митрополит Никанор (Клементьевский)

Слово пред погребением тела в Бозе почившего Высокопреосвященного митрополита Никанора, произнесенное 21 сентября 1856 года, в Свято-Духовской церкви Александроневской лавры, ректором Академии, Макарием, епископом Винницким

Господь даде, Господь отъя: буди имя Господне благословенно (Иов 1, 21).

Не удивляйтесь, братие, если над гробом нашего Архипастыря и отца, посреди его духовных чад, так глубоко сетующих о своей величайшей потере, если и сам, переполненный теми же горестными чувствами, я, однако ж, начинаю беседу не словами скорби и слез, а тихими словами преданности воле Божией, словами даже благодарения Господу. Довольную уже мы принесли дань природе и влечениям своего сердца, оплакивая в продолжение нескольких дней кончину незабвенного Иерарха; принесем же теперь подобающую дань нашей св. Вере – истинной утешительнице страждущих, последуем ее кроткому гласу, и она научит нас, что и здесь, у гроба нашего Архипастыря и отца, как ни тяжка наша потеря, мы не только не должны безплодно сетовать или роптать, напротив, с совершенною покорностью Вседержителю должны еще, благословлять Его святое имя, повторяя слова ветхозаветного страдальца: Господь даде, Господь отъя: буди имя Господне благословенно.

В самом деле, братие, посмотрим ли мы в духе Веры на протекшую жизнь Почившего и, хотя со всею краткостью, обозрим то, что некогда даде ему Господь: мы невольно на каждом шагу будем изрекать благословения Господу.

Господь даровал ему некогда бытие, как и всем нам; но вместе даровал ему способности и таланты, какие дарует только не многим, – только избранным своим, которых видимо предназначает к высокому служению в мире: буди имя Господне благословенно! Господь судил ему потом, когда он пришел в возраст, получить воспитание в самом лучшем из наших тогдашних духовных училищ, под кровом и руководством просвещеннейшего из тогдашних наших Иерархов – знаменитого Платона, приготовившего в своем небольшом разсаднике стольких великих Святителей для православной Церкви: буди имя Господне благословенно! Господь судил своему избраннику, по окончании собственного воспитания, соделаться воспитателем и наставником других, сперва юношей, потом и иноков, в том святом месте, где, образуя других, он имел особенные побуждения и средства продолжать и свое нравственное образование у мощей св. Угодников Божиих: буди имя Господне благословенно! Когда пришла чреда для Почившего вступить на высокое поприще архипастырского служения в Церкви: Господь судил ему начать это многотрудное поприще здесь, под руководством другого из наших достойнейших Иерархов – приснопамятного Серафима, и таким образом воспользоваться его мудростью и опытностью на дальнейший путь жизни: буди имя Господне благословенно! Исчислять ли, братие, что за тем судил ему Господь, когда он созрел для самостоятельного управления духовными паствами? Пять иераршеских кафедр: церкви калужской, церкви минской, церкви волынской, церкви варшавской и наконец церкви новгородской и с.-петербургской – он преемственно, в продолжение с лишком тридцати лет, украшал собою. Какое продолжительное и вместе величественное шествие! Сколько совершил он подвигов и трудов для своих духовных чад! Сколько принес жертв на алтарь Церкви и отечества! И, в тоже время, сколько имел радостей духовных от Господа за свои неусыпные труды; сколько сладостнейших воздаяний и от Помазанников Божиих! Особенно же в последние годы, когда Господь десницею Благочестивейшего Монарха поставил его в челе Правительствующего Собора Иерархов нашей отечественной Церкви!.. О, за такую ли жизнь, братие, не благодарить Жизнеподателя? По окончании такой ли жизни, бывшей столько многоплодною и благотворною не только для самого Почившего, но и для его духовных чад, нам не воскликнуть из глубины сердца пред Господом, который некогда даде ее: буди имя Господне благословенно!

Посмотрим ли теперь в духе Веры и на самую смерть нашего Архипастыря и отца, чрез которую Господь отъят у него жизнь: мы и здесь не в состоянии будем удержаться от славословий Господу.

