Азбука верыПравославная библиотекаархиепископ Никифор (Феотокис)Толкование Воскресных Евангелий с нравоучительными беседами. Часть 2
Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


архиепископ Никифор (Феотокис)

Толкование Воскресных Евангелий
с нравоучительными беседами
Часть 2

Толкование 1 Толкование 2 Толкование 3

Толкование на Евангелие от Луки в неделю девятнадцатую (Лк.6:31-36)

    «Велия дела Господня, изыскана во всех волях Его» (Пс.110:2). Таковую связь и изложение имеют словеса чтенного Евангелия, что если погрузим ум наш во глубину разумений, чрезмерно удивимся строению беспредельной Божия премудрости. Являет нынешнее Евангелие учение, неудобосовместное плотию обложенным человекам. Таковое есть любовь ко врагам и заимодаяние тем, от коих не чаем воздаяния. Однако когда о сем предлагал Богочеловек, так оное изъявил, что показалось совместным и несовместное; также столько справедливым и истинным сие поставил, что безответными явил сего непринимающих. И как мудрый учитель начинает учение для своих учеников от простейших и чувствам подлежащих вещей, после же, научив их оным, ведет к важным и отвлеченным предметам: так и премудрейший Учитель и Спаситель мира прежде изложил естественный и чувственный закон; потом, посредством сего расположив мысль и наклонности человеческие, научил высочайшим и совершеннейшим наставлениям, почитаемым от непросвещенных противными свойствам естества. Внемлющий сему толкованию ясно узрит сказанное.

Лк.6:31. «Рече Господь: якоже хощете, да творят вам человецы, и вы творите им такожде.»

   Закон сей, который на самом разумном естестве изображен, столько есть истинен, благ и справедлив, что никто, ниже верный, ниже неверный, не может его опровергнуть или ему противостоять. Если ты желаешь, чтобы к тебе были расположены люди: поступай и с ними равным образом. Хочешь ли ты себе, чтобы кто другой или похитил имение твое, или коснулся чести твоей, или какой-либо тебе малый причинил вред? Без сомнения, не желаешь. Убо твори и ты так же, то есть не похищай, ниже бесчести, ниже повреждай другого. Чего желаешь от других? Поистине, хочешь, чтобы все и любили тебя, и уважали, и всячески благоприятствовали тебе. Убо поступай и ты со всеми равно: всех люби, всех почитай, всякому благоприятствуй. Какой может быть на сие ответ, или какое противусловие? Нет никакого. Поелику же Божественный Евангелист Матфей, писав о сем Божием законе, упомянул, что Господь, когда сей закон предавал, присовокупил тогда и сие: «се бо есть закон и Пророцы» (Мф.7:12): следует, что чему Моисейский закон и Пророки и Евангелие научают, столько есть праведно, сколько и сей праведнейший закон. Чрез сей убо закон предуготовив Богочеловек слушателей, обращает их к высочайшему и совершеннейшему учению, говоря:

Лк.6:32-34. «И аще любите любящия вы, кая вам благодать есть? ибо и грешницы любящия их любят. И аще благотворите благотворящим вам, кая вам благодать есть? ибо и грешницы тожде творят. И аще взаим даете, от нихже чаете восприяти, кая вам благодать есть? ибо и грешницы грешником взаим давают, да восприимут равная.»

   Грешниками здесь называет не токмо нарушителей закона Божеского, который обещает великие почести законохранителям, но и беззаконных и неверных, не имеющих закона, обещающего за добродетель небесные почести. Таковые убо грешники не ради любви Божией, но ради собственной выгоды, не ради добродетели, но ради мзды любят только любящих, и благотворят одним благотворящим, и дают взаим одним тем только, от коих чают равное получить. Какая убо награда, или какое от Бога воздаяние должно быть сим? Никакое. Ибо они приемлют воздаяние от облагодетельствованных ими. За любовь к любящим их приемлют любовь и дружество, за долг — долг или равное воздаяние. Таким же образом, отвергнув Господь добродетель, языческою и грешническою называемую, предает святые наставления истинного и достойномездного благотворения и добродетели.

Лк.6:35. «Обаче любите враги ваша, и благотворите, и взаим дайте, ничесоже чающе: и будет мзда ваша многа, и будете сынове Вышняго, яко Той благ есть на безблагодатныя и злыя.»

