Азбука верыПравославная библиотекапреподобный Максим ГрекСлово похвальное к святым апостолом Петру и Павлу, в том же обличения и на латинския три большия ереси


преподобный Максим Грек

Слово похвальное к святым апостолам Петру и Павлу, в томже обличения и на латыньскыя три большия ереси

Воспой, душе! Божественых апостол Петра и Павла, в прочих верховныя и первопрестолныя, добростоящия звезды церкви Христове, иже от мерзостныя прелести идольскыя и служения бесовом, к благочестия и истины свету языкы наставишя животочными светосиянии божественых учений. Воспой же по сущей ти силе! достойных же пений самем уступи горнейшим умом, песнь же приношя им черплющи от спасительных источник божественнаго Израиля; оного бо божественнаго корени отрасли сии, жития же и слова божественными светлостьми преизящне востекьше к славе онаго, на нихже, аки на конех, вочеловечивыйся Бог Слово яздя мысленне, возмути премногия мерзскыя воды, сиречь таинстна мерзскых бесов, яже преже покрыша всю землю глубокымь мракомь богомерскыхь идол, и землю, преже доброплодную убо, таже в слатину преложшуся, злобою своих жителей, делании божествеными премудрых сих, явил есть пакы плоды благоуханнейшими сладце веселящу Владыку своего, и преже пустую и не причястну влагы, струями божественными приснотекущых сихь источник, показа преизобилующу и обливаему струями животочных вод.

Сии суть, иже от Божественаю огня Параклитова облиставшия молния и аки стрелы испущены, иже сладчяйшим светом учения и чюдес жигательным огнем отгнашя всякий мрак от земли басней лжеглаголаных бесы изобретенных, трисиянную же единого Богоначалия честную проповедь в мыслех верных облисташя и соблюдают присно, ихже мотыками слова мысленными и обильными напаянии Духа Святаго, таиньствении источницы исполнени вод животочных явишяся, и земли основания открышяся, сиречь божествении чиноначальницы верных, иже всенощными молитвами и духовными напаянии, основания явишяся земли и к божественых разумений прозябению показаша ю благоискусну. Сии суть глаголанная мысленно мудрым псалмопевцемь Божию поведающе небеса славу, иже блистании божественых учительств и молниями выше ума чюдес преизящнее украсившеся, явишяся всей твари звезда та небесная, их же богогромное вещание всю возгреме подсолнечную, аки божественныя трубы, высокою проповедию богословия, превосходящаго ума и слова всякого, и преже солнечныя мысли, по подобию скот к земли пригвожденныя не похвально, воздвижуще, увещавше нерадети убо вседушьно всех вкупе тлеющих красных земленых, всею же и мыслию желати единых вечных, на небесех имеющим всегда мысли своя, и тщатися внутр быти Божественныя славы, богоугодными жития же и слова нравы, прилежание равно и обоих творящим, зане другое кроме другаго не пользует, смех же паче и ругание есть пред мыслящими добре, якоже и ступание некрасно и нетвердо есть, единою ногою бываемо, такожде и лице несть красновидно, единым оком скудне просвещаемо.

А еже от обою растворено боголюбное житие и добре достигшее к концу общих предел, еже есть смерть, совершенна показало есть Христова стаинника, неложно вожделевша от всея душа не сию тлеющу, но присно пребывающую жизнь; к благородию бо древа и плода истязует благопотребна, якоже пакы отревает сия, худе растуща, ниже всякому Господа просто глаголющу Его, но совершающу, рече, теплым рачением души, волю Отца, иже на небесех, внити в Царство Небесное (Мф. 7, 21). Такожде и влезшя в бракы с худою одеждею, сиречь непотщавшася к световидней бани пристяжати истканную благолепне от благоверных дел одежду, повеле от среды блаженных пирян 1 взята воврещи в негасимый огнь, не да очистився, яко блядива ересь вещает, пакы причястится божественаго пированиа, но да в нем сожжется в бесконечныя векы. Такожде же и украшенным убо добротою девьственою, масла же не приемшим в сосудех своих, сиречь милосердием, еже к нищым, не просветившим доброты девьства своего, затворися, увы! дверь женихова, и како к нему приступишя, не предочистившеся чистительнымь огнем, не укаряет ихь Божественый ответ, нижè пакы повелевает им: идите, прежде очиститеся пламенем огненым, таже сице внидите в чертог Мой, но тем, еже: не вем вас, далече отсылает их. Увы и увы! Аще убо божественна и преестественная похвала девьства далече таинственнаго невестника отсылается, за еже не украсися сообщителным маслом,-сообщително масло и елей милостыня, еже есть к нищим, – а иже к граблением и беззаконным лихвам, чяродеянием же и убийством и различным студодеянием гнусным разстлевшеся по всему житию своему , како в божественный чертог внидут, не попекшеся, преже исхода, сотворити плоды покаяния достойны прегрешений своих? Дел бо нынешний век, якоже глаголеть божественый проповедник, венцом же будущий. Разликующее 2 скончяние убогаго и насладившагося богатаго яве сие показа, ихже душя умершых каяждо абие постигла есть места своего, ова убо геенну, ова же недра Авраама; а еже посреди има утвержена велия пропасть, возбраняющая им, еже друг к другу, стремление, тойжф патриарх, смышленно поношая насладившуся, а не маловремянными надежами чистительнаго огня прохлажая онаго, явленнейши сказует, яко в сем житии, аки в некоей стадии, уставлено есть подвизающимся оцыщати душевныя грехы, всяческыми благоугодными Богу деянии, и конечным терпением скорбных душевных, вольных же и невольных.

