профессор Николай Иванович Субботин

Из олонецких сочинений преосвященного Аркадия

Предисловье от издателя

Мы предполагали издать собственно имевшиеся у нас в копиях противораскольнические сочинения преосвященного Аркадия, составленные им во время управления Пермскою епархией, из сочинений же, написанных им в бытность Олонецким архиепископом, только напечатать недавно и совершенно неожиданно полученные нами любопытные письма его к священнику Даниловского прихода о. Ребольскому79. Но оказалось, к нашему удовольствию, что не напрасно в предварительных замечаниях по поводу предпринятого изданья имевшихся у нас сочинений архиепископа Аркадия обратились мы к лицам, имеющим и другие, неизвестные нам, противораскольнические сочинения преосвященного, с просьбою – сообщить нам копии с них для напечатания. Первый откликнулся на нашу просьбу достоуважаемый профессор С.-Петербургской Духовной Академии И. Е. Троицкий, сохранивший признательную память о преосвященном Аркадии и уже так много потрудившийся в издании его писем, поучений, слов, воспоминаний о нем, вообще материалов для будущей полной его биографии. И. Е. Троицкий любезно поделился с нами своею коллекцией сочинений преосвященного Аркадия, – прислал нам несколько писем его, имеющих связь с письмами к о. Ребольскому, и, что всего дороже, нисколько его сочинений против раскола, написанных в Петрозаводске. Таким образом, благодаря просвещенной внимательности многоуважаемого профессора, мы получили возможность дать нашим читателям нечто и «из олонецких сочинений преосвященного Аркадия», служащих примечательным памятником неусыпных трудов этого архипастыря в борьбе с расколом во время управления изобилующею раскольниками Олонецкою епархиею. А вместо предисловия к этим его сочинениям считаем за лучшее привести здесь письмо к нам достоуважаемого И. Е. Троицкого, где искусной рукой, с таким знанием и с такою любовью, изображен архиепископ Аркадий, как неутомимый и многосведующий деятель именно в литературной борьбе с расколом. Вот что писал нам И. Е. Троицкий от 29 октября 1889 года.

«С чувством полного сердечного удовлетворения прочитал я вашу прекрасную интродукцию к противораскольническим сочинениям преосвященного Аркадия в № 14 Братского Слова за текущий год. Да наградит вас Господь за труд, его же подъясте!

«Учено-литературная деятельность преосвященного Аркадия против раскола совершенно неизвестна в печати; между тем она была весьма обширна и плодотворна. Первое же соприкосновение его с расколом при поступлении в Пермскую епархию в 1831 г. убедило его в недостаточности одних внешних административных мер для борьбы с ним и в необходимости параллельно с тем вести борьбу и на научной почве. Раз убедившись в этом, он принялся немедленно за дело с отличавшей его энергией и настойчивостью и не оставлял его до конца своей жизни, постоянно развивая и усовершенствуя план и программу борьбы. Одна за другой возникали у него в голове мысли о составлении Обличительного богословья против раскола, Краткой истории русской церкви против раскола, Истории Богослужебных книг против раскола же, и пр. В осуществлении этих мыслей он старался заинтересовать митрополитов Серафима С.-Петербургского и Филарета Московского, деятельно собирал отовсюду материалы, составлял программы... Но ни одному из этих широких научных предприятий, к сожалению, не суждено было осуществиться, потому что у самого его не хватало времени для их осуществления (а отчасти и самоуверенности), а те лица, на которых возлагалось их осуществление, оказывались ниже своей задачи... Поучительная судьба одного из таких ученых предприятий будет в непродолжительном времени изложена на страницах «Христианского Чтения».

«Потерпевши неудачу на больших ученых работах, преосвященный Аркадий сосредоточил свою энергию на маленьких и выпустил в свет целую серию небольших трактатов большею частью в форме диалогов – любимой литературной форме преосвященного Аркадия, – в которых кратко и ясно разрешались главнейшие возражения раскольников против православной церкви. Количество пущенных им в обращение трактатов во время управления Олонецкой епархией превышало 30 №№80. Мне пока не удалось разъяснить – разумеются ли в том числе и составленные им в Перми.

«Успех этих маленьких трактатцев, которые преосвященный Аркадий называл скромным именем тетрадок, превзошел самые смелые ожидания автора. Они оказались крайне практичными, так что Св. Синод, благословение которого преосвященный Аркадий призывал на все свои предположения и предприятия по делам раскола, в виду их практичности рекомендовал и другим преосвященным, в епархиях которых были раскольники, завести у себя подобные же трактаты и с этою целью войти в сношения с преосвященным Аркадием. В силу этой рекомендации между прочими взошел в такое сношение с ним преосвященный Иаков Саратовский. В письме к преосвященному Аркадию от 20 марта 1834 г. преосвященный Иаков писал между прочим: «Наше начальство (Св. Синод – по письму от 3 окт. 1833 г. за № 3) рекомендует мне попросить у вашего высокопреосвященства какие-то тетрадки, раскольнические ли, или составленный вашими против раскольников. Если таковые тетрадки имеете: то прошу покорнейше прислать для прочтения и переписки. К сем тетрадкам благоволите присоединить ваши замечания и в руководство наше наставления, почерпнутые из опыта». Преосвященный Аркадий немедленно отвечал, что «тетради есть у нас – и раскольнические и нашими составленные, и обещался начать их высылку с следующей же почтой. И действительно, как видно из дальнейшей переписки, выслал ему целую серию тех и других. Судя по заглавиям, приводимым в переписке, этих трактатов нет ни в вашей, ни в моей коллекции.

«Почему преосвященный Аркадий не печатал своих тетрадей? На этот вопросе я недавно получил следующий ответ от одного из бывших сотрудников преосвященного в борьбе с олонецким расколом: «Преосвященный Аркадий ни своих, ни чужих сочинений не печатал: это – его особенность. Из всех своих письменных трудов он не напечатал ни одной строки. Когда я напасал было разговор православного с безпоповцем о перекрещивании, владыка отнесся к этому сочинению с большим сочувствием и стал распространять его в епархии посредством письменных тетрадок. Указавши на крайнее неудобство такого распространения, я попросил содействия к напечатанию этого сочинения. Владыка отказался и сказал: «этого я не могу принять на себя». Тогда обратился я к Геласию, который сидел в то время цензором в Питере и со мною быть в приятельских отношениях. О. Геласий процензировал и отпечатал на свой счет; а я, получивши брошюру, уплатил, сколько следовало. Когда отпечатанную брошюру принес я ко владыке, он очень порадовался и принял участие в распространении. Такая же участь постигала и все прочее мною, или другими написанное: владыка хвалил, благодарил, иногда посылал списки, или извлечения некоторым священникам, и затем мало-помалу предавал забвению.

«Главный источник такого отношения к своим учено- литературным трудам заключался в крайней скромности преосвященного Аркадия. Он, по-видимому, не предавал им никакого значения, или имел какой-то особый взгляд на сочинительство. Когда однажды один из его почитателей обратился к нему с просьбою прислать ему одно из его сочинений для назидания, преосвященный ответили: «я не сочинитель, и у меня нет книжки, которую я мог бы вам послать».

«Ваше предположение о том, что преосвященный Аркадий «может быть, способствовал даже тому, что митрополит Филарет приступил к составлению Бесед к глаголемому старообрядцу», вполне подтверждается имеющимися у меня данными. Получивши от Филарета письмо с приложением 3-х экз. оттисков первой беседы, напечатанной в мартовской кн. «Христ. Чтения» за 1834 г., Аркадий обратился к Московскому владыке с следующим письмом:

«"Милостивейшее, неожиданное писание вашего высокопреосвященства ко мне от 4 сего мая имел я счастье получить пополудни в 22 число. О, сколь великой радости и благодарности исполнилось сердце мое!..

»«Мною доставленный сведения употреблены с пользою: как теперь вижу... Кто-то меня тогда побуждал послать сии сведения, не давал мне ночи спать... и я почувствовал необыкновенную свободу духа, когда послал их... Что я не достойнейший в руках св. Промысла, толико защищающего и прославляющего благодатную церковь Христову!!!

»«Слава Господу Богу, что «Христиан. Чтение» сделается ближайшим органом гласа Матери нашей св. православной церкви...

»«Свидетельства рукописей чрезвычайно важны; дополнение из оных даст нам великую силу над неверием. Но... могу ли дерзнуть??? Могу ли дерзнуть я, живущий среди глубокого мрака раскольнического!!! Могу ли дерзнуть просить В. В., чтобы благоволили прочитать Разговор старообрядца с новообрядцем, представленный мною высокопреосвященному Серафиму?.. В оном вы изволите увидеть нынешний дух раскола, и что еще в предполагаемом вами дополнении нужно объяснить ближе к мыслям раскольников и о соборе 1667 г. и о имени IC и о прочем»».

«Далее следуют любопытные соображения относительно текста Стоглавника: ими потом воспользовался преосвященный Филарет в своих статьях: «О стоглавом соборе и о истинном согласии с православною церковью» (Христ. Чтение 1835. II. 180) и «Ответы на вопросы по случаю беседы о стогл. соборе» (Христ. Чтение 1836, I, 130). Здесь же перечисляются некоторые отдельные трактаты, которые при письме препровождались на благоусмотрение московского владыки. Их тоже нет в моей коллекции, да не поименовываются они и в вашей статье.

«Из других писем преосвященного Аркадия к Филарету видно, что он старался вовлечь знаменитого святителя московского во все свои ученые предприятия: особенно сильно хотелось ему, чтобы московский владыка взял на себя составление краткой истории русской церкви.

«Вообще переписка преосвященного Аркадия с митрополитами Серафимом и Филаретом (которую я подготовляю к печати) свидетельствует, что преосвященному Аркадию принадлежала инициатива во многих тогдашних мероприятиях против раскола, и административного и научного характера. Но, как епископ третьеклассной епархии и притом тогда еще молодой, он не считал возможным прямо выступать со своей инициативой, а сообщал свои мысли privatim старейшим и влиятельнейшим членам Св. Синода, каковыми были тогда митрополиты Серафим и Филарет, и чрез них осуществлял их.

«Можно было бы подтвердить документальными данными и другии предположения и положения вашей статьи: но, к сожалению, нет у меня теперь свободного временя для этого, – да и письмо мое рискует превратиться в трактат.

«От души приветствую ваше решение собрать и издать полемические опыты преосвященного Аркадия и на-днях пришлю вам и свою маленькую коллекцию этих опытов для пополнения вашей коллекция. Лучше издать их вместе, чем порознь в разных журналах. Готов поделиться с вами и частью корреспонденции преосвященного Аркадия. У меня скопилась такая масса писем преосвященного Аркадия к разным лицам и разных лиц к нему, что если печатать по 2 и даже по 3 листа в каждой кн. «Христ. Чтения», то их хватит на 10 лет. Но из этой же обширной корреспонденции я вижу, что я владею еще далеко не всем, что вышло из-под пера преосвященного Аркадия. Будем же общими силами восстановлять память святителя, составляющего славу и украшение нашей церкви»81.

И. Е. Троицкий немедленно исполнил свое обещание, – прислал нам, как мы уже сказали, несколько олонецких писем преосвященного Аркадия и несколько из тех кратких «Разговоров», о которых упоминается в письме. Мы напечатаем прежде письма, начав с принадлежащих нам писем к Даниловскому священнику Иоанну Ребольскому, а потом самые сочинения, или «Разговоры».

Громадная переписка архиепископа Аркадия, и именно по делам и вопросам раскола, – переписка с подчиненным ему духовенством, с священниками всех приходов, где имелись раскольники, – явление необыкновенное, поистине замечательное и достойное глубокого уважения, как очевиднейшее, неопровержимое доказательство вседушевной, неусыпной, истинно архипастырской заботливости этого святителя об ослаблении раскола в его пастве, о просвещении раскольников и приведении их во двор овчий, в церковь Христову. Видно, что он твердо помнил слово Пастыреначальника Христа, Которому должны подражать и поставленные им пастыри: ины овцы имам, яже не суть от двора сего: и тыя ми подобает провести (Иоан. X, 16). Об этом значении переписки преосвященного Аркадия мы упомянули как-то в письме к И. Е. Троицкому и не можем отказать себе в удовольствии привести здесь то, что он написал нам в ответ:

«Преосвященный Аркадий переписывался не с одними священниками, но и с дьяконами, причетниками, купцами, крестьянами, раскольниками и даже раскольницами. Его любви и ревности хватало на всех.

«При первом обозрении Олонецкой епархии он наткнулся на любопытный сюрприз: у одного священника (Тихвиноборского о. Стефана) оказалась раскольницей родная его племянница, воспитанная им вместо дочери, мало того – большой начетчицей, и этого мало – вступила в полемику с архиереем за свои убеждения, сначала устную, а потом и письменную, отправивши к нему обширное письмо с изложением оснований своего уклонения от церкви. Преосвященный Аркадий не только не пренебрег этим письмом, а напротив отнесся к нему с полным вниманием: подверг все его основания и доводы самому тщательному разбору и опровержению, как бы имел дело с самым серьезным противником. Опровержение, в форме письма, было отправлено на имя дяди, чтобы он прочитал оное племяннице с устными дополнениями и разъяснениями, если таковые окажутся нужными. Не забыл и самой совопросницы. В РS. письма, адресованного лично к ней, любвеобильный владыка пишет следующее: «если есть и другие, желающие иметь со мною беседу письменную, могут и вместе с тобой и особо от себя иметь ее: никому не откажу в моем ответе, сколько будет можно».