   Вот добродетель истинная, Богу любезная и пред людьми достойночудная, добродетель достойная многих и великих наград и воздаяний! Когда любишь и благотворишь не токмо друзьям своим, но и врагам; когда даешь взаим не токмо тем, от коих надеешься получить равное, но и убогим и бедным, хотя от них и не ожидаешь воздаяния, — не отчаиваешься однако в том, но уповаешь, что Бог воздаст тебе сугубо за даяние твое: тогда таковой твой поступок есть истинная добродетель, тогда мзда тебе предлежит многая; тогда бываешь, по благодати и по образу, сыном Бога Вышнего. Ибо как Он есть благ и для неблагодарных и злых, «сияет солнце Свое на злыя и благия, и дождит на праведныя и на неправедныя» (Мф.5:45); так и ты, подражая Его милости, любишь и благотворишь и друзьям и врагам, и даешь взаим не токмо имущим, но и убогим, имеющим подателя воздаяния Бога. Поелику убо и любовь ко врагам, и благотворение им, и даяние убогим составляют сожаление и милость, и сии, так как те, Богом вменяются: того для, сказав Богочеловек, к вышесказанному присовокупляет и следующее:

Лк.6:36. «Будите убо милосерди, якоже и Отец ваш милосерд есть.»

   О Отце и Боге сказал сие: есть милосерд; о людях же — будите милосерди. Ибо Бог естественно милосерд и милостив, беспредельное имея в Самом Себе милосердие и щедроту; человек же, если захочет, бывает милосердым и милостивым с помощию Божией благодати. Бог естественно от Себя Самого пребывает благим, человек же без благодати и помощи Божией никак не может быть таковым. «Без Мене», сказал Сам Бог, «не можете творити ничесоже» (Ин.15:5).

