Азбука веры Православная библиотека архиепископ Никанор (Бровкович) Архиепископ Никанор (Бровкович) о святом равноапостольном князе Владимире


А.П.Соловьев

Соловьев А.П.
Архиепископ Никанор (Бровкович) о святом равноапостольном князе Владимире

Имя архиепископа Никанора (Бровковича) и его идеи в последние годы постепенно становятся известны современным исследователям православного богословия и гомилетики XIX века. А надо сказать, что владыка Никанор был не только архиереем, известным проповедником и активным сподвижником К. П. Победоносцева, но и известным религиозным философом.

Архиепископ Никанор семь лет – с 1876 по 1883 год – возглавлял Уфимскую епархию. До того мы знаем его труды на поприще преподавания, ректорства и ученой деятельности в Санкт-Петербургской Духовной Академии (с 1851 г.), Рижской (с 1856 г.) Саратовской (с 1858 г.), Витебской (с 1865 г.) Семинариях, в Казанской Духовной Академии (с 1868 г.). Ко времени приезда его в Уфу он уже – доктор богословия, автор философско-апологетичсекого трактата «Позитивная философия и сверхчувственное бытие». В Уфе он продолжает писать третий том этого сочинения.

Скончался архиеп. Никанор будучи Одесским архипастырем в 1890 году.

Известно множество трудов архиепископа Никанора. Общий объем его сочинений может потянуть на 15 больших томов собрания его сочинений. Среди основных его произведений можно выделить следующие: «Разбор римского учения о видимом (папском) главенстве в церкви, сделанный на основании Св. Писания и предания первых веков христианства до І вселенского собора (включительно)», «Позитивная философия и сверхчувственное бытие». «О перстосложении для крестного знамения и благословения», «Поучения, речи, беседы, воззвания. В 5 томах», «О том, есть ли что еретическое в латинской церкви», «Биографические матерьялы» и др.

Надо отметить, что именно в Уфе владыка Никанор раскрывается как талантливый проповедник, чьи поучения и речи, произнесенные в уфимских храмах, становятся известны по всей России. Особенностью этих поучений было в том, что архипастырь обращался в них к насущным вопросам современности – к проблемам духовного и светского образования, христианского отношения к техническому прогрессу, к критическому анализу отдельных популярных общественно-политических воззрений (социализм, нигилизм, толстовство, славянофильство, западничество) и т.д.

Наивысшего расцвета его проповедничество достигло тогда, когда он становится Одесским архиереем.

А 15 июля 1888 года, во время празднования 900-летия крещения Руси архиеп. Никанор участвовал в торжествах непосредственно в Севастополе. И даже само поучение, которое было им сказано во время празднования, имеет в подзаголовке указание на то, что произнесено оно было «в Херсонесском храме святого Владимира, над самою купелью его крещения».

Отвлечемся в сторону от архиеп. Никанора для того, чтобы сказать несколько слов о самом этом событии празднования 900-летия крещения Руси. Как отмечают исследователи: «Мысль о праздновании 900-летия крещения русского народа принадлежала митрополиту киевскому Платону, представившему Святейшему синоду свой проект празднества ещё в 1886 году. . Идея митрополита Платона с 1886 года активно поддерживалась Киевской городской думой и особенно – Санкт-Петербургским благотворительным обществом, возглавляемым министром внутренних дел начала царствования Александра III Николаем Павловичем Игнатьевым. Это общество добилось, чтобы празднование было не только киевским, но и всероссийским. Ещё более границы праздника расширил обер-прокурор Святейшего синода Константин Петрович Победоносцев. Он заявил, что 900-летие Крещения Руси является настолько выдающимся юбилеем, что его следует признать событием не только для православной Руси, но и для всего православного мира, а заодно указать и на то, что “празднество совершалось в пору спокойного течения нашей общественной и политической жизни среди трудов над развитием экономических, общественных и государственных сил страны под охраной единой правящей высочайшей воли, в соответствии с настроением времени”».