«Вы верно и метко определили роль преосвященного Аркадия среди пермских миссионеров: действительно, он был первый миссионер в Пермской епархии. Таковым он был и в Олонецкой. Это был прирожденный миссионер, какие родятся веками. Не всегда он действовал непосредственно – да и не мог так действовать по множеству епархиальных дел, но во всех действиях и миссионеров и приходских священников была его мысль, его рука.

«А какие восторженные письма писали ему его почитатели, которых он оставлял за собой повсюду не только в Перми, но и в Уфе и Оренбурге, где он архиерействовал только около 2-х лет!

«Но не достанет мне времени повествующу82.

Из переписки преосвященного Аркадия с подчиненным ему духовенством особенно важны и примечательны письма его к священникам Даниловского и Лексинского приходов, основанных на месте существовавших здесь перед этим знаменитых раскольнических поморских общежитий – Даниловского Выгорецкого мужского монастыря и женского на реке Лексе. В то время, как происходила переписка, монастыри эти были уже закрыты и на месте их учреждены упомянутые православные приходы; но в остававшихся монастырских зданиях и в скитах жили еще некоторые почетные лица из поморских раскольников, – «большаки» и «большухи», – имевшие влияние на окрестных раскольников, существовавших во множестве. Понятно, что внимание попечительного архипастыря было в особенности обращено на эту местность и что особенную заботу имел он об истреблении здесь остатков раскола, не путем принуждения и внешнего давления на раскольников, а именно путем мирных бесед и увещаний. С этой целью он и лично посещал Данилов и Лексу, чтобы дать словесные наставления и советы здешним священникам, познакомиться с самими раскольниками и побеседовать с ними83, особенно же старался действовать на тех и других посредством частых к ним писем, чтобы одних поддерживать и руководить в их деятельности против раскола, другим разъяснять их недоумения и кротким, любвеобильным пастырским словом смягчить их сердце, расположить к общению с церковью и ее пастырями. Имеющаяся у нас письма архиепископа Аркадия к Даниловскому священнику и полученный от И. Е. Троцкого письма преосвященного к некоторым поморским раскольницам, который мы печатаем, составляют только часть его переписки с разными лицами Даниловского и Лексинского приходов. Большая ее половина уже напечатана И. Е. Троицким в «Христ. Чтении», и мы намерены познакомить наших читателей по крайней мере с тем, что заслуживает особого внимания в этих напечатанных письмах к Даниловскому и Лексинскому иереям, чтобы они удобнее могли оценить и значение нами печатаемых, особенно же составить себе ясное представление о беспримерной заботливости и ревности архиепископа Аркадия – возвратить в церковь заблудившихся в расколе овец. Священником Лексинского прихода был в пятидесятых годах о. Тимофей Нименский, а священником Даниловского прихода, во все время управления преосвященного Аркадия Олонецкою епархией, был о. Иоанн Ребольский, из «не учившихся в семинарии» (о чем упоминает сам преосвященный Аркадий в одном письме к нему), но разумный и усердный служитель церкви, как свидетельствует самое доверие к нему преосвященного Аркадия, засвидетельствованное многочисленными к нему письмами, хотя в письмах этих есть и упреки обоим священникам за недеятельность, которой так не терпел сам архипастырь. Всех писем преосвященного Аркадия к о. Ребольскому, уже напечатанных, сто три (1852 – 1867 гг.). Эти письма, равно как и 20 писем к о. Тимофею Нименскому, весьма примечательны: все они, и в общей совокупности и каждое отдельно, проникнуты одною мыслью и одною заботою архипастыря – привлечь к церкви остальцев Выгорецкого и Лексинского общежитий чрез посредство, поставленных здесь двух православных священников. Он постоянно напоминает этим священникам о лежашем на них долге – заботиться о спасении заблуждших, старается поддержать в них ревность к этому святому делу, скорбит о неудачах, обличает за недостаток усердия, отечески радуется всякому малейшему успеху, заботится всякими способами помогать им в их деле, – шлет книги, сообщает разные известия, дает наставления, иногда очень подробные, что говорить и как действовать, постоянно спрашивает об оставшихся у поморцев, на Выге и на Лексе, «большаке» и «большухе» и о других влиятельных раскольниках и раскольницах, которых знал по имени и с которыми лично был знаком, – советует, как обращаться с ними, дает разный к ним поручения, пишет целые речи для передачи им. Все это весьма интересно и поучительно проследить по письмам преосвященного Аркадия к Даниловскому и Лексинскому священникам.

В общем послании к обоим священникам, от 7 ноября 1852 г., преосвященный Аркадий писал им: «Отцы любезные, Тимофей и Иоанн! Вы промыслом Божиим поставлены на чреду служения священнического в таком месте, которое требует от вас особенной пастырской деятельности, особенного благоразумия, особенной любви к окружающим вас»84. И в следующем году: «Наши места, на коих мы живем, требуют от нас особенной бдительности за собою, особенной любви к паствам нашим и особенного попечения о тех, кои чуждаются нас, живя с нами на одной земле, ходя с нами по одним и тем же тропинкам, питаясь одною и тою же водою, тем же воздухом!... Не забывайте чуждающихся церкви, не пренебрегайте их; ищите их, их душ, спасения их: и за них Спаситель наш пролил свою бесценную кровь на кресте...»85 «Вразумляйте их словом евангельской истины, утешайте их словом любви церковной, воодушевляйте их упованием на Всещедрого Бога, Который волю боящихся его сотворит. Любовь, любовь к ним да руководит и вас отцы – пастыри, – в служении Ему»!86 И потом отдельно, к тому же о. Нименскому, преосвященный писал: «Службу совершайте почаще: молитесь усерднее о утверждении православных в истинной вере и о вразумлении заблуждающих старайтесь... Старайтесь иметь чаще свидание духовное с соседками своими: беседуйте с ними поусерднее, имея в руках Пролог, или другую какую отеческую книгу; толцыте в сердце их млатом слова Божия: есть между ними сколько-нибудь готовый слушать вас»87. Подобным образом писал он к о. Ребольскому: «Отправляйте службу в храме Божием усерднее: поучение читайте из книг церковных: это и православных утвердит в православии и раскольствуюших привлечет ко св. церкви. Не думаю, чтобы в настоящее время многие из несчастных отступниц не были заняты своим безотрадным положением, которое, если не обратятся ко св. церкви, неизбежно низвергнет их в вечный ад. Изыскивайте случаи видаться с ними; самыми службами настоящими церковными88 убеждайте их обратиться на путь праведных, кои все были под управлением и сению молитв св. церкви. Чаще пишите ко мне о своих действиях, как по сохранению православных в истинной вере, так и по вразумлению заблуждающих. И тех и других любите: и с теми и другими обходитесь ласковее; никем не пренебрегайте, никого и взором суровым не огорчайте: имя отца духовного, которое на себе вы носите, старайтесь оправдывать любовью отеческою, делами заботливости отеческой...» И в другом письме: «Пастырская любовь пастырей добрых да не утомляется исканием овец заблудших, да паче и паче заботится о приведении их во двор овчий, внимая сердечному божественному глаголу безпредельной любви Христа Спасителя нашего и подражая Ему (Иоан. X. 16). Читали ли вы слова Блаженного Августина в толковании на Евангелиста Иоанва, трактат 46: Волк, рече, овцу уже за гортань ухватил, диавол правоверного ереси научил: а ты молчишь, не запрещаешь, боишься прогневить. О, наемниче! Волка увидел, и у бегл еси! Может быть скажешь: а вот я здесь! Здесь еси, но бежишь, понеже молчишь...»89. В другом письме: «Изыскивайте благоприятные случаи беседовать с заблуждающими; изыскивайте из них ищущих себе спасения; не жалейте своих трудов, не жалейте своей любви и своего усердия к ним: для сего мы тут и поставлены, и живем, и воздухом дышим. Ныне ли кому, на своей службе, думать о покое в угождение плоти ленивой?90 И через десять слишком лет после этого, когда раскол был уже сильно расшатан на Выге, преосвященный Аркадий писал тому же священнику: «Старайтесь, старайтесь проливать в разрытую могилу мрака раскольнического, сколь возможно, хотя искры животворного света Евангельского. Успеем ли что, или не успеем, но от Господа мзда за труд, за усердие к труду...»91

Так умолял и убеждал преосвященный Аркадий священников Данилова и Лексы – заботиться о вразумлении и обращении раскольников, среди которых они пастырствовали. Но случалось ему узнавать иногда, что эти мольбы его и убеждения плохо исполняются, – это крайне огорчало его и вынуждало делать обоим священникам строгие вразумления. Так в 1857 году писал он Лексинскому священнику: «Если бы в Данилово и Лексе были священники хотя сколько-нибудь получше теперешних: что бы теперь были Данилово и Лекса! И не сияло ли бы в них св. православие, не преклонил ли бы пред ним главу раскол, из которого некоторые рвутся сами выйти?! О, пастыри, пастыри! Какую скорбь моему сердцу наносите вы!!» И вслед затем. «Ужели ни у кого у вас в соседстве нет Ефрема Сирина? никто не выписал его в русском переводе? Если нет: то какое свидетельство о нерадении пастырей по отношению к паствам их?! Что мы без чтения книг? Откуда будем иметь здравое, назидательное слово? Овцы болят, смертельным недугом страждут: а врачей благопотребных нет, нет заботливых врачей! Кто же виною будет погибели овец? Кто даст ответ Богу, приставившему нас к таким стадам? Отцы любезные! Не забудем страшного суда Господня, помыслим о наших обязанностях к стадам нашим! Время летит, больные умирают: что они скажут о нас на том свете ??»92

Зато с какою радостно встречал архипастырь всякое известие об успехах пастырской деятельности священников, о сближении выголексинских раскольников с церковью! Получив от священника Ребольского такого рода известие, он писал ему в 1860 году, что много утешен этим известием, что оно побудило его «посмотреть в Евангелие от Марка, на слова Христа Спасителя нашего (гл. IV, ст. 26–29)93 не то ли же совершается над твоими соседями?? Будем молить Сеятеля Небесного, чтобы семя Его божественное на земле Даниловщины возросло, и земля эта исполнила пшеницу в класе. Будем молить, и свои труды усугублять, и любовь нашу и чуждающимся еще нас свидетельствовать постоянным попечением о спасении их душ...»94.

Требуя от священников такого тщательного и ревностного исполнения своих обязанностей относительно живущих с ними раскольников, архиепископ Аркадий не только не оставлял их без руководственной помощи в этом их служении, но делал напротив все, что мог, для вспомоществования и руководства им. В этом отношении особенно примечательна его заботливость о снабжении священников нужными им книгами. Из писем владыки видно, что он постоянно высылал священникам в Данилов и на Лексу касавшиеся раскола и отдельные книги, и журналы, и даже газетный статьи, – при чем не только требовал настоятельно, чтобы все это было прочитано, усвоено и употреблено в дело, но и сам большей частью входил в указания, иногда довольно подробные, тех мыслей и сторон в сочинениях, на которые следует обратить особое внимание. Так еще в 1852 г. он прислал о. Ребольскому 10 книжек (очевидно противораскольнических), для него и для соседнего Лексинского священника, которому и писал потом: «Видели ли вы у о. Иоанна 10 книжек? Прежде прочих прочитайте, изучите »Увещание в утверждение истины и в надежду действия любви христианские».95 Если этого Увещания не знают соседи ваши96, у коих в приходах имеются чуждающееся святой церкви: посоветуйте им, внушите им, пособите им прочитать, изучить это Увещание. Видите заключение предисловия к читателю? – Христова церковь предлагает заблуждающимся Увещание чрез пастырей. Вы, аще Господь Бог продлит дни жизни нашей, в исход будущего декабря донесете мне: кто из соседей ваших с любовью принял совет ваш, с успехом прочитал Увещание и опытом, и каким именно, засвидетельствовал изучение сего Увещания». Так заботился архипастырь, чтобы рассылаемые им книги не лежали у священников без употребления, и такие разумные способы употреблял он потому, чтобы узнать, действительно ли книги употребляются в дело. В 1854 г. преосвященный Аркадий писал к о. Ребольскому: «Посылаю тебе историю церкви, изложенную протоиереем В. Нордовым: прочитай ее, хорошенько прочитай: в ней тебе много пособия на всякий случай собеседования с книжными раскольниками и с другими, даже православными, для коих время от времени становится более нужным иметь понятия о церкви, которая во все времена боролась со своими врагами»97. И потом уже, в письмах к этому священнику, мы постоянно встречаем упоминание о посланных ему книгах. «Усердие твое к церкви радует меня», – писал ему преосвященный от 15 июня 1855 г. «Ты же, мой любезный, с помощью Божией, с пособием посланных к тебе от меня книг, особенно книги: Истинно-древняя и истинно-православная Христова церковь, неутомимо проходи свое священническое служение, со всею любовью ищи спасения погибающих, и словом и делом показывая им, что св. Христова церковь российская, православная, и им матерь, и их готова принять в спасительные объятия свои, и их вечному спасению послужит...» И еще: «Ближе, точнее ознакомитесь с книгой: Истинно-древняя и истинно-православная Христова церковь. Ее знать должен и ваш причетник, которого звание весьма почтенно несмотря на то, что оно низшее, потому что и он своим достойным служением может сильно способствовать введению и укреплению истинного благочестия в народ»98. "В книге Истинно-древняя и проч. на все недоумения и заблуждения неправомыслящих, беззаконно живущих, найдется разрешение»99. В 1867 г., перед пасхой, преосвященный, посылая известную книгу игумена Парфения о Поморских Ответах, писал: «Пред вами новая книга: «Книга в возобличение на Поморские Ответы. Перед вами в могиле сам сочинитель сих Ответов. Перед вами упорные и последователи, и последовательницы сочинителя. Сколько вам побуждений, таких побуждений прочитать эту книгу, каких никто другой, в другом месте живущий, не имеет!.. Есть над чем, есть для чего потрудиться над этою книгою, чтобы прочитать ее, понять ее, с пользою употребить ее в возобличение последующих лжеучению Поморских Ответов!» Он приглашает и нового Лексинского священника – Румянцева прочитать эту книгу и сделать для себя выписку из нее. «Если бы, – прибавляет он, – вы сему моему призыву вняли, и по оному успели сделать что-либо, с каким чувством радости сказал бы я вам тогда: Христос воскресе"100. Из духовных журналов особенно часто посылал преосвященный Аркадий в Данилов и на Лексу книжки «Творений св. отцов» и «Душе- полезного Чтения». Однажды, посылая слишком скоро одну из книжек этого последнего журнала вслед за предыдущею, он писал: «Ныне такое время: едут на железных дорогах быстрее зверя и птицы; плывут по морям на винтовых кораблях проворнее рыбы; по воздуху летают выше птицы. Так сокращаются все пути; не увидишь, как и вся жизнь прокатит или пролетит, пронесется не на парусах, не на винтах, или на воздушных шарах, а на быстрейших всего – полетах мыслей и страстей... Не время спать и дремать: надобно временем дорожить! За минуту потребуют! отчета на всемирном суде. А потому и читать душеполезные книжки надобно рачительно и прилежно, всемерно-внимательно. Вот и в настоящей книжке можно послушать великого святителя Московского101 и вашим соседям…» 3а сим следует указание и других статей в посланной книжке, на которые следовало обратить особое внимание102. Присылал преосв. Аркадий Даниловскому священнику и газетные листы с нужными для него сведениями. Так напр. в письме от 18 июня 1856 г. читаем: «При сем посылаю к тебе 127 № «Русского Инвалида». В нем есть статья: Внесение иконы святителя Николая в Никольскую, что в Рогожском103, единоверческую церковь. Прочитай и уразумей поучительный смысл этой статьи, особенно назидательное-утешительное слово Московского архипастыря104. Прочитай и уразумей и, смотря по времени, по духу людей, разум сего слова и сей статьи передавай могущим принять в свое назидание. Сообщи сей № соседним своим священникам для того же самого, для чего и посылаю тебе этот №. И себя самих и свои паствы умудряйте во спасение чрез вразумления, наставления. слова и толкования, светильниками церкви Христовой изрекаемые нам»105.

