сказывая о себе все подробну и что еще не крещен бысть. Игумен же, видя его благоразумна отрока, прият в монастырь и крести его, и нарече имя ему Аверкий. Он же поживе с братиею, и виде их трудолюбивую о Боэе жизнь, и умоли игумена постричь его во иноки. И пострижен бысть с наречением имени Аврамий. И тако преподобный провождаше жизнь свою по вся дни в трудах монастырских и великом воздержании, истончив плоть свою до зела, и бысть жилище Святаго Духа. Игумен же и братия, виде его в толиких трудах и смирении, начаша вельми почитати его. Он же печален бысть о том инеможаше хвалы человеческия терпети, изыде из обители Валаамской тайно, и по благоволению Божию достиже близ града Ростова, в неверии еще тогда бывшем, и постави себе хижину близ езера, нача жити ту и приходящих к нему жителей в недугах исцеляше благодатию Божиею. Народ же той поклоняшеся идолу Велесу, в котором злый бес живяше, мечты и страшилища творяще. Преподобный же Аврамий надолзе времени моляшеся Господу Богу, да подаст ему силу и благодать Святаго Духа разорити того идола и люди неверный обратити к познанию Божию. Како же преподобный, видя святаго Иоанна Богослова, и прият от него жезл, и тем сокруши идола Велеса, и тако люди неверныя обрати ко Господу, и обитель в Ростове оустрои святаго Богоявления Господня, и общежительство братии предаде, и о прочем всем писано подробну в Четий Минеи, месяца октоврия, 29 дня. Преподобный же Аврамий бысть в одъном столетии святаго князя Владимира, по свидетельству жития его из следованнаго Псалтиря». Прибавим, что помянутый устав Валаамской обители, в котором помещено известие о преподобных отцах, в ней живших, в частности и о преподобном Авраамии, был свидетельствован в 1711 г. местоблюстителем патриаршего престола Стефаном Яворским, а потом свидетельствован и утвержден митрополитами Новгородскими и Санкт-Петербургскими Гавриилом и Амвросием, как значится в предисловии и послесловии.

3 Заметка об основании города Владимира Кляземского

(К прим. 26)

Об основании города Владимира Кляземского еще святым Владимиром, кажется, можно заключать с некоторою вероятностию из слов владимирского же летописца, жившего в XII в. Рассказывая, что ростовцы и суздальцы по смерти Андрея Боголюбского (1174), который, как известно, почти создал вновь и возвысил на степень своей столицы город Владимир, не соглашались с владимирцами в избрании нового князя и, хвалясь своею древностию, говорили: «Сделаем так, как нам любо, – Володимер есть только пригород наш», – летописец замечает, что это говорили они, «противящеся Богу и правде Божией (т.е. говорили несправедливо), слушающе злых человеков развратников, не хотящих нам добра, завистью граду сему и живущим в нем: постави бо прежде град сей Великий Володимер и потом князь Андрей». Не то ли хотел сказать летописец, что отнюдь не Андрей Боголюбский, а первоначально сам Владимир Великий поставил город Владимир, а потом-то уже Андрей и что, следовательно, довольно древен и этот город, а не так нов, как воображают, называя его пригородом? Если заключение справедливо, то основательно ли думать, будто здесь Владимиром Великим называется Владимир Мономах? Можно ли было в 1176 г. доказывать древность города Владимира тем, что он основан в 1116 г. (Полн. собр. рус. летоп. 1. 160 (228). Снес.: Карамз. И. Г. Р. 1. Прим. 463; 3. Прим. 36 и 37 (148))? Свидетельство поздних летописей (XV–XVI вв.), будто «Мономах поставил град Володимер Залешьскый» (Карамз. 2. Прим. 238 (148)), не может иметь здесь силы, потому что другие летописи того самого же времени говорят, напротив, что именно святой Владимир был в земле Суздальской с евангельскою проповедию и основал в ней этот город (см. выше прим. 24). Притом выражение летописей, что Мономах поставил город Владимир Залешьский, можно понимать в таком же смысле, в каком и выражение их, что Андрей Боголюбский создал этот город (Ник. лет. 2. С. 176 (241)), т. е. не в смысле первоначального поставления и создания, а только в смысле дальнейшего устроения и обновления. Замечательно, что о создании Владимира на Клязьме Андреем Боголюбским говорит тот же летописец, который еще прежде сказал, что этот город заложил Владимир Великий в 992 г. (Ник. лет. 1. 104 (241)). Утверждать, что некоторые летописцы ошиблись, что равноапостольный князь путешествовал собственно на Волыни и там основал город по своему имени, а они, едва ли зная о существовании этого города, смешали его с Владимиром на Клязьме (Татищ. Ист. рос. 2. Прим. 196 (294); Карамз. И. Г. Р. 1. Прим. 466 (148); Филар. И. Р. Ц. 1. Прим. 41 (317)), несправедливо. О путешествии святого князя в землю Суздальскую и основании им Владимира на Клязьме летописцы эти говорят уже в 990– 992 гг., упомянув еще под 988 г. о другом городе Владимире, который отдан был в удел князю Всеволоду, и в продолжение своего повествования не раз говорят о Владимире Волынском (напр.. Ник. летопись говорит: «Никита митрополит постави епископом Семиона в Володимер Волынский». 2. 54. Снес.: с. 72 и др. (241)). Следовательно, они знали последний город и умели отличить его от Владимира Кляземского. Да и по летописи преподобного Нестора Владимир Волынский представляется уже существующим в 988 г., прежде, нежели начал равноапостольный князь созидать города по рекам Десне, Остеру, Трубежу, Суле и Стугне (ПСРЛ. 1. С. 52 (228)). Следовательно, нет основания думать, будто Владимир Волынский построен этим князем, а не прежде. Не находя, таким образом, достаточных оснований считать совершенною баснею сказание о путешествии святого Владимира в землю Суздальскую с евангельскою проповедию и о заложении им здесь города Владимира, хотя, с другой стороны, не признавая этого сказания и совершенно достоверным, заметим в дополнение, а) что Владимир Кляземский в начале своем и даже до времени Андрея Боголюбского мог быть городком очень незначительным – вроде небольшой крепости – потому неудивительно, если до XII в. об нем не упоминается в летописях (Карамз. И. Г. Р. 1. Прим. 466; 2. Прим. 178 (148)); б) что святой князь как по расположенности к основанному им городку на прекрасном месте, так и еще более по любви к сыну своему Борису, княжившему в земле Ростовской и Суздальской, мог и впоследствии посетить эти места даже не раз, особенно в продолжение того долгого времени своей жизни (997–1015), о котором почти ничего не сохранили летописи, в) и что во время такого-то пребывания святого Владимира в стране Суздальской и мог иметь сношения с ним во Владимире на Клязьме святой Авраамий, подвизавшийся тогда в Ростове.

