святитель Николай Сербский (Велимирович)

Вера и знание

Тебе холодно, Феодул?

Вот и в жаркой Индии бывает холодно во время долгих, непрерывных дождей. В месяцы таких дождей людям с трудом удается сохранить какую-нибудь вещь, чтобы она не отсырела и не заплесневела: будь то рис, или одежда, или ткань, или дерево, или посуда, или кожа, или шерсть, то есть что-либо органическое и неорганическое, особенно органическое. Все сыреет и покрывается плесенью. Просто сама земля сыреет и плесневеет. Люди выбиваются из сил, чтобы уберечь свое имущество от сырости и плесени. Но это им удается с трудом. Мучились наши родственники-индийцы, мучились тяжкой мукой и трудились тысячи лет, чтобы и души свои сохранить от сырости и плесени. Страдания их повергают в изумление, труды их вызывают уважение, но успехи достойны сожаления.

Действительно, вижу, что тебе холодно, Феодул. Разожги огонь. Положи в него три полена. Одно полено не горит, два горят слабо, а три разгораются сильнее всего. Это особенно важно в Индии. В Индии ничего не бывает без триплетов315. Вся мысль индийская структурирована из триплетов. Всё в тройках, например: пракрити – материя, пуруша – дух, брахман – неисчислимость, возвышающаяся над обоими (санкхья316). Пракрити, пуруша, брахман.

Или: цхитта – разум, варти – модификации, обороты, ниродха – контроль над обоими. Цхитта, варти, ниродха.

Или: асти – вы есть, насти – вы есть ничто, анасти – вы не есть. Асти, насти, анасти.

Или: прамана – очевидность, прамия – факт, самшая – сомнение. Прамана, прамия, самшая.

Или: жива – душа, личность, майя – иллюзия, брахман – отрицание обоих. Жива, майя, брахман.

Или: сат – действие, чит – знание, ананда – отрицание или реализация обоих. Сат, чит, ананда.

Или: атма – личность, анатма – неличность, нишедха – связь обоих. Атма, анатма, нишедха.

Или: сатва – познание, раджа – действие (или йога), тама – желание. Сатва, раджа, тама.

Или: дхарма – долг, артва – польза, наслаждение, карма – результат деятельности. Дхарма, артва, карма.

Или: настика – атеизм, астика – теизм, мастика – политеизм. Настика, астика, мастика.

Или: сварта – эгоизм, парарта – альтруизм, парамарта – долг превыше первого и второго, ради мокши, ради освобождения от жизни. Сварта, парарта, парамарта.

Или: аварода – воздержность, анурода – умеренность, арода – невоздержность. Аварода, анурода, арода.

Или: атма – индивидуальность, эго, манас – отрицание индивидуальности, буддхи – среднее между ними. Атма, манас, буддхи.

Ограничимся только этим примера ради, чтобы не растекаться мыслью по древу. А если бы мы стали продолжать, то могли бы привести море подобных триплетов из Веданты, Упанишад, сборников тантр, мантр и других индийских книг. Но ты должен знать, что каждый из приведенных триплетов разветвляется на другие триплеты и так далее бесконечно. В эти триплеты попадает и триплет индийских божеств – Вишну, Брама и Шива, равно как и их разветвления, тоже бесконечно разветвляющиеся, как это все придумано и записано риши – мудрецами индийскими.

Все эти триплеты вытекают из одного таинственного слова и в него же впадают, а слово это – «а-у-м», «ом», миллионами сынов Индии ежедневно и ежечасно с благоговением повторяемое от края и до края этой необычной страны, где сырость и плесень – тяжкий бич для людей.

Что это все перечисленное нами? Вера ли это? Религия ли это? Нет, это философия. Но индийцы не называют ее философией, тем более не называют верой, а называют знанием. Это жнани, или джнани.

И само слово «веданта»317 – сборник множества этих знаний – означает «знания». Это знания физические и метафизические318, богословские и теософские, медицинские и разного рода практические. Но знания – это только знания, как их индийцы и называют, – не вера и не религия.

Поистине великое чудо то, что в Индии нет понятия веры. Едва ли есть у них и слово «вера», если исключить доверие человека к человеку в повседневной жизни. Понятие веры существует в Индии единственно только у мусульман, поскольку Коран основан на вере. Между тем мусульмане – это, так сказать, одинокая реплика с места в Индии, причем самых недавних времен. Да и сам ислам не более чем религиозная секта христианства.