Как просвещенный архипастырь, хорошо понимавшей, что для успешной борьбы с расколом необходимо знакомство и с собственными раскольническими сочинениям, архиепископ Аркадий не ограничивался тем, что посылал Даниловскому и Лексинскому священникам православные противораскольнические сочинения, но советовал им приобретать, прочитывать и ему самому сообщать сочинения, составленные и уважаемые раскольниками. В Выгорецком монастыре, как известно, была очень богатая библиотека, основание которой положили братья Денисовы: по закрытии монастыря, часть этой библиотеки была продана и раздана выговцами в руки раскольников, но много рукописей и книг оставалось еще у последнего настоятеля, или большака, проживавшего в Данилове. Отсюда-то и желательно было преосвященному Аркадию приобретать нужные раскольнические сочинения, или списки с них, чрез посредство Даниловского священника. И каждое такое приобретение он встречал с великою радостью. Получив и прочитав какое-нибудь раскольническое сочинение, или выписку из него, он обыкновенно делал об нем, или на него замечания, иногда обширные, и сообщал их священникам для сведения и руководства. Примечательный опыт такого разбора одной раскольнической статьи представляют именно те письма преосв. Аркадия к о. Ребольскому, которые мы ниже печатаем. Но и в прежде напечатанных письмах встречаются его заметки по поводу получавшихся время от времени раскольнических сочинений. Так в начале 1854 г. ему доставлен был «листик, который писан якобы рукою А. Денисова, – выписка из Благовестника». Сличив текст ее с книгою Благовестник, преосв. Аркадий нашел, что Денисов только не дописал толкования, ибо оно говорить о церкви, об учителях и о пастырях церковных, а Денисов злобно предполагал истребить церковь, и пастырей и учителей ее. Доставившего «листочек», некоего Федора Степановича, он благодарил и спрашивал: «не доставить ли он и еще? Господь воздаст ему за усердие его к церкви своей и к пастырям и учителям, которых дает Он церкви своей. Время читателям А. Денисова познать этого антихриста поморского, оставить, проклясть его, как врага Христова, толико душ христианских совратившего и погубившего на веки»106. Вскоре после этого, по поводу другой полученной им раскольнической рукописи, преосв. Аркадий писал: «Последняя, присланная тобою, тетрадь – разительное обличение на развратную жизнь ваших мнимых монастырок. Прежде, кажется, были старушки и старички добронравные, которые скорбели и рыдали о погибели душ развратниц и развратников: почто ныне таковые не выказываются?... Отыскивайте добреньких, внушайте им суд Божий; напоминайте им о муках вечных; поставляйте в пример им святых, между коими были и отступники, и блуду предавшиеся, но обратившиеся, покаявшиеся, исправившиеся, на высоту величайших святых взошедшие: ищите, ищите заблудших и погибающих, и овех убо милуйте, разсуждающе, овех же страхом спасайте, от огня восхищающе. Иуд. 23"107. С 1861 года начинаются особый заботы преосв. Аркадия о сохранении и приобретении выгорецких рукописей и книг. «Как нам жалко, – писал он в июле этого года, – что самые дорогие книги из библиотеки Выгорецких бывших общежительств распроданы и распродаются на все стороны. Эти книги дороги по отношению не к нам, а к потомкам мнимых старинолюбцев, остающихся в Данилове и Лексе. Эти потомки, особенно присоединясь к св. церкви безусловно, или на правилах единоверья, читая те книги, находили бы для себя самое убедительное и утешительное уверение, что они. присоединясь к церкви, сделали самое правое и спасительное дело. Таким образом, не передав книги нам, а отдав их в разные места, даниловские книгохранители величайший грех и вред себе и другим сделали в роды родов. Покрайней мере да удержатся продавать и отдавать больше: мы думаем, что есть еще остатки старинных книг и рукописей, в тайне хранимых. И напрасно скрывают их от нас. Мы насильно ни от кого не отнимаем: мы своею обязанностью почитаем внушать владельцам, чтобы они читали эти книги и понимали; и сами мы готовы читать с владельцами владеемые ими книги, для совокупного обогащения сведеньями из оных и усмотренья, кое в них ученье от Бога есть, и кое от человек, кое от истины и правды, и кое от лжи и лукавства»108. В 1863 году, получив какие-то две рукописи, преосвященный Аркадий благодарил за них о. Ребольского и писал ему: «Старайтесь, старайтесь приобретать и присылать к нам таковые опыты трудов лиц, именитых в Выгореции. Тут сочиненья есть напр. Данилы Матвеевича, который по печатному свидетельству одного раскольнического писателя109, был Выгорецкой киновии отличный житель и ревностный учитель поморской церкви, муж благочестивый, твердого духа, ученый и хороших талантов, славный писатель догматических предметов и нравственности, в защиту и созиданье Христовой церкви», и проч. Чтители таковых писателей, имеющие труды их письменные, не могут лучшей почести им оказать, как передать их нам: мы их не уничтожим, мы их во зло не употребим и не скроем, а со временем в печать отдадим, как напр. и труд Петра (Ивана) Филипова – История о Выговской пустыне ныне с печати вышла. Данила Матвеич скончался, по свидетельству помянутой книги110, благочестно в Выгореции 1776 года марта 28, от рождения своего 89 лет. Скажите об этом тому, от кого получена рукопись в переплете... Будем ожидать от вас присылки новых памятников выгорецкой письменности особенно к празднику Рождества Христова»111. Вскоре затем, получив действительно еще одну рукопись, он писал: «В повенецких речках ваших все ли из чистой воды добывается жемчуг? – Бывают и в книжной грязи блестки хорошего»112. В 1864 г., получив за раз несколько рукописей, преосвященный писал: «Некоторые из них и для ученых занимательны. Но, прибавлял он, еще должно, должно быть много скрытых и более важных рукописей: о, если бы таковые дошли до нас! История раскола более и более раскрывается. И сами раскольники, и светские ученые, как бы наперерыв раскрывают свое, и старое и новое»113. В то время, когда это писано было, Выгорецкая библиотека, по преимуществу старопечатных книг, была уже отобрана у раскольников, и преосвященный Аркадий озабочен был ее сохранностью. «Чтобы книжная библиотека, принадлежавшая раскольнической Даниловской часовне, – писал он от 7-го июня1864 г., – без употребления находящаяся под вашим наблюдением, была защищена от пыли и других неудобств, озаботитесь для оной устроить деревянные из досок ящики, чтобы поместить ее в оных. Для этого посылается вам и десять рублей серебром»114.

Школу, сельскую школу, в которой могли бы учиться соместно дети и православных и старообрядцев, преосвященный Аркадий справедливо считал одним из лучших и вернейших средств к ослаблению раскола. В его письмах встречается много очень верных и практических замечаний о значении таких школ и о том, как должно вестися в них школьное учение и как особенно следует обращаться с детьми старообрядцев, чтобы учение принесло пользу им, их родителям, их семействам. Весьма заботился он, чтобы такая школа заведена была и на Лексе и в Данилове; но обстоятельства мало благоприятствовали его заботам. «Как бы вам в своем доме не учить крестьянских девочек, как уже в других погостах учат, находясь и в более стесненном положении, чем вы? – писал преосвященный в 1860 г. Даниловскому священнику. Передайте это, живущему в прекрасной квартире, и Лексинскому священнику Казанскому, который даже ни одной из своих дочерей не обучил грамоте. Как не стыдно священникам иметь дочерей, детей безграмотных, у коих в глазах столько грамотниц и старух крестьянок? Как начальство будет думать, что такие, столь беспечные о воспитании своих родных детей, стараются о образовании прихожан?.. Ах мы, пастыри, пастыри!115 «Право, сердце мое огорчается, – писал он другой раз, – когда я вижу, что священники о воспитании своих детей нерадят, о научении своих причетников небрегут и о паствах своих не заботятся: сердце мое раздирается при виде такого состояния причтов... Помыслите о сем, отцы-священники, помяните последняя: на суд Божий предстанем все, и первые о нас, или на нас свидетели будут наши сослужебники и подчиненные116. В 1861 г. училище в Данилове устроилось наконец, и устроилось, как увидим далее, при участии безпоповского «большака». Преосвященный внушал Даниловскому священнику «бдеть над училищем»117, посылал для училища книги118, радовался, что при училище явился человек, способный учить: «имеет теперь при себе образованного сочлена; с ним у вас должно улучшиться и учение в школе и собеседование с православными и раскольствующими»119.

В тех же видах ослабления раскола весьма желательно было преосвященному Аркадию открыть на Выге и Лексе единоверческие приходы, особенно же учредить единоверческий монастырь на месте которого-нибудь из бывших здесь раскольнических общежитий. «Какой прекрасный был бы в вашем селении монастырь, – писал он Лексинскому священнику в 1854 году, – если бы желающие спасти свою душу пустыннолюбицы ваши обратились под кров матеря св. церкви, которая бы матерински попеклась об устроении их жития христианского, по примеру святых, да явятся и на берегах Лексы подражательницы святым женам и девам, проехавшим в истинном преподобии, под сенью благодатной церкви, под руководством святителей православных!...120 И в 1856 году писал Даниловскому священнику: «Могла бы образоваться своя, в Данилове и Лексе, благословенная община, если бы жильцы и жилицы нынешние согласились иметь ее, по образу пустынников и пустынниц, иноков и инокинь, просиявших на земле истинным благочестием и сияющих ныне и на небеси славою истинной любви к царю царствующих. Господь милосерд к кающимся»121. И потом в 1861 году писал к нему же: «Я таких мыслей, что рано ли, поздно ли, единоверческая община где-нибудь в Олонецкой епархии должна образоваться; с умножением единоверческих приходов потребность в общине возрастать должна. А мы, по безпредельной благости Божией, получаем и словесные от самих старообрядцев извещения о желании их образовать новый единоверческий приход в Вышегорском или в Лодейнопольском уезде»122. Вскоре потом, извещая об успехах Единоверия в новооткрытых приходах, владыка писал: «Волосовские единоверцы, в 26 число минувшего сентября, отпраздновав благодатно торжество своего великолепно устроенного храма, ныне утешаются присоединением к ним новых чад церкви, грамотеев, бывших ревнителей по расколу и учителей. На клиросах там есть и чтецы и певцы. А семгезерцы достолюбезные, собравшись, согласившись, на своих лошадях, без всякой платы, навозили с полей камней и из оных склали вокруг своей единоверческой церкви ограду123. Слышите ли дела Божия сидящие во тьме даниловской и сени лексинской смерти»?124. Указывал он в примере выголексинским безпоповцам на успехи единоверия и в других епархиях. В 1866 году писал: «Ваши безпоповцы доселе безпоповствуют, а в № 153 «Московских Ведомостей» вот что пишут. «28 августа, в московском мужском единоверческом монастыре, преосвященным Леонидом, епископом Дмитровским, совершено рукоположение обратившихся из так называемой австрийской иерархии, инока Мельхиседека в пресвитера и Кирилла во диакона»125. Желанию преосвященного Аркадия видеть на Выге или па Лексе единоверческий монастырь не суждено было исполниться.

