Матвей Васильевич Барсов

Глава 6.
Таинственная книга, исписанная извне и внутри, запечатанная семью печатями. Снятие семи печатей

Ф.Яковлев. «Апостолы»

«И егда отверзе пятую печать, видех под олтарем души избиенных за Слово Божие и за свидетельство, еже имеяху. И возопиша гласом великим, глаголюще: доколе, Владыко святый и истинный, не судиши и не мстиши крови нашей от живущих на земли?» (Апок. 6:9–10).

Снятием пятой печати объяснились непонятные предыдущие явления; вопль избиенных мучеников указывал на события, изображенные знаме­нательными явлениями: победоносный всадник первого явления, сидев­ший на белом коне, означал первоначальную Церковь Христову. Пропо­ведь апостольская веры Христовой, быстро распространившаяся по лицу земли, везде побеждала и от одних переходила к многочисленным другим победам. Слово Божие росло и умножалось, покоряя народы близких и отдаленных стран победоносною своею силою. Белизна коня означала войну, но не кровавую, не убийственную, войну против заблуждений, не­честия и разврата. Лук всадника-победителя напоминал крест Христов, уязвляющий неотразимою стрелою врагов Бога и людей.

По снятии второй печати, зрелище переменяется; на место белого коня является конь рыжий или красноватый – знамение кровопролития. Гос­подь Бог предопределил Церкви Своей великие испытания; спокойствие ее скоро нарушилось. Грозный всадник уполномочен был взять мир с зем­ли; ему дан большой меч. Не тот ли это меч, о котором Господь сказал: «Не приидох воврещи мир, но меч» (Мф.10:34)? Предрассудки старых верований возмутились против благодатных нововведений Искупителя; люди стали ожесточаться друг против друга и покушаться на убийства; кровь Стефана и ап. Иакова была первой жертвой за имя Христово.

Последующее за сим явление всадника на вороном коне с мерилом в руке возвещало новое бедствие для христиан. Черный цвет коня означал скорби и печали, мерило – скудость в пропитании; маленькая мера, которую Иоанн назвал греческим словом χοΐνιξ, вмещавшая в себе пшеницы только для днев­ного пропитания одного человека, стоила динарий. Очень понятно, что при такой высокой ценности хлеба едва ли была возможность бедному челове­ку прокармливать свое семейство. Бедствие голода особенно должно быть чувствительно для христиан, большая часть которых состояла в апостольс­кое время из простого народа и потому из людей неимущих и крайне бед­ных. Пример такого несчастного времени находим мы в Деяниях апостоль­ских, в которых упоминается о голоде, свирепствовавшем в Иудее в царствование кесаря Клавдия (Деян.11:28). Антиохийские христиане по­сылали денежное пособие через Павла и Варнаву иудейским своим собрать­ям. И в последующие времена, особенно когда римляне преследовали Цер­ковь Божию, никто столько не претерпевал недостатков и лишений в поддержании своей жизни как христиане. Таков, по-видимому, смысл судеб Божиих в явлении после снятия третьей печати с таинственной книги. Что же значат слова, сказанные всаднику: «и елеа и вина не вреди» (Апок. 6:6)? Это предметы довольства и роскоши, они и предоставлялись людям мирским: недостаток их был бы совсем нечувствителен для бедного христианского народа.

Вот снята четвертая печать с книги: является всадник на бледном коне – это смерть со всею свитою ужасов, ей предшествующих и сопровождаю­щих ее. Явление это ясно изображало то время, когда свирепое язычество упивалось христианской кровью. Со времени Домициана неисчислимое множество пало невинных жертв в царствования Траяна, Адриана, Марка Аврелия, Септимия Севера, Максимина, Деция, Валериана, Аврелиана. Но что происходило при Диоклитиане, Галерии и Максимиане, того опи­сать невозможно! Разрушающиеся церкви, пылающие костры, повсюду эшафоты, кресты и бесчисленное множество разных орудий смерти, изоб­ретаемых изуверством и кровожадностью, были беспрестанными и повсеместными зрелищами. И точно, как бы ад шел вслед свирепых злодеев – ужасных вестников смерти. Христиане умервщляемы были и оружием и голодом, и разного рода смертями, и зверями земными на четвертой час­ти земли, как предсказано в Апокалипсисе, по снятии четвертой печати с таинственной книги.