4 Что такое настолование епископов

(К прим.120)

На-столование, т.е. возведение на стол (inthromsatio) как справедливо объяснил еще митр. Евгений согласно с древностию (Оп. К.-Соф. соб С. 15 (115)), был обряд в древней Церкви, состоявший в следующем: по рукоположении кого-либо в сан епископа назначался особый день, когда во время литургии вслед за прочтением Апостола и Евангелия этот новопоставленный епископ был торжественно возводим посвятившими его иерархами на кафедру (на стол – ffpovog) среди церкви и приветствуем провозглашением его епархии и целованием (Bingham. Orig. Eccles. Lib. II. С. XI. § 16 (339)). Об этом же обряде настолования, или посаждения на престол, подробно говорит и Симеон Солунский в Разговор, о святых священнодействиях и таинствах церковных. Гл. 186, 197 (русск. перевод в Хр. чт. 1856, за июль. Отд. 2. С. 276, 291 (256)). В помянутом (в прим. 121) Погодинском Прологе XIV в. (37) об этом настоловании, которое Ярослав установил совершать в Георгиевской церкви, читаем: «И святи ю Ларионом митрополитом месяца ноября в 26 день, и сотвори в ней настолование новоставимым епископом». Здесь и мысль ясна, и видимо различаются два действия: святи ю в 26 день ноября и вслед за тем сотвори в ней настолование новоставимым епископом. А потому чтение этого Пролога мы предпочитаем чтению другого, хотя столько же древнего Пролога, в котором написано: «И сътвори настолование новъставимым псалмом». Тут очевидная описка, совершенно низвращающая смысл речи или, лучше, не дающая никакого смысла: что такое новоставимый псалом? Равным образом не можем согласиться, будто под настолованием, которое сотворил Ярослав в Георгиевской церкви, разумеется освящение ее и собственно поставление в ней новой трапезы. Разве Ярослав двукратно освящал церковь – 26 ноября и вслед за тем? Или разве поставление новой трапезы в церкви бывает после освящения церкви и есть нечто отдельное от освящения? (Филар. Ист. Русск. Церкв. 1. 155. Прим. 264 (317)). Несомненно, что настолование епископов существовало и у нас с самого начала: «Аз... от благочестивых епископ священ и настолован», – говорит о себе митрополит Иларион в своем Исповедании (Приб. к Тв. св. отц. 2. 255 (133)).

5 Житие святой великой княгини Ольги

(К прим. 149)

Святая великая княиня Олга родися в Плесковской стране, в веси, зовомыя Выбуто. Отца имеаше неверна сущи, також и матерь некрещену от языка варяжска и от рода некняжска, ни от велмож, но от простых бяше человек. О имени ж отца и матере писание нигде ж изъяви. Образом бяше святая тиха, и кротка, и любима ко всем, и мудра зело. Посем князь руский Игоур поня ю за ся за премногую ея добродетель и добронравие. По времени ж родися сын има Святослав, еще бо в неверствии има сущи. Посем древяне убиша великаго князя Игоуря. Сыну ж его Святославу в то время еще младу сущу, оста отца своего и седе в Киеве. Святая же княиня Олга по смерти мужа своего Игоря просвещена бывши Божиею благодатию и иде в землю Греческую, в царствующий град взыскати веры Христовы, идеже християнъство утвердися. И паки пришед святая в царствующий град, и испроси от патриярха святаго крещениа. Посем царь въсхоте пояти святую за ся, понеже бо мудра бе и красна зело. И абие Божиею помощию упремудри царя и глагола: «Царю, не подобает християном поганых поимати». Посем царь же с патриархом сам крести, своима рукама, святую в имя Отца и Сына и Святаго Духа и нарекоша имя ей Елена. И паки поучив ю патриарх от Божественных Писаний. Посем святая даде патриярху блюдо злато з драгими камыки, иж женчюгом устроено, на послужение святому олтарю соборны церкви. И паки царь глагола святей: «Пойди за мя: сее уже крещена еси». Святая же глагола: «Царю, неподобно ти есть поняти, понеже породил мя еси в купели святаго крещениа». Царь же, помыслив, и патриярх, яко не подобает поняти ей, и даде святей дары многи, царь тако ж и патриярх; и отпустиша ю с великою честью в землю Рускую к людем своим. И посем святая нача требища и коумиры сокрушати по многим местом, и в тех место нача кресты Христовы поставляти, кресты же те Христовы знамениа и чюдеса творят и до сего дни, идеже святая поставила бяше. Посем же святая хожаше по градом и по местом, учаше веры Христово и уроки легкий и дани полагаше на людех. И паки прииде святая на место Плесковы реки и Великие и возлюби место вельми, бяху бо на месте том лес велик и дубровы многи. И ту виде лучю трисиятельнаго Божества, и на месте том крест постави, крест же той стоит и до сего дни в память Святыя. Святая же пророчески глагола бояром своим и рече: «На месте сем будет церковь Святыа Троицы; град же будет велик и славен зело и изобилиа в нем будете многа». И посем святая прииде к сыну своему Святославу и живяше с ним. И абие нача святая учити сына своего Святослава о вере Христове; сын же святыя нимало внят о сем, но хожаше в мнозе силы, и пленяше грады и язы́цы, и дани многи полажаше на них, и последи и сам Святослав в неверии убьен бысть от агарян. И посем святая посла много злата на Плескову реку, идеже виде лучю трисиятельнаго Божества, на поставление церькви Святыа Троица. И посем по крещении живяше лет 15 и угоди Богу, и с миром предав святую свою и честную душю в руце Христу Богу в лето 6477, месяца июля в 11 день. И посем, времени многу минувшу по преставлении святыа, внук же ея блаженный князь Владимер въспомяну о мощех святыа бабы своеа, и прииде на место сам с митрополитом и со всем священным Собором и с фимяном, и раскопавше землю, и обретоша честныа мощи святыя бабы своея княини Олги целы и нерушимы пребывають. Они же прославиша Бога, и въземъше мощи, и положиша в церкви святыа Богородица, в гробе каменее мале; и на верху гроба того честнаго оконце сътвориша, и туде видят блаженныа тело лежаше цело и тлению непричастно, но светяшеся яко солнце. А иже кто приидет с верою ко гробу святыя, и оконце оно, иже на гробе святыа, само о себе отверзется, и видят честное тело и мнози приемлют исцеление неоскудно; а другим, иже не с верою приходящим к честному ковчегу святыа, не отворится оконце гробное, и не видят святаго и честнаго ея тела, но токмо гроб видяху святыя (рук. Рум. муз. № 397. Л. 380 об. (53); Восток. Опис. С. 601 (88)).