Судия сия извещал таинствеными словесы. Послушаим Его: отступим же блядивых еретическых, божественым гласом, в той же день вселяющым в раи злодея, кроме очищения огня чистительнаго, научяеми, далече себе самех отверзем чюжия бляди 3 ; воздыхании же трудов и каплями слезными, преже даже не разыдется торжество житийское, грехы омыим, якоже учит измываяй ложе и постелю свою на всяку нощь; на том бо страшном часе исхода, рече, несть иже Божие поминание имать, ниже есть, иже исповестся ему в аде. «Еда , – рече, – мертвым сотвориши чудеса; ...еда повест кто в гробе милость твою и истину твою в погибели? Еда познана будут во тме чудеса твоя и правда твоя в земли забвенней?» (Пс. 87,11–13). Явственне же сими всеми являет псалмопение: щедротам и правде, и чюдесем, и истине Божией онем являтися, елицы, о нихже согрешишя, достохвально показашя покаяние, прежде отселе исхода своего. «Царство бо небесное нужно есть и нуждницы восхыщають è» (Мф. 11, 12), якоже слышим, а не насытившеися всякыя сладчайшия пища и гнусных и студных плотьскых похотей, таже своея злобы прикрывающе чистительнымь пламенемь, преже суда, себе по еже отселе исхода очищающеи. Сице бо вотьще явится, скончяваяся весь вкупе подвиг спасительнаго слова, сиречь евангельскых догмат и учительств, Судию являющь огнем нестерпимым дышуща на неживших по заповедем Его, и в огни негасимем осуждающа непомиловавьшых убогая, а не сподобляюща их славы Божественныя, огнем привременным очищенных прежде суда, и еже паче всех удивления и страха достойно, самех чюдеса сотворших, и духы лукавыя от человек отгнавших, и Его Божественным призыванием пророчествовавшых, с прещениемь отревающа Божественнаго судища своего, ниже познавша когда их, свидетельствующа, зане в неподобныя похоти душ своих истощишя благодать духовную, ниже потщашяся никогдаже прославити Господа на земли своими удесы, якоже подобаше, еще же и вотще явится. Но милосерд буди ми, всех Царю и Боже и Владыко, оболькся в человечьское существо, и поставив законы грознейшими прещении, и смерть пострадав неблагообразну на кресте!

Аще убо праведно и довольно опосле хотяше вменити земнородным, грехов, огнем привременным, преже суда, очищатися, что бо и подобаше единому безгрешному толикы досады претерпети, спасению человеческому сице удобну сущу? Аще же преподобному и негрешному едину, многыми и лютыми страстьми, якоже сам о себе яве глаголет, потребно бысть в свою славу внити, да устрашимся иже не точию богоданных заповедей сопротивным шествуем путем, емуже не огненно чищение, но, яко слышим, погыбель вечна кончина есть, но еще от многаго безумия, и чюжемудренно и супротивушественно, чяем достизати в нетленную славу пострадавшаго Христа. Играющих детей играния сия, а не крепка мудрования твердаго камени, на немъже Христос своея церкви водрузи, измыв ея своею Божественою кровию. Еще же бляди убо и смех велик будет запрещенная беззаконно живущым, аще убо некто по всему житию своему, надеяся о еже по смерти огненном очищении, живет беззаконно, всяческым студодеянием вдав себе, ниже истрезвився коли, и о нихже беззаконновал, не поболев волею, ниже яст попел 4 , аки хлеб, ниже с плачем разствори питие свое, ниже в вретище оболькся, ниже весь день сетуя ходив, о немъже его лядвия наполнишася поругания, ниже на пречистый верх излияв многоценное миро божественных рачений, ниже пречистыя ногы теплыми слезами измочив, древнюю блудницу подражая, такожде и иже граблении и беззаконными резоимании, и иными всяческыми богомерскыми прибыткы скопив себе бесчислено злато и сребро, не подражав же мытаря, отдавшаго четверицею, ниже раздав полъимений нищым, якоже и он, паче же имиже писанными остави беззаконным истязание сродником и чужим, без милости, по своем исходе, моря бедныя и убогы, ихже подобаше ему ущедрити и разрешити лютых истязаний, да и сам услышит ублажающь глас: дому сему днесь спасение, о едином же издыхающе глаголе сем: кульпа мея, кульпа мея 5 , сиречь грех мой, и триперстнем и двоеперьстнем ударении своих устен и персей, внутрь абие будут Божественныя славы, неволею очистившеся огнем, по исходе своем.