Всего примечательнее в письмах архиепископа Аркадия к Лексинскому и Даниловскому священникам его постоянные упоминания о главных и влиятельнейших лицах между тогдашними безпоповцами на Выге и на Лексе, постоянные обращения к ним лично, истинно пастырский дух и характер этих упоминаний и обращений. «Большаком» безпоповским в Данилове был тогда Степан Иванов – последней выгорецкий киновиарх, а «болшухою» на Лексе – Наталья Макаровна; при ней особенное влияние имели некая Матрена Филиппова, Прасковья Аникиевна, Федосья Барсина и др. Преосвященный Аркадий знал их лично, – видался с ними и в Петрозаводске, когда случалось им приезжать туда, и на местах их жительства, когда сам посещал эти места, – беседовал с ними, писал к ним послания, и непосредственно, и чрез священников, а в письмах к этим последним постоянно упоминает об них по тому, или другому поводу, но всегда с одною целью, с одною заботою – привлечь их к церкви из погибельного раскола. В общем послании к обоим священникам – Лексинскому и Даниловскому, писанном еще в 1852 году, он дает им такое поручение: «при благоприятном случае скажите о моей любви к Степану Ивановичу со стариками и Наталье Макаровне со старушками. Христос Спаситель наш, пославый меня к ним и их показавый, благодатию своею паче и паче да умножает в нас святую радость друг о друге»126. И этому свидетельству любви к ним, пастырской заботливости об их спасении, преосвященный Аркадий остался верен до конца. Выголексинские Степан Иваныч и Наталья Макаровна, по собственным словам, его, не выходили у него из памяти. Его письма к Лексинскому и Даниловскому священникам служат несомненным тому доказательством. Мы приведем из них ряд любвеобильных и пастырски-заботливых обращений его к Степану Иванычу, и к Наталье Макаровне, и к другим влиятельным лицам из выговских безпоповцев.

В октябре 1854 г. преосвященный Аркадий писал к Лексинскому священнику Т. Нименскому:

«Что ваши лексинския соседки? Склоняют ли свои мысли к св. истине, свои желания к св. церкви? При случав спросите Федосью Барсину, помнит ли она Калгачинского священника Григория Дьячкова, у которого с своими спутницами и в доме бывала? Помнит ли его вразумление и увещание, те книги, которые он давал ей? Помнит ли свои письма к нему, от 13 сентября 1849 г. и 20 января 1850 года? А я их читаю.

«Время бы ей начать писать в утверждение не лжи, а истины; не для того – чтобы удалять других от св. церкви, а сближать с нею.

«Мезенские и кемские единомысленницы ее, выходя из своих скитов, обращаются к св. церкви и христианские обязанности исполняют с усердием достоподражательным. ужели наши даниловские и лексинские будут первенствовать в заблуждении и упорстве только, а не в обращении и единении с церковью?

«Поговорите с Барсиной, не найдет ли и тех, кои с нею проживали в Калгачинском приходе; они в числе четырех дев хаживали, и правили часы и молебны, панихиды и перекрещиванье.

«Поговорите с любовью, с кротостью и смирением, так как и я пишу сие с любовью, ища их спасения.

«Может быть я пришлю копии с писем Феодосии, дабы вы с помощью уроков с.-петербургских127 разъясняли ложь, в письмах изложенную.

«Да призрит на них Господь своим милосердием и обратить их ко спасению»!

В следующем 1855 году преосвященный Аркадий получил известие о болезни некоторых лексинских стариц. По сему случаю он писал к Даниловскому священнику:

«Большухи ваши в болезни: по долгу пастырской любви изыскивали бы вы благоприятных случаев для преподания им духовного врачества п утешения. Милосердый Отец небесный и чрез болезнь вразумляет нас, побуждает нас обратиться к Нему. Степан Иванов и Никита Федоров больше других должны понимать указания Господни нам, ведущие нас на путь спасительной истины...

«Великий Предтеча Христов св. Иоанн Креститель своим современникам перстом указывал па Христа Спасителя нашего, глаголя: Се агнец Божий, вземляй грехи мира!

«Указание сие продолжается и ныне. Что глаголет напр. храм Даниловский даниловским слепцам, храня на престоле своем Божественный тайны? Тоже: Се Агнец Божий, вземляй грехи мира (Иоан. 1. 29). Кто-нибудь из отщепенцев внял ли сему непререкаемому, громкому гласу святого храма? Видит ли указуемого Христа Спасителя, Бога нашего, пребывающего с своею церковью во вся дни до скончания века? Помогайте им видеть и слышать глас указания, призывания, спасения, денно и нощно исходящей от храма святого Божия»128.

В 1856 г. присоединилась к церкви дочь большака Степана Иванова – Любовь и вышла замуж за волостного голову Федора Егорова: преосвященный Аркадий не оставил без внимания и этот случай, приветствовал его с радостью и добрыми надеждами. Он писал Даниловскому священнику:

«Преподайте от моего имени благословение новым супругам: г. волостному старшине Федору Ивановичу Егорову и Любови Богдановне129, и поздравьте их с счастливым в их жизни событием сим. Да послужит сей пример их побуждением и для других – любить Господа Иисуса Христа Спасителя нашего, святую церковь Его, священные таинства ее и уставы...

«А Степан Иванович? А мать Любови – супружницы Федора Ивановича? Видим и в житиях святых, что дети, своим примером, приводили родителей от тьмы заблуждений в свет спасительной истины. Жена Федора Ивановича, грамотница известная, в церковных книгах найдет такие примеры. Да просветит всех Всеблагой Господь130!

И вскоре затем, по поводу известия, что отец доволен браком дочери, писал:

«Степан Иванов будет еще веселее, когда сам вступит в законный брак по примеру своей дочери; и мать дочери Любови жизнь доселе несчастную и трудную переменила бы на счастливую, во Христе Иисусе легкую и благую.

«Другим невестам указывайте на пример Любови, других женихов убеждайте примером Федора Ивановича131.

А через год, получив известие о рождении сына у молодых супругов и о крещеной его в православной церкви, преосвященный Аркадий писал Даниловскому священнику:

«Любови Степановне и с ее маленьким Володей благословение мое объявите. Да примет благословение и старица та, которая приносила своего вожделенного внучка к св. купели крещения спасительного»132.

Какая трогательная сердечная нежность слышится в этих словах архипастыря, радующегося о семейном счастье почти неизвестных, но дорогих ему людей, приобретенных им для церкви!

В том же 1856 году, как можно догадываться, по просьбе преосвященного Аркадия большуха Матрона Филиппова передала в лексинскую православную церковь какую-то чтимую икону Божией Матери, и посему случаю преосвященный писал к Лексинскому священнику:

«Матроне Филипповне за доброе внимание к словам вашим объявить мое благословение.

«Надеюсь, аще Господь восхощет и живи будем, и усты ко устом глаголати с нею.

«Если Царица небесная сподобит и меня поклониться честной иконе Ея: то пред оною, конечно, должна быть мною принесена молитва и о Матроне Филипповне с ее подручными, да просветит им ум и очи сердечнии еже ко спасенью Царица небесная!

«А Федосья, Федосья133!!! Да ужели нет и других, кои бы желали себе спасения, слышали глас Господа, зовущего их ко спасению настоящими их обстоятельствами?!

«Вот Царица небесная честною Своею иконою введена, внесена в храм Царев: где же те девы, кои приведутся Царю в след Ея, где искренния Ея, кои приведутся в веселии и радовании, введутся в храм Царев? Ужели все разбредутся по людям своим, по домам отцов своих, останутся на пути заблуждения и погибели?? О Всемилостивая Госпоже, Владычице Богородице! воздвигни нас из глубины греховныя... просвети нам ум и очи сердечные еже ко спасению!

«Возлюбленный о Господе, когда служишь молебны пред иконою Царицы небесной, читай, читай с умилением и усердием молитву: «О пресвятая Госпоже Владычице Богородице» – и в сердце твоем содержи память о них – о Матроне Филипповне и прочих, живущих с нею в разрушаемом пристанище виновного заблуждения, грехолюбия безблагодатного»134.

Обещание свое приехать на Лексу преосвященный Аркадий вскоре исполнил, – виделся и беседовал с Филипповой и другими раскольническими старицами. По возвращении с Лексы вот что писал он тому же Лексинскому священнику:

«Когда я 5-го числа сего января был в часовне лексинских отшельниц заблуждения, тогда одна из них выразила ошибочное понятие о явлении благодати Божией.

«Это ошибочное понятие одной считаю я общим всех ее единоверок.

«По возвращении моем в Петрозаводск, получил я 38 № «Воскресного Чтения», в котором № первая статья: «Слово в день Рождества Христова». В этом слове изъясняются 11–13 стихи II гл. Титу о благодати Божией.

«Прочитайте со вниманием сие слово, и вы увидите, сколь идет оно в объяснение понятия о благодати Божией и в обличение неправильного об ней понятия заблуждающих отшельниц лексинских.

«Вы заметили, с какими чувствами пришла ко мне на квартиру, чтобы проводить меня, в 6 час., из Лексы, Матрона Филиппьева. Сходите к ней, поблагодарите ее за ее внимание ко мне, и между прочим предложите ей – вышепомянутое слово в № 38 «Воскресного Чтения»: предложите ей – или послушать от вас, или прочитать самой, если может она прочитать (помнится мне, что она говорила, якобы гражданской печати читать не умеет). Особенно желалось бы мне, чтобы учение помянутого слова дошло до ушей и понятия лексинских отшельниц, и особенно Федосии Барсиной и Параскевы Аникеевой, которые, мнится мне, или сами бы прочитали слово то, при твоем участии, или от вас выслушали. Может быть, или вернее – без сомнения, они думают, что благодать Божия спасительна всем человеком так, что она всех, как бы кто ни веровал и ни жил, спасет, и такою богопротивною мыслью себя успокаивают в своем настоящем безблагодатном состоянии? Уразумев содержание слова, поразмыслите, как бы вам, при помощи Божией, передать отшельницам разум сего слова успешнее.

«После сего потрудитесь съездить в Данилово к г. голове135 и писарю, предъявить супругам их помянутое слово, и с ними прочитать оное, для того в особенности, чтобы и они могли с большею силою и убеждением сообщать точное понятие о спасительной благодати Божией живущим без церкви и безмерно уповающим на сию благодать и тем согрешающим против Св. Духа. Ибо грехи, «иже глаголются против Св. Духа сии шесть: а) излишнее упование на милость Божию, б) отчаяние спасения своего, в) сопротивление явленно утвержденной истине и отвержение веры православный христианской, г) зависть к духовным благам, яже ближнии приемлют от Бога, д) во гресех пребывание и состарение в злобе, е) нерадение о покаянии до отшествия жизни сея» (св. Дим. Рост. ч. I, 1842 г. стр. 115)136.

Вскоре после этого, пред наступлением великого поста, владыка опять писал к тому же священнику:

«Матроне Филипьевне объявите мое благословение, да св. четыредесятница принесет ей благодать просвещения и освящения во спасение, к которому св. церковь православная матерински призывает ее!

«Прасковье Аникеевне и Федосии Барсиной такое же благословение, да и сожительницы их познают с ними истинный путь к спасению. Дорофеевне, хулящей нас и ненавидящей, объявите, что мы и ей желаем спасения, по любви к ней во Христе Иисусе Спасителе нашем. Ея нелюбовь к нам и ко св. церкви не победит нашей любви к ней и материнского попечения св. церкви о ней.

«Уповаем на безпредельную благость Божию, что, если не ее, то подруг ее, по неведению только, а не по злобе упорной, заблуждающих, и истинно желающих подучить вечное спасение, а не лицемерно только иноческое звание носящих, обратит ко св. церкви, приведет в ограду овец Христовых»137.

Относительно одной из названных здесь раскольниц эти благие надежды преосвященного Аркадия не замедлили исполниться: Прасковья Аникеева изъявила готовность присоединиться к церкви и поступить в один из православных монастырей. Получив известие об этом, преосвященный послал ей чрез Лексинокого священника особое послание, а ему самому писал:

«Благословляю вас присоединить ко св. православной церкви матери нашей рабу Божию Параскеву Аникееву.

«Приедет к вам Александр Христофорович138 и доставит ей средства мирно переправиться в Каргопольскую обитель.

«Если Параскева Аникеева пожелает до приезда Александра Христофоровича присоединиться ко св. церкви, св. Христовых тайн приобщиться и у вас в доме пожить, удовлетворите ей таковое желание: я вам за содержание ее заплачу.

«Не будет ли и последовательнице сей, предваряющей прочих в чертоге жениха небесного невесте? И к ним окажите пастырское свое расположение и усердие.

«С наступающею весною земною да явятся цвети и на ниве вертограда Христова! Песнь Песн. II, 12.

«Записку мою к Параскеве Аникеевне передайте скромнее и осторожнее, чтобы не подвергнуть ее преждевременному преследованию от врагов Христовой церкви»139.

В том же 1858 году умер внезапно даниловский уставщик Никита Поспелов, и преосвященный Аркадий по сему случаю писал к священнику Ребольскому:

«Смерть Никиты Поспелова – новый глас Божий отщепенцам, но глас уже не милосердия и долготерпения, а суда...

