Библиотеке требуются волонтёры
Азбука веры Православная библиотека Митрофан Семенович Григоревский

Митрофан Семенович Григоревский

(03.06.1872–?)
Митрофан Семенович Григоревский
Митрофан Семенович Григоревский

Церковный писатель. Сын псаломщика.

Биография

Родился в Курской губернии.

Образование получил в Киевской ДА (окончил в 1895 со степенью кандидата богословия). В 1896 г. был назначен преподавателем Архангельской ДС по всеобщей и рус. гражданской истории; преподавал также историю рус. раскола, обличительное богословие; заведовал б-кой семинарии, некоторое время был помощником инспектора. Состоял делопроизводителем редакции «Архангельских епархиальных ведомостей». Смотритель Архангельского ДУ (1899-1903). Указом Святейшего Синода от 21 марта 1903 г. утвержден в степени магистра богословия за представленную дис. «Учение св. Иоанна Златоуста о браке». В 1905-1907 гг. был инспектором Киевской ДС; в 1906 г. исполнял обязанности ректора. Состоял директором Великосорочинской учительской семинарии им. Н. В. Гоголя (1907-1909), Глуховского учительского института (1909-1913), народных училищ Нижегородской губ. (1913-1917). С 1 июня по 20 июля 1917 г. и. о. директора Нижегородского Владимирского реального училища со средним механико-техническим училищем. Приказом по Министерству народного просвещения от 4 июля 1917 г. назначен директором 3-й московской гимназии.

Удостоен орденов святых Станислава 2-й степени, Анны 2-й степени, Владимира 4-й степени, а также светло-бронзовой медали. Статский советник (с 1908).

В главном соч. «Учение св. Иоанна Златоуста о браке» изложению предпослан разбор учения о браке св. отцов и учителей Церкви, живших до свт. Иоанна Златоуста, и его современников (мужей апостольских - свщмч. Игнатия Богоносца и Ерма; апологетов - сщмч. Иустина Философа, Афинагора Афинского, свт. Феофила Антиохийского, Минуция Феликса; св. отцов и учителей Вост. Церкви - Климента Александрийского, Оригена, святителей Василия Великого, Григория Богослова, Епифания Кипрского, Астерия Амасийского; зап. св. отцов и учителей - Тертуллиана, святителей Киприана Карфагенского, Илария Пиктавийского, Амвросия Медиоланского и блж. Иеронима), а также данных из канонических правил и Апостольских постановлений. Основной вывод Григоревского состоит в том, что «главной целью христианского брака является не рождение детей, как во вне-христианском браке, но внутреннее духовное восполнение одной личности другою, взаимное содействие в целях гармонического течения земной жизни и нравственного совершенствования. Чадорождение - второстепенная цель брачного союза» (С. 80). Григоревский особенно подчеркивал святоотеческий взгляд на брак как на нерасторжимый союз, прекратить который могут только смерть и грех прелюбодеяния (равносильный по действию смерти). В учении свт. Иоанна Златоуста, согласно Григоревскому, отдельные мысли о брачном союзе предшествовавших и совр. ему св. отцов и учителей Церкви «объединяются и получают всестороннее раскрытие», в силу чего «оно может служить самым точным и верным выражением общецерковных воззрений на брачную жизнь» (С. XI). В заключительном разделе Григоревский провел сравнительный анализ воззрений блж. Августина и свт. Иоанна Златоуста «как выразителей учения западной и восточной Церкви о брачном союзе» (С. 219-234).

В др. сочинениях (по психологии обучения, школоведению, в кратких очерках о Н. И. Пирогове, К. П. Победоносцеве, разных брошюрах «на злобу дня» с православно-апологетическим направлением) Григоревский выступал сторонником религ. воспитания детей, полемизируя с направлением безрелиг., т. н. гражданско-добродетельного, воспитания. При этом он был против преподавания Закона Божия в соответствии со схемами и формулами догматического богословия; по его мнению, залог успешного преподавания и усвоения Закона Божия - в указаниях на примеры святых, а также великих деятелей христианской Церкви, своей жизнью засвидетельствовавших ее спасительные истины. В соч. «Дух и плоть» Григоревский полемизировал с теми представителями рус. декадентства и ницшеанства, к-рые считали, что «основное христианское настроение так удушливо, тоскливо, печально и скорбно, что христиане умеют только умирать в Боге, а жить в Нем не умеют» (С. 8). Григоревский утверждал в противовес им, что именно христианские аскеты наиболее глубоко осознавали красоту мира как космоса и призывали «молиться о птицах, зверях и о всех тварях Божиих» (С. 9).