Добро убо и нужно и спасительно есть, еже, от нихже кто съгрешил, зазирати себе, но аще лишится изочтенных выше псаломником лекований 6 , аще и вся та геенна страшная в безконечныя векы очищает, ниже сице избежит вечных мук. «Отступи бо, – рече, – зла, сотвори благо е» (Пс. 33, 15), и «здравие , – рече, – получив, ктому не согрешай, да не горше что будет ти» (Ин. 5, 14), а не чистительным, рече, огнем чист будеши; и древо, не творящее плоды доброхвальны, отсечено «в огнь вметаемо бывает» (Мф. 3, 10), а не очистится; и сотворшеи добрая, в воскресение нестареющия жизни, рече, изыдут из гроба, а не сотворьшеи злая; они бо не в въскресение жизни, но в въскресение суда из гроба изыдут, а не от, иже по вас, чистительнаго огня. Слово таинственно от сего разумеим, о друзи! и разумевше да отверзем всяко прение суетно. Иже добрая сотворшеи, сиречь дела, живот получят нетленный, а не иже злая, таже по своем исходе, огнем маловременным исчищьшеся преже суда. Что убо ино может быти явление гласа сего Божественаго, посреди 7 животом вечным и преисподними муками? ничтоже ино яве сведетелствующаго, но праведных убо абие в наследие призывает вечныя державы, делателей же безаконным делом в огни негасимом осужает, а не славе Божественней сподобляет огнемь временным преже суда исчищенных.

Еже бо добрая творити в нынешнем житии леть есть, дондеже душя совокуплени суть телесем своим и добрая или злая вкупе с ними деют своим изволением; темже убо, не огненным очищением, еже по смерти, но творением добрых дел в здешнем житии, нестареющия жизни почести восприимут произшедшеи из гроб тогда благовернии. К сим же Спас рече своим учеником: узкыми и прискорьбными потщитеся враты внити, изволеную сице сказуя нужу и подвигы, ихже терпети нам подобает, за обычныя душь наших злыя похоти и злобы, ихже зде отмыватися яве повеле, шествием узкаго и прискорбнаго пути, а не чистительным, преже суда, огнем. Понеже мнози, рече, взыскавше не возмогут внутрь быти божественнаго чертога, ударяюще же изъвнеюду в божественую дверь: еже, «не вем вас» , откуду есте (Мф. 25, 12), услышят, а не огнем очищьшеся внутрь прияти будут.

Увы, увы! аще взыскующеи прискорбный и узкый путь не вси внити возмогут и всяко, зане незаконно подвизашяся, якоже божественый проповедник Христов учит, а иже непрестанными устремлении и вседушьно по пространному пути текущеи где явятся? Яве бо проповедник вопиет (1Кор.6,9–10): не льститеся, ни студодее, ни хищницы, ниже досадители, ниже, иже по ряду тех исчитаеши, не будут внутрь славы нетленныя. А иже огнем сих, да еще преже суда, супротивне Божественей заповеди, очищающеи и внутрь славы Божия введуще их, како не заблудишяся от истины? Рек бо: нельститеся; яве обличил есть лживое мудрование коринфян еже имеяху о тех, иже в последнем издыхании ждут словом студеным сотворити покаяние о бесчисленных своих согрешениих, ихже творения никакоже потщавшеся, преже исхода, всею душею гнушатися. К сим же, ошую Спаса котории станут, аще чистительнымь огнемь очищьшеся, вси злая сотворшеи, жизни безсмертныя сподобляются. Но негли о неверных единех сему речену бывшю мните? но о премудрии! божественый и всепремудрый проповедник Христов явьственне учит, безстудно тем погыбнути, аки кроме закона люте согрешьшым. А иже «в законе согрешиша, законом , – глаголет, – и истязани будут» (Рим. 2, 12), а не огнем очистятся. Явлено же есть от сего, яко весь подвиг Судиин к согрешившым в законе есть; «емуже бо, – рече, – много приложиша, много истяжут тогда от него» (Лук. 12, 48).