Снятие пятой печати с книги судеб Божиих переносит нас в другой мир. Повторим текст, сказанный нами выше: "Видех, – говорит Иоанн, – под алтарем души избиенных за Слово Божие и за свидетельство, еже имеяху. И возопиша гласом великим, глаголюще: доколе, Владыко святый и истинный, не судиши и не мстиши крови нашей от живущих на земли» (Апок. 6:10).

Так вот где души тех бесчисленных страдальцев, которые пали под уда­рами язычников за Слово Божие и исповедание веры в Сына Божия. Они под алтарем небесного храма, конечно, под тем, на котором таинственно прославлялась великая и первоначальная жертва Агнца Божия, Иисуса Хри­ста. Святые души страдальцев, перешедшие в мир небесный, не совсем од­нако отрешились от здешнего мира; понятно из слов пророческих, что они с высот небесных смотрят с участием на земные дела и видят, что убийцы продолжают безнаказанно свирепствовать над народом христианским, и молят об отмщении: «Владыко святый и истинный, доколе не судиши и не мсти­ши крови нашей от живущих на земли»? Они называют Господа Бога истинным, потому что знают непреложную Его правосудность. На вопль их от­ветствовано было, что еще не настало время отмщения, чтобы они подож­дали немного, пока дополнится определенное Богом число таких же стра­дальцев, как и они. «И даны быша коемуждо их ризы белы» (Апок. 6:11), то есть они облеклись светлостью ангельскою. А между тем молитва их была не напрас­на. Громы небесные уже гремели над земными их гонителями и убийцами.

«И видех, егда отверзе шестую печать, и се, бысть трус велий, и солнце мрачно бысть, яко вретище власяно, и луна бысть яко кровь: и звезды небесныя падоша на землю, якоже смоковница отметает пупы своя, от ветра велика движима. И небо отлучися яко свиток свиваемо, и всяка гора и остров от мест своих двигнушася» (Апок. 6:12–14). Так потрясется природа в то страшное время, которое будет пред­шествовать грозному Суду Господа Иисуса Христа. Оно начнется земле­трясениями; солнце покроется завесою мрака; серебряный свет луны об­ратится в кровавый; звезды рассыплются, как рассыпаются фиговые плоды, обрываемые сильным ветром.

«И царие земстии и вельможи, и богатии, и тысящницы, и силнии, и всяк раб и всяк свободь скрышася в пещерах и камении горстем. И глаголаша горам и каме­нию: падите на ны, и покрыйте ны от лица Седящаго на престоле, и от гнева Агнча: яко прииде день великий гнева Его, и кто может стати?» (Апок. 6:15–17). Надобно спросить тех несчастливцев, которые испытали ужасы разрушительных землетрясений, что они тогда чувствовали? Что ж будут чувствовать люди в страшный день разрушения мира? Воображение, сколько бы ни было настроено страшилищными зрелищами, не найдет слов представить себе тогдашнее состояние как единственное, которому нет примеров. В смертельном страхе все обитатели земли будут искать убежищ не в домах, не в крепких зданиях – они ненадежны, а побегут в пещеры и ущелья гор, побегут без различия состояний все – и цари, и рабы, и богачи, и бедные. Но куда убежать от гнева Божия? Куда скрыться от совести, которой вопль тогда будет неумолкаем? Отчаяние будет кричать горам: упадите на нас и сокройте нас от гнева Божия. Зловещее эхо будет только повторять безвременные и бесполезные крики.

