Азбука веры Православная библиотека святитель Митрофан Воронежский (Васильев)

святитель Митрофан Воронежский (Васильев)

Нравственно-аскетические труды

святитель Митрофан Воронежский (Васильев)
святитель Митрофан Воронежский (Васильев) (1623–1703)

Первый епископ на Воронежской кафедре, церковно-государственный деятель.

Биография

Дни памяти: 19 июля (1 августа) , 7(20) августа (Обретение мощей), 4(17) сентября (Второе обретение мощей), 23 ноября (6 декабря)


На пути ко Христу

Происходил из благочестивой христианской семьи. Родился он на территории Владимирской губернии, 6 ноября 1623 года.

О детских и юношеских годах жизни святителя Митрофана доподлинно известно немного. В миру он звался Михаилом, воспитывался в рамках Православных традиций, в духе добра, любви к Богу и доверия Церкви. Достигнув зрелого возраста, женился, имел сына, Ивана, питал к нему тёплые отцовские чувства. Оставшись без супруги, на сороковом году жизни отрекся от суеты мира сего и поступил в Золотниковскую общежительную обитель, располагавшуюся близ города Суздаля. Предполагается, что родной отец Михаила принадлежал к духовенству.

Сделав выбор в пользу монашества и поступив в монастырь, Митрофан смиренно и ревностно исполнял назначаемые ему послушания, много молился, и Бог был ему в помощь. С течением времени слава о подвигах и добродетелях Митрофана вышла за пределы обители и разлилась по округе.

Братия соседней обители, Яхромской, разумея в нём ревностного, духовно опытного подвижника и не имея на тот момент настоятеля, стали просить у церковного начальства поставить его над ними игуменом. Эту просьбу поддерживали и монастырские крестьяне. Руководство, найдя в этом рациональное зерно, пошло им навстречу.

Игуменская деятельность

В 1663 году Митрофан был возведен в иерейское достоинство и посвящен в игумена. На этом посту он проявлял себя как заботливый, любящий наставник, добрый руководитель. Занимаясь духовным воспитанием братий, много внимания он уделял и благоустройству обители.

В первый год правления монастырём отец Митрофан приобрёл богато оформленное Евангелие. Затем, прибегнув к пожертвованиям благотворителей, организовал строительство нового, более вместительного, чем имевшийся, храма.

Пастырская ревность, инициатива и хорошие организаторские способности игумена Митрофана не ускользнули от внимания Патриарха Иоакима, и он предложил ему место настоятеля в более известном Желтоводском (Унженском) монастыре. Отец Митрофан смиренно принял это предложение. Он правил этой обителью около семи лет. За период его руководства обитель преобразилась: отстроился прекрасный Благовещенский храм, с колокольней и трапезой; было написано множество икон. Но главное: его деятельность благоприятствовала духовному преображению братий.

Государь Феодор Алексеевич, питая к отцу Митрофану уважительные чувства, имел с ним общение. Похожие чувства питали к игумену и некоторые представители царского двора.

В 1682 году, в соответствии с решением Московского Собора 1681 года, была образована Воронежская епархия. Поскольку в то время среди народа усилились раскольнические настроения, постольку было понятно, что новую епархию должен возглавить твёрдый в убеждениях, мудрый и ревностный пастырь. Царь выбрал на это место чтимого им игумена Митрофана. Церковное руководство идею одобрило и поддержало.

Епископский путь

2 апреля 1682 года патриарх Иоаким торжественно посвятил отца Митрофана во епископа Воронежского.

Смерть царя Феодора, почившего вскоре после этого события, послужила причиной задержки святителя Митрофана в столице. Кроме того ему надлежало присутствовать при обряде венчания на царство двух Алексеевичей: Иоанна и Петра; во время совершения этого обряда святитель Митрофан поднёс на блюде венец, который, затем, был возложен с молитвой на голову Петра.

Кроме того епископ Митрофан принял участие в Соборе, организованном против бесчинства раскольников и происходившем в Грановитой палате.

Прибыв к месту своего епископского служения, святитель обратился через окружное послание к подвластному духовенству, где призвал священнослужителей к строгому соблюдению веры и ответственному отношению к пастве. В рамках послания он выделил три важнейших аспекта в деле управления Христовым стадом: словом, священнодействиями и молитвами, личным примером.

Учитывая масштаб разгула раскольнических настроений в стране, с самого начала служения святитель Митрофан ставил задачей борьбу за церковное единство. Основу единства внутри паствы он видел в единстве веры и послушании голосу Церкви.

В числе первых дел на своей кафедре епископ Митрофан организовал строительство нового, каменного храма в Воронеже. Строительство длилось около пятнадцати лет. Всё это время епископ служил в деревянной церкви. Когда работы близились к завершению, ко всеобщему сожалению выяснилось, что во время постройки были допущены ошибки, связанные с недостаточным опытом каменщиков, и здание храма признали ненадёжным.

В духовно-нравственной области святитель Митрофан проявил себя как добрый и милостивый архиерей. Отмечают, что он был доступен не только для приближенных и сановитых особ, но для всех, включая простолюдинов; обычным делом служения для святителя было посещение узников в темницах; кроме того он проявлял особую заботу о сиротах и вдовах.

Материальное положение Воронежской кафедры оставляло желать лучшего. Дело в том, что поступление средств на епархиальные нужды сильно зависело от количества и размеров приходов, тогда как Воронежская епархия в этом отношении значительно уступала другим. Случалось, что по поводу ряда церквей между начальством Рязанского и Воронежского духовенства происходили конфликты. В этой связи Рязанское руководство посылало Патриарху жалобы о неправомочном окормлении отдельных храмов Воронежским святителем. Реагируя на эти неприятные сигналы, Патриарх, в 1696 году, определил своей грамотой точные территориальные границы Воронежской епархии и объяснил спорящим сторонам, какой из двух архиереев каким храмом должен владеть.

