профессор Николай Иванович Субботин

Приложение

Еще два письма преосвященного Аркадия194

1. Письмо к Даниловскому священнику И. Ребольскому

О. Иоанн! Получил я от тебя при репорте за № 29 от 18 минувшего сентября раскольническую историю о соловецких бунтовщиках.

В объяснение сей книги посылаю тебе две выписки из одного неизданного сочинения: 1-ю о том, сколь подозрительна и лжива, в существе своем, эта история; и 2-ю. краткая история, как действительно была взята соловецкая обитель, захваченная бунтовщиками195.

Вам, моим отцам возлюбленным, по благости Божией, удостоенным служить св. церкви в таком месте, каково Суземки, необходимо иметь точные, ясные понятия о раскольнической истории и о действительной истории событий, дабы, по Апостолу, готовым быть присно ко ответу всякому вопрошающему вы словесе о вашем уповании (1Петр. 3, 15).

Если раскольнической истории действительно нет у ваших раскольников, то и не говорите о ней. Но я не думаю, чтобы этой истории у них не было, чтобы они не читали ее, не слушали, не плакали над нею. Я это пишу, судя по опытам на Урале.

На Урале те, кои читают истории, выходящие из под цензуры, особенно те, кои из раскола обратились к церкви, кои и от пастырей церковных получили объяснение существа раскольнической истории, к этой обольстительной истории не имеют уважения; но ваши соседи раскольствующие не читают подлинных историй, не слышать о неверностях, о лукавстве Денисова, составителя истории, верят ей больше Четьи-Минеи и Пролога.

Бог поселил с вами добрых и верных псковитян: не слышать ли чего о страдальцах соловецких они? Не думаю, чтобы раскольницы особенно не пытались подходить со своими прелестями к псковитянам простодушным. Вы это откроете, когда будете учить у себя детей, особенно девушек. Дети откровеннее других. Я это слышал на Урале; начинаю слышать и здесь. Раскол не дремлет, хотя и кажется он спящим. Он иначе существовать не может: давно бы его и не было, если бы ревнители его не трудились над распространением его больше, чем мы, пастыри православия вселенского.

Запасайтесь, запасайтесь познанием, особенно же любовью к Спасителю нашему Иисусу Христу, которая не пожалеет сил и трудов, чтобы только не постыдиться в день страшного испытания Владычня, услышать сладкий оный глас, глаголющей: добрый рабе, благий и верный, над малыми был еси верен, над многими тя оставлю, вениди в радость Господа твоего (см. свою Грамоту еврейскую).

2. Письмо к Лумбужсному священнику о. Иоанну

О. Иоанн! Беседую я с о. Стефаном Тихвиноборским, беседую с Даниловским196, беседую с Лексинским197, а с тобою, о. Иоанн, как бы я забыл беседовать, Правда, и те, так или иначе, откликаются мне, а ты, мой любезный, молчишь, как будто моего гласа и не слышишь, своего пастырского долга не знаешь.

Ты, мой возлюбленный, не в самомнении ли, не в самообольщении ли, не думаешь ли, что вполне удовлетворяешь требованиям своей должности, не имеешь нужды в приобретении новых познаний, не имеешь нужды в усилении своей деятельности пастырской, как будто уже ты выше и св. Ап. Павла, который никогда не считал себя достигшим полного совершенства (Филип. Ш, 12.13)? Сохрани тебя Бог от такого самозабытия!

Один Данило твой198 должен занимать нас, побудить к изысканию сил, чтобы разуверить его в его заблуждении. Он доселе ходит в Данилово, как в свой Иерусалим. Не стоить он Филиппа (Деян. V, III, 26--39)? Да мы с тобой не можем и сами себя равнять с Филиппом.

Любите ли вы читать Деяния Апостольские? Не останавливались ли когда на этом поразительном, умиленном, неизъяснимо сладостном повествовании в ХХ гл. 28–38 ст.?

Сколько часов, не лет, не нощей, не дней, которые бы провели мы в беседе с Данилом? А слезы любви, сожаления?! Не наших глаз эти слезы! Потому вокруг нас и прозябают доселе тернии и волчцы, а, может быть, и в нас прозябают, спящим нам (Мф. ХШ, 25).

Я о. Даниловскому посылаю часть истории о том событии, которое известный писатель раскольнический, Денисов, прославил в книге, под заглавием: История о отцех и страдальцех соловецких, иже за благочестье и святыя духовные законы и преданья, в настоящее время, великодушно пострадаша. Почел я нужным передать тебе продолжение истории и наших здешних раскольников. История много помогает беседующим о расколе и с самими раскольниками.