6 Поучение новгородского епископа Луки Жидяты

(К прим. 221)

Се, братие, сию заповедь пьрвее известно должни есмы вси крьстьяне дьржати – веровати в един Бог, в Троици славим, в Отца и Сына и Святаго Духа, якоже наоучили ны святии апостоли и отци оутвердили веру в единого Бога до конца... Веруйте въскресению, и жизни вечьнии, и1107 грешником. Не ленитися к церкви ходити на заоутренюю, на литургию, на вечернюю; и в своей клети, хотяи спати. Богу поклонися, тоже и на ложи ляжии. А в церкви тоже стой с страхомь Божиимь; не молви рьчии, не помышли, но моли Бога всемь сердцемь, да отдяст та Бог грехы. Любовь имейте с всякымь человекомь, а боле с братиею. Не буди ино на сердци, а ино в оустех. И под братом ямы не рыи, да тебе Бог в горшая не вьрьжеть. Буди правдив и братив тако, акы не каяся, правды деля и закона Божия, и гробу прилежа, да счетаеть тя Бог с святыми своими. Претрьпите брат брату и всякомоу человеку, а не въздати зла за зло. А друг друга похвали, да и Бог вы похвалить. Не мози свадити, да не наречешися сын дияволоу, но смирися да наречешися сын Божий. Ни осуди брата ни речью, ни мыслию; поминай своя грехы, да тебе Бог не осудить. Помилуйте оубогыя, гладныя, темьничныя; своим сиротам милостиви боудите, то бо вельми милостив есть, иже домачняя своя бес скорби отворить. Смышление, людьское не лепо имети нам, ни молвити срамна слова, ни гневатися на всякого дни на всяк человек. Ни о христовании посмейся никомуже1108, в напасти търпи и на Бога оупование имей; буест не имей, ни гордости и инех ся леплве твори. Поминай, яко оутро будеши смрад, гнои и червие. Боудете в смирении, кротци, не многоглаголеви, да и послушьници будете и творци Божиим заповедем, в гордаго бо сердци диявол живетъ, Божия слово не хощеть прилнути к нему. Чти стараго человека и родителя своя; не кленися Божиим именемь, ни иного заклинайте, ни проклинайте; судите суд по правде. Бога ся боитеся, а князя чтите. Раби будете пьрвое Божий, та же Господу чтите от всего сердца, ерея Божия чтите. Ни оубии, ни оукради, ни солжи, лжи послух не буди, не завиди, не оклевечи; блядня не створи с чюжими женами, не пии без года, но в меру, а не вь пияньство. Не буди гневлив, ни напраснив; с печалными ся печалуй, с радующими ся радуй и сквернена не ядите, святыя дни чтите. Буди же ми1109 с всеми вами, амин.

7 Молитва митрополита Илариона

(К прим. 222)

Владыко Господи Боже нашь, высокий и славный человеколюбче, въздая противу трудом славу ж и честь и причастьники творя Своего Царства, помяни яко благ нас нищих Твоих; яко имя Тобе человеколюбец. Аще и добрых дел не имамы, ну многиа ради Своеа милости спаси ны; мы бо людие Твои, и овца паствины Твоея, и стадо, еже новоначат паствити, истрг от пагюбы идолослужениа. Пастырю добрый, положивый душу Свою за овца, не остави нас, аще и еще блудим; не отврьзи нас, аще и еще сьгрешихом Ти, акы новокуплени раби, в всем не угодяще господину своему. Не възгнушайся, аще мало стадо, ню реци к нам: Не бойся, малое Мое стадо; яко благоизволи Отец ваш небесный дати вам Царствие. Богатый милостию и благый щедротами, обещавыйся приимати кающихся, ожидая обращениа грешьных, не помяни многих грех наших, приими ны обращающихся к Тобе, заглади рукописание съблазн наших, укроти гнев, имже прогневахом Тя, человеколюбче; Ты бо ны еси Господь и власть или жити нам, или умрети. Утоли ж гнев, милостиве, егож достойни есмы по делом нашим, мимоведи искушение наше; яко прьсть есмы и прах, и не вънийди в суд с рабом Твоим. Мы людие Твои – Тебе ищем. Тебе мили ся деем, Тебе припадаем: съгрешихом, злая сътворихом, ни съблюдохом, ни сътворихом, якоже заповеда нам; земнии суще, к земли приклонихомся, и лукавая съдеяхом пред лицем славы Твоеа, на похоти телесныя предахомся, поработахомся грехови и печалем житейским, быхом бегуни своего владыкы, убози от добрых дел, окаянни злаго ради житиа. Плачемся, просим, и молим, и каемся своих злых дел – просим, да страх Твой послеши в сердца наша, молим, да на Страшнем суде помилуеши ны; ныне же спаси, ущедри, призри, посети, умилосердися, помилуй; Твое бо есмы създание. Твоею руку дела. Аще бо безакониа наша надзриши. Господи, Господи, кто постоит? Аще бо въздаси комуждо по делом его, то кто спасется? Яко от Тебе оцещение ест, от Тебе милость, избавление, и душа наша в руку Твоею, и дыхание наше в воли Твоей. Донеле ж бо благое призирание Твое на нас беаше, благо деньствовахом; а егда с яростию призре на ны, ищезохом, аки утрьняя роса, не постояхом, акы прах пред лицем ветру, и уж мали оставшеся милости просим. Помилуй ны, Боже, по велицей милости Твоей; въсе бо благо от Тебе к нам приходит; въсе бо неправедное от нас к Тебе; въси бо уклонихомся, несть от нас ни единого о небесных тьщашас и подвизающес, ню вси о печалех житейских; яко оскуде преподобный на земли, не Тебе оставляющу и презрящу нас, ну нам Тебе не взыскающих. Темже боимся, егда сътвориши на нас, яко на Иерусалиме, оставльшем Тя и не ходившим в пути Твоя. Ну потръпи на нас и еще, долготьрпе, устави гневный Твой пламень, рабы Твоя сам направляя на истину Твою, научаа ны творити волю Твою, яко Ты еси Бог наш, и мы людие Твои, Твоя часть. Твое достояние. Не въздеваем рук наших к богу чужему, ни последуем лжепророку, ни учениа еретического дръжим; ну к Тебе въпием истинному Богу и к Тебе, живущему на небесех очи възводим, к Тебе руки наша въздеваем: изми ны из напасти, помилуй ны, призываяй грешники на покаяние, и на Страшнем Ти суде деснаго стояниа не отлучи ны, ну благословенна праведных причасти нас. И донеле ж стоит мир, изми ны от руку чужих; и да не нарекутся людие Твои – людие пагубнии, и стадо Твое – пришельци в земли не своей; да не рекут страны: «Где есть Бог их?» И не попущай на ны скорби, и гладу, и напрасных сьмртий, огня, и потоплениа, да не отьаются малодушьнии милости Твоея. Мало показни, а много помилуй; мало уязви, а милостивно исцели; вмале оскрьби, а вьскоре обвесели, яко не тръпит наше естество дльго носити гнева Твоего, яко стеблие – огня. Ну укротися, умилосердися на люди Твоя: ратныя прожени, мир утврьди, а страны укроти, град угобзи, благовернаго князя нашего (имярек) языком огради1110, боляры умудри, грады рассели, Церковь Твою възрасти, достояние Твое соблюди, мужа, и жены, и младенца спаси, сущая в работе, и в пленении, и в заточении, и на путех, и в плаваниих, в темницах, и в алкоте, в жажди, и в наготе – въся помилуй, въся утеши и обрадуй, радост творя им душевную и телесную, молитвами Пречистыа Ти Матере, и святых небесных сил, и Предтеча Твоего Крестителя Иоанна, апостол, и пророк, и мученик, и преподобных, и въсех святых. Умилосердися на ны, да, милостию Твоею пасоми в единении веры, въкупе и в веселии радостно славим Тя Господа нашего Иисуса Христа с Отцем и Пресвятым Духом, Троицю нераздельну, единобожествьну, царствующу на небеси и на земли, – ангелом и человеком, видимей и невидимей твари, ныне и присно и в векы веком. Амин.

Списки церковного устава святого Владимира

I.