Но если мы почтем это пророчество иносказательным, то поймем, что после многолетнего свирепствования язычников, терзавших Церковь Христову, как бы в ответ на небесный вопль мучеников, настанет время отмщения убийцам. Гнездо язычества – Рим ощутит на себе всю тяжесть гнева Божия: империя вселенной потрясется извне и внутри – извне вар­варскими народами, вторгающимися во все ее пределы, внутри междоу­собными и кровопролитными раздорами. Солнце Рима – воинственный дух римлян, политика, нравственные силы померкнут; все их действия покроются мраком заблуждений, чудовищных пороков и самых неисто­вых страстей; все для них обратится в глубокую ночную тьму, в которой только и видно будет зарево кровавых зрелищ. Почетные и знаменитые граждане будут падать под ударами свирепых тиранов, подобно падающим звездам; общее спокойствие, мир и благоустройство нарушатся; целые области, города и селения как бы сдвинутся с своих мест, опустошаемые грабежом и убийствами мятежников; не будет безопасности и свободным, и рабам, и богатым, и бедным; даже бегство не спасет их, никакие уеди­ненные места и убежища не скроют их от ярости кровожадных убийц – бичей небесного отмщения. Такие понятия можем подразумевать, если будем принимать слова за иносказательные; но буквальный смысл, оче­видно, относится к временам последним существования нашего мира.

Снятие шестой печати, означающее язвы, ниспосылаемые при конце

Св.Андрей Кесарийский. «Толкование на Апокалипсис»

Апок. 6:12–15: «И видех, егда отверзе шестую печать, и се, бысть трус велий, и солнце мрачно бысть яко вретище власяно, и луна бысть яко кровь. И звезды небесныя падоши на землю, якоже смоковница отметает пупы своя от ветра велика дви­жима».

И сие все некоторые принимали о разорении Веспасиана (царя), по­нимая все сказанное в переносном смысле. Нам же кажется, что есть здесь переход от времен гонений ко времени пред пришествием антихриста, когда, по пророчеству, будут такие язвы, может быть, для того, чтобы люди, размыслив о них, не отказались терпеть казни, насылаемые антихристом, каковых, как мы знаем, еще и не было никогда. Землетрясение же, как часто находим в Писании, есть перемена дел. Ибо это: «аще единою аз потря­су» (Агг.2:6), – означает изменение колеблемого, как говорит апостол (Евр.12:26–27). И в Ветхом Завете о шествии израильтян из Египта сказано: «Земля потрясеся, ибо небеса кануша» (Пс.67:9). Чернота же солнца, и помра­чение света, и кровавый вид луны показывают отсутствие света в тех, коих охватит гнев Божий. Ибо так часто принимал это и блаженный Кирилл.

А что пали звезды (как то писано было и касательно обольщенных Ан­тиохом), означает то, что и кажущиеся быть светилами в мире падут, со­крушаемые совершающимся, когда, как сказал Христос, прельстились бы, если возможно, и избранные по причине множества скорби. Может быть поэтому приведена в пример и смоковница, так как, потрясаемая диаволь­ским ветром, сбрасывает от жара искушения плоды еще несовершенные, еще не созревшие, еще не услажденные благодатью. Ибо, что это прини­мают двояко, и в добром и в худом смысле, о том знаем из двух кошниц добрых и худых смокв, показанных Иеремии (Иер. 24), из смоковни­цы, иссушенной Христом (Мф. 24), и износящей цвет в Песни Песней. Но чувственно ли совершится это, когда со славою приидет Судия Христос, о том знает Он Сам, имеющий тайные сокровища ведения и премудрости.

Апок. 6:14: «И небо отлучися, яко свиток свиваемо».

А что небо свивается, как свиток, это или указывает на неизвестность второго Христова пришествия, ибо без шума и мгновенно раскрывается книга, или что небесные силы, болезнуя от отпавших от веры, имеют как бы сострадание и печаль. Этим и иное нечто означается, именно: что небу предлежит не уничтожение, но как бы свивание некоторое и перемена на лучшее, как сказал Ириней в пятом слове обличения лжеименного разу­ма, буквально так: «Ни существо, ни сущность творения не уничтожается, ибо истинен и верен устроивший его, но преходит образ мира, в коем со­вершилось преступление», как говорят старцы. Думаем же, что апостол воспользовался и древним обычаем. Ибо евреи вместо наших книг упот­ребляли свитки, развивание которых производило не уничтожение, а об­наружение написанного. Так и развитие небесного тела показывает от­кровение благ, уготованных для святых. И это, по данному нам от Бога дарованию, мы изложили четверояко, перейдем же к последующему.