Аще же овы убо, якоже проповедник глаголет, безстудно погыбают, овы же пакы, по вас, предочистившеся огнем, безсмертныя жизни сподобляются: то убо никтоже ошую Спаса стоя тогда явится, ниже аки суров и немилостив отслется в огнь негасимый, и ложно сице, по вас, будет слово судное. К сим же, и оно Божественное речение к сему всяко приводит, глаголюще: «ходите, дондеже свет имате, да не тма вас постигнет» (Ин. 12, 35). Се яве сказует, тмою покрыватися недостойно света благочестия ходящым, а не огнем очищатися, по исходе своем. Аще убо свет нарицает еже в онь благоверие божественое, хожение же, еже с всякым прилежанием спасительныя его заповеди делати, тму же, покрывающую нас, последнее разлучение души и телу сему, егда нелзе уже душеполезная и освящающая нас дела совершати, – якоже бо тело се недвижимо пребывает, оставившу è движущу духу, сице и та, разлучившися того, не причястна пребывает спасительных деяний, лишится бо споспешьствующих ей орудий к умолению Судии. К сим же Спас устнама своима вещает: в день последняго суда дати человеком ответ о празднем глаголе (Мф. 12, 36), а множество неисцельных прегрешений како преже суда онаго очищается, аще же и наименшее прегрешение в последнем суде соблюдается? Яко же Судия повелевает, то не угодно есть пред ним мудръствовати преже оного суда чистительный огнь неисцельных прегрешений. «Хощет бо, – рече, – Сын человеческый приити в славе Отца своего..., и тогда воздаст комуждо по делом его» (Мф. 16, 27).

Ты же преже оного страшнаго пришествия всескверных в живот вводя огненым чищением, не явлене ли блядеши, устав Божественый сице безума возвращая 8 , к сим же, нарицаяй юрода искреняго своего, повинен есть геенне, якоже слышим, а не причястен Божественей славе, огнем мало временным, преже суда страшнаго, очистився. Судия малымь согрешьша безконечно мучит не покаявшяся, а не оправдает того, огнем очистив; а ты, аки бы сый милостивейши Содетеля, огнем преже суда чистя всесквернаго в живот вводиши. Блюдися, о добрый! да не обрящешися пострадав глаголемая притчею: «аще слепець слепца водит, оба в яму падоста» (Мф. 15, 14), яве, яко огня негасимаго.

Но ты, душе! отступивши душегубительныя мысли сея, истине покаряйся и предложенных держися, плетущи благосочетанно верховным похвалу. Сии суть владеющаго силою самому веку, якоже песнопевець вещает, очи на языкы взирающе, ихже зрение лъжи мглу отгна, а светлость истины возсия. Сии суть устна краснаго добротою паче всех сынов человеческых, на няже Божественная благодать излиявшися, и та, аки сладкую цевницю движущи, новую и благолепну песн в концы земли въскоре слышану сотвори. Сии суть точащая нелестное млеко сосца непорочныя невесты Христовы, яже в мужа совершена, якоже есть писано, духовными наказании воспитают, и в меру возраста исполнения Христова сподобляют верных достигнути добре. Сии суть воистину руце и персты, на ополчение и брани научаеми от Единого крепкаго и непобедимаго, ихже храбростьми всяка вражебная и душегубительная буря удобь отражается, сладкая же весна тишины возсияла душям. Сии суть утвердившаяся мышца, аки лук медян, и ногы, аки елени, скоры совершившася, преблаженными и божественными дуновении Параклитовыми 9 , скорейши от всея земля отгнашя всяку бесов губителъную прелесть.

Сии суть неложна божественнаго дождя исполнени облакы, иже винограда возлюбленнаго всегда покроплении своими боготочными, краснаплодна являют Владыце своему. Сии суть сильнаго стрелы изъощрены, от лука Божия испущены на идолослужебныя и злочестивыя скыпетры сиречь царствия, имъже водрузившимся животворне в сердця преже вражебных язык всех Царю, и любве божественныя наполнившымся, пречистым Его ногам людие подпадошя, и иго живодательных Его заповедей с радостию прияшя на своих выях. Предрече ти ся, душе! пения же по достоинству самем уступи невещественным силам, да не, тщащися славити вышьши славныя, обрящешися досадивши за грубость, еже бо тщатися хвалити их достойно, равно есть звездному изочтению. Но, о двоице Спасова доброхвальная, столпи же, утвержающе всегда непоколеблему подсолнечную божествеными молитвами! О Петре, Христовы Церкви основание, иже превыспренних скровищь ключарю, иже огнеумных богословцов крайнейши верх, иже по первом первый в судиях! И ты, Павле! всея вселенныя богодохновенна и велегласна труба, яже богоглаголаннымь вещанием проповеди, и истины светом и силою внешних мудрець хытрословия, аки худовидны отроды Пификовы устрашивши распудила еси инде и инде, в пропастех забвения повергши я, лучя же трисолнечнаго света, аки Богом озаряемо и всесветло и велие солнце по всей распустил еси вселенней.