«Какой глас любви и милосердия был слышан в преобразование раскольнической часовни в церковь Божью!!! Но паче прочих разумевшей читать святые книги не внял ему, отверг его дававший обет обратиться ко св. церкви, когда будет освященье храма, нарушил обет сей, я – даже деньги раздавал соседкам на молитвы за устойку его в расколе и чтобы ему впредь устоять в нем... Что он теперь??? Долго ли простоял в противленье св. церкви???

«О, долготерпеливый Господи и премилосердый! вразуми оставленных Тобою на покаяние сподвижников в расколе найденного в своем доме мертвым!!! вразуми сею смертью, когда уже Твои глаголы живота вечного не действуют на них!!!

«Молитесь о сем, служители алтаря Бога любви и милосердия, и старайтесь изыскивать случаи – вразумлять не внемлющих глаголам живыми и мертвыми обладающего Бога Господа!140.

Даниловский священник сообщил преосвященному Аркадию слова Степана Иванова, сказанные по какому-то случаю: «ну, Бог судит на том свете! – и вот что по этому случаю писал ему преосвященный:

«Ну, Бог судит на том свете»! Многозначительны слова эти в устах Степана Иванова. Кажется, они из глубины его души излились.

«Ну, Бог судит на том свете»! Но кому судит? – этого он не домолвил. Ему, или другому кому? А надобно ему знать это. Меня же утешаете и то, что он вспомнил суд Божий, что он вспомнил суд Божий на том свете, конечно, не без сознания, что суд Божий бывает и на сем свете... Да уже не чувствует ли он, не видит ли он, что этот суд Божий не начинается ли над ним и в свете?

«Ну, Бог судит на том свете»! Не найдется ли вам случай и еще поговорить с Степаном Ивановым об этом суде? Не объяснит ли он вам – кого он подвергает суду Божию на том свете, – себя ли самого, или другого кого, и что его заставило сказать эти слова, «ну, Бог судит на том свете»? Как бы то ни было, но память о суде Божием воскресла в душе Степана. Но ужели он надеется оправдаться на этом суде без обращения к св. церкви, которой одной дана власть от небесного Судии отпускать грехи, оправдывать грешников в сем веке, и без какового оправдания имеющие явиться пред суд Божий на том свете никак не оправдятся? Вспомнивший суд Божий на том свете, Степан Иванович, вспомни и непреложный слова судии Бога: Мф. XVI гл. ст. 19 и ХVIII-й гл. ст. 17 и 18»141.

На пасху 1861 года преосвященный писал тому же Даниловскому священнику:

«Степана Ивановича и Матрену Филипьевну, от моего имени, поздравьте с пресветлым праздником Воскресения Христова.

«Смерти празднуем умерщвление, адово разрушение, иного жития вечного начало: да воспразднуют они смерти, греха отчуждения церкви, умерщвление в себе, да празднуют они адово разрушение, в мыслях и желаниях своих, с обращением их к св. истине Христовой, к блаженству небесному, да празднуют они иного, благодатного, церковного живота вечного начало! Помолимся об них, о. Иоанн! Христос воскресе: тебе и им!142.

Когда последовало открытие мощей новопрославленного святителя Тихона, преосвященный Аркадий послала в Данилов книжку его жития и писал следующее о. Ребольскому:

«Новая с неба милость нашей церкви и нашему отечеству!

«Новое небесное благословение на царствование благочестивейшего государя нашего, императора Александра Николаевича!

«Объявить о сем и Степану Ивановичу. Нынешнее время антихристово ли время?!

«Слишком 20 милл. народа получают свободу от крепостной зависимости! Вот в течение настоящего столетия является уже третей святитель православный нетлением мощей, прославленный силою чудес от оных! Такие явления, события, могут быть только в царстве Христовом!»

И вслед за сим, упомянув о содействии Степана Иванова открытию школы в Данилове, прибавляет:

«Степана Ивановича поблагодарите от меня за его участие в открытии Даниловского сельского училища, в котором священнику помогать может и причетник.

«Вот все, помаленьку, умножается, за что благодарить мы должны Степана Ивановича: но скоро ли дождемся того вожделенного часа, в который возрадуемся мы и возблагодарим премилосердого Отца Небесного за обращение Степана Ивановича ко св. церкви,– к той церкви, которую прославляет Господь явлением нового чудотворца, нового молитвенника в ней о нас грешных? Святителю отче Тихоне, моли Бога о нас! Святый святителю Тихоне, молитвами твоими небесными помоги нам извлечь из томления глубины душегибельной того, кто и храму благотворит и училищу благотворит, и больнице благотворит, но со св. церковью еще не примирился, а поэтому еще не есть сын Божий, и поэтому еще не есть наследник царствия Божия, может сойти во дно адово! Святителю отче Тихоне! моли Бога о нас»!»143.

И через неделю, в другом письме:

«Степан Иванович! усердие твое к училищу засвидетельствовано нам и палатою государственных» имущество. Оно известно будет и нашему Святейшему Всероссийскому Собору. О, скоро ли Святейший Собор сей услышит о возвращении твоем во двор Отца Небесного? Как бы успокоена была твоя старость, увековечена твоя память во благословениях! Церковный летописи возвестили бы: «Совращенное Данилом обращено Стефаном, расстроенное Андреем – возустроено Стефаном»; лжеименная ученость ввела в гибель, а простодушное Христолюбие извело из оной – во спасение».

«Господи, премилосердый Господи! услыши глас сего моления нашего!»144.

Спустя немного времени после этого, в сентябре 1861 г. случился в Данилове пожар, – сгорел скотный двор и со скотом. По этому случаю преосвященный Аркадий 26 сентября, в день св. Евангелиста Иоанна Богослова, написал Даниловскому священнику следующее письмо, которое приводим» вполне:

«Грозен пожар ваш» на 16 ч. сего сентября! много поучителен! Но многие ли поняли этот огнь и жупел, и дух бурен?! (Пс. X) И вы, смирные неразумные коровушки, за дело грешников пожраны огнем! Тако суете тварь повинуся – тварь подверглась суете (Римл. VIII, 20).

«Степан Иванович, Степан Иванович! Какими гласами – близкими и сильными Господь зовет тебя в недра св. церкви Своей! Огнь геенский еще горячее, мучительнее, жупельнее, чем огнь, пожравший огромное здание, скотам» служившее и – с кравами!!!

«Асафовна, Асафовна!145 видела пламя огня? Старцы бездомовные, молитвенницы безцерковные, жилицы безблагодатные!!! Утушили ли ваши слезы тот пламень огня? Превозмогли ли ваши вздохи шум того жупела?? Удержали ли сколько-нибудь ваши воздеяния рук тот дух бурен, который клубился в пламени и разносил горящая головни во все стороны?? Кольми же паче во аде кто исповестся Богу!

«Вонмите гласам милосердаго Бога, призывающего вас на покаяние, влекущего вас в кровы св. церкви Своей! Пожалейте свои души, которые бессмертны, которые должны престать суду всемирному п получить мздовоздаяние! Или слово Божие не исполнится? Или преступление заповедей Христовых не отмстится? Вот Его божественный слова. Аще не снесте плоти Сына Человеческого (Его, Иисуса Христа) ни пиете крове Ею, живота не имате в себе (Иоан. VI, 53). Сия же писана быша, по свидетельству возлюбленнейшего ученика Иисусова, св. Иоанна Богослова, Апостола и Евангелиста, да веруете, яко Иисус есть Христос Сын Божий, и да верующе, живот имате во имя Его (Иоан. XX, 31). А св. Апостол Павел пишет: Ежели отвергся кто закона Моисеева, без милосердия при двоих или трех свидетелях умирает. Колико мните горшия сподобится муки, иже Сына Божия поправый, и кровь заветную скверну возмнив, еюже освятися, и Духа благодати укоривый? Страшно есть, еже впасти в руце Бога живаго (Евр. X, 28, 29, 31). По-русски это: «Ежели отвергшийся закона Моисеева, при двух или трех свидетелях, без милосердия наказывается смертью: то сколь жесточайшему, думаете, мучению повинен будет тот, кто попирает Сына Божия и не почитает за святыню Кровь Завета, которою он освящен, и ругается над Духом благодати! Страшно впасть в руки Бога живого». Вы, церковных собраний чуждающиеся, вы, ругающее самую церковь Христову, не почитающие за святыню Кровь Христову, во храмах Божиих тайно священнодействуемую, ругающиеся над Духом благодати, совершающим все таинства в православной христианской церкви нашей, – вы како избежите гнева Божия, аще не обратитеся? како неповинны мучению будете, если не покаетесь? Вемы бо рекшаю: Мне отмщение; Аз водам, глаголет Господь. И паки: яко судить Господь людем своим, т. е., мы знаем того, кто сказал: Мне отмщение, Я воздам, глаголет Господь. И еще: Господь будет судить народ свой!

«Да будет, да будет поучителен и памятен для соседок ваших, о. Иоанн, бывший грозный пожар у них! Да согреет хотя сколько-нибудь и растопит любовью Христовою охладевшее, окамененное сердце их!! Будем, не престанем о обращении их молить премилосердаго Отца Небесного и Господа нашего Иисуса Христа, не хотящего смерти грешнику, но еже обратитися и живу быти ему!

«Р. S. Прочитайте соборные послания сегодня празднуемого св. Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова; прочитайте для себя и для Степана Ивановича и для его единоверок – да возбудятся читать и предпочитать истинные Богодухновенные писания писаниям человеков суемудрых и лукавых»!146.

Пожары и другие подобные бедствия, как в прежнее время147, так и теперь не были чувствительны для выго-лексинских общежитий: у них были богатые благотворители, особенно в Петербурге, всегда являвшиеся на помощь им в таких случаях. Из петербургских богатых поморцев своими тесными связями с Выгой и Лексой были особенно известны купцы Долгие, или Долговы, и их родственница Наталья Козминична Галашевская148.Эта последняя была еще жива в 1862 г., и от нее, как и от других благотворителей, посылались еще щедрые пожертвования в Данилов и на Лексу, – вероятно присланы были таковые и по случаю пожара. Получив о том известие, преосвященный Аркадий написал следующее любопытное послаще Даниловскому священнику:

«Наталья Космична и другие благотворители ваших соседок, в свое время, не только соседок этих оставят, но и все, что в сем мире ни имеют, и их самих, – все оставят; если же не обратятся ко св. церкви, оставят их и ангелы Божии и милосердие Божие: вне церкви нет спасения; преслушаюший церковь, есть якоже язычник и мытарь.

«Кто же обнадеживает ваших соседок? Как же на таких уверителей, покровителей полагаться можно?? Разве только, потеряв память о вечной жизни и о страшном суде Христовом.

«Все, посылаемые от погибающих к погибающим, деньги суть только огненные угли, которые в будущем веке станут жечь и тех и других, то есть и мнимых благотворителей и мнимоблаготворимых, аще не обратятся ко святой церкви, умрут в противлении ей. Читайте, читайте им чаще: Иоан. гл. VI, ст. 47 – 58. Вы имеете на сии слова и толкование св. Златоуста: внушайте, внушайте лишающим себя тела Христова, крови Христовой, внушайте совершенную необходимость в приобщении их; из жалости к ним, из любви к ним – умоляйте их послушать слов самого Христа Спасителя Искупителя, единственного Избавителя нашего от вечной геенны адской. Внушайте им и сии слова: иже есть от Бога, глаголов Божиих послушает (Иоан. гл. VIII, ст. 47). Смотрите стихи 51, гл. X, ст. 26, 27, 28, 29 глав. ХIII, ст. 46, 47, 48. Да услышат не повинующиеся церкви Христовой, или паче – слову Христову, да услышать, что слово, которое Христос говорил, оно будет судить их в последней день. Покажите им гл. XIV ст. 6, 15, 21, гл. XV – ст. 4, 5, 6, 7, 10, 14. Убедите их почтить Евангелие Христово, веровать ему. Ныне являются уже и из подобных вашим старицы, которые всем прежним своим выпискам и рукописям предпочитают Христово Евангелие, читаюсь его, поучаются в нем день и ночь, и ревнуют, – не один раз в год, а несколько приобщаются сладчайшей небесной манны – тела Христова и крови Христовой.

«Чаще во храме Пресвятой Богородицы служите, молитесь о заблуждающих, молитесь неутомимо – они близ вас, на ваше попечение духовное отданы милосердием небесным; никто об них столько заботиться не обязан, как вы, о. Иоанн! Пастырь добрый душу свою полагает за овцы. Сии божественные слова Христа Спасителя нашего должны быть у нас всегда в памяти, в сердце, должны быть в деле, в исполнении, – должны составлять непреложное правило нашей службы, жизнь нашей жизни!

«Посмотрим, как Христос Спаситель, Пастыреначальник наш пребожественный, возводил Петра в апостольство. – Читайте: Иоан. гл. XXI, ст. 15 –17. Три раза вопрошал Петра, любит ли он Христа. Требовал от него любви, любви не простой, а в трижды усиленной, возвышенной любви, и любви к Нему, Христу: ибо для Апостола Его требуется любовь к Нему, любовь высшая, отрешенная, предпочитаемая всякой другой любви; такою то любовно водим и воодушевляем был и св. Апостол Павел, почитайте: Деян, апост. гл. XX, ст. 24, 27, 28, 29, 30, 31.

«Но сам Господь да даст тебе, о. Иоанн, разум, разумение во всем, да даст тебе хотя искру того божественного огня любви Христовой, которую носили в сердце своем, которою животворились и дышали все пастыри добрые, Христовы пастыри истинные!

«Благословение Господне на вас!