Киевский же митрополит Платон, благодетель архиепископа Никанора, говорил о том, что 900-летие празднования крещения Руси должно быть предварением 1000-летия. Потому, как сказал старец, «это будет приготовлением к тысячелетию, как повечерие перед литургией».

Вернемся же теперь к поучению архиеп. Никанора, которое он произносил в Севастополе на празднествах. Основная идея всего поучения выражена словами архиерея-философа: «Русский народ в Новом Завете есть новый Израиль», – то есть Богоизбранный народ, цель которого – быть примером в вере для остальных народов.

О самом князе Владимире владыка Никанор говорит следующее: «Избранниками Божьими движет промыслительный перст Божий. Как люди, как существа ограниченные, самые великие мудрецы мира сего всегда смотрят близоруко, в самых лучших своих намерениях и предприятиях движутся ближайшими своими видами, разумея смысл только ближайших окружающих обстоятельств, но никогда ясно и полно не сознавая планов божественного домостроительства, которое направляет их помыслы, намерения и действия к своим глубоким и далеким премудрым целям. Да и глядя сзади вперед уже на осуществившиеся планы божественного Промысла, люди не постигают их во всей широте и глубине, хотя потомкам и виднее, чем современникам, причинная и целесообразная связь исторических событий. Не сознавая ясно, великие избранники Промысла Божия определяют положение вещей внутренним чутьем, чутьем же намечают и последующее развитие событий, иногда весьма великих. В этом смысле св. Владимир есть один из величайших избранников Промысла, наметившей на века и тысячелетия развитие судеб русского народа, а с ним развитие судеб и многих других народов мира как в Европе, так и в Азии».

Эта цитата имеет ключевое значение для понимания особенностей такой оценки св. князя Владимира у архиепископа Никанора. И она, эта оценка, включает в себя как минимум три идеи. Первая – та, которая лежит на поверхности: князь Владимир – избранник Божий, через которого Господь определяет основные пути будущего Руси-России.

Вторая идея имеет чисто философский характер. Для ее понимания нужно обратиться к философскому учению архиеп. Никанора, в котором он различает рассудок и разум – две одинаково интеллектуальные, но совершенно разнонаправленные способности.

Рассудок по архиеп. Никанору представляет собой способность выстраивать понятийные схемы на основе данных, полученных в опыте. То есть рассудок ориентирован на внешнюю форму событий. Тогда как разум – это, по сути, интуитивная способность схватывать сущность явления целиком и полностью, способность предчувствовать истину как целостное знание о явлении. Архиерей-философ пишет в своем философском трактате: «…в факте мышления о том же предмете… мы, кроме рассудочного понятия, имеем другое представление, которое отлично от понятия и всегда впереди его, – представление, с которым мы сравниваем наше понятие и находим, что понятие не достигло до цельной полноты этого предшествующего представления Это-то представление и есть идея, сущность абсолютно адекватная объекту, абсолютно объективная».

И далее, сопоставляя, значение рассудка и разума, архиеп. Никанор пишет о засии рассудочности в современном мире:

«Много ли пользы принесло человечеству открытие, что луна изрыта потухшими вулканами, а у полюсов на Марсе громоздятся льды, как и на земле? Или что масса солнца весит столько-то пудов, а плотность земли у центра земного шара достигает такой-то величины? Но усилие, хотя и бесплодное, современной философской ученой и дилетантской интеллигенции отрешить умы всего человечества от внушений внутреннего чувства и идеального разума, – оно не только превратно, но и гибельно… Оно изгонит, как и изгоняет из мира всякую возвышенную любовь и самоотвержение, всякую надежду, всякую поэзию, всякие идеалы жизни. Оно понизит не только общий душевный, но и умственный уровень. Оно принизит род людской до одичания…» И проблема тут не в том, что внешнее, рассудочное познание порочно, но порочно увлечение им при забвении внутреннего чувства истины, совести.

