игумен Марк (Лозинский)

Отечник Проповедника

Причастие

См. также: Блудная брань. № 65; Вера. № 127; Грех смертный. № 202; Кончина праведника. №№ 348–349; Милосердие Божие. № 439; Молитва. № 502; Неверие. № 613; Пресвитер. № 898; Церковь. № 1199; Чародейство. № 1212.

905. Пресвитер Аммон видел Ангела, отмечавшего братию, приступавшую к Святым Тайнам; имена тех, кто не пришел в храм, были изглажены, и через три дня они умерли

См. также: Ангел.

Однажды, во время службы Божией, пресвитер Аммон видел Ангела, который, стоя по правую сторону жертвенника, отмечал братий, приступавших к Евхаристии, и записывал их имена в книгу и изглаждал имена тех, которые не пришли в церковь и через три дня умерли. ("Лавсаик". С. 203).

906. Авва Макарий видел, что тем, кто недостойно приступил к Причастию, бесы клали на руку уголья, а Тело Христово возносилось обратно к алтарю

См. также: Видение.

Святой Макарий Александрийский рассказывал о бывшем ему страшном видении. Братия приступали к принятию Святых Тайн. Лишь только иные простирали длани для принятия Святых Тайн, эфиопы, как бы опередив священника, клали на руки некоторых уголья, между тем как Тело Христово, преподаваемое священником, возносилось обратно к алтарю. Напротив, когда более достойные из причастников простирали руки к принятию Причастия, злые духи отступали от них и далеко убегали с великим ужасом. Видел он также, что Ангел Господень предстоял алтарю и вместе с рукой священника простирал свою руку к алтарю и участвовал в преподании Святых Тайн. И с того времени почила на нем благодать Божия, открывавшая ему, что во время бдений при чтении псалмов и молитв кто-нибудь из братий по внушению злых духов предавался помышлениям, и не укрывались от него ни недостатки, ни достоинства братии, приступавших к алтарю. (Руфин. Жизнь пустынных отцов. С. 105).

907. Святые Тайны, оставленные православным в доме еретика, произрастили стебель и колос

См. также: Еретик.

Прибыв в Селевкию близ Антиохии мы встретились с епископом города, аввой Феодором. Он рассказал нам о следующем событии, происшедшем при его предшественнике на епископской кафедре – блаженном Дионисии. Жил там богатый купец, человек весьма богобоязненный. Он держался ереси Севера, но у него был слуга, принадлежавший к Святой Кафолической и Апостольской Церкви. По обычаю страны в Святой Четверток он принял Святые Дары. Завернув их в чистое полотно, положил в свой шкаф. После святой Пасхи купцу понадобилось по торговым делам послать слугу в Константинополь. Тот отправился, но, позабыв про Святые Дары, оставил их в своем шкафу, а ключ вручил хозяину. Однажды хозяин отомкнул шкаф, нашел полотно с находившимися там Святыми Дарами. Смутившись, он не знал, как ему поступить. Принять их он не решился, не принадлежа к Кафолической Церкви. Так на этот раз он и оставил их в шкафу, рассудив, что его слуга, возвратившись, примет их. Но пришел снова святой день Великого Четверга, а слуга еще не возвратился. Тогда хозяин решился предать огню Святые Дары, чтобы они не остались еще на год. Отворив шкаф, он увидел, что все святые частицы произрастили стебли и колос. Страх и трепет объяли его при виде нового и необычайного чуда. Взяв Святые Дары, он, громко вопия “Господи, помилуй,” со всем домом поспешил в святой храм к святому епископу Дионисию. Это столь великое и страшное, превосходящее всякий ум и понимание чудо видели не двое или трое немногие, а все собрание. Все благодарили Бога за неизреченное и непостижимое знамение. Многие, уверовав после чуда, присоединились к Святой Кафолической и Апостольской Церкви, (Луг духовный. С. 99).

908. Инок, принявший вражеский помысл неверия, по общей молитве братии был удостоен за литургией дивного Божественного видения, вразумившего его

См. также: Евангелие; Молитва общая; Неверие.