Иже или в плоти, ли, якоже глаголеши, кроме ея, предивне восхищен быв до третияго небеси, и тамо изучився разумь неизреченных, чаша явился еси всезлатая, исполн нектара божественнаго, сиречь Святаго Духа, исполняя всю вселенную божественнаго пиянства. Радуйтеся исполняеми Христовы красоты, пресветла от Него и преобильна восприемлюще трудом вашым вечнующая воздаяния. Хвалу же сию радостию приемше, и нас, молим, вы, посещайте милостивно, любовию божественною почитающих вашу всехвальную и всечестную память. От них, ов убо отпущение грехов, и твердость веры да даст всегда нам, преставльшимжеся от сея окаянныя жизни, внутрь пречистых превыспренних быти молитвами своими да сподобит нас; ов же в мыслех нашых да влияет обильно богатство божественных писаний и просвещений, и мудрование право и благоговейно да дасть, да трисиянную и единосущную державу почитаем прямо, якоже вы в книгах вчинисте, Божественым Параклитом озарившеся, и якоже иже по вас седмижды стекшеся отвсюду, Божиим мановевием, соборы всечествых и всемудрыхь пастырей, самем Параклитом дышущих, и в Него оболкшихся Всесвятаго Духа, испытающаго глубины Божия, уставы крепчайшими утвердишя божественное исповедание православныя веры, еже есть: Верую в единого Бога,... к изложенным богодохновенно от вас же и онех ничтоже смеющи или приложити или уложити дерзостным умом, равно бо злочестьство есть и обое дерзнути. И под клятвами страшьнейшими подлагает, древле изложенными и утвержеными отцы, Божиею горящими ревностию, и далече мещет божественых дворов, сих преступати смеющих безумно.

Аще убо неложен есть, разбойника и татя именовав не божественвою дверию входяща во двор овчий, излазяща отъинуду, и глаголяй: «гласа Моего услышят овця Моя» , чужаго же гласа убежат (Ин. 10, 27), и не сущаго с Ним, сиречь не пребывающа в Его божественных учительствех, яве показа врага Себе непримирительна. Такоже и писано есть в Евангелии: «иже несть с Мною, на Мя есть, и... не собираяй с мною, разсточает» (Мф. 12, 30), не собирающа с нимь учительства, всяко согласна, имъже яве сам изложи, показа божественым судом разсточающа, и наименьшу заповедь разорившаго, и род человечь, не якоже Он, научивша, глагола мукам последним предану быти, увы страшнаго же и вышше слова учительства сущаго, еже о Дусе Святе, Егоже сам своима устнама изъглагола, преступающу, что люто не случится от Бога Слова? И твой, Павле, нестерпимый 10 устав глаголяй: аще и с небесе будет ангел возвещаяй вам наипаче ихъже научистеся, да отлучится Христова сообщения, и да соосудится сатане в негасимый огнь геонскый, сице бо толкуется еже: анафема да будет.

Слышите мысленно и ужасайтеся от всея душа и, разумевше, кайтеся, елицы дерзостию ума вашего чрез устав богоносных носитеся вельми блазненно: отлучаяй бо ангелы вне сообщения Христова преступающых его Божественыя уставы, Рима ли, или Афин, или Византии пощадит честныя уставы преступающых? не подобает таковым прельщатися суетными надежами. Ни, честнешии мужие! ни, молю вы. Ни лиць бо ни градов саном прощено есть своею мыслию претворити неизреченная отнюдь, разумна же точию тому Единому всеблаженному и трисолнечному естеству, сиречь Святей Троицы, но паче крепко заповедано не двизати их от своих устав, но непреложна блюсти их; соблюди бо Мне, рече, сию, еже ныне тебе завещеваю, речь невредну, ничтоже к ней прилагаяй, ниже пакы отъемля, глаголеть таиннику древле, сиречь Моисею. Аще убо всего ветхаго закона, глаголет, сени и образов толь сильно соблюдение истязует от толь изящна мужа, никакоже повелит тебе предвизати хоть и наименше в совершеныхь муж изложеную православную всю веру, сиречь священый символ, святыми соборы, и уставы крепкыми и грознейшими клятвами утверженных уже и заключенныхь от божественных мужей съшедшихся седмижды в различных градех и временах. Дерзость убо и нестерпимо души безумие, еже не множае большему стыдению судити достойна совершенная паче сени и образов, аще убо по словеси истины, множае зде и больше Соломона и Ионы китом поглощенаго. Но ниже неомовеннами ризами да приступит кто божественней горе; аще ли же ни, да камением побиен бывает. Страхом же многым, воздержанием же зельным предистнившу плотное сие обложение, и всему вне бывшу пяточисленых дверей 11 , сице внити в таинственый мрак. Вшедшу же в онь не испытовати дерзостне, ниже, елико мысль лакомует 12 , невоздержно взысковати всякого ума превосходящая, но покровенна бывша рукою Божественною, сиречь Божиим светом озарена, скважнею от камени сматряти Божия задняя, сиречь, твердостию заповедей предъочищенну, словеса тварей видимых и невидимых сущих щадне разсматряти, – сия бо таинственне разуметися могут Божия задняя, аки после бывшая, – на лице же Божие не возрети безстудно, сиречь, какоже есть Бог, не испытовати, радоватижеся, удовляему открытыми от божественных мужей, а вышьше их не испытовати, но соглашати их священнословием, ниже гордетися уповающу на свою мудрость; жестоко бо, жестоко, негде рече божественое писание, противу острий остен прати (Деян. 26, 14) безумными ногами; «никтоже бо, – рече, – видев лице Мое , – Моисею таиннику древле отвещая, – и жив будет» (Исх. 33, 20), сими отвращая мыслей смеющых дерзостию изследовати неизследованная отнюд, сиречь тайны божественыя сего ради, и яже без посредства черплющия божественых просвещений, покрывают видения своя двема крылома, ово убо не терпяще Божественную светлость, нестерпиму сущую, ово же и боговидению уставы подписующе нижнейшиим чином.