Апок. 6:14–17: «И всяка гора и остров от мест своих двигнугиася: И царие земстии и вельможи, и богатии, и тысящницы, и сильнии, и всяк раб, и всяк свободь скрыша­ся в пещерах и камении горстем. И глаголаша горам и камению: падите на ны и покройте ны от лица Седящаго на престоле, и от гнева Агнча. Яко прииди день великий гнева Его, и кто может стати?»

Господь наш, когда апостолы спросили Его о разрушении храма Иеру­салимского и о кончине, предсказал им будущее, сколько могли они вмес­тить, что уже и случилось с христоубийственными иудеями при разоре­нии Веспасиана и Тита, как повествует еврей Иосиф. При конце же пре­имущественно с большею силою найдет все это на мир в пришествие ан­тихриста, как сказано. Тогда, по преимуществу начальствующие или над церковным благочинием, или над мирским владычеством, именуемые в переносном смысле горами, и Церкви верных, в переносном смысле называемые островами и к Богу, по прор.Исаии, обновляемые, побегут из мест своих, одно место переменяя на другое, по причине лжехриста, что и мы, прежде его пришествия, человеколюбие испытали за грехи наши. Царии же земстии, то есть землею владеющие, а на небе ничего не приоб­ретшие, вместе с вельможами и богатыми, с рабами земного и свободны­ми (чему не следовало быть) от работы Христовой, будут молить, чтобы лучше скрыли их пещеры и камни и горы, нежели испытать им гнев Бо­жий, который, по попущению Божию, в пришествие антихриста одождит на них язвы от голода и других бедствий, или подвергнутся ожидаемым по воскресении нескончаемым мучениям. Тогда преимущественно гнев Бо­жий праведно разгорится, как печь, пожигая тех, кои на основании веры созидали «дрова, сено, тростие» (1Кор.3:12) как пищу огня.

Библиографический указатель к 6-й главе

1)   Андрей Кесарийский. Толкование на Апокалипсис. М., 1889. Снятие первой печа­ти, означающее апостольское учение (Апок. 6:1–2). Снятие второй печати, означающее брань неверных против верующих (Апок. 6:3–4). Снятие третьей печати, показывающее отпадение от Христа тех, которые нетвердо веровали в Него (Апок. 6:5–6). Снятие четвер­той печати, показывающее язвы, находящие за нечестие (Апок. 6:7–8). Снятие пятой печа­ти, показывающее вопль святых душ к Господу о конце (Апок. 6:9–11). Сл.5, гл.13.

2)   Еп.Петр. Объяснение Апокалипсиса святого ап. Иоанна Богослова. Томск, 1885. Первая печать: приготовительное обстоятельство, предшествующее видению (Апок. 6:1); само видение (Апок. 6:2). Исполнение видения. Вторая печать: предшествующее обстоя­тельство (Апок. 6:3); само видение (Апок. 6:4). Исполнение видения. Третья печать: обстоятель­ство предшествующее и само видение (Апок. 6:5–6). Исполнение видения. Четвертая пе­чать: предшествующее обстоятельство и само видение (Апок. 6:7–8). Исполнение пророче­ства. Пятая печать (Апок. 6:9–11): состояние душ мучеников (Апок. 6:10); ответ от Бога (Апок. 6:11). Шестая печать (Апок. 6:12–17): Суд Божий или бедствие, которое будет наведено на врагов Церкви (Апок. 6:12–14); ужас и трепет врагов Церкви (Апок. 6:15–17). Исполнение пророчества.

3)   Фаррар. Первые дни христианства. Пер. Лопухина. Апокалипсические печати.


Источник: М.В.Барсов. Апокалипсис святого Иоанна Богослова. Толкование. - Л.: "Лепта", 2002 - 400 с. ISBN 5-94000-035-5

Комментарии для сайта Cackle