«Р. S. Не забудьте передать слово любви моей приснопамятному Степану Ивановичу.

«У которого то из вас лучше хлеб на полях? Попевать бы вам с ним, по временам, в хиже у вас, или у него, псалмы 146 и 147»149.

Должно быть вскоре после этого получено было преосвященным от о. Ребольского сведение о состоянии лугов и полей, в ответ на вопрос его, – и в следующем письме преосвященный писал:

«Вот – поля и луга готовят своим хозяевам плоды, а нивы сердец. не орошенных водою святого таинственного крещения, не утученных миропомазанием, что готовят своему Господу, как древеса есенна, безплодна, дважды умерша, искоренена? (Иуд. 12)

«Читаете ли вы когда им соборное послание св. Ап. Иуды? Имеется ли у вас это послание на русском языке? И мало-мальски понимающие из них слово Божие не могут к себе не отнесть обличения послания сего:

«Вы же, возлюбленные, святою вашею верою назидающе себе, Духом Святым молящеся, сами себе в любви Божией соблюдайте, ждуще милости Господа нашего Иисуса Христа в жизнь вечную. И овех убо милуйте, рассуждающе: овех же страхом спасайте (20 – 23).

«Ныне день св. апостола Иуды150.

В письме от 11 июня 1863 г. преосвященный Аркадий спрашивает Даниловского священника:

«Ужели правда, что паралич коснулся и Матрены Филипьевны? Когда, как? и что теперь шуйца ее?

«Ужели правда, что и сосед твой упивается до бесчувствия, подвергаясь болезненным припадкам?

«Ужели и сии столпы раскола уже близ падения становятся? О, да вразумит их всеблагой Господь поне на копец жития их151!

Когда настала известная пора раскольнических всеподданнейших адресов, и выговцы послали адрес за подписью 80 человек. Они очень радовались, что адрес был принят, и, как видно, стали питать надежду на возвращение общежитий в их прежнее положение. Получив об этом известие, преосвященный Аркадий писал Даниловскому священнику:

«Порадуемся, о. Иоанн, и мы радости Степана и клевретов его, с желанием, чтобы и они были послушными и покорными такому Отцу-Попечителю дети чтобы наконец увидали в Помазаннике Божием не антихр..., не слугу антихр..., а токмо помазанника Божия, отца отечества. Если же они и ныне остаются в прежнем упорстве, то всуе зовут и Бога Отцом; радость их лукавая. Поверь эти слова мои в разговорах с торжествующими: подкрепляйте в них чувства радости о Царе своем, чтобы она в сердцах их возросла до чувства истинных сынов Сионих (Пс. 149, 2)"152.

Между тем доходили до преосвященного Аркадия известия об усиливающейся болезненности Степана Иванова, и добрый архипастырь был очень озабочен его положением:

«Часто скорбящей болезнями и сильно жалующейся на нездоровье свое имеет ли при себе кого для призрения за собою, чтобы и ему не покончить свою жизнь так же, как его сотоварищи, (как) наприм. уставщик Никита умер153? – Попекитесь и вы о его душе, сколько даст вам силы Господь. О, если бы в том месте, где первый большак был из совратившихся в раскол, последний возвратился из раскола, и тем явилась слава Господня вновь»154!

«Внимайте, внимайте желаниям и действиям ваших соседей, проливайте во мрак их понятий лучи света истинного.

«Бдите и уповайте, любите и надейтесь. Царица небесная и о соседях ваших молит Сына своего и Бога, да приведет их во двор овчий»155.

В тех же заботах о душевном спасении посещаемого болезнями главы даниловских раскольников преосвященный Аркадий послал к нему для собеседования одного из своих миссионеров, иеромонаха Исихия. Степан Иванов не принял его. Крайне огорченный этим, преосвященный Аркадий писал Даниловскому священнику:

«Любимый нами Степан Иванович не принял к себе в хату посланного нами Иеромонаха Исихия, и какое знаменательное о себе слово сказать посланному велел ключнице своей: «нет дома!» Ужели уже, в самом деле, нет дома теперь, по собственному его проречению?? Точно, Степан Иванович, точно, – будут говорить и не одному иеромонаху Исихию: «нет Степана Ивановича дома»..., будут говорить; ибо все мы теперь не дома, и рано ли, поздно ли вынесут нас из наших домов... Ах, Степан Иванович, и о. Исихий шел было тебе указать дом на небе, куда нет другого пути, кроме указанного церковью, св. материю нашею, и которого ты знать не хочешь. Куда ты себя обрекаешь?! Читает ли тебе кто о путях Господних, о будущей жизни, о двоякой тамо судьбе овец и козлищ?! Земное странствование твое уже при последних верстах к концу! За гробом нет нам самовластия, самоуправства; есть один суд, неумолимое решение и вечное введение или в рай святых, или в ад к диаволу и аггелам его... Степан Иванович! Пишет это любящей тебя, вечного спасения тебе желающей и посылающий к тебе ищущих спасения твоего; и сей поверенный мой, иерей Иоанн, тем желанием воодушевленный, передаст тебе сии слова мои. И с Асафовной обратиться бы ко Христу, Который какого сына блудного, обратившегося к Нему искренно, не принял?! Для нас, таковых грешников, только существует на земле св. церковь Его, и будет существовать до скончания века, никакими вратами адовыми неодолимая.

«О. Иоанн, умей передать сие»156.

И после этого любящей и попечительный архипастырь не оставлял забот своих об упорном раскольнике, – заботливая мысль о даниловских заблудших овцах не покидала его даже и в сонном безмолвии. «Степан Иваныч у меня с ума не сходит, – вскоре же писал он, – так, как и Матрена Филипьевна, которая является мне иногда и в сновидениях, как это было в ночи на 25-е число сего ноября157. И потом: «Нет ли какой перемены со Степаном Иванычем? Он мне на 5-е число сего генваря привиделся во сне»158... «Вот и в минувшую ночь виделся мне Степан Иванович: что он? что с ним»159?

Из этих двух, так заботивших архипастыря, главных лиц даниловского раскола от одного, именно от Матрены Филипповой, он получал после этого и утешения, – видел с ее стороны усердное внимание к его словам160, готовность, по крайней мере, других не удерживать в расколе:

«Передайте Матрене Филипьевне мою благодарность за ее доброе внушение родственникам ее, живущим в Шунгском приходе (писал преосвященный о. Ребольскому): они в минувшие св. четыредесятницу и светлую седмицу показали себя исполнителями христианского долга, какого требовали те святые и великие седмицы. О, если бы, в дополнение к сему, и сама Матрена Филипьевна приложила к своему сердцу сии божественные слова дражайшего Искупителя нашего Христа Бога: иже аще разорит едину заповедей сих малых и научит тако человеки, мний наречется в царствии небесном; а иже сотворит и научит, сей велий наречется в царствии небесном. (Матф, зач. 11). На русском наречии: Итак, кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в царствии небесном; а кто сотворит и научит, тот великим наречется в царствии небесном (Матф. гл. V, ст. 19). А что в 18 стихе? Ах, Матрена Филипьевна, Матрена Филипьевна и Степан Иванович!! Ужели мрак душевных очей ваших неразгоним, и сердце ваше для слова Божия совершенно закрыто»161.

Осенью того же года преосвященный Аркадий дает о. Ребольскому такое поручение:

«Скажите молчаливому Степану Ивановичу и добродушной Матрене Филипьевне, что в пределах Каргопольских готовится к постройке вторая единоверческая церковь, по желанию и просьбе тамошних единоверцев, сих благодатных рабов Божиих и наследников царствия небесного. Вторая церковь явилась на ниве Троицкой, недалеко и от родины молчальника вашего, окруженного безмолвными старушками, коих и молитвенные гласы, как матерью церковью не управляемые и не поддерживаемые, св. ангелами небесными не возносимые, достигнуть престола милосердия Отца небесного не могут. Никтоже приидет к отцу, токмо мною (Иисусом Христом) (Иоан. XIV, 7). Аще любите мя (Иисуса Христа) заповеди моя соблюдите и Аз умолю Отца (XV, 16). Имеяй заповеди моя и соблюдаяй их, той есть любяй мя: а любяй мя, возлюблен будет Отцем Моим.

«Мир вам и благословение»162!

И потом на рождественских праздниках.

«Если увидите Матрену Филипьевну, объявите ей благословение, благословение и искреннейшее желание мое, чтобы душа ее была спасена, взята на небо к Тому, Кто сшел с небес нашего ради спасения, воплотился и вочеловечился.

«А Степан Иванович примет ли таковое мое благословение и желание»163?

Также и въ1867 году, которым кончаются напечатанные письма преосвященного Аркадия к Даниловскому священнику, пред наступлением великого поста, владыка, по обычаю, делает ему такое поручение:

«Передайте мое благожелание Степану Ивановичу с его общиною – совершить св. четыредесятницу по уставу св. матери нашей церкви.

«О, если бы он познал непреложные заветы Спасителя нашего и Его св. невесты уставы спасительные»164.

А на пасхе писал:

«Соседи и соседки ваши, лишенные пищи духовной, умершие в расколе, воскреснут ли для царства благодатного?

«Степан Иванович, Степан Иванович! Питаешь брашном телесным, а удерживаешь умерших во гробе смерти духовной! Доколе не почувствуешь еже ко спасению твоему вечному?

«Как бы то ни было, но передайте ему и Матрене Филипьевне от меня слово веры и любви: Христос воскресе!»165.

И в последнем письме все еще спрашивает:

«Что ваш Степан Иванович? Что слышно о Матрене Филипьевне»166.

Нет сомнения, что этот призывающий и молящий голос пастырской любви к заблудшим овцам не прерывался до последних дней пребывания преосвященного Аркадия на Олонецкой пастве. А этому пребыванию вскоре положен был конец167: светильник, горевшей таким ярким светом и распространявшей столько теплоты духовной, был сдвинут с своего места, сокрыт под спудом, и там быстро и тихо угас168...

В кратких извлечениях познакомив читателей с общим содержащем и характером уже напечатанных писем преосвященного Аркадия в Данилов и на Лексу, предлагаем теперь их вниманию находящиеся у нас письма этого архипастыря к Даниловскому священнику Иоанну Ребольскому и некоторым Лексинским раскольницам.

I. Письма

1. К священнику Даниловского прихода Иоанну Ребольскому169

О. Иоанн!

Часть повести о начале Выговской пустыни170, при рапорте твоем за № 28-м, от 18-го минувшего сентября я получил. Благодарю.

Желательно мне прочитать и полную Повесть: у покойного преосвященного Игнатия была она171.

Кем сочинена эта повесть, неизвестно.

Кому приписываюсь ее ваши грамотеи?

Первое лицо в выписке твоей –Герман «из Зосимова отечества, от села Великого, зовомого Толвои». Не без намерения сочинитель повести упомянул о месте, откуда вышел Герман. Думает этим придать важность лицу Германа и прикрыть отступничество Германа от св. церкви. Но вера мнимых староверов не та самая, какою спаслись святые преподобные Соловецкие: прочитай о сем третью беседу преосвященного. Игнатия в Беседах о мнимом старообрядчестве.

В истории о отцах и страдальцах Соловецких (лл. 105 и 106) сказано: «Герман смиренномудрый и крепкий, иже страданием за благочестие удобривыйся, прежде в Сумском острозе темничная узоношения целое летообхождение с блаженным отцем Пименом претерпев, свобожден бысть, таже в Нов-граде темничным озлоблением томлен и милостию Божиею на спасение многих чудне избавлен. Таже со многими собравшимися, яко с тысящею и пятьми стами в вышереченном172 монастыре от воинов приехавших огнепалением от здешних в будущая преселивыйся добре». А в самом деле, кто сей Герман? Смиренномудрый, – потому что он, при появлении Волохова пред Соловецкою обителью, пожелал на брег морской отъехати (л. 30), яко немощный и страшливый, и с прочими пойман (Ист. Рус. Цер. пер. патр., стр. 202), из коих один монастырский писарь писал из темницы послание (в Кандалашскую сторону), в коем древнего благочестия уставы похваляет, новопреданные же уставления укоряет, т. е. возбуждал к бунту (стр. 200, Ист. Русск. Церк.). И крепкий: ибо этот беглец соловецкий, освободившись из острога сумского, сделался ревностнейшим проповедником старины и попался опять в другую – новгородскую тюрьму; но успел убежать и отсюда, – побег этот выражен Денисовым так: «чюдне избавлен».

О переселени же сего чудне избавленного Германа огнепалением от здешних в будущая, – вот что из дел архива Олонецкого уездного суда известно: «некто повенчанин Емелька Иванов, сын Второго, самый пущий, как сказано в делах, вор и церковный раскольник, учинив скоп подобных себе старообрядцев, напал однажды на Палеостровский монастырь вооруженною рукою, заграбив казну и овладев всем монастырем, поселился в нем жить со всею своею ватагою. Многие по ненависти к церкви жили с женами своими даже в св. олтаре, сделав из него в стене дверь для выхода в нужное место, которое подле самого же олтаря сделали. Прошло недель шесть, пока слух о сем дошел до сведения начальства в областной город Олонец. Послан отряд солдат с понятыми из окрестных сел крестьянами для избавления монастыря. Как скоро дошел о сем слух до захвативших монастырь мятежников, главные из них, забрав сокровища, тотчас уехали в леса, а собранную ватагу убедили запереться в деревянную церковь и в подцерковье, и сгореть за православие. Сошлись более двух тысяч человек... Тот же Емелька с значительным числом единомышленников напал на Палеострожский монастырь в другой раз, когда монастырь вновь приобстроился. Завоеватели, связав игумена с братию, посадили у себя в келью и, помышляя о безопасности, о которой не было довольно подумано в первое завоевание, устроили в монастыре, по точному уже подобию соловецкого защищения, деревянную крепостцу. Пока не сведали о сем в Олонце, жители нового острога выезжали в окрестный села за добычею. Пришло войско, и с ним вместе олонецкий протоиерей для мирного увещания к покорности, прежде нежели окажется нужда в средствах ратных; крамольники не только не послушали протоиерея, но и выстрелили по нем, ранили его; ранили и убили многих из воинства, всех более 50 человек. Наконец, не в состоянии будучи защищаться, крамольники сами зажгли монастырь и сожгли имущество, церковь, игумена с братией и самих себя, выключая весьма немногих, которые успели выбежать и скрыться в свой стан». Вот кто и из каких людей прежде всех прииде на Выгорецкое место, идеже чтители мятежников тех и самосожигателей доселе не переводятся и хвалятся еще, что они суть оттуда осталъцы.

