архимандрит Никифор (Бажанов)

Давид

Давид (возлюбленный) (I Цар. XVI, 13) – был младший сын Иессея, из колена Иудина, правнук благочестивых Вооза и Руфи. Он родился, по мнению большинства историков, в 1085 г. до Р. X. в г. Вифлееме. Господь отверг Саула за непокорность и противление слову Божию и вместо него царем над Израилем избрал одного из сыновей Иессея и повелел Самуилу отправиться в Вифлеем для помазания избранника на престол израильский.

Старшие семь сыновей Иессея, представленные Самуилу, не были избранниками Божиими. Избранником оказался младший сын – это был Давид, который среди братьев его и был помазан Самуилом на царство. Ему тогда было только еще 19 лет, и он пас стада овец на полях отца своего. Он был весьма красивой наружности, имел белокурые волосы и, подобно своему племяннику Азаилу, отличался быстротой бега и крепостью мускулов (Пс. XVI, 33–35). Его рассказ Саулу о том, как он убивал льва или медведя, нападавших иногда на овец (I Цар. XVI, 34–36), пастушеский посох в руке и сумка на шее, с которыми не расставался он при исполнении своих пастушеских занятий (ст. 40), и особенно многочисленные указания на пастушескую жизнь, которые мы находим в кн. Псалмов (Пс.XXII:16, LXXVII:70, 72), – все это прямо говорит в пользу того обстоятельства, что Давид большую часть своей юношеской жизни провел среди величественной природы Палестины, при обстоятельствах, наиболее способствующих развитию благочестивых размышлений и благоговейному созерцанию творений Божиих, где он всюду видел неизгладимые следы Его премудрости, всемогущества и благости. Давид не вдруг вступил на престол, но сначала сделался оруженосцем Саула (I Цар. XVI, 21).

Затем он удалился в Вифлеем, но вскоре снова возвратился для единоборства с филистимлянином-исполином, Голиафом, которого и убил (I Цар. XVII), поразив в лоб камнем из пращи, и затем отсек ему его же мечом голову. Эта победа очень прославила Давида. Когда он возвращался с Саулом с поля единоборства, то выходившие им навстречу женщины, с пением и плясками, с торжественными тимпанами и кимвалами, восклицали: Саул победил тысячи, а Давид десятки тысяч (I Цар. XVIII, 7). Она же доставила ему высокое положение при дворе и войске Саула.

В сих счастливых обстоятельствах Давид вступил в самые близкие и искренние отношения к Ионафану, сыну Саула. И полюбил его Ионафан, как свою душу, замечает священный историк (I Цар. XVIII, 1).

Вскоре после того Саул стал завидовать славе вифлеемского юноши, он боялся, как бы Давид не отнял его собственную славу, и потому искал случая погубить его; и хотя Давид, после новых счастливых побед над филистимлянами, сделался зятем Саула, женившись на его дочери Мелхоле, но и это не доставило ему безопасности (I Цар. XVIII, 10–29). После неоднократных воинских подвигов и успехов, в которых проявлялись храбрость и мудрость Давида, и нескольких случаев почти чудесного избавления от злобы и ненависти искавшего погубить его царя, подробно описанных свящ. историком и воспетых самим Давидом в его псалмах, он наконец получил помощь от колен Иудина и Вениаминова, по крайней мере, достаточную на первое время для того, чтобы иметь защиту и помощь ему в изгнании и странничестве (I Пар. XII). Это еще более раздражило Саула, так как он видел в этом начало явного возмущения и потому стал преследовать Давида с большей силой и ненавистью.

Два или три раза, во время преследования Саулом Давида в пустыне, Саул всецело находился в руках Давида, но он щадил жизнь его как помазанника Господня (I Цар. XXIV, XXVI). Кто, подняв руку на помазанника Господа, останется ненаказанным, сказал он Авессе при последнем случае (I Цар.XXVI, 9) и запретил убивать Саула.

Во время последней несчастной войны Саула с филистимлянами Ионафан и два брата его были убиты в сражении на горе Гелвуе (I Цар. XXXI; IIЦар. I), а сам Саул, ввиду поражения своего войска, израненный, пал на свой меч и кончил жизнь самоубийством. Тогда Давид, по Божественному указанию, удалился в Хеврон, и пришли мужи Иудины, говорит свящ. повествователь, и помазали там Давида на царство над домом Иудиным (II Цар. II, 4). Он царствовал над коленом Иудиным 7,5 лет, но в конце этого времени, когда окончилась продолжительная распря между домом Давидовым и домом Сауловым, он был торжественно помазан царем над всеми коленами Израилевыми (II Цар. V, 1–5), к чему, как мы видели выше, он был предназначен Богом чрез пр. Самуила еще задолго до сего торжественного дня.

Тридцать лет было Давиду, когда он воцарился, вообще же царствование его продолжалось с лишком 40 лет (ст. 4). В начале своего царствования Давид овладел Иерусалимом, взял крепость Сион у иевусеев, владевших Сионом, и сделал означенный город своей столицей, который и получил название: Город Давидов (II Цар. V, 6–11). При его мудром и кротком правлении город быстро и значительно расширился. В нем всюду появились величественные здания, воздвигнуты сильные укрепления, и Ковчег Завета, остававшийся доселе без определенного местопребывания, с особым религиозным торжеством и весельем был перенесен в новый город, в новую Скинию. С сего времени Иерусалим сделался царской столицей, местопребыванием царского семейства и, что всего важнее, градом Божиим, городом Великого Царя (Пс. XLVIII, 2, Мф. V, 35). В него стекались сотнями тысяч израильтяне, со всех концов страны, для отправления своих ежегодных праздников, и народонаселение города, его богатство и слава быстро распространялись. Теперь Давид возымел желание соорудить величественный храм для поклонения Господу, вместо Скинии, устроенной лишь на времга и переносившейся с места на место. Но Бог возвестил ему чрез пророка Нафана, что этот храм построится в мирное царствование сына его Соломона (II Цар. VII).