Беседа о любви к врагам

   Заповедь ли Божия есть сие: «любите, враги ваша» (Лк.6:35), так как и сие: «чти отца и матерь твою» (Исх.20:12), или совет, так как и следующее: «аще хощеши совершен быти, иди, продаждь имение твое, и даждь нищим» (Мф.19:21)? Если бы яко совет предлагал сие Бог: кто слушал бы Его, был совершенным и удостоивался бы в царствии небесном высшего места, и славы вящей пред сынами и дочерьми Божиими; кто ж бы сему совету не повиновался, хранил же заповеди, был бы хотя несовершенным и непричастным вящей почести и славы, однако с спасающимися не не удостоился бы Божественного блаженства.
   Сие «любите враги ваша» не как советуя сказал Господь, но так как повелевая; не яко советом сие предложил, но яко заповедию: следовательно, кто не сохранит сей Его заповеди, осудится так, как и прочих Его заповедей нарушители.
   Столько же ясно есть, что не есть совет, а заповедь, что нет нужды и доказывать. Во-первых, поколику видим, что колико частно Господь Иисус давал святые Свои советы, не только не говорил повелительно, но и оставлял во власти каждого, повиноваться ли, или не повиноваться совету. «Аще хощеши», говорил, «совершен быти, иди, продаждь имение твое, и даждь нищим», и: «могий вместити, да вместит» (Мф.19:21, 12). О любви ко врагам не только предлагал повелительно, говоря: «любите враги ваша»; но и с великим чувствием заповедав сие, сказал: «Аз же глаголю вам, любите враги ваша» (Мф.5:44). Во-вторых же, поколику сие заповедание есть единое из десяти заповедей, то есть вторая десятословия заповедь, подобная заповеди первой: «возлюбиши», — слова второй заповеди, — «ближняго твоего, якоже сам себе» (Мф.22:39). Имя же «ближний» относится равно ко всякому человеку, и к сроднику и чужому, и к другу и ко врагу, и к благотворителю и к злотворцу. Всякий человек есть ближний наш, ибо все мы люди единого естества, от единого прародителя, от единого Творца. Без сомнения, дружество соединяет человека с человеком, вражда же отдаляет человека от человека; но обычайное таковое несогласие ни отдаляет, ниже пременяет естественную человека приближенность к человеку. Естественное свойство ближнего бывает непременяемым, хотя бы и вражда посредствовала. Убо ближний человека есть и враг его, хотя вражда того отдаляет, хотя ближним называем только друга.
   Когда Бог изобразил на скрижалях закона сию заповедь: «возлюбиши ближняго твоего, якоже сам себе», сие предполагал: возлюбиши, то есть, всякого человека — и друга твоего, и врага твоего. Истинно сие есть и беспрекословно: ибо и чрез самый Моисейский закон Бог возвестил, чтобы мы врагам нашим благотворили: «аще же срящеши», говорит, «говядо врага твоего, или осля его заблуждающее, обратив да отдаси ему. Аще же узриши осля врага твоего падшее под бременем его, да не мимоидеши е, но да воздвигнеши е с ним» (Исх.23:4-5). Не сказал же тогда Бог прямо сего: любите враги ваша, во-первых, поколику сердце Израильтян, живших и воспитанных купно Египтянами, нравами много поврежденных, было весьма плотяное и дебелое, и следственно не могли тогда скоро вместить сего учения. Во-вторых же, поколику да не впадут в злочестие и идолопоклонство приближенных к ним язычников, представил их так как достойными смерти и как их врагов, и научал их с теми иметь вражду: «пагубою погубиши я» (Втор.7:2), говорил, — то есть, Хеттеев, Гергесеев, и Аморреев и Хананеев, и Ферезеев, и Евеев, и Иевусеев, — «и избиеши я. Да не совещаеши», — говорил о Аммонитянах и Моавитянах, — «мирная им, и полезная им во вся дни твоя во веки» (Втор.23:6). «Враждуйте», повелевает, «Мадианитом, и бийте я; зане враждуют вам сии лестию» (Чис.25:17-18).
   Посему Иудеи почитали законом Божиим не токмо любовь к друзьям и сродникам своим, но и ненависть ко врагам и иноземцам их. Сего для и Спаситель наш, говоря: «слышасте, яко речено есть: возлюбиши искренняго твоего, и возненавидиши врага твоего» (Мф.5:43), и пришед в мир, не разорит Моисейский закон, но оный исполнит (Мф.5:17), объяснив вторую заповедь Божескую и объяснением дополнив недостаток оной, усовершил и утвердительно сказал: «Аз же глаголю вам: любите враги ваша, благословите кленущия вы, добро творите ненавидящим вас, и молитеся за творящих вам напасть и изгонящия вы» (Мф.5:44).