Думаю, что ты и сам увидишь, сколь тебе нужно знать начало истории, которой продолжение получаешь теперь, а потому, как попросишь о. Иоанна Даниловского о присылке к тебе начала, так и ему сообщишь твоей продолжение; таковое общение между вами я считаю нужным в деле любви, любви Христовой, по которой только познают вси, яко Христовы ученицы есмы (Иоан. ХШ, 35).

Желаете ли, о. Иоанн, еще что-нибудь знать о нашем доморощенном, так сроднившемся, так проникнувшем все погосты и деревни раскол? Он разделился на толки; это обессилило его, но, по-видимому, и распространило. Толков много, но и все они единодушно против церкви святой ратуют. Нельзя нам бороться с врагом, не зная силы его, коварства его. Нельзя лечить и болезнь, не зная ее, не зная лекарств против нее. Чему ни уподобишь раскол наш, непременно увидишь, что надобно знать его происхождение, силу и меры против его.

Раскол заблуждает, – он виновен пред Богом; но если и мы не умеем, или не хотим рассеять забуждение его, то не паче ли виноваты пред Богом мы, и особенно мы, среди коих свил себе первое гнездо этот нетопырь адский и откуда птенцов своих разослал по всему нашему отечеству? С Урала смотрят сюда, отсюда летают и туда. О. Иоанн, может быть, никто и нигде столько не обязан заботиться о обращении безпоповцев, как мы, и здесь, в стране Выгорецкой.

ПОПРАВКА.

На стран. 5-й составителем «Истории пермского раскола» по ошибке назван архим. Варлаам; следовало сказать: архим. Палладий, который был впоследствии епископом олонецким.

Еще три письма преосвященного Аркадия199

1. К Лумбужскоиу священнику Иоанну Предтеченскому

Любезный о. Иоанн!

Я, и сидя на камне Лумбужском, был утешен ответами детей, которых вы учите закону Божию.

Желаю, чтобы ваше училище домашнее могло служить образцом и для других. Для сего посылаю вам для прочтения книжку: О всенародном распространении грамотности в России. По прочтении покажите оо. Лексинскому и Даниловскому священникам, указав им те места в книге, которые особенно понравятся вам, который особенно идут к нашему месту.

О последующем уведомите меня.

Призывая на вас и семейство ваше благословение Божие, с любовию моею есмь.

7 Июля 1852 г.

2. К нему же200

Ваших учеников, о. Иоанн, забыть не могу. Они мне приводят на память детей уральских.

На Урале, сказывал я вам, учатся мальчики и девочки; и крестьянские и заводские: православных, единоверцев и раскольников дети.

Да где в нынешнее время не учат детей и не должно учить? Если вы книжку: О всенародном распространении грамотности прочитали, то знаете, сколь распространилась по России мысль о необходимости распространения в народ церковной грамотности для познания заповедей Божиих, для изучения молитв, приносимых церковью, и для водворения в семейном быту нравственных правил жизни, освященных верою (стр. 265).

На Урале начались школы еще прежде, гораздо прежде появления книжки, поминаемой мною. Надо было расположить родителей, чтобы отдавали детей учиться у священников: мужики и бабы, особенно раскольнические наставники, захвативши всю грамотность народную в свои руки, все меры предпринимали, чтобы воспрепятствовать открытию школ по правилам, Высочайше утвержденным, в 1836 году. Надо сознаться и в том, что сначала не много было и священников способных, расположенных, к этому делу. Обыкновенно нам хочется жить больше в покое, чем в трудах; да и то сказать – что учить детей читать с тем, чтобы они разумели читаемое, не легко. Я решительно требовал, чтобы наставники всегда в классы ходили с нужным приготовлением: приготовление же состоять должно между прочим в том, во 1-х, чтобы наставнику самому познать точный смысл того, что дитя учить будет по книге; в 2-х, непременно рассказать какую-либо священную историю – то из Библии, то из Четьи – Минеи (в 3-х, чтобы каждое дитя знало житие того святого, которого имя на себе носит)201.