Когда Господь отъял у него жизнь? Тогда, когда он успел достигнуть почти семидесяти лет, т. е., почти последнего предела, положенного человеку во времени (Пс. 89, 10), успел изведать довольно и радости, и скорби нашего земного странствования; успел совершить для славы Божией и спасения ближних столько, сколько мог совершить по дарованным ему от Бога силам и способностям, и когда, быть может, дальнейшее существование на земле было бы для него только цепью болезней и страданий по немощам дряхлеющей плоти: буди имя Господне благословенно! Как Господь отъял у него жизнь? Отъял тихо, медленно и постепенно, так что Почивший имел возможность приготовиться вполне для перехода в страну вечности, несколько раз сподоблялся приобщиться тела и крови Господней и с чувствами искреннего покаяния и живейшей веры во Христа Спасителя, преискренне соединившись с Ним в таинстве, мирно и безболезненно предал душу свою в Его объятия: буди имя Господне благословенно! И что такое это самое отъятие жизни? Господь не столько здесь отнял у Почившего, сколько даровал ему: отнял жизнь временную, а даровал жизнь вечную; отнял жизнь у плоти, а даровал высшую и совершеннейшую жизнь для души; отнял немощи, скорби и страдания земные, а открыл пред Почившим радости нескончаемые, неизглаголанные, небесные: буди имя Господне благословенно! Жаль нам самого тела усопшего нашего Архипастыря, которое доселе наслаждалось жизнью, а теперь, бездыханное, должно лечь в холодной могиле и возвратиться в землю, откуда некогда взято? Но и тут какая благость Господа! Это тело отходит в землю для того, чтобы, подобно семени, произрастить со временем свой плод и ожить в лучшем и совершеннейшем виде: сеется оно в тление, востанет в нетлении: сеется не в честь, востанет в славе; сеется в немощи, востанет в силе (1Кор. 15, 42–43). Оно воскреснет некогда, по слову Господа, преобразованное, подобно телу славы его (Фил. 3, 21), и снова соединится с своею душою: буди имя Господне благословенно! Прискорбна для нас, братие, разлука с нашим Архипастырем и отцем? Но на долго ли эта разлука? Может быть, одни из нас скоро, скоро отправятся вслед за ним в страну загробную, а другие отойдут туда же через год или через два, через десять или двадцать лет... Да что значит и тысяча лет пред целой вечностью, когда мы, по воле Господа, если только будем достойны, соединимся со всеми, кого здесь любили, уже навсегда и неразлучно? Буди имя Господне благословенно!

Но, благословляя Господа и за твою жизнь, и при размышлении о самой твоей кончине, наш возлюбленный и доблестный Первосвятитель, можем ли мы, прощаясь с тобою, не благословить и тебя? Господь наделил тебя богатыми силами и талантами, поставлял тебя в особых благоприятных обстоятельствах; указал тебе особое, высокое служение в жизни. Но употребить эти силы и таланты, воспользоваться этими обстоятельствами, совершить это служение – для блага ближних – зависело от тебя. И ты сделал все, чтобы память твоя осталась во благословениих (Сир. 46, 17), – повсюду, где только протекала твоя жизнь и совершалось твое служение. Твоя неусыпная архипастырская ревность о преуспеянии в вере и благочестии преемственно вверявшихся тебе паств; твоя истинно-ангельская кротость и радушие, с какими ты обходился всегда с духовными твоими чадами; твоя отеческая, неистощимая любовь, с какою ты принимал участие в их разнообразных нуждах; твоя терпеливость и мудрость, с какими ты переносил наши слабости и недостатки, и умел исправлять заблуждающих и виновных; твои милости и благодеяния, которые ты разсыпал такою щедрою рукою и которыми услаждал жизнь одних, поощрял деятельность других, возвышал счастье третьих: о, все это не изгладится никогда, никогда из памяти признательных к тебе душ! Да воздаст тебе Сам Господь, наш верховный Судия и Мздовоздатель, за все то добро, которое ты совершил в жизни для нас и для всей Его Церкви, и для всего нашего возлюбленного отечества! Да благословит Он тебя по ту сторону гроба всеми благословениями небесными в светлых обителях царствия Своего! Это наше последнее и самое искреннее тебе благожелание; об этом не престанем молить Господа дотоле, пока будем иметь возможность молиться Ему! Аминь.



Источник: Никанор, митрополит Санкт-Петербургский, Новгородский, Эстландский и Финляндский. Избранные слова и речи. Т.I. СПб, 1857. – 405 с.

Вам может быть интересно:

1. Письма к монашествующим. Отделение 1. Письма к монахам преподобный Макарий Оптинский (Иванов)

2. Богословие обличительное. Том II архимандрит Иннокентий (Новгородов)

3. Пастырство Христа Спасителя: Часть основоположительная: Иисус Христос - основатель Христианского пастырства протоиерей Сергий Соллертинский

4. О воспитании детей в духе христианского благочестия архиепископ Евсевий (Орлинский)

5. Игумения Антония настоятельница Московских монастырей Страстного (1861-1871 гг.) и Алексеевского (1871-1897 гг.) священник Георгий Орлов

6. Православие в современном мире протоиерей Иоанн Мейендорф

7. Уроки по "Пространному христианскому катехизису Православной Кафолической Восточной Церкви". Книга 2 протоиерей Георгий Титов

8. Сборник изречений архиепископ Варфоломей (Ремов)

9. История иудейского народа по археологии Иосифа Флавия митрополит Иосиф (Петровых)

10. Новый Завет Господа нашего Иисуса Христа в новом русском переводе К.П. Победоносцева профессор Константин Петрович Победоносцев

Комментарии для сайта Cackle