святитель Николай Сербский (Велимирович)

Об истине

Одна из главных тем богословия – вопрос Пилата, заданный Христу: что есть истина? (Ин. 18:38). Господь ничего не ответил. Он молчал. Почему Он не ответил на вопрос Пилата? Потому, что вопрос был поставлен неверно. В чем ошибка Пилата? В том, что он спросил: что есть истина? – а не: Кто есть истина? Истина – это Кто, а не что. Истина – это личность, а не предмет. Бог есть истина. Как абсолютная, не подлежащая сравнению личность, Бог есть истина. Следовательно, насколько неверен вопрос: что есть истина? – настолько же неверен и вопрос: что есть Бог? Неужели мы упрекнем в этой ошибке одного только Пилата? Посмотрите: этот важнейший вопрос не умели верно ставить и многие неоязыческие европейские мыслители: пантеисты, материалисты, эпикурейцы и стоики. Они путали истину и факт. Но разве истина и факт не одно и то же? Разве факт не истина? Нет. Факты – предметы, и отношения – предметы, они служат только символами истины, образными иероглифами природы. Факты изменчивы и преходящи, истина всегда неизменна (насколько прекрасно и точно сербское слово «истина»4 ). Вечен и неизменен только Бог. Следовательно, только Бог – истина.

Божественная истина открывает нам цель нашего бытия, а дисциплина духа указывает путь к этой цели; ибо мы не сильны против истины, но сильны за истину (2Кор. 13:8), учит нас апостол, – апостол, который долго противился истине и был ее гонителем”5 . Как только померкнет свет истины в глазах, теряется и путь. Как только кто-то оставляет истину, ослабляет дисциплину. По бездорожью и распутице скитаются многие люди, целые народы, скитаются только потому, что не хотят познать истину. А без истины, как без света, неизвестна цель и не виден путь. Возвращение к истине и к дисциплине духа – вот насущная необходимость нашего поколения, нашего времени. Без них гибель неизбежна. Истина понуждает к дисциплине. Поэтому многие люди не заботятся о познании истины. Они предпочитают ложь, ибо ложь освобождает от всякой дисциплины. Иначе истина называется Православием, а дисциплина духа – благочестием. Задумайся глубоко над этими двумя словами, и тебе откроются многие тайны нашего времени, нашей смуты, наших страданий и заблуждений.

Искать истину – значит искать любовь. Искать истину, чтобы сделать ее орудием, – значит искать ее для прелюбодейства; таким истина бросает кость, но сама бежит от него за тридевять земель. За тридевять земель, родные!

Если ищешь Истину с любовью и ради любви, Она откроет тебе свет лица Своего, насколько ты сможешь выдержать, не сгорев. Впридачу Она принесет тебе все, но ты поймешь, что тебе не нужно больше ничего, кроме Ее сияющего и сладчайшего лика.

Когда же в суматохе жизни ты на миг потеряешь из вида лик Истины, то испытаешь потерянность и печаль даже среди самых близких – друзей и родных. Как дитя среди братьев и сестер, но без матери: для ребенка нет никого ближе матери, сколько бы родных ни окружало его, так и ты почувствуешь, что Истина для тебя стала ближе и дороже всех тех, с кем ты каждый день делишь трапезу.

Не следуй за тем, что глаза видят, ибо глаза видят внешнее и не видят внутреннего; видят платье и не видят сердца; видят лицедея и не видят человека; видят человека и не видят Бога. Благодатный ум видит то, чего не может видеть глаз: видит внутреннее под внешним, и сердце – под платьем, и человека – за лицедеем, и Бога – за человеком. Все глубины и высоты личности невидимы: и сердце, и сущность, и смысл существования всякого существа не видимы чувственным зрением и видимы внутренним, видимы божественному зрению внутри нас, божественное зрение – ум. Одним словом, телесное око видит лишь символы и образы, а ум видит дух и смысл.

В больнице вы многое передумали, спрашивая себя: где же истина? Рядом с вами лежал больной, под подушкой он держал какую-то книжечку, которую часто доставал и перечитывал. Когда вы полюбопытствовали, что он читает, он молча протянул ее вам. Так первый раз в жизни у вас в руках оказался Новый Завет. Когда вы прочли его, то сказали сами себе: «Вот точка отсчета моей новой жизни». Вы прозрели; во всем, что с вами произошло: в падении под машину, в больничной койке, в своем соседе, в «случайной» встрече с Книгой жизни, – вы увидели перст Божий, перст Господа, Который любит и спасает вас. После выхода из больницы вы начали вести христианскую жизнь. Но сейчас снова недовольство, снова неудовлетворенность. Вам кажется, что вы не развиваетесь, не растёте духовно. Постепенно – новый Савл! И первому Савлу ослепительный свет Христов резал глаза, и он испытывал боль, пока не привык к Божественному свету: и тотчас как бы чешуя отпала от глаз его, и вдруг он прозрел (Деян. 9:18). Постепенно и терпеливо. Царство Божие не вдруг открывается (Мф. 11:1). И сеятель, вчера посеявший семя, и спит, и встает ночью и днем; и как семя всходит и растет, не знает (Мк. 4:27). Так и с вами будет. Всякая ваша молитва согревает его, всякая слеза питает, всякий вздох взращивает. И всходит семя, и растет, а как – вы не знаете. Но Господь знает. А когда придет время жатвы, и вы узнаете и возвеселитесь.

* * *

4

В сербском языке «исто», «исти» значит «тот же», «такой же», «неизменный».

5

Имеется в виду гонитель христиан Савл, и он же – апостол Павел (см.: Деян. 13:9, а также 9:1–9).


Источник: Ты нужен Богу: Слова и наставления святителя Николая Сербского / сост. С.А. Луганская, М.И. Крапивин ; пер. с сербск. С. А. Луганской. – М. : Эксмо, ПСТГУ, 2013. – 464 с. : ил. – (Православная библиотека). ISBN 978–5-699–6941;.о (ЭКСМО) ISBN 978–5-7429–0806–7 (ПСТГУ)

Комментарии для сайта Cackle