Видите ответ одного благочестивого священника (стр. 307): «цель учения церковной грамоты та, чтобы через нее выучить жить по – христиански». Добрые мои сотрудники составили несколько разговорчиков, применяясь к местным обстоятельствам; дети изучали наизусть те разговорчики и читали их на открытых испытаниях. Посетители слушали и восхищались; торжественно сознавались самые раскольники, что они того никогда не слыхали и не знали... того, что слышали и видели. Пристрастие к старикам и старухам, грамоту знающим, погасло, и – школы там, на Урале, размножились! Господь, Спаситель наш, благословляет труды, усердие и любовь!

Несколько из помянутых разговорчиков взял я с собою в Петрозаводск, несколько из них присылаю при сем и к вам: можете быть, они произведут какое-либо приятное влияние и на здешних любителей духовного просвещения, возбудить и наших собратов на подвиг пастырей-учителей в разуме истинном пастырей-учителей, – подвиг, внушаемый нам самым священным званием приходского пастыря в церкви.

Пермские священники-наставники имеют себе помощников по школе в добрых причетниках, которые под руководством священников просвещенных, доброжелательных, и сами учатся. Даже супруги, даже дочки грамотных принимают участие в учении детей-девушек.

3. К нему же

О. Иоанн!

Виждь, колико возлюбил я и тебя: по любви моей столь откровенно пишу я к тебе. Любезный о. Иоанн, и потому я пишу так много, что надеюсь – от семени слова увидеть плоды и на духовной ниве Лумбужской.

Если вы это письмо мое покажете и другим добрым пастырям, от коих можно надеяться усердного участия в учении детей святому православию и истинному христианскому благочестию, то я этим не оскорблюсь. А если кто из них и действительно изъявит желание принять участие в учении детей, – буду и вам и им благодарен.

О. Миролюбов. о. Ребольский, о. Нименский в своих местных обстоятельствах увидят побуждение внять гласу современной потребности – необходимости распространения в народе церковной грамотности для познания заповедей Божиих, для изучения молитв, приносимых церковью, и для водворения в семейном быту нравственных правил жизни, освященных верою.

Ваши дети учатся хорошо: на экзамене утешали они мена; я порадовался о них и за вас: да слышит сие слово и родительница их!

* * *

194

Эти два письма обязательно сообщены нам И. Е. Троицким уже по напечатании помещенных выше писем преосв. Аркадия. Печатаем их в приложении, и тем с большим удовольствием, что они имеют по содержанию тесную связь с напечатанными у нас письмами к о. Ребольскому. В них преосв. Аркадий с свойственною ему силою выражает ту несомненную и весьма важную истину, что миссионерствующим среди раскола и против раскола «необходимо иметь точные, ясные понятия о раскольнической истории и о действительной истории событий». Поэтому-то попечительный архипастырь не только посылал священникам зараженных расколом приходов исторические сочинения о расколе, составленные и православными, и раскольниками, но и сам занимался с ними критическим разбором последних, как показывают напечатанные выше письма его к о. Ребольскому и печатаемые теперь. На этих последних не означено времени, когда они писаны; но по соображениям И. Е. Троицкого, вполне справедливым, они относятся к 1852 г., когда писано и выше напечатанное письмо к о. Ребольскому.

195

В рукописи преосв. Аркадия, из которой заимствовано письмо И. Е. Троицким, этих выписок, очевидно, не имеется, и об этом нельзя не пожалеть, так как очень любопытно было бы знать, из какого не изданного сочинения (не своего ли собственного?) преосвященный их заимствовал.

196

О. Иоанном Ребольским.

197

О. Тимофеем Нименским.

198

Вероятно, местный упорный раскольник.

199

За сообщение этих любопытных писем паки и паки приносим благодарность многоуважаемому И. Е. Троицкому. Письма эти представляют новое свидетельство о том, как заботился приснопамятный архипастырь о народном образовании, и новое указание его светлых, истинно архипастырских воззрений на это великое дело.

200

Это письмо и следующее ха ним не имеют даты; по соображениям И. Е. Троицкого, они писаны в том же июле 1852 г. И действительно имеют связь с предыдущим письмом.

201

Это письмо и следующее ха ним не имеют даты; по соображениям И. Е. Троицкого, они писаны в том же июле 1852 г. И действительно имеют связь с предыдущим письмом.


Источник: Москва. Типография Э. Лисснера и Ю. Романа, Воздвиженка, Крестовоздвиженский пер., д. Лисснера. 1890. Отдельный оттиск из №№ 14, 15, 16, 17, 18, 19 и 20 за 1889 год и из №№ 1, 2, 3, 4 и 5 журнала «Братское Слово» за 1890 год.

Комментарии для сайта Cackle