Проявлена дерзость и уму вред, еже Божественныя ответы и древними уставы уставленны без ума преступати, ихже известное испытание несть емлемо человеческыми помыслы, еже пакы решити их многым безстудием, в огнь обаче обыче метати раззорителя их. Прокляти бо, рече Псаломник, уклоняющеися от заповедей Твоих. Кыи же паче прокляти быти могут? но точию в геену отсылаеми; добро есть еже побежати, но в нихже несть убыток, а еже побежаему бывати, в нихже живет спасение, далече лучше, а еже пребывати твердым в Божественных уставех и тех любити твердых вещаний, богомудренныя души воистину есть показание и сродныя по всему хвалящейся и глаголющей: скотен аз у тебе и аз выну с тобою, за еже по подобию скота послушати Владыку, выну не отлучену пребывати у него.

Единого убо Отца по вине начало сущих, от него Сына и Духа да поем, согласно древним отцам, да якоже особне един есть Сыну родитель, такожде и един явится испущая Дух, да коемуждо ипостасу соблюдется известно свойство свое и недвижимо пребудет. Мысль бо глаголющая и Сына с Отцом по вине испущати присносущна Духа раззорила есть грубно свойственный устав. Свойство бо, якоже рекошя богословцы, аще предвижется, несть к тому свойство. Отцу же единому обоя присносущна и еже ражати и еже испущати единосущная себе, мысль богословная свидетельствует; единого бо источника Божественнаго естества яве ареопагитьскый богословець и весь собор преславных Богоглаголивых Отца глаголют; к сим же и Сына особне и истинною нарицатися, отрицает тем, еже мудрствовати Его испущателя; двоя наречени, а межи себе противящася отнюдь, единому лицу присвидетельствующе; к сим же два начала в трисветлом существе полагает хульно и зело грубно. Аще бо, по числу, два испущателя, како и не два источника Духа? Якоже бо существом един Бог есть трое, такожде пакы тричислен ипостасьми есть.

Или бо по лицям или по существу, нужно есть мудръствовати, соединитися испущателем, внегда испущают присносущна Духа. И аще убо лицы соединитися им мудръствует, внегда испущаета присносущно Духа, явлено показася смешение Савелиево, в едино лице слиявшимся им обоим. Аще пакы соединением существеннымь речет испущати им присносущьна Духа, ей оставляю, еже отсюду безсместное разсмотряти. Едино бо существо и соединение трием есть; равни бо к другу друг ипостаси суть по всему, кроме еже быти им образа. И сице убо будет и Дух вкупе с Отцем ражая Сына. Сего же что может быти нечестивейшее? Аще бо, да яко по всему явится равен Сын ражающему Его, сего ради глаголеши Его испущателя, то бо слышал есмь от твоея премудрости, время ти уже тоже и Духу дарити, равен бо и той Отцу и Сыну, и да ражает вкупе с Отцем Сына, да и Дух равен Отцу и Сыну явится. Твое бо мудрование таково что повелевает. Аще же, понеже вдунув рече своим учеником: «приимите Дух Свят ый» (Ин. 20, 22), сего же ради и по вине мудрьствуеши сего испущати, время ти уже и еже в лице первосозданнаго вдуновенное древле дыхание исходно от Отца и Сына глаголати. Аще же хульно сие тамо помышляти, то и зде хульно же есть; дуновение бо и тамо и зде писание равно положи. К сим же, аще тогда дуновением всею равна существенна сиречь Святаго Духа вдуну им, чесо ради не отлучятися Иеросалима повелеваше им, но в нем пребывати, дондеже свыше облекутся в силу.