В Древнем патерике повествуется об одном брате. Когда наступило время молитвословия в воскресный день, он встал и, по обыкновению, собрался идти в церковь. Но посмеялся над ним диавол, говоря: “Куда идешь? В церковь? И зачем? Или затем, чтобы получить хлеба и вина? И скажут тебе, что это Тело и Кровь Господа. Не повергай себя посмеянию.” Брат поверил помыслу и не пошел в церковь. Братия же ожидали его, ибо такой был обычай, чтобы не начинать молитвословия, пока не соберутся все. Он же медлил, И пошли к нему, думая: может быть, занемог брат? Найдя его в келии, спросили у него о причине, почему он не идет в церковь. Он же, хотя и стыдясь сказать о причине, однако же говорит им: “Простите меня, братия. Я встал по обыкновению и приготовился идти в церковь, и сказал мне помысл, что не есть Тело и Кровь Христовы то, что ты идешь принять, но (простой) хлеб и вино. Итак, если хотите, чтобы я шел с вами, уврачуйте мой помысл о Святом Приношении.” Они же сказали ему: “Вставай, пойдем с нами, и мы будем просить Бога, чтобы Он открыл тебе Божественную силу, во Святой Церкви присутствующую.” Он пошел с ними в церковь. И много помолившись о брате Богу, чтобы явлена была ему сила Божественных Таинств, начали совершать службу, а брата поставили среди церкви. И до отпуста не переставал он слезами орошать и обливать свое лицо. После же службы спросили его: “Если что открыл тебе Бог, расскажи нам, чтобы и мы получили пользу.” Он же с плачем начал говорить им: “Когда был канон псалмопения, прочитано было учение апостольское и вышел диакон читать Евангелие, я видел, что кровля церкви раскрылась, и видно было Небо, и каждое слово Евангелия было, как огонь, и восходило до Небес. Когда же было окончено чтение святого Евангелия и вышли клирики из диаконника, имея Святое Причастие, я видел, что опять отверзлись Небеса и сходил огонь, и с огнем – множество святых Ангелов, и среди них – два чудных Лица, о красоте которых нельзя и рассказать. Сияли Они, как молния, и среди них – малый Отрок. И святые Ангелы встали вокруг Святой Трапезы, а два Лица – над ней, и Отрок – посредине, И когда были окончены святые молитвы и приблизились клирики раздробить хлебы Причащения, я видел, что два Лица держали Младенца за руки и ноги, взяли нож, закололи Его и источили Кровь Его в потир. Рассекли Тело Его, положили наверху хлебов, и сделались хлебы Телом. Когда подходили братия принимать, давалось им Тело, и, когда взывали они, говоря “аминь,” становилось оно хлебом в их руках. Когда и я пришел принять, дано мне было Тело, и я не мог вкусить его, и услышал голос, говоривший мне: “Что не принимаешь? Не то ли это, чего ты искал?” А я сказал: “Милостив будь ко мне, Господи! Тела не могу я вкусить.” И сказал мне: “Если бы мог человек вкушать Тело, Тело и обреталось бы, как ты видел. Но поскольку никто не может вкушать мясо, потому учредил Господь хлебы для Причастия. Итак, с верой ли примешь то, что держишь в своей руке?” И я сказал: “Верую, Господи.” И когда я сказал это, Тело, которое держал в руке, стало хлебом. Возблагодарив Бога, принял я святую просфору. Когда же окончилась служба и пошли клирики на свое место, я видел опять Младенца среди двух животных. Когда клирики потребляли Святые Дары, я видел, что опять открылась кровля церкви и Божественные Силы возносились на Небеса.” Услышав это, братия вспомнили Апостола, говорящего: “Пасха наша, Христос, заклан за нас” (1Кор. 5:7). И в умилении пошли в свои келии, прославляя и хваля Бога, творящего великие чудеса. (Древний патерик. 1874. С. 393. № 6).

909. Чудесное вразумление старца, сомневавшегося в том, что при причащении преподается Тело и Кровь Христовы

См. также: Неверие.