   И сия заповедь чрезмерно возвысила и прославила Евангельское учение. Сию заповедь ублажают идолопоклонники Еллины, сию даже доныне и нехотя похваляют неверные. Сия обнаружила, что без сомнения Божие дело есть нравственное Евангельское учение. Сия есть слава и хвала Христианского закона. Ни один прежде Христа законодатель не научил толикому совершенству, ни один не узаконил когда-либо любить и благотворить врагам. Сия заповедь, будучи соблюдаема, прекращает все сущие в мире неприязни, низводит мир небесный на землю и переменяет землю в небо. Сия заповедь, соблюдаемая, возводит человека на высоту желаемого ему совершенства. Сия творит человека подобным Богу, Который «сияет солнце Свое на злыя и благия, и дождит на праведныя и на неправедныя» (Мф.5:45).
   Подлинно, скажешь, все сие есть истинно и неложно; но заповедь сия есть весьма трудная, есть противная закону мирскому, противная свойствам человеческой природы. Если я люблю и благотворю тому, который меня презирает, и зло мыслит на имение мое и честь мою и жизнь мою, — почтут меня дураком, буду всего мира посмешищем. Брате! что ты предложил, есть догадка безрассудная, мысль ложная, мнение людей непросвещенных и развратных. Кто разберет дело, как должно, узрит тот, что сия заповедь не есть трудная, ниже противная суду мирскому, ниже несходная с свойствами человеческой природы.
   Враг твой, тобою ненавидимый, расславляет везде имя твое: сие рождает тебе печаль. Враг ненавидимый покушается на честь твою: сие производит в тебе негодование. Враг ненавидимый старается всячески положить преграду к приращению имения твоего: сие причиняет тебе скорбь, беспокойство, смущение. Когда ненавидишь врага твоего, предлежит тебе денно и нощно бодрствовать, да превратишь злые ухищрения его; нужно тебе на сие посвятить большую часть внимания твоего, да не повредит жене твоей, чадам твоим, сродникам твоим, рабам твоим, дому твоему, нужно предостерегаться отвсюду; то того просит, то другого молит, да, вступився за тебя, противустоят и защитят тебя от нападения его. Сидишь ли за столом? Хлеб твой бывает тебе неприятен: ибо страшишься злобы врага твоего. Ложишься ли на постель? Сон твой бывает прерывистый и неспокойный: ибо представляются тебе во сне коварства неприятеля твоего. Ни во дни мира, ни в ночи спокойствия не имеешь, ниже, как должно, можешь вникать в занимательности твои. Если отмстишь врагу твоему и накажешь его, радуешься мало; но потом последует за тобою обличение и угрызение совести. Если не отмстишь тому, желание мщения бывает червем в сердце твоем и огнем во утробе твоей. Плоды же непримирительности бывают печаль, негодование, гнев, страх, забота, труды, принужденность мысли твоей, возмущение души твоей, скорбь сердца твоего. Но ужели сии невыгоды маловажны, удобосносны, легки? Избавление от сих невыгод состоит в едином хотении твоем. Зависит все от единого токмо твердого твоего сопротивления. Если решишься любить врага твоего, — избавишься от всех вышесказанных зол; если искоренишь вражду из сердца твоего, будешь весел, нескорбен, кроток, тих, незлобен, спокоен, мирен, невозмущен. Представь пред тобою все невыгоды, каковые скопляет тебе ненависть ко врагу твоему, и тогда увидишь, что удобнее, любовь или ненависть.
   Ты говоришь, что кто любит и благотворит врагу своему, называется дураком и бывает посмеянием всего мира. Убо по сему твоему суждению святой Пророк Давид, который любил и благотворил врагу своему Саулу, поя на гуслях и укрощая бесовское в нем мучение, почитается дураком и есть посмешищем всего мира (1Цар.25:27)? Убо, по сему твоему мнению, святой Апостол, первомученик и Архидиакон Стефан, который, приклонив колена молился Богу о врагах своих, почитается глупым и позором всего мира (Деян.7:60)? Убо, по сему рассудку, Богоносные Апостолы, которые, будучи укоряемые, благословляли, гонимые терпели, хулимые презирали врагов своих, были несмысленными и посмешищем всего мира (1Кор.4:12-13)? Убо, по сему твоему рассуждению, Афанасий, Василий, Григорий, Златоустый и прочие святые, которые любили и благотворили врагам своим, почитаются неразумными, и суть посмеянием всего мира? Но мы видим, что весь мир называет их разумнейшими из всех людей, почитает их героями, и славою и хвалою человеческого естества, и ежедневно воспевает песни и похвалы святости их, молясь, да будет причастным чести и славы их. Видишь убо, что неправедно клевещешь на весь мир. Два ли, или три, или десять, или более есть непросвещенных и развращенных, безрассудных и своим страстям порабощенных, кои говорят, что если не отмстишь врагу твоему, почтешься дураком и посмешищем всего мира: сии ли составляют весь мир? Никак. Они не суть весь мир, но безумие и посмеяние всего мира и срам всего человеческого естества.