Герман из числа тех, о коих в Истории Русской Церкви (период патриарший, на стр. 202) сказано: «в начале осады Соловецкого монастыря, а частью и в ее продолжение, не малое число мятежных изуверов разбрелось по Олонецко-Архангельской стороне с проповедью о безначалии. В глуши лесов они завели скиты так-называемых поморян». Из таковых товарищей Герману известные: «черный диакон Игнатий, чернец Иосиф Сухой, год сидевшие в Сумском остроге при Волохове, Геннадий Качалов, Епифаний, Савватий». Денисов говорит, что Игнатий диакон Обонежские и Каргопольские пределы в отеческого православия утверди законах, и непроходимый Выгорецкие пустыни дебри благочестивыми насади жительми» (л. 104); что Иосиф Сухой в Каргопольских пределах, в Обонежских пустынях странствовал (л. 106); Геннадий Качалов в Олонецком уезде, в Выгостей пустыни довольна лета поживе (л. 112); Епифаний, в Обонежския страны пришед, на Сун реце преподобному старцу Кириллу, начальнику места, споживе (л. 100); Савватий по многим пустыням и местам ходил (л. 101); наконец восклицает Денисов: «таков убо преподобных отец киновии всеблагоуханнейший и многоплодовитый виноград» (л. 115). Хвалит их!

А протоиерей Андрей Иоаннов об этих соловчанах свидетельствует: «сии все, и им подобные, якоже и первоначальные, каков дух в себе имели, такое и учение своего суеверия везде с желаемым успехом рассевали (стр. 95). Все сии, рассыпавшись по Олонцу и поморским ущелинам на прельщение простодушных, скитались по домам и селениям и кого только могли, к своему сумасбродству привлекали, и чрез то и себя от достойного за таковое возмущение наказания избавляли. К сим же, наконец, прилепился в послушники Шунгского погоста церковный дьячок Данило Викулин» (стр. 96).

Теперь, о. Иоанн, становится понятною выписка твоя и о Захарии Дровнине. Кто он? Из числа прельщенных теми же беглецами соловецкими, из числа совращенных ими к сумасбродству. Почему он не Соловецкого отока, но места к населению Выгорецкой пустыни взыскатель? Обитель Соловецкая от суеверов и мятежников очищенная, тотчас населена была иноками, последователями правилам св. соборов и житию преп. отцов Зосимы и Савватия, а не суеверно и буйству мятежников прелестных. Притом – Захарию со своими сестрами-девицами не позволено было бы и жить в Соловках: неприлично, зазорно, законам святыни и целомудрия противно – жить инокам и инокиням, парням и девкам в одном месте.

Ваши соседи и соседки, так близко между собою живущие, одним этим доказывают, что они последователи не св. отец Зосимы и Савватия, а сумасбродов и развратителей – Германа и Захария Дровнина.

«И пришедше поселишася на сие богоизбранное место». А 4 е правило 4-го вселенского собора гласит: «Истинно и искренне проходящие монашеское житие да удостоиваются приличной чести. Но поелику некоторые, для вида употребляя одежду монашескую, разстроивают церкви и гражданские дела, по произволу ходя по градам, и даже монастыри сами для себя составляти покушаются: то рассуждено, чтобы никто нигде не созидал и не основывал монастыря или молитвенного дома без соизволения епископа града. Монашествующее же в каждом граде и стране да будут в подчинении у епископа, да соблюдаю безмолвие, да прилежат токмо посту и молитве, безотлучно пребывая в тех местах, в которых отреклись от мира, да не вмешиваются ни в церковные, ни в житейские дела, и да не приемлют в них участия, оставляя свои монастыри, разве токмо когда будет сие позволено епископом града по необходимой надобности. Да не приемлется также в монастырях в монашество никакой раб без воли господина его. Преступающему же наше определение определили мы быти чуждым общения церковного, да не хулится имя Божие. Впрочем, епископу града надлежит имети о монастырях должное попечение». Того же собора 8-е правило: «Клирики при богадельнях, монастырях и храмах мученических да пребывают, по преданию св. отец, под властно епископов каждого града, и да не исторгаются по дерзости из-под управления своего епископа. А дерзающие нарушать сие постановление каким бы то ни было образом, и неподчиняющиеся своему епископу, аще будут клирики, да подлежат наказаниям по правилам; аще же монашествующие, или миряне, да будут отлучены от общения церковного».

Из всего, доселе сказанного, что следует?

1) Прежде всех пришедший на место, идеже ныне Выгорецкое общежительство, Герман есть беглец соловецкий.

2) Этот беглец соловецкий – суевер и мятежник, сам себя сожег с прочими, избегая праведного наказания за свои злодеяния.

3) Будучи сам отлученным от церкви, положил начало и общежительству таковых же отлученных.

4) Начало таковому отлученных общежительству положил самое неблагословенное.

5) Не грозить ли так начатому и таких общежительников жительству, с самых первых дней бытия его, сие грозное прещение: «аще кто кроме соборныя церкве о себе собирается, и не радя о церкви, церковная хощет творити, не сущу с ним пресвитеру, по воли епископа, да будет проклятъ»? Гангрского собора правило шестое.

И – еда объемлют от терния грозди, или от репия смоквы?

Дальнейшее объяснение твоей выписки, о. Иоанн, покажет в ярком свете, сколь злое древо – Выгорецкое общежительство и сколь злы плоды творит оно.

О. Иоанн!

«О первом же киновиархе святыя тоя Выговския обители, преподобном отце Данииле», что скажем?

Охтинский протоиерей Андрей Иоаннов в своем Полном историческом известии о раскольниках, на стр. 96–98 пишет: «К сим (беглецам соловецким) уже наконец прилепился в послушники Шунгского погоста церковный дьячок Данило Викулин, который и был

первый основатель безпоповщины, как о сем объявляет Выгорецкий ересиарх Андрей Денисов: «что-де отцу оному Игнатию многи души во благочестии и добродетелях научившу и направившу, и скончавшуся о Христе, осталец оного общежительства Даниил, скитаясь по пустыням с некоею братчею и место от места пременяя, многого ради тогда гонительного волнения, в 1694-м году преселился с товарищами своими на Выг-реку, где основал оный скит, который и называется его именем: Данилов Поморской Выгорецкой монастырь». Некто Алексей Родионов, прозываемый Попов, бывший иногда житель и послушник того монастыря, а наконец обратившийся ко св. церкви и в священстве в Нове-граде протоиереем православно скончавшийся, оставил нам по себе об оном ските следующими словами писаше: «Есть (говорит) пустыня Выгорецкая, отстоящая от Нова-града к северу, чрез Онего озеро на 800 верст, от Онега же к востоку на 46 верст, у самой реки Выга, где речка Сосновка пала в Выг-реку, а Выг оттуда течет к северу и впадает в Северное море окиан. Сия пустыня называется и Выгорецкой раскольнической монастырь, который построен в царство государя императора Петра Великого, и в коем году, то сказать не знаю. Из этого монастыря всегда выходили и доныне выходят лже-пророки и лже-апостолы, преобразующеся в Апостолов Христовых, у чаще яже не подобает, скверного ради прибытка. Первый из таковых учителей, строитель монастыря того, Даниил Викулин, бывший Шунгского погоста церковный дьячок. Он, ходя по погостам и волостям, как волк тяжкой, все домы развратил учением бесовским: ибо учил, что сия вера православно-кафолическая не есть православная, но еретическая, святое крещение, от самого Христа во имя Отца и Сына и Святого Духа установленное, которым все православные от апостольских времен даже доныне крещаются, называл он еретическим, и что сие крещение несть крещение, но паче осквернение, и для того всех перекрещивал; церковь Божию называл домом антихристовым, самого Христа, во святой церкви под видом хлеба и вина сущего, называл антихристом, триперстное во имя Святой Троицы сложение, которым все православны христиане, как во Иерусалиме, так и во всем четыреконечном мире, по преданию св. Апостол, всегда чрез тысячу и семьсот лет знаменалися, он называл печатью антихристовой; крест святой четвероконечный, знамение Христово, он ругал кумиром и мерзостью запустения, стоящею на месте святе. И таким злоучением все домы православных христиан развратил, весь Олонецкий уезд уловил и поглотил, и много богатства собрал»173. Доселе ревностного протоиерея слова.

Еще есть свидетель, который говорить: «Те самые люди, которые пред осадою Соловецкой обители признали себя слабодушными, выехав на берег, рассыпались по пределам нашего Помория и рассадили раскол, хотя тайный, но с тем же остервенением, какого пример был в Соловках. Окружающие путь, коим олончане ходили к Соловкам, пустыни, леса непроходимые, слывущие суземками, озера и реки, обилующие рыбою, а также и особливая тогдашняя простота и даже дикость жителей теснин лопских, дали странникам в пределах обонежских надежный приют. К вящшему несчастью, незадолго пред сим, сюда ж в Палеостров монастырь, без всяких предосторожностей, кроме одной отдаленности края, сослан был бывший Коломенский епископ Павел, иерарх раскола. Поборники торжествовали, имея на своей стороне бывшего архиерея. Соловецкий уставщик Игнатий не укоснил явиться к знаменитому изгнаннику, и, получив от врага Никонова подкрепление, стал твердою ногою в лесах Повенецких. Оказался в сих местах другой знаменитый ревнитель раскола, Досифей, игумен Тихвинского Беседного монастыря, имевшего здесь вотчину. Игнатий сделал его частым собеседником и обошел потом все Обонежье, Каргопольский край и часть Архангельской губернии. Вскоре общее укрывательство подобных людей сближало их с ним. Явились и из окружающих сел исправлением книг недовольные: дьячок села Шунги Данило Викулов был из первых и вероятно достаточнейших. Единомышленники стали приходить отовсюду и из других краев России, ибо кроме того, что искры сомнения о вере разлетались повсюду, неслыханное защищение веры в Соловках, делаясь известным, обращало сюда людей, как к месту, освященному новыми страданиями за веру. Общество, не имевшее ничего совокупного, кроме укрывательства, считало уже в самом своем начале до 150 пришельцев, в том числе даже из Астрахани. Преимущественно имело оно сочленами служек Тихвинского и Вяжицкого монастырей, из их вотчин, кои были в здешнем крае. Кельи выходцев соловецких, остававшаяся по смерти их пустыми, служили для новых пришельцев пристанищем и местами священия. Сие новое общество началось в том же точно духе, в каком во время мятежа было соловецкое, коего оно было отсадком, как и само себя считать за честь себе ставит. Суземские жители, у коих в числе начальников считается и дьячок Данило Викулов, вскоре по поселении своем, навели ужас всем окрестным селам. Они в села выезжали не иначе, как с ружьями, в великом числе, и по ночам, или украдкою, грабили церкви, домы, иногда увозили к себе мужчин и женщин, если не могли подговорить, кого в виду имели, – одну женщину увезли из бани. Чтобы спасти домы от их грабежа, надлежало иногда бить в набат; жилища их слыли у добрых людей станами. Из страха находились в окрестных деревнях люди, которые приставали к ним, или по крайней мере давали пристанища. Известно двукратное разорение Палеостровского монастыря наездниками Выгорецкого общества». Сам Данило, бывший шунгский дьячок, несмотря на то что по выписке твоей, о. Иоанн, называется «мужем желаний и кротости», отличался удальством. Однажды поймали Питирима старца, из его общежительства, в отдаленном от Суземков погосте, на промысле нужных потреб, и отправили за караулом в Олонец: Данило, услышав, тотчас послал для освобождения его нескольких человек; они гнались более 200 верст и наконец настигли на дороге, отняли Питирима и увезли назад, а проводников привязали к деревьям и оставили.

Из сих двух свидетельств можно видеть достоинство не только Данила-киновиарха, но и всех прочих, коих имена выставлены в твоей, о. Иоанн, выписке.