Список, краткой редакции

(К прим.237)

В имя Отца и Сына и Святаго Духа. Се аз, князь великий Василей, нарицаемый Володимер, сын Святославль, унук Игорев, блаженныя Ольги, усприал есмь крещение святое от греческих царей Константина и Василья и Фотея патриарха, узях перваго митрополита Михаила на Киев и на всю Русь, иже крести всю землю Рускую. И потом, летом минувшим, създах церковь святую Богородицу, и дах десятину к ней во всей земли Руской княжения от всего суда 10-й грош и с торгу 10-ю недилю, из домов на всякое лето 10-е всякаго стада и всякаго живота чюдной Матери Божий и чюдному Спасу. И потом воззрех в греческий Номоканун и обретох в нем, яже не подобает сих тяж и судов судити князю, ни бояром, ни судьям его; и сгадав аз с своею княгинею Анною и с своими детми, дал есмь святой Богородицы и митрополиту и всем епископом; а ты не ступают ни дети мои, ни унуци мои, ни род мой в люди церковныя и во все суды, и по всем городом дал есмь, и по погостом, и по свободам, где крестьяне суть; а кто уступит на мое дание, суд мне с тем пред Богом. Дал есмь: роспуты1111, смилное заставание, умыкание, пошибание по-межи мужем и женою о животе, или о племени, или о сватовстве поимутся, ведство, урекание, узлы, зелье, еретичество, зубоядение, иже отца и матерь бьют, или сын и дочи бьется, иже истяжутся о задници. Митрополичи люди церковны: игумен, игумениа, поповичеве, чернец, черница, дьякон, дьякановая, проскурница, пономарь, вдовица, калика, сторонник, задшный1112 человек, прикладник, хромец, слепец, дьяк и вси причетницы церковный. Аще кто их внидет в вину, судити тех митрополиту и епископом опричи мирян.

II.

Список средней редакции

(К прим. 238)

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Се аз, князь Владимир, наречен во святом крещении Василей, послав во вся страны испытати о всякой вере во каждом языци з великим прилежанием. И расмотрех со всеми бояры своими о законех по всем землях, и обрет едину правдиву веру христианскую, яко светлый и безценный бисер, пророческими проречении послушуствуему, и Христова пришествиа смотрением неизречено просвещающу всякаго человека, верующаго во Святую Троицу по евангельским проповеданием и по апостолским учением. Темьже и аз, прием святое крещение, просвещен бых душею и телом, и абие исцелев от одрьжащиа мя болезни, и прославих Бога, яко сподоби мя приати таковую благодать преосвященым митрополитом Михаилом, и взях его первого митрополита от патриарха и от всего Собора, почтенаго лампадою и саком, яко втораго патриарха, с нимьже крестах всю Рускую землю. Потом же сказа ми вся митрополить, еже о христианской вере и како снятии отцы утвердиша веру на всех Соборех. От великих святитель велико послушество (послушание) приах, поревновав темь великим царямь (святым отцем), помощию Святого Духа и (помощию) святыа Богородица. Благословение прием от Михаила, митрополита всеа Руси, создах церковь Десятиную святыа Богородица и дах ей десятину по всей Руской земли (в соборную церковь по всей земли десятину) во всем (своем) княжении десятую векшу, а у торгу десятую неделю, а из домов на всяко лето от всего прибытка, и от лова княжа, и от стад, и от жита десятину чудному Спасу и святей Богородици, городы и погосты, села и винограды, земли и борти, озера и реки, волости и дани со всеми прибытки – десятое во всем царствии и княжении (моем) и княгини моа, всю безценую кузнь, порты, и злато, и камение драго, и великий женчугь, иконы и Евангелиа, трапезы, сосуды царскими (церкви) украсивши обогатих. И (а) церковное богатество – нищих богатество, возраста ради сирот, и старости, и немощи (сради) во недугь вопадших, нищим кормление, странным приложение, сиротам и убогим промышление, девам пособие, вдовицам потребы (пособие), во напастех поможение, во пожаре и во потопе, пленым искупление, во глад прекормление, церквам и монастырем подьятие, живым прибежище (и утешение), мертвым памят. Того рад церковную неделю дал есмь во своем имении. Потом же митрополит тем сказа ми 7 Собор греческих и Номоканон. И како велиции тии цари не восхотеша сами судити тех судов, ни велможам, ни бояром, ни судиам их, но предаша Церкви и святителем, також и аз, изгадав со своею княгинею и со своими детми, дал есми церкве святей Богородици, митрополиту всеа Руси и всим епископом по всей земли тыи суды, (а) не оуступатис ни детем моим, ни оунучатом, ни роду моему до века не оуступатис в церковный люди, ни в суды их. Дал есмь по всемь градом, и по погостом, и по слободам (свободам), где христиане сут (живут): роспусты, смирное (смильное) застание (застатие), оумыкание, пошибание промежи мужем и женою о животе, оу племени или во сватстве поймется (понятие), вдовство (ведмство), зеленичество, уреканиа три: бляднею, и зелий, еретичество, зубоед (зубоеж), отца или матере биет сынь или дщи, братиа или дети тяжутся о останки (о задницу, о останки або сладки), церковнаа татба, мертвеца сволочат (сволочет кто, то есть) гробный тать, крест посекует, или на стенах режут, или скоты, или пси, или птица без велики нужды, или что неподобно Церкви подеют. Тии вси суди Церкви дани сут. Князю, и бояром, и судиам во ты суды не оуступатис: то все дал есмь по первых царех ряжению, (по) Вселенских великих святых седми Соборь великих святитель. Аще кто преобидит нашь устав, како ж уставиша святыи отци, таковым непрощеном быта от закона Божиа, горе собе наследуют. Еж искони уставлено ест и поручено ест святым епископом: городский, торговый, веси и всякиа мерила – от Бога искони тако уставлено ест, епископу блюсти без пакости – ни умножити, ни умалити, за все то дата ему ответ во день (Великого) суда, яко и о душах человеческих. А се сут церковный людие: игумен, поп, дякон и кто во клиросе, чернец, черница (проскурница), попада, попович, лечец, прощеник, задушьный человек, манастыреве, больници (больнии), гостинници, страноприемници. То люд церковный, богадельный, митрополит или епископь, ведает межи ними суд или обида котораа (которую кольвек), задницал. Аже будет обида иному человеку с ним то обчий суд (будеть ему).

III.

Список обширной редакции

(К прим. 241)

В имя Отца и Сына и Святого Духа. Се аз, князь Володимир, нареченый во святом крещении Василий, сын Святославль, внук Игорев, блаженыа княгини Олгы, принял есъми святое крещение от греческаго царя Константина и от Фотиа патриарха Царигородскаго. И приах от него перваго митрополита Михаила Киеву, иже крести всю Рускую землю святым крещением.

Потом, летом многым минувшим, създах церковь святыа Богородица Десятинную, и дах ей десятину изо всего своего княжениа, и такоже и по всей земли Руской ис княжениа в соборную церковь: от всего княжа суда десятую векшю, ис торгу десятую неделю, а из домовь на всякое лето от всякого стада и от всякого жита чюдному Спасу и чюдней Богородици.

