игумен Марк (Лозинский)

Доброделание

См. также: Пресвитер. № 902.

243. Притча аввы Пимена о том, что нужно творить милостыню, хотя бы к ней и примешивалось человекоугодие

См. также: Милостыня; Человекоугодие.

Брат сказал авве Пимену: “Когда я подаю своему брату немного хлеба или чего другого, то демоны унижают мою милостыню, будто бы она подается из человекоугодия.” Старец отвечал ему: “Хотя бы твоя милостыня подавалась из человекоугодия, но мы все же должны подавать нужное.” И рассказал ему следующую притчу: “Два земледельца жили в одном месте. Один из них посеял и собрал немного хлеба, хотя и нечистого, а другой, поленившись сеять, не собрал ничего. В случае голода, кто из них будет иметь пропитание?” Брат отвечал: “Тот, кто собрал немного хлеба, хотя и нечистого.” Старец сказал: “Так будем же и мы сеять немного, хотя бы даже и нечистого, чтобы не умереть от голода.” (Достопамятные сказания. С. 199. № 51).

244. Притча преподобного Варлаама о трех друзьях, символизирующих собой богатство, близких и добрые дела

См. также: Богатство; Друзья; Родственники.

“Были, – говорит в одной из своих притч преподобный Варлаам, – у одного человека три друга. Первых двух он особенно любил и до самой смерти готов был жертвовать для них всем. К третьему же относился с небрежением и питал мало расположения. Но вот случилось, что к этому человеку являются от царя воины и с угрозами велят ему скорее прибыть к царю, чтобы отчитаться в долге в десять тысяч талантов серебра. Не имея ничего, чем бы он мог расплатиться, пошел он искать помощи у своих друзей. Приходит к первому, рассказывает о своей беде и просит помочь. Но друг, которого он так любил, говорит: “Я тебе не друг и не знаю, кто ты, у меня теперь без тебя много друзей, и я иду с ними веселиться. А когда этих не будет, другие появятся. На вот тебе, пожалуй, два рубища, оденься в них, а больше от меня ничего не жди.” Тогда человек пошел к другому своему другу, которого тоже очень любил, и сказал: “Вспомни, как я дорожил твоей дружбой и какой ты от меня сподоблялся чести. Теперь я нахожусь в скорби и в великой беде, помоги мне.” Тот отвечал: “Сегодня я занят, да и сам пребываю в горе. Пожалуй, провожу тебя немного до царя, но больше ничего от меня не жди.” Так человек с пустыми руками вернулся от своих самых близких друзей. Пошел к третьему другу, которым он до сих пор почти что пренебрегал. Вошел к нему с унылым и пристыженным лицом и сказал: “Не смею и уст раскрыть, чтобы говорить с тобой, потому что никакого добра я тебе не сделал и никакого почтения никогда не оказал, но пришло и ко мне горе великое, и не к кому обратиться, кроме тебя, за помощью. Был у своих друзей, те отказали мне; если можешь, помоги сколько-нибудь и забудь мое пренебрежение к тебе.” Друг этот отвечал: “Что же, я, действительно, считаю тебя близким мне человеком и, помня твое малое добро, сделанное для меня, теперь с лихвой возвращу его тебе. Не бойся, я упрошу царя, и он не предаст тебя в руки врагов, мужайся, мой возлюбленный, и не скорби.” Тогда человек со слезами воскликнул: “Увы мне! Что вперед начну оплакивать: то ли, что втуне я оказывал почтение и любовь неблагодарным друзьям, или небрежение, с которым по неразумию я относился к истинному и нелицемерному другу?” Что значит эта притча? Первый друг есть пагубная алчность к наживе и само тленное богатство, которое покидает человека, когда он при смерти, и дает ему только два рубища на погребение: рубашку и саван. Второй друг – это семейные и друзья, которых мы часто любим до забвения Бога, но и от них при смерти мало пользы, ибо они проводят человека только до могилы, а потом среди своих забот и попечений также позабудут его. Третий же друг – это наши добрые дела, которые, несомненно, станут, так сказать, ходатаями за нас перед Богом по разлучении души от тела, умолят за нас Бога и помогут свободно пройти воздушные мытарства. Они-то, следовательно, и суть истинные наши друзья, помнящие и малое наше благотворение и с лихвой за них воздающие.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 623).

245. Доброе дело нужно доводить до конца

См. также: Больной; Награда; Подвиг служения ближним; Терпение.