Не существует у индийцев, значит, понятия веры. Не существует ни понятия греха, ни покаяния, ни Царства Небесного, ни единого Бога как Отца, ни любви к Богу, ни искупления, ни конца, а равно и начала мира, ни воскресения мертвых, ни всеобщего Суда Божия, ни справедливого воздаяния в вечном Царстве Божием. Итак, этих основных десяти понятий, как и других, им подобных, вообще нет в Индии, то есть тех понятий, которые Господь Иисус как Свое Евангелие, как Свою Радостную Весть319 возвестил миру. Эти понятия – все десять – новы для Индии. И ничто так не отвращает от индийских «знаний», как эти десять понятий. Ничто в мире так мало не похоже на Индию, как Иисус Христос и Его Откровение. Ведь в то время как Иисус основывает все на вере, Индия основывает все на знании – на мнимых знаниях, собранных и записанных разными ее философами, теоретиками и аскетами. Отчасти они и есть знания, порой невероятно утонченные и субтильные, но отчасти это все же верования, теоретизирования, мечтания и гадания. Впрочем, таковы знания повсюду в мире, и ими руководствуются те народы, у которых нет Божия Откровения, то есть где говорят только люди, а не Бог. Действительно, или глупость, или злоба, или обе они вместе говорят в тех противниках христианства, которые утверждают, что Христос должен был что-то позаимствовать у Индии! Если бы Индия могла что-нибудь одолжить, она одолжила бы языческим народам в Китае и Японии, в Египте и Древней Греции или где-нибудь еще, но никак не Христу, не христианству. Естественно, мы имеем в виду истинное христианство, восточное Православие, которое отличается от Индии, как озеро чистой воды от песчаной пустыни.

Но что с твоим огнем, Феодул? Озябли наши души. Я вижу, ты положил три полена, но не зажег огня. Вот уже плесень проступила на твоих дровах. Подложи еще несколько триплетов дров: посмотрим, будет ли гореть. Ах, тут нужен небесный огонь, чтобы сжечь эту плесень и произвести тепло и свет.

«Огонь пришел Я низвести на землю», сказал Господь Иисус (Лк. 12, 49). О Господи, когда Ты Своим небесным огнем согреешь и просветишь сынов и дочерей великой Индии?

А огонь небесный – это вера с любовью. Вера прежде всего. Вот слова Христовы, неизвестные Индии и не предугаданные мудрецами ведантическими:

«Покайтесь и веруйте в Евангелие» (то есть в Радостную Весть о Царстве Небесном)320.

«Не бойся, только веруй»321.

«Кто будет веровать и креститься, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет»322.

«Дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную»323.

«Верующий в Сына имеет жизнь вечную, а не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем»324.

«Верующий в Меня не будет жаждать никогда»325.

«Воля Пославшего Меня есть та, чтобы всякий, видящий Сына и верующий в Него, имел жизнь вечную; и Я воскрешу его в последний день»326.

«Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня имеет жизнь вечную»327.

Исцеленного слепца спрашивает Иисус: «ты веруешь ли в Сына Божия?»328

Евреям Христос говорит: «когда не верите Мне, верьте делам Моим, чтобы узнать и поверить, что Отец во Мне и Я в Нем»329.

«Истинно говорю вам: если вы будете иметь веру с горчичное зерно и скажете горе сей: «перейди отсюда туда», и она перейдет; и ничего не будет невозможного для вас»330.

«Верующий в Меня, если и умрет, оживет»331.

«Всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек. Веришь ли сему?» – спросил Иисус Марфу332.

«Не сказал ли Я тебе, что, если будешь веровать, увидишь славу Божию?» – сказал Он Марфе333.

«Доколе свет с вами, веруйте в свет, да будете сынами света»334.

Ученикам: «Да не смущается сердце ваше; веруйте в Бога, и в Меня веруйте»335.

Филиппу: «Разве ты не веришь, что Я в Отце и Отец во Мне? верьте Мне по самым делам»336.