Потом растворивше греческий Намаканон и обретохом в нем, оже не подобает сих судов и тяж князю судити, ни бояром его, ни тивуном. И аз, съгадав с своими детми, и с всеми князи, и с своими бояры, дал есми те суды церквам Божьим, митрополиту и всем епископом по Руской земли.

И посем не надобе уступатися ни детем моим, ни внучатом, ни всему роду моему до века, ни в люди церковныа, ни в вси суды их. То все дал есми Церкви Божий по всем городом, и по погостом, и по свободам – где ни суть хрестиане. И своим тивюном приказываю судов церковных не судити, и наших судов без судий митрополичьих не судити десятин деля.

Роспуск, смилное заставание, пошибание, умычкы, промежи мужем и женою о животе их, в племени или в сватовьстве поимутся, ведовьство, потвори, чяродеание, волхъвование, зеленничьство, уреканиа три: бляднею, и зелий, и еретичьством, зубояжа, или сын отца биеть, или матерь дочка биеть, или сноха свекровь, или кто уречется скверными словы и прилагая отца и матерь, или сестры, или дети, а любо племя, тяжутся о задници, церковнаа татба, мертвеци сволочать, крест посекут, или на стенах трескы емлють из креста, скот или псы, птици без велики нужда въведеть в церковь, или что неподобно церкви съдееть, или два друга иметася бита, единого жена другаго иметь за лоно и роздавить, или кого застануть с четвероножною, или кто под овином молится, или в ржи, или под рощением, или у воды, или девка дитя повръжеть.

Тыи вси суды церквам Божьим даны суть законом Божьим, по правилом святых отец христианьскыми цари и князи в всех христианьских людех.

Князю, и бояром, и судиам в ты суды нелзе въступатися: то все дал есми по прьвых царевь уряжению, и по вселенскых святых отець седми Събор Вселеньскых, святитель великых.

Князю, и бояром, и судиам не прощено от закона Божья вступатися в тыя суды.

Аще кто преобидит сии устав, таковым непрощенном быти от закона Божья, горе себе наследують.

И своим тивуном приказываю судовь церковьных не обидети и с судов городскых давати 9 частей князю, а десятая чясть святей Церкви.

Се же искони поручено Богом святителем и епископьам их: городскиа и торговыа, всякаа мерила и спуды, извесы, ставила, от Бога како искони уставленое, митрополиту блюсти бес пакосъти – ни умалити, ни увеличити, за все то въздати ему слово в день суда Великого, якоже о душах человеческых.

А се люди церъковни, предании митрополиту по правилом: игумень, игуменья, поп, диакон, попадьа, диаконица и дети их и кто в клиросе, чернець, черница, проскурница, пономарь, лечець, прощеник, баба вдовица, задушьный человек, прикладень, сторонникь, слепець, хромець, монастыреве, больницы, гостинници, странноприимци, а кто порты чернеческыа съвръжеть.

Те люди церковный, богадельныя, митрополит ведаеть промежи ими суд, или обида которая, или задница. Аще ли иному человеку будеть с ними суд, или обида которая, то обчий суд, а присуд и пересуд на полы.

Аще кто преступить сиа правила, якоже есмь управил по святых отець правилом и первых царь управлению, кто иметь преступати правила си: или дети мои князи, или правнуци, или в котором городе наместник, или судья, или тивун – а имуть обидети суды церковныа или отьимати, да будуть прокъляти в сии век и в будущий о седми Събор святых отець Вселеньскых.

Устав, бывши и преже нас в Руси от прадед и дед наших: имати митрополиту десятину от дани, и от виры, и от продаж, и от лова княжа – что уходить во двор княжь, от всего.

* * *

981

См. далее прим. 386, 387, 390.

982

В правиле это выражено так: (А еще – рукополагать епископов вышепоименованных варварских епархий» (греч.)) См. толкование Вальсамона и Зонары на 28 правило Халкид. Собора (apud Bevereg. Pandect, can. SS. apost. et Concil. T. 1. P. 145. Oxon., 1672 (335)).

983

IV Всел. Соб. прав. 28 (155); Leunсlav. Jus Graeco-Rom. T. 1. Lib. VI. P. 426–433 (372); Justin. Novel. CXXXI. С. 3 (344).

984

VI Всел. Соб. прав. 8 (155); Justin. Novel. CXXXII. C. 9 (344).

985

Justin. Nov. CXXXVII. C. 5 (344).

986

Justin. Novel. V; Epilog. Novel. VI. C. 8 (344).

987

Justin. Nov. CXXIII. С. 22 (344); Phot. Nomoc. Tit. IX. С. 6 (394); Вasiliс. Lib. III. Tit. I. C. 38 (335); Lib. imper. Leonis et Const. Tit. X. § 6 (352).

988

IV Всел. Соб. пр. 9,17 (155); Justin. Nov. CXX. C. 22 (344).

989

IV Всел. Соб. пр. 17 (155); Justin. Nov. CXXXVII. C. 5 (344).

990

Lib. Leon. et Constant. Tit. III. § 10 (352 ).

991

Justin. Nov. Ill (344); Вasiliс. Lib. III. Tit. II (335). Cfr. Вa1samоn. ad can. Antioch. 12 (332).

992

IV Всел. Соб. пр. 28 (155); Вlastar. Syntagma alphabet. Litter. E. Cap. II, apud Bevereg. T. 2. Part. 2. P. 115 (340).

993

Св. Кирил. Алекс, пр. 1 (155).

994

Право это усвоено Константинопольским патриархам в VI в. Константинопольскими Соборами, бывшими в 518, 536 и в 586 гг., и утверждено законами императора Юстиниана (Justin. Nov. VII, XVI, XLII, LVII (344)). Cfr. Span-hemii Hist. Christ, saec. VI. C. 6. № 2. P. 1087–1089 (400).

995

IV Всел. Соб. пр. 9, 17 (155).

996

Leg. Compend. Leon. et Constan. Tit. III. 9, 10, apud Leunсlav (372).

997

I Всел. Соб. пр. 4; IV Всел. Соб. пр. 28; Антиох. Соб. пр. 9 (155).

998

Нельзя здесь не припомнить слов второго правила Второго Вселенского Собора: «Церкви Божий у иноплеменных народов долженствуют быти правимы по соблюдавшемуся доныне обыкновению отцов». Об этом обыкновении отцов вот что говорят толкователи соборных правил Зонара и Вальсамон: «Когда утверждались христ. Церкви у язычников, между которыми не могло еще обретаться достаточного числа людей, способных учить других, тогда делались исключения из общих правил об избрании епископов. Кто отличался мудростию слова и св. жизнию, того и посылали отцы епископом к иноплеменникам для утверждения новых воинов Христовых в вере и благочестии» (apud Bevereg. Pandect, canon. SS. apost. et Concil. T. 1. P. 87–89 (335 )). На этом основании Константинопольский патриарх мог вначале, и совершенно законно, не только поставлять, но избирать сам для Русской Церкви как митрополита, так и епископов.

999

См. выше прим. 1. О Соборе иерархов, существовавшем при Константинопольском патриархе, упоминает к концу XI в. и наш митрополит Иоанн (1080–1088) в своем послании к папе Клименту (Учен. записк. II Отд. Акад. наук. 1. Отд. 3. С. 1– 20 (97)).