   Приступаю и к исследованию человеческой природы. Первое, главное и существенное свойство человеческого естества есть данное оному сокровище разума. Свойство разума есть истинное суждение; истинного суждения свойство — избрание праведного. Убо то, что есть праведно, не есть противно свойствам человеческого естества, но прилично, свойственно, сходно и существенно. Поколику же любовь ко врагам есть дело праведное; следовательно, не есть противное, но свойственное человеку и существенное. Но любовь ли ко врагам, скажешь, есть дело праведное? Точно так: не блазнись, не услышав ответа. Говорит о сем Господь: «якоже хощете, да творят вам человецы, и вы творите им такожде» (Лк.6:31). Что скажешь? Признаешь ли, что сие есть праведно? Если сомневаешься, вопроси человека какой-либо веры. Вопроси христиан, евреев, магометан, идолопоклонников, — вопроси всех, и самых неверных и безбожников; все единоустно тебе рекут, что закон сей есть праведный и человеку сродный. Скажи, чего хочешь и чего требуешь от врага твоего? Благотворения ли, или нападения? пользы ли, или вреда? Чего хочешь? того ли, чтоб тебя любил, или того, чтоб тебя он гнал? Как ты хочешь, да творит что над тобою враг твой, твори и ты врагу твоему то же. «Якоже хощете, да творят вам человецы, и вы творите им такожде». Без сомнения, желательно тебе, чтобы неприятель твой прекратил гонение, нападение, злобу, вражду; хочешь, одним словом, чтобы возлюбил тебя. Прекрати убо ты несогласие, разреши враждебные узы и возлюбил его. Видите ли, сколько заповедь любви ко врагам далеко отстоит от противности существенным свойствам, и коль есть праведна, следственно свойственна и прилична человеческой природе?
   Но если заповедь сия есть свойственна и сообразна природе; что ж сердце мое не мирствует против врага моего, но стремлюсь пожрать и истребить его? Ибо сердце мое не имеет обычайного и естественного положения, но превращено и испорчено злобою моею. Что же душа моя так принужденно требует мщения против врага моего? Ибо есть обнажена всякой добродетели и пуста Божественной благодати. Что же мысль моя толь сильно меня убеждает ненавидеть врага моего? Ибо есть помрачена моими страстями; ибо грехи мои приводят в бессилие рассудительную ее силу. Тогда, когда мало успокоеваются волнения страстей моих, мысль моя внушает мне, говоря: вражда вредит душе и телу, вражда приводит тебя в разорение; примирись с неприятелем твоим, премени вражду в дружество: сие полезно душе твоей, сие мирною творит жизнь твою.
   Но, о человече! да уверишься, что, не хотя любить врага твоего, никакого не имеешь извинения. Пусть будет так, что сие дело есть трудное, противное мирскому суждению и несходное с естественными свойствами: но Бог, Творец неба и земли и всех видимых и невидимых тварей; Бог, Создатель и Господь и Владыка человека; Бог, Который дал человеку бытие, жизнь, хлеб и все прочее, что человек имеет; Бог, Который ради нас человеков и ради нашего спасения сшел с высоты Божественной Своей славы на низкое человеческое состояние и смирил Себя, зрак раба прияв и быв человеком; Бог, Который ради любви к человеку яко младенец появился во граде Вифлееме, яко человек плакал во Иерусалиме на гробе Лазаря, яко раб омыл ноги учеников; Тот, Который ради любви к человеку предложил на жертвенниках всечестное Свое Тело и Кровь, да причащающиеся сего пребудут всегда соединенными с Ним; Тот, Который ради спасения человеческого пострадал при Понтийстем Пилате, распят был посреде двух разбойников, вкусил оцта и желчи, умер вися на кресте; Тот, Который паки приидет судить живых и мертвых; Тот, Который прежде сложения мира приуготовил царствие вечное повинующимся Божественным Его повелениям; Тот, Который, вися на кресте, молился за врагов Своих, оправдав их и сказав: «Отче остави им, не ведят бо, что творят» (Лк.23:34), — Сей есть Тот, Который повелевает любить врагов наших, говоря: «Аз же глаголю вам, любите враги ваша» (Мф.5:44)! Сей ли убо не имеет власти, не имеет права, не имеет причины требовать от нас для пользы нашей и трудного и противного миру, и естественным свойствам? И имеем ли мы власть, или право, или причину не повиноваться Божественному Его повелению, хотя бы было трудное и противное нам, и служащее ко вреду и погибели нашей? Если есть трудное; сие повелевый, будучи Всемогущим, сотворит не токмо трудное удобным, но и невозможное возможным. «Невозможная», сказал Сам, «от человек, возможна суть от Бога» (Лк.18:27). Если противно есть суждению мира, — Сей предал в руки верующему в Него победу над миром: ибо «кто есть побеждаяй мир, токмо веруяй, яко Иисус есть Сын Божий?» Если несходно с естественными свойствами, — Сей, давый свойства естеству, пременит оные так, как хочет. Или не знаешь, что и свет солнечный превратил во тьму, и тьму слепых пременив в свет, даровал им очеса? Или не знаешь, что и глухоту пременил в слышание, отверзши ушеса глухих, и неподвижность в движимость, подав движение расслабленным, и смерть в жизнь, воскресив из мертвых и самых четверодневных и погребенных? Сей, — если только захочешь, — поколику так заповедал, удобным сотворит неудобное, подаст над миром победу, пременит свойство естества из непокорности в послушание. Какое следовательно правильное извинение, или хотя правдоподобную отговорку имеет тот, который, не повинуясь повелению Божию, ненавидит врага своего?