Проявлено убо, яко от исполнения своего дасть им дарование грехом решительно, а не ту всю ипостась соестественна ему Пресвятаго Духа. Како бо неописуемь описуется описуемыми усты, акы трубою некоею тогда вдуновену бывшу учеником? Но ниже, елма Дух его нарицается, похвально есть мудръствовати, яко испущает и, понеже ниже ражатися от сего речем когда, донележе здравый имамы ум и чювства, рождьшаго его, понеже Отец его нарицается. К сим же, рождьшийся рождьшаго болша себе глаголя, и всяко по вине, а не по слову Божественаго существа; равно бо той в триех познавается. И еже паче, и менше, отнюдь не приимает. Аще ли же, по вас, равно Отцу речем Его испущати Духа присносущна, вотще явится глаголя рождьшаго болша себе. Но, милостив ми буди всех Царю и Владыко! равеньство бо вины отмещет от среды их большее. Кто же, благоверием украшен, стерпит, слыша самую истину, сице безстудно и грубно хулиму. Аще бо, якоже по существу, такожде и по вине, равен рождьшийся рождьшему, како истиньствует всеистинный, больше Отца рек? Темже убо, мысли человеческыя да лжут, яже вельми безстудно суетными своими словесы смеют пищати противу Божественных велений.

Бог же един всегда истинен да воспевается, и его Божественная повеления да соблюдутся с страхом и благоговейньством, и покланяема да бывают честно. Разумеете ли, каковыя хульныя пропасти поревает чюжих словес суетно поучение? Премудре убо воистину моляшеся божественый песнописец к Божиим заповедем, а не на лихоимьство, сиречь чюжих словес суетно поучение, сердцу своему приклонитися; сильно бо прельщати человеческыя мысли и отлучити истины не собрежением прилежащаго ему. Аще уздою божественных коней членовныя его востягнеши твердо, и под ярем подведеши è божественыя четверицы, сиречь Евангелия, стяжал еси конь крылома златыма возносяща тя неблазненно на самое небо, и криле посребрене приял еси голубици, златом междорамия украшаеми. Аще же невоздержанно вдаси себе неправедным его неистовьством, жук мотылороден совершенне показался еси сверискы 13 всегда выспрь движа, и с нимиже пакы на низ валяяся, осел же плевий утробу наполняя и долу понича выну, и слепець стену осязая, и свиния в тине сквернаве погружаяся.

Но аще послушаете тех моих худых словес, аще есть вам отнюд печаль о нужнем вашем доброхвалении и общем спасении, приидете, распрю древную отринувше, возлюбим пакы богодарованный мир, о немъже радуется Христос, и единомышленно, якоже божественными уставы изложися, воспеваем Духа Святаго, от Отца единого исходяща, в простоте ума послушающе учителя, да от него приимем добрую хвалу явльшагося вернаго в малыхь раба. Довольно же себе, о друзи! да вменимь тем, яко обрестися равным учителю в таинствех, яже паче ума и слова, Его же бо и то есть неложное поучение, яко ниже ученик есть вышше учителя, ниже раб владыки. Да приимем, аки младенцы, дондеже отчасти, о любезнии! разумеем и пророчествуем, царство вышше умныхь и божественых учительств, да внутрь Божия славы будем; инако бо получити невозможно, якоже от неложнаго гласа слышим. Ниже преже времяни, во еже от чясти разумети взыскуим дерзостне совершеньство: немудръствуйте, рече, паче, неже подобает мудрствовати, но мудрствуйте во еже целомудръствовати.

Божественый Павел, предувидев Духом издалече ваше отпадение, пишет се к вам римляном: да держим же крепко божественная учительства вся непреложна, да мужу мудру водрузившу храмину свою верху камени уподобимся, а не создавшему ея без ума на песце, яже, не стерпевши нужи снесшихся внезапу на ню тучь ветров, падение пострада велие. Такожде и прочий устав, показующий на земли церковь Христову второе небо, жертв честностию и священников житии непорочными и нравы честными попечемся исправити, якоже древними уставися правилы от боговдохновенных муж, мановением Божиим стекшихся седмижды в различных градех и летех, да, еяже слава вся внутрь есть, царева дщи, рясны златыми и ризами изъвнеюду светло украшенна, одесную царствующаго всеми, станет. Немало бо прегрешение есть, еже приносити безквасна совершенному живота хлебу, аще убо совершенно человече естество совокупил есть себе, а не исполу восприят è от Пречистыя Отроковицы, но все то себе соединил непреложно, сиречь вкупе самей души и уму, ихже образ держат соль и квас, якоже божественый кесарийскый святитель, Василий великий учит, лаодикийскаго Аполлинария зломышленную ересь отревая искорени, и не влагающых в просфире соль и квас отгонит божественых оград, яко злочестивых и хульник и отметающихся, имиже беззаконно дерзают в просфире всесовершенаго воплощения Бога Слова. Отселе проявлено есть, яко не от богодохновенных Петра и Павла и прочих стаинник им опресночное жрение начало прият, но от Аполлинария безумнаго, иже безумный бездушна тела блядяше преже всея твари созданнаго восприимша Бога Слова и произшедша от Чистыя Отроковица, аки сквозе некую трубу, сего ради и образовающая ума и душу, соли и кваса, возбраняше от божественнаго хлеба, аки соли убо ума, квасу же душу образующу, еже убо ему сицевая божественней просфире новообычне дерзнути в тех летех и великому касарийскому пастырю, апостольскою ревностию горящу, злочестивую догму его обличити писмены, явьственейши показуют, яко в летех онех квасненный хлеб везде приношаху по древнему учению и просвещению всечестных проповедник Бога Слова.