После различных, всегда победоносных войн для Давида с народами, обитавшими на границах царства Израильского, возникла война с аммонитянами (см. Аммонитяне), во время которой Давид впал в одно из самых тяжких преступлений, которое состояло в том, что он вступил после насильственной смерти Урия в незаконное сожительство с его женой Вирсавией, что навлекло на него гнев Божий и различные бедствия на семейство царя в последние годы его царствования (II Цар. XII, 9). Его домашнее спокойствие было нарушено кровосмешением сына его, Амнона, с единокровной дочерью его Фамарью (II Цар. XIII). Затем последовало возмущение Авессалома, побудившее царя бежать из столицы и скрываться, чтобы спасти свою жизнь от руки мятежного сына (II Цар.XIV, IIЦар.XV). Хотя смерть Авессалома и положила конец междоусобице, но всетаки оставила глубокую и кровавую рану в сердце огорченного отца (II Цар. XVIII). Бунт Савея (II Цар. XX), трехлетний голод (II Цар. XXI, 1–14) и убийство Амессая Иоавом скоро следовали одно за другим как неизбежные спутники грехопадения, хотя он в нем и глубоко раскаялся, выразив свое сокрушение о грехе в 50-м псалме, составляющем доселе искреннейший и глубоко трогательный памятник чувств истинного покаяния.

В заключение всего последовало грозное наказание Божие – моровая язва, постигшая Давида и его царство, за тщеславие, обнаруженное им в исчислении народа израильского, которое, несомненно, было греховно в очах Божиих. Давиду теперь исполнилось уже 70 лет от роду. Почти пред самой его смертью сын его Адония сделал дерзкое покушение незаконно вступить на престол отца своего, но, к счастью, он не успел в своем преступном намерении. Чтоб оградить на будущее время свой престол от всяких незаконных притязаний, Давид передал кормило правления и венец своему сыну Соломону, вручил ему план и чертежи храма, равно как и сокровища, собранные им для сооружения храма; затем он созвал со всех пределов своего царства многочисленное собрание и обязал всех, равно как и сына своего Соломона, соблюдать повеления Господни и мирно скончался и был погребен в городе Давидовом.

По возвращении иудеев из Вавилонского пленения гробницы Давидовы указывались между водоемом Салах и домом храбрых (Неем. III, 16). Его гробница, сделавшаяся усыпальницей последующих царей Иуды, упоминается и в позднейшее время. Гроб его (Давида) у нас до сего дня (Деян. II, 29), говорит св. ап. Петр в день чудесного излияния Св. Духа на апостолов. При императоре Траяне гробница находилась в развалинах, а во времена Иеронима она служила особенно важным пунктом странничества и паломничества благочестивых верующих христиан. Внизу coenaculum на Сионе указывают ныне здание, бывшее, по преданию, гробницей Давида.

Имя Давид у пророков иногда относится к Мессии (Иез. XXXIV, 23, 24, Ос. III, 5). В тех местах, где Свящ. Писание упоминает о Давиде как о муже по сердцу Божию (I Цар. XIII, 14, Деян. XIII, 22), очевидно, указывается вообще на его возвышенный характер и благочестивую деятельность.

Всегда преданный Богу и покровительствуемый Богом, Давид привел вверенное ему царство в самое цветущее состояние, утвердил его единство, расширил его пределы, от Египта до Ливана, и от Евфрата до Средиземного моря, оградил его безопасность от внешних врагов, возвысил внутреннее его благоустройство и пр. Псалмы (Псалтирь – книга хвалений, 150 псалмов), написанные Давидом, ставят его наряду с величайшими свящ. писателями и пророками. Справедливо замечают, что псалмы по возвышенности и трогательности выражений, величию и чистоте религиозного чувства, одушевляющего их, почти беспримерны. Они, так сказать, воплощают в себе всемирный язык для выражения различных религиозных сердечных движений души верующей.

Эти священные песнопения, раздававшиеся некогда в пустынях Энгадди и одушевлявшие евреев среди долин и гор Иудеи, повторялись после того в течение целых веков и повторяются доселе почти во всех частях света – и на отдаленнейших островах Океана, и в лесах Америки, и в пустынях Африки. Глубоким благочестивым чувством и сердечной теплотой, сокрытыми в них, сколько человеческих сердец смягчили, очистили, утешили, возвысили к небу эти священные песнопения! Сколько людей привели они к Богу чрез размышление о Божественной премудрости, святости и любви Божией, так часто проповедуемых и возвещаемых в этой поистине книге хвалений!

Кроме того, Псалтирь можно назвать еще и книгой пророчеств, в которой ясно изображены многие черты и обстоятельства из жизни Спасителя: так, напр., предвечное Его бытие, Его воплощение, вочеловечение, Его страдания и искупительная смерть, воскресение из мертвых, вознесение на небо, сидение одесную Бога Отца, распространение Его учения до концов Вселенной, вечное царство и др.

В заключение скажем, что память о Давиде никогда не умирала в потомстве, и само Божественное Откровение многократно указывает на него, как на избранного помазанника Божия, от семени которого имел родиться и родился по плоти Спаситель мира Христос Господь (III Цар. IX, 4, 5; 4Цар. XIV, 3; Ис. XXVII, 35; Иер. XXIII, 5; Иез. XXXIV, 23, 24; Ос. III, 5; Мф. I, 1; Лк. I, 27; Ин. V, 42; Деян. II, 25–29 и пр.). Память царепророка Давида празднуется Церковью 26 декабря.


Комментарии для сайта Cackle