Позднее, в 1699 году, царь Пётр, проникнувшись бедственным положением Воронежской кафедры, отписал от Рязанской епархии несколько городов с их уездами и приписал их к Воронежской.

К епископу Митрофану Пётр относился положительно. В свою очередь и святитель почитал царскую власть, называл её данной Богом и требовал такого понимания от народа.

Когда Пётр строил на Воронежской верфи корабли, святитель рассказывал людям, что это необходимо для пользы Отечества, и поддерживал тех, кто был занят на тяжких работах, добрым пастырским утешением и молитвой. Узнав, что на нужды Отечества срочно требуются большие денежные средства, святитель, собрав всё, что было в епархиальной казне — 6000 рублей — безотлагательно передал собранную сумму государю.

После того как царь Пётр взял Азов, он тут же отправил посланника сообщить святителю Митрофану, что отныне тот будет именоваться епископом Воронежским и Азовским.

Вообще же святитель не раз выручал государя деньгами. Между тем, Пётр ценил его не только за помощь Отечеству, но и за монашеские добродетели. Об этом свидетельствуют и его отзывы, и сами факты посещения святителя для испрашивания у него благословения.

Однажды царь Пётр, пребывая в Воронеже, по каким-то соображениям пригласил епископа Митрофана к себе. Тот пошёл к царю пешком, а когда приблизился к адмиралтейству, увидел идолов, развернулся и удалился к себе. Царь же, узнав о случившемся, вознегодовал и вновь послал за епископом. Вернувшись, посыльный передал государю, что святитель готов прийти к нему, царю, с визитом лишь при условии, что идолы будут убраны прочь. Темпераментный Пётр, услышав такие слова, воспылал ещё большим негодованием и опять отправил посыльного, повелев передать, что если святитель тут же не явится к нему, то подвергнется казни, как ослушник, преступник. Святитель вновь проигнорировал приглашение, ответив через царского посыльного, что хотя царь и может умертвить его тело, но не душу, которая в руках Божьих.

Понимая, в чём состояла причина «дерзости» святителя, самодержец сумел потушить в себе пламень гнева. Между тем сам святитель, не зная, чем именно закончится эта ситуация и сознавая, что грозное царское слово может исполниться, предался молитве. Вскоре царь услышал, как в большой колокол бьют благовест. Когда он, не понимая, что бы это значило, послал разузнать, вернувшийся доложил, что святитель готовится к смерти и желает молиться соборно о вечном спасении. Царь, по-хорошему изумившись пастырской твёрдости и благочестию, повелел снести идолов (в действительности это были статуи, вероятно, стоявшие как предметы искусства), донести до святителя слова царской милости и попросить не беспокоить народ странным звоном.

После этих событий царь проникся к епископу Митрофану ещё большим уважением. Святитель дожил до глубоких седин.

Чувствуя приближение смерти, он составил Духовное завещание верующим, а при самом конце земной жизни принял схиму и новое имя Макарий, отдал распоряжения насчёт своего погребения. В день кончины, 23 ноября 1703 года, святитель по-христиански простился, предался молитве и предстал перед Высшим Судьей.

Царь Пётр, прибывший в тот день в Воронеж, хотел посетить любимого пастыря, но застал его уже при смерти. Пётр долго держал его руку, а потом закрыл ему очи.

Тропарь святителю Митрофану, епископу Воронежскому, глас 4

Правило веры и образ кротости / словом и житием пастве твоей, отче смиренномудре Митрофане, был еси. / Темже и во светлостех святых / солнца светлейше возсиял еси, / венцем нетления и славы украшаемь, / моли Христа Бога // стране нашей и граду твоему в мире спастися.

Кондак святителю Митрофану, епископу Воронежскому, глас 8

Воздержанием тело духу поработив, / душу же равноангельну сотворив, / святительскою одеялся еси одеждею, яко венец священства, / и ныне, всех Владыце предстоя, // моли, всеблаженне Митрофане, умирити и спасти души наша.

Тропарь Димитрию, митрополиту Ростовскому, Митрофану и Тихону, епископам Воронежским, глас 8

Якоже древле на Востоцех трие велицыи святителие, / сильный словом Василий, / глубина Богословия Григорий и Златоустый Иоанн, / тако и днесь в стране полунощней / три новоявленная светила веры на тверди церковней востекоша:/ столп веры Митрофан,/ слово истины в лице царю исповедавый, / и обличитель раскола Димитрий, / мечем обоюду острым вся козни его разсекий, / и помазания полный сосуд Тихон, / тихостию словес своих грешника к покаянию призвавый. / О велицыи трие святителие земли Российския, / молите Христа Бога, Емуже угодни бысте, // спастися душам нашим.

Кондак Димитрию, митрополиту Ростовскому, Митрофану и Тихону, епископам Воронежским, глас 3

Иже в поздния наша роды и в последняя времена / обуреваемых треволнением житейских страстей и хладом безверия недугующих / в скорби душевней утешивший и теплотою вашея веры согревавший, / трие новоявленный святителие Российстии, / Димитрие, Митрофане и Тихоне, / на камени Православия утвердите ны / и, яко чадолюбивии отцы, // духовная чада ваша стезею заповедей отеческих в Царствие Христово вслед себе руководите.