1000

Asseman. Kalend. eccles. univ. T. 3. P. 146 (331); Nil. Doxopatr. apud Allat. De Eccles. Occid. et Orient, cons. 1. C. 25. Р. 414–417 (327).

1001

Об этом можно заключать из списка болгарских архиепископов, напечатанного у Дю Канжа (Familiae august. Byzant. C. 28 (352 )) и у барона Розенкампфа (в Обозр. Кормч. кн. Прим. 73. С. 64–66 (237)).

1002

Татищ. Ист. росс. 1. 38; 2. 79 (294).

1003

Ник. лет. 1. 110 (241); Степ. кн. 1. 168 (156). У Татищева, впрочем, сказано, будто Владимир в это время ходил на болгар войною и, «взяв Переяславец, в оном пребывал, доколе мир учинил» (2. 87 (294)).

1004

Евфим. Зигаб. (Полное догматическое снаряжение, гл. 27: Против богомилов (греч.)) (354); Анна Комнен. т Alexiad. Lib. XIV. Р. 450. Asqu. (329).

1005

Ник. лет. 1. 112 (241); Степ. кн. 1. 166 (156); Евген. Опис. Киево-Соф. соб. С. 65 (115).

1006

О преподобном Антонии Печерском, который несомненно был на Афоне прежде половины XI в., подробнее скажем в следующем отделе Истории.

1007

«В тыя же дни, – пишет черноризец Поликарп в послании к архимандриту Акиндину, – приде некто мних, попин, от Святыя горы, Богу наставлешю и, приде к блаженому, и остриг и, отьиде...» (жит. Моисея Угрина в рукоп. Патер. Новг. Соф. библ. XV в. № 578. Л. 164 (14)). И о преподобном Моисее Угрине подробнее речь будет в следующем отделе.

1008

О русск. монаст. на св. Аф. горе, в Чтен. Моск. истор. общ. 1846. № 4. Отд. 4. С. 11–12 (301). В летописях наших под 1497 г. читаем между прочим следующее: «Приидоша к великому князю игумен Паисея да 3 старцы из Св. горы милостыни ради, и великий князь милостынею изволил, и на иные монастыри послал, понеже бо из старины тот монастырь св. Пантелеймона на Св. горе строение бяше прежних великих князей русских от великого Володимера» (Карамз. Истор. Г. Р. Т. 6. Прим. 629. С. 165 (148)).

1009

Ник. лет. 1. III (241); Ст. кн. 1. 270 (156); Татищ. Истор. росс. 2. 88 (294). «И се приидоша странницы в град той... и въпроси их (Феодосии), откуда суть и камо градут; онем же рекшим, яко от святых мест есмы и, аще Богу волящу, воспять хощем ити...» (рук. жит. преп. Феодосия).

1010

«И се приидоша странницы в град той... и въпроси их (Феодосии), откуда суть и камо градут; онем же рекшим, яко от святых мест есмы и, аще Богу волящу, воспять хощем ити...» (рук. жит. преп. Феодосия).

1011

Особенно сильно было гонение на христиан калифа Гакема (996–1020), когда, по свидетельству магометанского историка Макрици, разрушено в Египте, Сирии и прилежащих странах более 30 000 церквей и монастырей (Мakrizi. Geschichte der Kopten. S. 66 (375)), и в числе других – славный храм Воскресения Христова в Иерусалиме (Sасi. Exposit. de la relig. des Druzes. T. 1. CCCXLI ).

1012

Сахаров. Сказ. русск. народа. Т. 1. Кн. 4. С. 22 (254).

1013

«Таче слышав паки о святых местех, идеже Господь наш плотию походи, и желаше тамо ити и поклонитися им...» (рукоп. жит. преп. Феодосия).

1014

Эту мысль начали повторять ревнители папства со времени появления унии в западных областях нашего отечества, чтобы тем удобнее обольщать православных и склонять их к единению с Римскою Церковию. Более замечательные, относящиеся сюда, сочинения: 1) Papebroch. Praefat. ad Ephemeridas Graeco-Moscas (in Act. SS. Maii. T.I (393)); 2) Kulesz. Wiara prawoslawna... rok. 1704 (369); 3) Kulczynski. Specimen ecclesiae Ruthenicae, cum S. sede Apostolica Romana semper unitae. Romae, 1733 (368); 4) Stilling. Dissert, de convers. et fide Russorum (in Act. SS. Septembr. T. 2 (402)). Та же мысль более или менее подробно излагается в новейших сочинениях: 1) Вullег. Vies des Peres et des Martyres... Juillet 24. Lille, 1834 (341); 2) Vicissit. de 1'Eglise Cathol. en Pologne et en Russie. Paris, 1843 (408); 3) Rоhrbасhеr. Hist. de 1'Eglise Cathol. T. 13. P. 238. Paris, 1844 и др. (395).

1015

См.: Stilling. Lib. cit. P. XIV-XVI (402); Rohrbach. – P.238 (395)

1016

См. выше прим. 359. Константинопольские же императоры называли Константинопольскую Церковь даже главою всех Церквей, так как Константинополь был главою всех городов и областей империи (Justin. Cod. Lib. I. Tit. 2. Lex. 24 (344); Leon. et Const. Eclog. Tit. 3 (352)).

1017

Известна по этому случаю переписка папы Григория Великого с Константинопольским патриархом Иоанном Постником и императором Маврикием (Flеurii Hist. Eccles. Lib. XXXVI. С. 52 (356)).

1018

«...Eius contagii macula sic adhaesisset (successoribus loannis, patr. Const.), ut nunc quoque se ipsos oecumenicos patriarchas et apellare et scribere non timerent (Пятна этой заразы настолько пристали (к преемникам Иоанна, патриарха Константинопольского), что и ныне они нисколько не страшатся называть себя вселенскими патриархами и подписываться этим наименованием» (лат.)) (Epist. I. С. 9 (409)).

1019

Эти соборные восклицания напечатаны у Леунклавия (Jus Graeco-Rom. T. 1. Lib. II. Р. 108 (372)) и Барония (Annal. eccles. ad an. 995, in Т. 10. Р. 885 (333)). Из содержания восклицаний видно, что они записаны современником и, может быть, очевидцем. А о действительности Собора, к которому они относятся, ясно свидетельствует Кедрин, писатель XI в. (Сеdrеn. Т. 2. Р. 449. Bonn, 1839 (342)). Здесь ответ Штилтингу, который старался заподозрить подлинность этого Собора и самих восклицаний (De convers. et fide Russ. № 55. P. XIV (402)).

1020

Apud. Lеunсlav. Jus Graeco-Rom. Т. 1. Р. 197–203 (372); слав. Кормч. кн. Ч. 2. Гл. 51. Л. 230–237 (157)).

1021

Allat. De Eccles. Occid. et Orient, perpet. cons. Lib. II. Cap. 8. № 1. P. 606 (327). Предполагать, будто кто-либо другой написал имя патриарха Сисиния в означенном послании, как предполагают некоторые римские писатели (Stilling. Ор. cit. № 57, 63. Р. XIV, XVI (402)), есть дело совершенно произвольное.