Спросили Его: «Что нам делать, чтобы творить дела Божии?». А Иисус ответил: «Вот дело Божие, чтобы вы веровали в Того, Кого Он послал»337.

Фоме, который, увидев Христа, поверил и воскликнул: «Господь мой и Бог мой!» – сказал Иисус: «ты поверил, потому что увидел Меня; блаженны невидевшие и уверовавшие»338. Именно Фома стал потом первым апостолом Индии.

Святой Иоанн в конце своего Евангелия пишет: «Много сотворил Иисус пред учениками Своими и других чудес, о которых не писано в книге сей. Сие же написано, дабы вы уверовали, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и, веруя, имели жизнь во имя Его»339.

Никогда в Индии не слышали таких слов. Ведь никогда в Индии не говорил воплощенный Бог, а говорили одни только люди; люди, которые собирали знания, как пеструю гальку, и гордились знанием, но не имели ключа к свинцовому небу, давящему на Индию. Сейчас Индия блуждает в лабиринте без окон и дверей.

О Феодул, если бы Индия знала, что ей необходимо для ее спасения! Ах, не эти горы знания, сколь угодно великого, глубокого и блистательного; воистину не это, а нужна только простая, детская вера в Бога, Сына Божия, в Мессию и Поводыря, Который с неба сошел и знает путь к небу. Одно зернышко веры во Христа ценнее всего этого громадного бремени знаний обо всем и вся, но только не о главном. Воистину, со всеми знаниями всех риши и гуру индийских человек чувствует себя как на молотьбе привязанный к столбу конь, который бежит по кругу, но не может сам отвязаться и помчаться домой: должен прийти хозяин, чтобы его отвязать.

И пришел Хозяин, но Индия этого не знает; всезнающая Индия знает все, только самого главного еще не знает. Ее знание обо всех вещах поразительно. Ее философия выше всех языческих и европейских философий (ведь все философии – языческие); ее самоистязание, аскетизм ее бесчисленных сынов вызывает слезы у Ангелов небесных, а куда больше у людей. Но все напрасно. Не спасает знание – вера спасает. А есть только одна вера на свете, одна во всей истории человечества: это вера христианская. Все другое, неправильно называемое словом «вера», есть не вера, а знание, или полузнание, или гадание. Бесчисленные знания приобрели люди, но веру, единственную, правую веру принес человечеству Бог. Знания меняются – вера остается. И европейские, и индийские знания в любое время могут перемениться, но Христос и Его учение переживут время и всю вселенную. Одна есть вера – вера Христова. Один Спаситель – Христос. Одна цель – Царство Небесное. Один Воскреситель – воскресший Христос. Один Судия мира – Он, всегда один и тот же, один-единственный.

Феодул, не дуй больше и не мучайся. Твои дрова, видно, совсем отсыревшие. Нагромождение триплетов не помогло огню разгореться. Нагромождение знаний, по человеку и от человека, ни разу не дало ни тепла, ни света роду человеческому. Озябли мы оба. Не зря сербский народ, хоть он и близкий сродник индийцев, назвал Индию «страной проклятой». Встанем же с этой ветхой индийской пыли и убежим отсюда. Вернемся снова в нее, когда Фома – строитель, апостол и первый просветитель Индии – вымолит это у Господа Иисуса Христа и когда Домовладыка, Бог любви, не забывший Индию, определит это и повелит идти.

* * *

315

Триплет – один из видов удара в бильярдной игре.– Ред.

316

Са́нкхья (санскр.: число), одна из шести древнеиндийских ортодоксальных брахманских философских школ. Исходный пункт метафизики санкхья – учение о реальном превращении причины в следствие, где следствия являются причинами новых явлений. Санкхья оказала влияние на другие философские системы, а также на йогу и буддизм.

317

Слово веда́нта действительно имеет один корень со словом «ведать», «знать», но родственны ему и такие слова, как «ведьма», «ведун» и «ведовство» (волхвование, ворожба). В индийском менталитете, в отличие от современного славянского, между ве́дением (знанием) и колдовством сохраняется очень тесная, органическая связь.

318

Метафизические, т.е. относящиеся к объяснению принципов бытия, нечувственные, философские.

319

Радостная весть, благовестие – дословный перевод греческого слова «Евангелие» (ευ̉αγγέλιον).

Комментарии для сайта Cackle