Один инок по имени Евлогий встретил на улице нищего, у которого были парализованы руки и ноги, сжалился над ним и в душе дал перед Богом такое обещание: “Господи, во имя Твое возьму себе расслабленного и буду покоить его до смерти, чтобы ради него спастись. Дай мне терпение послужить ему.” Затем предложил расслабленному поселиться у него в доме и, когда тот согласился, взял его к себе. Прошло пятнадцать лет. В продолжение этого времени Евлогий служил расслабленному, как отцу, берег его, мыл, кормил, сам переносил с места на место. Позавидовал диавол такому терпению Евлогия и, желая лишить его достойной награды, вложил в сердце расслабленного гнев и злобу. И вот, до той поры кроткий убогий начал всячески хулить и поносить Евлогия и, несмотря ни на какие с его стороны увещевания и мольбы, довел его, наконец, до того, что Евлогий пришел в отчаяние. “Что мне делать? – говорил он знакомым инокам. – Расслабленный меня довел до крайности. Оставить ли его без помощи? Боюсь нарушить обещание, данное перед Богом. Поступать, как прежде? Но ведь он не дает мне покоя ни днем, ни ночью.” Иноки предложили ему обратиться за советом к Антонию Великому, и Евлогий послушался их. Антоний ему и расслабленному сначала сделал увещевание жить в мире и в заключение обоим сказал: “Искушение, дети, пришло к вам от сатаны, ибо вы оба близки к смерти и достойны получить от Бога венцы. С этого дня не смущайтесь ничем. Иначе Ангел может застать вас в злобе друг против друга и лишить награды.” Убежденные святым Евлогий и расслабленный прожили после того в мире только четырнадцать дней, затем скончался Евлогий, а через три дня последовал за ним и расслабленный. (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 43).

246. О добродетельной жизни шорника Захарии

См. также: Воспоминание о геенне огненной; Милостыня; Целомудрие.

Некто Иоанн, житель Царьграда, раздав свое богатое имение нищим, только и знал, что ходил в храм Божий молиться. Однажды ночью он пришел ко храму Святой Софии и, найдя церковные двери запертыми, лег отдохнуть на паперти. По прошествии некоторого времени видит он светлую зарю, предшествующую некоему мужу. Обрадовался Иоанн этому видению и притаился, желая узнать, что будет дальше. Дивный тот муж, подойдя к церковным дверям, повергся на порог и долго молился. Запертые двери отворились сами собой. Он вошел в храм и пал на помост перед иконой Богоматери, и во все время молитвы от него исходил необыкновенный свет. Затем он подошел к Царским вратам, которые тоже отворились для него сами собой. Помолившись в алтаре с воздеянием рук, он вышел из храма, и двери затворились за ним так же, как и отворились, сами собой. Иоанн, желая узнать, кто был этот чудный муж, пошел за ним и, войдя в его убогую хижину, повергся к его ногам и со слезами умолял открыть ему, кто он и каковы его добрые дела. “Раб Божий! – попросил Иоанн. – Открой мне свою богоугодную жизнь, ибо я видел чудные действия твоей молитвы.” – “Прости меня, старче, Господа ради, – отвечал тот дивный муж, – ты видел привидение, а не истину: я человек грешный, никакого доброго дела не имею; я неученый ремесленник, усмарь (шорник), имя мое Захария.” – “Заклинаю тебя Богом, – неотступно взывал к нему Иоанн, не скрывай своих высоких добродетелей, поведай мне истину.” Тогда Захария, встав со своего места и поклонившись Иоанну до земли, держал такую речь: “Брат мой! Во всю свою жизнь я ни о чем столько не думал, как о содеянных мной грехах, и, ежечасно представляя себе огонь геенский, уготованный грешникам, каждую ночь хожу в храм Божий умолять Господа о помиловании меня от этого страшного огня. Эта женщина, которую ты видишь, моя жена, и она – непорочная дева. Под предлогом неплодства мы скрываем от людей чистоту нашего тела. Наконец, у меня есть три с половиной сребреника, на эту сумму я покупаю кожу, из которой делаю конскую сбрую. Получая на пропитание единственно от этого ремесла, я разделяю вырученные за изделия деньги на две части: одну – большую – отдаю моему Христу через руки нищих и убогих, а другую меньшую – оставляю на собственные надобности.” (Прот. В. Гурьев. Пролог. С. 186).


Источник: Отечник проповедника : 1221 пример из пролога и патериков / Игумен Марк (Лозинский). - Изд. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2008. - 736 с. ISBN 978-5-903102-06-8

Комментарии для сайта Cackle