   Человеколюбивейший Бог, Который промышляет не только о вечном спасении души нашей, но и о временном благополучном состоянии жизни нашей, хотя освободить нас от множества великих зол, каковые рождает вражда, дал нам заповедь святую и спасительную: «любите», сказал, «враги ваша, и благотворите» (Лк.6:35). Хранителям заповеданий Своих обещал сторичное воздаяние: «сторицею приимет» (Мф.19:29); благословение Отеческое: «приидите благословеннии Отца Моего»; царствие вечное: «наследуйте уготованное вам царствие от сложения мира» (Мф.25:34); обещал радость Господню неизреченную: «вниди в радость Господа твоего» (Мф.25:21); обещал блаженство бесконечное: «блажен раб той, егоже, пришед господин его, обрящет тако творяща» (Мф.24:46); любящим же врагов не токмо все сие обещал, говоря: «и будет мзда ваша многа», но еще более сего и превосходнее, то есть, усыновление: «и будете сынове Вышняго» (Лк.6:35). Какой же человеческий язык изобразить может, на какую славу и честь, на какую степень и высоту взойдет тот, который удостоится быть сыном Божиим? Что убо скажете, братие? Послушаетесь ли заповеди Всемогущего Бога, или пребудете упорно в зловредном и душепагубном заповеди Его нарушении, всегда питая ненависть ко врагам своим?
    «Всяко преступление и ослушание праведное прият мздовоздаяние» (Евр.2:2). «Отверглся ли кто закона Моисеова, без милосердия при двоих или триех свидетелях умирает» (Евр.10:28). Кто попрал заповедь Сына Божия не при двух или трех свидетелях, но пред всеми людьми, какой казни должен быть достоин? Закон сей, «Аз же глаголю вам, любите враги ваша» (Мф.5:44), есть столько понятен и известен, что ниже требует изъяснения, ниже заключает какое-либо сомнение. Исполнение сего не есть трудное, ниже несходное с естественными свойствами; и мир хвалит возлюбивших врагов, и премного ублажает. Преступников Божеских заповедей не другое что ожидает, как токмо огнь вечный, скрежет зубов, червь неуспаемый, мука бесконечная. Таковое есть Евангельское уверение: чем убо мы решимся, ненавидящие врагов?
   Если веруете, что Иисус Христос есть Сын Бога живаго (Ин.6:68); если веруете, что Он приидет паки судить живых и мертвых; если веруете, что творящие благое восстанут в наслаждение блаженной жизни, а творящие злая — в осуждение вечной муки; если веруете, что которые умрут, питая вражду в сердце своем, не могут таковые стоять пред Богом: «Бог бо любы есть» (1Ин.4:16), те же только узрят Божественное Его лице и пребудут всегда с Ним, кои исторгнут вражду от сердца своего и насадят любовь: приидите, припадем к ногам милостивого Спаса нашего Иисуса Христа, с сокрушением и со слезами взывая к Нему: Всемилостиве Господи, Владыко человеколюбче, согрешихом пред Тобою! Ты бо, ради душевного спасения и мирного состояния временной нашей жизни, изволил заповедать и рещи: «любите враги ваша»; мы же, будучи лукавыми и несмысленными, презирая Божественное и спасительное Твое повеление, гоним врагов наших. Долготерпеливе, яви на нас милость Твою; многоблагоутробне, пощади немощь нашу; помилуй нас, Господи, помилуй нас! Мы же клянемся пред Тобою, яко уже не враждуем со врагами нашими, и отныне и всегда возлюбим друг друга, яко члены единого и тогожде тела Твоего, Господа и Бога и Спаса Иисуса Христа! Аще же обрящется кто, иже ниже слышать хочет о сем прошении, ниже обязуется сею клятвою: мы токмо сетуем ныне и скорбим о отчаянности души такового, и о вечном его осуждении. Он же, егда приидет страшный час горестной смерти его, видя слышанного событие, раскается, но поздно; восплачет о погибели своей, но тщетно. Да не будет сего, о Господи!

Толкование 1 Толкование 2 Толкование 3


Источник: Никифор Феотокис. Толкование Воскресных Евангелий с нравоучительными беседами. Ч. 2. / Пер. в Казан. Духовн. Академ. — М: Синодальная типография, 1890 г. Сочинено на Еллино-Греческом языке Преосвященным Никифором, бывшим Архиепископом Астраханским и Ставропольским.

Помощь в распознавании текстов