Поведал авва Арсений Великий о неком скитянине, великом по подвижничеству и славном по вере, но погрешавшем в ней по невежеству, следующее. Скитянин говорил, что в Святом Причащении мы приемлем не Тело Христово, но образ Тела Христова в виде хлеба. Об этом услышали два старца. Зная, что говоривший велик по жительству, они поняли, что он говорит это не по злонамеренности, а по неведению и простоте. Они пришли к нему и сказали: “Отец! Мы слышали о неком брате, что он произнес мнение, несогласное с учением правой веры, а именно, что в Святом Причащении мы принимаем не Тело Христово, но образ Тела Христова в виде хлеба.” Старец отвечал: “Говорил это я.” Они начали его убеждать: “Не думай так, отец, но исповедуй по преданию Святой, Соборной, Апостольской Церкви. Мы веруем, что хлеб есть само Тело Христово, а в чаше – сама Кровь Христова, а отнюдь не образы. Хотя непостижимо, каким образом хлеб может быть Телом, но так как Господь сказал о хлебе “сие есть Тело Мое” (Мф. 26:26), то мы веруем, что хлеб есть истинное Тело Христово.” Старец на это сказал: “Если я не буду удостоверен самим опытом, то пребуду в сомнении.” Они предложили ему: “Будем молиться Богу в течение всей следующей недели, чтоб Он объяснил нам Таинство, и веруем, что Бог откроет.” Старец с радостью принял предложение. Он молил Бога так: “Господи! Ты знаешь, что я не верю не по злонамеренному упорству. Господи Иисусе Христе, открой мне об этой тайне, чтобы я не пребывал в заблуждении по причине неверия.” Также и старцы, придя в свои хижины, молили Бога в течение всей недели об этой тайне и говорили: “Господи Иисусе Христе! Открой об этой тайне старцу, чтоб он не пребывал в неверии и не погубил своего труда.” И послушал их Бог. По прошествии недели они пришли в церковь, сели все трое на одной циновке, и отверзлись им очи. Когда был предложен хлеб на Святой Трапезе, тогда увидели эти три старца Младенца вместо хлеба. Когда же иеромонах простер руку, чтоб преломить хлеб на Святой Трапезе, то сошел с Неба Ангел Господень с ножом в руке, заклал Младенца, Кровь из него излил в чашу. Когда иеромонах преломлял хлеб, Ангел резал Младенца на малые части. Когда приступили к принятию Святых Тайн, неверовавшему старцу подано было кровавое мясо. Увидев это, старец испугался и возопил: “Господи! Верую, что хлеб есть Тело Твое!” И немедленно мясо в его руке оказалось хлебом, по обычаю Таинства. Он причастился, прославя Бога. Старцы сказали ему: “Бог вещает, что люди не могут употреблять сырого мяса, а потому Он прикрыл Свое Тело видом хлеба, а Кровь – видом вина.” Два старца возблагодарили Бога, не попустившего подвигу третьего старца сделаться тщетным. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 52. № 15).

910. Юноша, допустивший неверие в Святые Тайны, во время причащения ощутил во рту мясо; исповедав свой грех, он пришел в себя и употребил преподанные ему Святые Тайны

См. также: Неверие.

Дмитрий Александрович Шепелев рассказывал о себе настоятелю Сергиевой пустыни, архимандриту Игнатию 1-му, следующее. Он воспитывался в Пажеском корпусе. Однажды в Великий пост, когда воспитанники приступали к Святым Тайнам, юноша Шепелев выразил шедшему возле него товарищу свое решительное неверие в то, что в чаше – Тело и Кровь Христовы. Когда ему преподаны были Святые Тайны, он ощутил, что во рту у него мясо. Ужас объял молодого человека, он был вне себя, не находил сил проглотить частицу. Священник заметил происшедшую с ним перемену и приказал ему войти в алтарь. Там, держа во рту частицу и исповедуя свое согрешение, Шепелев пришел в себя и проглотил преподанные ему Святые Дары. (Еп. Игнатий. Отечник. С. 53).

911. Небесный огонь вошел в потир во время литургисания Преподобным Сергием, и Преподобный причастился этого Божественного огня

См. также: Благодать; Дух Святой; Огонь Божественный.

Однажды, когда святой игумен Сергий совершал Божественную литургию, Симон видел, как небесный огонь сошел на Святые Тайны в минуту их освящения, как этот огонь двигался по святому престолу, озаряя весь алтарь, он как бы вился около Святой Трапезы, окружая священнодействующего Сергия. А когда Преподобный хотел причаститься Святых Тайн, Божественный огонь свился “как бы некая чудная пелена” и вошел внутрь святого потира. Таким образом, угодник Божий причастился этого огня “неопально, как древне купина, неопально горевшая….” Ужаснулся Симон от такого видения и в трепете безмолвствовал, но не укрылось от Преподобного, что ученик его сподобился видения. Причастившись Святых Тайн Христовых, он отошел от святого престола и спросил Симона: “Чего так устрашился дух твой, чадо мое?” – “Я видел благодать Святого Духа, действующего с тобой, отче,” – отвечал тот. “Смотри же, никому не говори о том, что ты видел, пока Господь не позовет меня из этой жизни,” – заповедал ему смиренный авва. (Троицкий патерик. С. 8).


Приглашаем на цикл бесед по основам православного вероучения и духовной жизни. По средам в 19 часов, м. Чернышевская.