1022

Латинские писатели стараются отвергнуть действительность и этого события (Stilling. Ibid. № 58, 64 (402)). Но это подтверждается единодушным свидетельством писателей греческих – Никиты Никейского (неизв. века), какого-то анонима, Иосифа Вриенния и других (слова их apud Allat. De Eccles. Occid. et Orient. perpet. cons. Lib. II. C. 8 (327)). Мелетий, митрополит Афинский, пользовавшийся при составлении своей церковной истории некоторыми и малоизвестными греческими источниками, признает это событие за несомненное « («согласно историку-монаху Епифанию и прочим» (греч.)) Т. 2. 401, 1783 (377)). На славянском языке сохранилось также небольшое рукописное сочинение о том, «коего ради дела отлучишася от нас латина...», написанное, как можно догадываться из содержания, около половины XI в. и подтверждающее действительность рассматриваемого нами события (Кормч. Рум. муз. 233. Л. 345 (44); снес.: Востоков. Опис. этого муз. С. 307, 733 (88)).

1023

Allat. Op. dt. Lib. II. С. 8. №4. Р. 612 (327); Fleurii Hist. eccles. Lib. LIX. § 4 (356).

1024

Leunсlav. Jus Graeco-Rom. Т. 1. Р. 204,250 (372); cл. Кормч. 2. Л. 141 (157).

1025

Baron. Annal. eccles. ad an. 1054 (333); Stilling. Op. cit. №59–62 (402); Аllat. Op. cit. Lib. II. С. 9. № 1 (327); Fleurii Hist. eccl. Lib. LX. § 13 in T. 14. P. 622–626 (356).

1026

«Quomodo vero papae commemoratio sublata sit et quanam de causa, ignoro (Мне неизвестно, каким образом и по какой причине было изъято упоминание папы» (лат.)) (lос. cit.).

1027

Кulеsz. Wiara prawoslawna... P. 47, ed. 1704 (369).

1028

«Is vero post mortem gloriosissimi imperatoris (Ottonis), regnante tune secundo, Domini gratia, Henrico... benedictionem cum licentia Domini papae episcopalem petiit... (Он же после смерти славнейшего императора (Отгона), уже в правление Божией милостью Генриха II, добился, с согласия папы, посвящения своего в епископа» (лат.)) (Ditmar. Chronic. Lib. VI, apud Baron. Annal. eccles. ad an. 1008 in 1.11. 30–31 (406)). Год кончины Бруно показывает Мариан Скот, живший также в XI в. (apud Baron. Loc. cit. (406)).

1029

«Tune in соnfiniо praedictae regionis (Prussiae) et Russiae cum praedicaret, primo ab incolis prohibetur, et plus evangelizans, capitur, deindeque... decollatur cum suis decem et octo (Когда он проповедовал в области, смежной с указанной (Пруссией) и Русью, местные жители поначалу препятствовали ему; он же продолжал нести Благую Весть, был схвачен и затем обезглавлен с 18-ю своими людьми» (лат.))(apud Baron. Loc. cit. (406)).

1030

Это письмо Бруно, которое прежде известно было только из примечаний Лаппенберга к Хронике Дитмара (в Monument. German., изд. Перцем. 6. С. 812. Прим. 18 и с. 834. Прим. 30 (406)), недавно издано в подлинном тексте и русском переводе г. Гильфердингом (первоначально в 1-й кн. Русской беседы, а потом и в отдельных оттисках (89)) под заглавием «Неизданное свидетельство современника о Владимире святом и Болеславе Храбром». Москва, 1856 (89).

1031

Кulesz. Wiara prawoslawna. P. 55–57 (369).

1032

«...Regis fuerat consanguineus... cum in capella regia moraretur... et caet. (Был кровным родственником императора... когда пребывал членом королевской капеллы (т. e. придворного клира и канцелярии. – Прим. перев.)... и проч.» (лат.)) (Dаmiani Vita Romualdi. С. VIII. № 40 in Act. SS. Februar. T. 2. P. 112 (350)).

1033

«Deinde iam monachus factus – tanta se abstinentiae frugalitate constrixit, ut... Cum vero post diuturnam eremiticae conversationis vitam ad praedicandum iam ire disponeret, Romam primum pergere studuit... (Затем, уже сделавшись монахом, он смирял себя таким строгим воздержанием, что... Когда же, после долгих лет отшельнической жизни, он решил встать на путь проповедничества, то сперва возжелал отправиться в Рим...» (лат.)) (ibid. № 41, 42).

1034

«...Post martyrium В. Adalberti... (после мученичества блаж. Адальберта» (лат.)) (ibid. № 44). А о времени кончины этого Адальберта см.: Baron. Annal. eccles. ad an. 997 in 1.10. P. 906 (333).

1035

Vid. ibid. not. ad c. VIII sub littera «E». P. 113–114.

1036

Des Deutschen Reichs-Archiv., Specileg. Eccles. Th. 1. Band. XVI. S. 10,14, 16, 18,19 (350); Морошкин. Историко-критич. исслед. С. 49, 50,116 (192).

1037

Damiani. Ор. cit. № 44. Р. 112–113 (350).

1038

Hermani Cromeri Chronicon in Corp. histor. medii aevi. T. 2. P. 536 ;Шлецер. Нестор. 3. 446–453 (201).

1039

Fleurii Hist. Eccles. Lib. LVIII. § 26 in t. 14. P. 69 («Bruno, alio nomine Bonifacius...») (356); Rоhrbасh. Hist. de l'Egl. cathol. T. 13. 395 (395).

1040

Naruszewicz. Hist. narodu Polskiego. T. 4. 263; 7. 43 (388). Заметим, что Рейнберн сделан епископом в 1000 г. (Ditmаr. Chronic, apud Рertz. 5. Р. 781 (406); Barthold. Gesch. von Riigen und Pommem. P. 339. Harnb., 1839 (334)). Следовательно, не прежде мог прибыть и в Россию с польскою королевною.

1041

Vicissitudes de l'Egl. cathol. en Pologne et en Russie. T. 1. P. 12–13. Paris, 1843 (408).

1042

«Non solum ritum Graecorum, in quo educata nut, Maria regina Poloniae reliquit, sed de ritu catholicae Romanae ecclesiae et ejus puritate sufficienter ab ecclesiaticis viris edocta, ritum Graecorum exorsum habens, sacro baptismatis ronte, deinde in ecclesia Crakoviensi, in supplementum eorum defectuum, qui per Ruthenorum presbyteros cornmit-tuntur, abluta est... Doprognievaque extunc vocitari cepit (Мария, королева польская, не только отказалась от греческого обряда, в котором была воспитана, но, будучи в достаточной степени наставлена мужами церкви в обряде римской католической веры с его чистотой, она, пользовавшаяся поначалу греческим обрядом, была затем омыта в святом источнике крещения в краковской церкви во исправление тех ошибок, что совершаются пресвитерами рутенов (то есть русских. – Прим. перев.)... и с того времени стала зваться Доброгневой (лат.)) (Diugossi Hist. Polon. Lib. Ill, ad an. 1041. P. 218 (352). Снес.: Карамз. И. Г. Р. 2. С. 33. Прим. 40 (148)).

1043

Карамзин признает это за несомненное (т. 2. С. 36. Изд. 2-е (148)) и представляет самое содержание означенного письма папы Николая II (там же, прим. 42. С. 26). А об Анастасии, бывшей за королем венгерским, известно, что она носила уже в Венгрии новое имя – Агмунда (Карамз. Там же. Прим. 44 (148)).