Аще убо еретическия мысли отрод, а не апостольскаго просвещения суще учение древнее и обычей многолетен, таковую догму верзите от среды верных, да будите непорочни и непреткновени всем. Часть бо немала израильтьскаго праздника есть безквасное жрение. Елико же люто и зазорно есть, еже сопричащатися чюжемудренным, явлено есть всем правемудръствующым, имъже чясть есть велика и изрядна чин Божиих священник, егда красится апостольскими даровании, а не егда смердит нечистыми вонями, якоже ныне зрится от небрежения предстоящых Христовы церкве. Ведомо бо есть вам, аще неточию волею слепотуете, в каковыя нелепоты и безчиния взыдошя священническая, за неже не исправляти их прегрешения по древних закон и правилех, ихже честное и богочинное житие тщания и брежения велия достойно быти подобает, у нихже Христов закон благоговейне соблюдается. Божественное бо повеление яве завещавает, глаголюще: сыны израилевы, сотворите благоговейны. И пакы: соль аще обуяет , земля чим осолится» (Мф. 5, 13), Божий глас вопиет. И паки: «бисеры вашы пред свиньями не мещете» (Мф. 7, 6), тойже Божий глас завещавает, имъже себе уподобляют, елицы недостойно служат Божиим тайнам. Но око самое, егда слепотует, к солнечным лучям никакоже взирати могуще, како возложет посетити прочих удов сокрушения цельбы требующа: здрави будете, и позде некогда будете целомудренны мысли, прение всякое, происходящее от духа лукаваго, оставльше, и в простоте ума в след ходите божественому неводу, акы рыбы словесны, в разумном мори воспитаны, да с нарочитыми сберетеся, а не с гнилыми отвержени будете таиньственых сосуд.

И воспоминание то приимете тихо мирно, всякыя неподобныя ярости оставльше, яко да явитеся по Христе ревнующе равнохвальне древним божественным мужем, яко да и получите от него равных им почестей. Аминь, буди сия, якоже угодно есть Христу, молитвами святыми Петра же и Павла, премудрыхь учителей и общих заступников. Рим превооружен, иже державу свою по всей земли распространил есть, хытростьми бранными и силою мужественною своих веледушных граждан, иже бесчисленными победами и одолении светлейшими на высоту аерьскую зело превознесеный, и своими цари прегордыми и пренеправедными огнь губителен воздунувый всеми губительными челюстьми на небеснаго и присноживущаго Царя Исуса, два мужа неискусна, худости и нищете и немощи соживша, в божественную же силу свыше сошедшую вооружишася зельною ревностию, о ужасайтеся, концы вселенныя, под стопами пречистыми Христа Царя своего таковыи убо добрейше подстиласта, вместо всякаго иного оружия вземше непобедимо оружие преславнаго креста, имъже остеняеми изгнаста от него всяку злокозненную прелесть бесовскых ловлений, Христа же Вышняго Царя Велика Бога и присносущна быти возвещающа ему и Судию всемь нелицемерна, акы овны благородни от нечестиваго царя убиени бывше, жертва чиста принесена быста Христу, иже благоверие о преславных и священных подвиг их воздаря, венчал есть их венцы неувядаемыя славы, телесы убо Рим, духи же самое небо, почесть своих трудов взяшя прехвальнии от Христа великаго Царя, Егоже Божество водрузишя на всей земли кровию Своею.

* * *

1

прасутствующих на пире

2

различное

3

заблуждения

4

пепел

5

латинския слова: cupla mea

6

врачеваний

7

между

8

извращая

9

«Параклит» – Утешитель, Святый Дух

10

непреложный, или невыразимо страшный

11

т. е. пяти чувств

12

желает

13

Так во всех списках.


Источник: Печатается по изданiю: Сочинения преподобнаго Максима Грека, изданныя при Казанской Духовной Академии. Часть первая: Догматико-полемическия сочинения. - Издание второе. Казань: Типо-литография Императорскаго Университета, 1894. - с. 145-170.