И вот именно таким подвижником верующего целостного разума, дающего истинное видение порядка вещей архиеп. Никанор считает кн. Владимира, который и перешел от увлеченности «внешней», языческой стороной жизни к истине, «наметившей на века и тысячелетия развитие судеб русского народа, а с ним развитие судеб и многих других народов мира как в Европе, так и в Азии».

И тут прежде чем перейти к изложению третьей идеи, лежащей в основе оценки св. князя Владимира архиереем-философом, надо сказать, что архиепископ Никанор изменил бы своему стилю проповедования, если бы он не связал события крещения Руси не только с историей России, но и с современными для его слушателей событиями, а именно событиями памятной для Севастополя Крымской войны 1853–1856 гг.

Именно с этим связана третья идея поучения – историософская. Ведь то будущее Руси-России, которое прозревает без рассуждения князь Владимир, это – история утверждения в выбранной вере через многовековые конфликты и примирения с народами, исповедующими те веры, которые отвергает князь Владимир. При этом один из важнейших конфликтов, который наблюдает и сам архиеп. Никанор, и его современники, да и мы с вами, – это конфликт с Западом, с западноевропейской цивилизацией:

«Как Владимир древле крестился в Херсонесской купели крещения, так и в наши дни христолюбивая Русь прияла здесь же на Севастопольских высотах второе крещение, крещение огнем и кровью. И что же? Чего Европа достигла здесь, что оставила, какой памятник себе поставила! Пользы для себя не получила никакой. Завоевала только бесславие. Оставила Севастопольские развалины, из которых возрождается феникс Севастополя нового. Памятником же себе оставила на Севастопольских высотах только свое кладбище, под благостным покровом Русского христолюбия и Русской несокрушимой мощи; кладбище, на котором, конечно, самим костям европейских воинов стыдно тлеть от гнетущего их бесславия жалкой безвременной их кончины. За кого, за что они погибли? За Наполеона III, бесславно жившего, сгинувшего еще бесславнее? Или за Аглицкие торговые интересы? За подлую цель коварного Альбиона убить нас посредством французов, как некогда тот же Альбион убивал французов руками русских?! Боже! Миром правит идея. Какая же гнусная идея направляла в Севастополь умнейшие нации Европы! И столько жизней сгибло за гнусную идею борьбы не за существование, которому мы не угрожали, а за преобладание здесь, у нас. Мы же, восприяв здесь новое кровавое крещение, мы не умерли, а возродились. И наша кровь, пролитая здесь, как и в других местах, за крест Христов, была и будет семенем святым, которое разрастется широко и принесет плод сторичный, на века и тысячелетия».

Эта мысль очень интересна. Ведь действительно – русская история представляет собой историю борьбы с неверием в первую очередь. Это как в XIX, так и в XX-XXI веках – история «западных» искушений новым язычеством – атеизмом и материализмом. Ведь это и есть та «гнусная идея», о которой говорит архиеп. Никанор – «торговые интересы»! Погоня за материальными благами, которая чисто рассудочно, но не разумно ведет к войнам. Ведь именно эти материальные интересы стали причиной той войны, 100-летие начала которой мы вспоминали в этом году. Те же торговые интересы и еще более гнусная идея расового превосходства стала причиной войны, 70-летие победы в которой будут отмечать в следующем году те, кто оказался жертвой этой войны. И нельзя забывать о том, что именно эти же гнусные идеи руководят теми, кто, воспевая материальное благополучие и мнимые этнические различия, привел Украину к гражданской войне.

И нам нельзя забывать слова архиерея-философа, который, конечно же не зная в XIX веке о грядущих событиях нашего XXI века, но следуя заветам св. князя Владимира, говорил о том, что именно православная церковь, сформировавшая русскую государственность при князе Владимире, является практически единственным условием существования России и (добавим мы) – русской цивилизации.

Спасибо за внимание!

Комментарии для сайта Cackle