1044

Иларион. в Приб. к Тв. св. отц. 2. С. 279 (133).

1045

«In qua (custodia) pater venerabilis, quod in aperto fieri non potuit, in secreto studiosus in divina laude peregit» (Chronic. Lib. VII. № 52, apud Pertz. T. 3. P. 859 (406)).

1046

П. собр. р. лет. 1. 36, 37, 51, 52 (228).

1047

Ник. лет. 1. 92 (241); Ст. кн. 1.135 (156).

1048

Татищ. Ист. росс. 2. С. 78 и прим. 195 (294); Ник. лет. 1.104 (241).

1049

Ник. лет. 1. С. 111 (241). Может быть, по случаю совершившегося в этом году бракосочетания сына Владимирова Святополка с дочерью короля польского Болеслава, с которою прибыл в Россию и римско-католический епископ Рейнберн (см. выше прим. 405).

1050

Татищев. 2. С. 88 (294); Ник. лет. 1. 111 (241); Ст. кн. 1.170 (156).

1051

Apud Naruszewiсz. Hist. nar. Polsk. T. 4. 263; 7. 43 (388).

1052

Histor. Russiae monum. Т. 1. № 3. Р. 3 (407).

1053

Dlug. Hist. Polon. Lib. II. P. 109–112 (352).

1054

Сrоmer. De reb. Polon. Lib. III. P. 57. Warszaw., 1767 (366).

1055

Strуikоw. Kronik. Polsk. Lib. IV. P. 132. Warsz., 1766 (403).

1056

Вielsс. Hist. Polon. Lib. I. P. 37. Warszaw., 1764 (336).

1057

Sarnie. Annal. Polon. Lib. VI. C. 2 in Diugos. Hist. Polon. T. 2. P. 1043. Lips., 1712 (399). To же самое излагает в своей истории и Матфей Меховита (Chronic. Polon. Lib. II. С. 3 (380)).

1058

Rerum Moscovit. auctores varii. P. 5 и 19, ed. Francor., 1600 (362).

1059

Павла Иовия книга о посольстве в. к. Василия Иоанновича к папе Клименту VII, в конце т. 1 в Библиот. иностр. писат. о России. С. 41. СПб., 1836 (138).

1060

Guagnini. Sannatiae Europeae descriptio. P. 87. Spirae, 1581 (361); или: De Russorum Moscowitarum et tartarorum religione, sacrificiis et caet., ex diversis scriptori-bus... P. 225. Spirae, 1582 (359).

1061

Каков, например, Антоний Поссевин (vid. Supplem. ad Histor. Russiae monum. P. 112. Petropol., 1848 (407)).

1062

Текст печатается по списку XVI в., а варианты помещаются в тексте между скобками по списку XVII в. (см.: Хр. чтен. 1849.2. С. 302, 317 (298)).

1063

2Тим. 2. 1, 2. Вообще, текста в этом сочинении приведены по какому-то древнему, а не по нынешнему переводу.

1070

Снес.: Степ. к. 1. С. 162 (156).

1075

Пред этим в списке XVI в стоит особое надписание киноварью: «Похвала княгине Олге, како крестися и добре поживе по заповеди Господни», хотя далее без всякого нового оглавления опять продолжается речь о в. к. Владимире. А в списке XVII в. всей этой Похвалы св. Ольге нет.

1077

Снес. – Степ. кн. 1. С. 40 (156)

1078

Здесь едва ли не пропущено какое-либо слово, недостающее для полноты смысла.

1080

Доселе продолжается пропуск в списке XVII в.

1081

Эта большая буква «О», стоящая в начале нового отдела, написана в подлиннике киноварью.

1082

С этих слов начинается настоящее сочинение в списке Румянц. Муэеума. См.: Опис. Этого муз. С. 677 (88).

1083

Снес.: Степ. кн. 1. С. 162 (156).

1085

Снес.: Степ. кн. 1. С. 173 (156).

1086

Снес.: Степ. кн. 1. С. 167 (156).

1087

Снес.: Степ. кн. 1. С. 122 (156).

1088

Пред этими словами в списке XVI в также стоит особое надписание киноварью: «Молитва князя Володимера», хотя кроме молитвы здесь изложено и многое другое.

1089

Снес.: Степ. кн. 1. С. 174–175 (156).

1090

У препод. летописца нет этого известия.

1091

Здесь оканчивается список Румянц. муз. (Опис. С. 677 (88)).

1093

В подлиннике число дней означено буквою, которую можно принимать как за 8, так и за 50. Во всяком случае этого известия нет в летописи.

1094

См. отселе: Лаврент. летоп. С. 46 и след. в П. с. русск. лет. Т. 1 (228).

1095

Этого известия также нет у летописца.

1096

У летописца: «В церкви святаго Василья». Можно теперь судить о справедливости догадки Карамзина (И. Г. Р. Т. 1. Прим. 155 (148)) касательно церкви Иакова.

1097

В летописи не означено имя этой церкви.

1098

В летописи нет этого известия о Волосе.

1101

Вообще, всего этого сравнения Киева с Иерусалимом и Владимира с Моисеем нет в летописи.

1103

Иез. 33. 11. Текст приведен с опущением некоторых слов.

1104

Здесь – пропуск (вероятно, происшедший от переписчика), судя по тому, как мысль эта изложена в летописи (ПСРЛ. Т 1. С. 56 (228)).

1106

Всего этого последнего отделения нет в летописи.

1107

Здесь в результате опечатки или дефекта списка пропущено слово «муце», как в других рукописях – Ред.

1108

Вместо этого непонятного места в других списках: «Не похритаися, ни посмейся никомуже». – Ред.

1109

Мир – Ред.

1110

В других списках: «огрози». – Ред.

1111

Роспусты. – Ред.

1112

Задушный. – Ред.


Вам может быть интересно:

1. История Русской Церкви. Том I. Часть 1 – Глава III. Управление профессор Евгений Евсигнеевич Голубинский

2. Руководство к русской церковной истории – Период I. От крещения русского народа до нашествия монголов и усиления северо-восточной Руси (989–1237 гг.) профессор Петр Васильевич Знаменский

3. Руководство по истории Русской Церкви. Выпуск 1 (домонгольский период 988-1237 гг.) профессор Александр Павлович Доброклонский

4. История Русской Церкви (1700–1917 гг.) доктор богословия Игорь Корнильевич Смолич

5. История Русской Церкви (Синодальный период) – Глава IV. РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ НА РУБЕЖЕ XIX И XX СТОЛЕТИЙ протоиерей Владислав Цыпин

6. Лекции по истории Древней Церкви – Отдел третий. История богословской мысли профессор Василий Васильевич Болотов

7. История Поместных Православных Церквей – Глава IV. Болгарская Православная Церковь профессор Константин Ефимович Скурат

8. Очерки внутренней истории Византийско-восточной церкви в IX, X и XI веках профессор Алексей Петрович Лебедев

9. История христианской Церкви (до разделения Церквей – 1054 г.) – Часть 2. Период вселенских соборов. профессор Михаил Эммануилович Поснов

10. История Церкви протоиерей Валентин Асмус

Комментарии для сайта Cackle