«Он ревновал по древле-отеческом благочестии». Но очевидно, что он и не знал его, не имел понятия о том, в чем состоит древле-отеческое благочестие, которое правил церковных, единения церковного никак нарушить не дерзаете. Он ревновал по суеверию и мятежничеству беглецов соловецких. «Сострадалец бысть Иеремию Кемскому». В 1718 году один из выговцев донес гражданскому правительству о плутнях и мерзостях пустынников. Данила и несколько других посажены были под стражу, и велено сделать строгий розыск (Ист. Рус. Цер. пер. V, стр. 1406). Вот какие страдалец Иеремия и сострадалец ему Данила! «И собеседник препод, отцем показася», т. е. беглецам и мятежникам – отступникам церкви; из них же первым выставлен Досифей игумен: он сверг с себя подчинение митрополиту Новгородскому – явный мятежник. «И Игнатию просветителю Обонежскому». Как будто до сего просветителя вокруг Онега жили язычники да неверные!.. Игнатию, т. е. развратителю Обонежскому, самому буйному. «И предревнейшему авве Корнилию Выговскому». В 1668 г. (Ист. Акты 4. № 203. Юрид. Акты стр. 315. Акт. Экспед. 4. № 184) в Ниловой пустыне произошел кровопролитный мятеж. Туда прислан был священник совершать службу по исправленным книгам. Суеверы составили заговор. Пономарь Корнилий, во время службы, стал кричать: «перестать бредить!» Священник отвечал: «твое дело повиноваться!» Корнилий, имея в руках кадило с углем разженным, удари попа по голове и разби кадило о попову голову. Вот каков и древнейший авва Корнилий.

«К сему блаженному отцу, т. е. дьячку Даниле, «многи от благочестивых прицепившеся». Ты, о. Иоанн, видел к кому на Выге пришел Данила, как и из каких благочестивых людей прицеплялись к удалому дьячку.

«Моляху его с ними пребывати». Данило был из удальцов удалец.

«И предводительством его спасенным быти». «Еже и сотвори боголюбивая она душа Данила», т. е. остался на Выге реке с ними...

«И нача в сей пустыне общее житие, по благословению помянутого игумена Досифея», а не правилам св. соборов, «под покровительством живущих спасати», как и помянутого Питирима спас.

«Бяше ему отец духовный», т. е. Досифей Данилу. Вот впрочем и хорошая черта в Даниле: он не хотел простого мужика, или бабу иметь духовником.

«Иже и повел ему (заметим первую епитимию) женский пол особо в пустыни от братии зданием жилища отделити». Данила сам и этого не знал, или не хотел сделать, ему неведомо, или неприятно было (по 20-му правилу седьмого вселенского собора) запрещение монахам и монахиням жить в одном монастыре, беседовать друг с другом наедине, монаху спать в женском монастыре и есть вместе с монахиней наедине (по 47-му правилу 6-го вселенского собора) женщинам спать в мужском монастыре, (по 18-му седьмого вселенского собора) быть женщинам в мужеском монастыре для служения (Кормч. Кн.). Игумен Досифей, видно, был постарее, позаботился велиим опаством целомудренное житие наблюдати. Послушание Данила в этом случае Досифею тоже добрую черту в Даниле показывает. Впрочем, кажется, и сам Данила сознавал свое, не более как дьяческое, звание и значение: ибо и он сам молил священного игумена Досифея, да благословит, у какого мужа в наказании ему быти: дьячку бо не повелевати, а повиноватися, не учити, а учитися подобает...

Впрочем, едва ли и игумен Досифей по познаниям был много выше дьячка Данила. Ибо что он рече Данилу? «Иди, в ваших странах Поморских пребывающа Соловецкого старца Игнатия послушай». Да... Игнатий стоит быть учителем Данилу: Игнатий не дьячок, а черный дьякон (Ист. Рус. Цер. стр. 202), притом же уставщик. По свидетельству самого Денисова, Игнатий был предводитель мятежников и самоубийц (218 стр.). Такой учитель стоить такого ученика, и ученик – учителя! Знал Досифей, на кого указать Данилу: сей бо, столь опытный мятежник и совратитель, легко может колеблемого и малоумного наставить на путь зловерия и разврата, на путь вечной погибели, еже и сотвори несчастный Даниил: «и бысть ему Игнатию – сын и сообщник общежительства». Так весь порядок и все меры устроения Выговского общежительства доказывают, что описание лица Данилова, сделанное протоиереем Андреем и Алексием, заслуживает гораздо большего вероятия, чем Денисова и других Выговских писателей...

Да и самое, доныне существующее, общежительство Выгорецкое, после всех мер просветить его, ограничить соблазны от него, лучше всякой книги само собою свидетельствует, что оно есть злой плод злаго древа: от плод их познаете их (Мф. VII. 16), – от остальцев Выгорецких познаем насадителей – корень сих плодов. Даниловцы указывают на Данила, и собою показывают, кто и какой был этот Данила – корень Выгорецкого древа, – сада, столь ядовитыми плодами известного! Впрочем, Данила еще лучший, чем последователи его; о Даниле в рукописном слове Семена Денисова говорится: «аще нам христианский исход отца подает надежду спасения его, аще и во истлении телесном будет, но достойно тайн приятием по милости божественной приити сподобися, по Христову гласу: »ядый мою плоть преемлет живот вечный...»

Думаю, твои Даниловцы забыли это, пренебрегают этим.

О. Иоанн!

По выписке твоей, о. Иоанн, вторым настоятелем Выгорецкого общежительства стоит Андрей Денисьевич. Долго он жил на Выгу, – 39-ть лет; дольше прочих и настоятельствовал, – 27-мь лет; не стар умер, – 56-ти лет. А как давно умерь? 120 лет.

Да кто он такой и откуда? Выписка ничего не говорит об этом; вот только ее слова: «посем прииде к Данилу из Повенца».

Предваряю тебя, о. Иоанн, что если бы к Данилу не пришел Денисьевич: общество Выгорецкое с Данилом не могли бы существовать долго. Один Данила не справился бы с бродягами, с мятежниками.

Предваряю тебя, о. Иоанн, что если бы к Данилу не пришел Денисьевич, – общество Выгорецкое и в безпоповщину не уклонялось бы. В начале раскола последователи онаго и в нынешней безпоповщине совсем не думали лишить себя св. причастия. Во время известного заключения своего в обители Соловецкой, сколь можно чаще причащаться – почитали они для себя за духовную крепость. При заселении Повенецких лесов была отправляема сперва и литургия убежавшими из Соловков Иеромонахами: первые поселенцы не редко причащались св. тайн. Припомни, что Семен Денисьевич сказал в похвалу Данилу, начальнику скита Даниловского. Но явился Андрей Денисов, – и сборищу Выгорецкому дал направление иное – безпоповщинское.

Андрей Денисов находился в Суземках с 17-ти летнего возраста своего. Вычти из 56-ти лет лета пребывания его в Суземках 39-т, – останется 17 по твоей выписка. Род его от князей Мышецких.

Денис, которого, впрочем, грамматы называются просто: «Повечанином, Дениском сыном Второго», происходил от Евстафия, переселившегося в Повенецкий рядок с братом своим, священником Порфирием, из Пудожской горы. Отец их, князь Иван Борисов, был здесь священником, сложив, конечно, при семь, по-тогдашнему, звание князя. А князь Борис Александров, отец, его был первый, который удалился сюда из Новгорода во время опалы от царя Ивана Васильевича.

Андрей и меньший брать его – Семен Денисовы столько были даровиты и достаточны, что вскоре по утверждении себя в вере скитской, в которую увлечены были соловчанином Игнатием, наслышавшись уже и от отца о бывшем в Палеострове иерархе, отправились оба путешествовать по России для усмотрения предметов прекословия между старообрядством и церковью. В продолжение путешествия обучались между тем грамматике, риторике, пиитике и отчасти философии. Андрей слушал сии науки в академии Киевской. Книги, им и братом его сочиненные, весьма достаточно показывают, что оба брата подлинно учились словесности, особливо поэзии.

«Неизъяснимые пути судьбы привели Андрея, между прочим, в Москву, где по связям ли родства его в бывалом звании, или старой веры, умел он сделаться известным для некоторых особ царствующего рода, тем удобнее и ближе, что сии особы не совсем выгодно расположены были к исправлениям церковным и особенно, под предлогом тем, к гражданским преобразованиям: царствовал уже тогда преобразователь России.

Известно по одной истории о сестре и сыне его, сколь много было неприязни к сим преобразованиям, прикрывавшейся чувствами благочестия. Ясно только то, что образованный ревнитель старины мог сделаться в столице царской желанным посредником между обществом староверов и единомысленными с оным по видам политики. Тайный князь возвратился в скит Поморский, и уже не только с книгами, с богатым запасом замечаний о крестах, иконах и прочем, но и с понятиями о своей вере тонкими, усиленными, с важными связями, с богатыми вспоможениями и, что всего более, с надеждами. Таким образом в понятии о вере вмешались, сверх чаяния, виды ума, хотя и лжеименного, и старообрядство, прежде очень грубое, получило неожиданную тонкость благовидную, даже политическую в уме тогдашнего своего настоятеля – сего самого Андрея. Общество оного не стало уже иметь с того времени нужды в добычах от меча и лука. Время это для раскола было самое решительное. Священнослужителей, в раскол пустившихся, уже совсем не стало; буйство разбойников не веру имело в мыслях, и казалось, весь раскол не предполагал сперва решительного отделения себя от церкви, а хотел с оною, так сказать, попрепираться, и, может быть, надеясь, что сделана будет ему какая-нибудь уступка. Сие видно из того, что в начале употребляемо было им старое миро и священные прежде просфоры для причастия, как бы во ожидании, что сии духовные потребности будут со временем исполняемы опять должным порядком. Но обстоятельства пошли иначе, и, что касается общества отделенцев северных, оставалось теперь князю Мышецкому дать обществу своему ясное уложение. Хотя история Даниловского общежительства основателями оного считает «четверицу богосочетанную и четырем евангелистом равночисленных, благочестия учителей и столпов церковных преданий: Данила, – златое правило Христовой кротости, Петра – устава церковного бодрое око, Андрея – мудрости многоценное сокровище, Симеона – сладкоглаголивую ластовицу», но из сих самых очерков, а паче из хода всей истории видно, что Даниил ничего иного не сделал, кроме того, что первый поселился здесь; Петру второе место дано потому, что несколько старее был летами двух последних и занимал место священнослужителя; Андрей везде укрывал свое имя, – самое наименование нового общежительства предоставил он дьячку Данилу, как человеку духовному. Андрей – корень, основатель безпоповщины, которая, опровергая видимый престол Иисуса Христа, уничтожила союз между мужем и женою, насказала множество страшных понятий о времени, одобрила самоубийство, с тем, чтобы государству сделать вред, какой только может быть от расстройства союзов. Мысль – не молиться Богу за государя – была существенная в постановлении Андрея Денисова, хотя отнюдь никогда не была она выставляема на вид всем». Таков Андрей – второй настоятель Выгорецкого общежительства!

«Сердце Андреево к воли Данилове преклонши». Сначала только; до поездки в Киев и Москву.

«И ревность о святей вере едина». Возвратясь из Москвы, Андрей другие имел мысли. Даниил не хотел жить без священников, до конца жизни исповедовался и причащался у священнослужителя; Андрей же ввел, укоренил безпоповщинство.

Тайных намерений, целей этого временного царедворца простые старообрядцы не знали и не знают. На Урале наприм. безпоповщина почти совсем неизвестна: там старообрядцы не хотели жить без священников; только, Выгорецкие же выходцы развращают там. Да, о. Иоанн, надобно стараться, чтобы насаждение Андреево скорее уничтожилось и здесь. Ваши соседки, осталицы Андреевы, сколько открываются они, верят, кажется, безусловно имеющимся у них описаниям их общежительства. В сугубом заблуждении они. Даниловцы они, но и Данилу не подражают, – живут только на Даниловом месте. Если бы не приходил сюда Андрей, безповщины, кажется, не было бы. Душа Андреева далеко не та, что Данилова, – Андреева душа чернее Даниловой: Андрей в высшей степени льстивый делатель, о каковых св. Апостоле Павел говорит: 2Кор. XI; 13 и 14.

Впрочем, может быть, есть и еще какие сведения о Андрее у ваших соседей: хотелось бы знать и оныя. Федосья Барсина доказывает, что и между ими есть не только грамотейки, но и знающие свое уложение. Почему не подумать, что между ними бывают не только чтения, но и толкования, совещания, воспоминания, предположения.

Любовь и ласка открывают дверь к сердцам: возлюбим тех, коих предки были чада церкви матери нашей, и употребим все меры нашей любви к заблуждшым, так близким к нам по местожительству. Взгляни, о. Иоанн, Лук. 1, 17; 2. Кор. X, 1–5. О Петре Прокофьевиче скажу.

О. Иоанн!

А кто Петр Прокофьевич, третий большак Выгорецкий? Впрочем, был ли он большаком? Петр вместе с Андреем пришел к Данилу – «устава церковного бодрое око». Ему Корнилий глагола: «буди устава хранитель церковный». Петр, племянник Дениса Второго, двоюродный брат Андрею и Семену Денисовым. Припомни, о. Иоанн, – Петру второе место дано потому, что несколько старше был летами Андрея и Семена и занимал место священнослужителя. Довольно о Петре Прокофьевиче. Он может служить доказательством, что Выгорецкое общество сначала было не таково, каково стало после, – было с священнослужителями. Сначала Данила благословлял игумен Досифей, а потом того же Данила быти щедрым отцом и настоятелем собранному стаду и Петра Прокофьевича быть устава хранителем церковным – благословил уже преподобный отец Корнилий. Петр Прокофьевич умер в 1719 г.; а Андрей жил после него еще 11-ть лет, и в продолжение этих 11-ти лет вероятно довел свое общество до того, что в оном уже и пономарей не стало. Между тем Денисовых отец, Евстафий, переселился в Повенецкий рядок с братом своим, – священником Порфиреем. Отец Евстафия и Порфирия, князь Иван Борисов, был в Пудожской горе священником. Видишь ли, какое было родство Андрея и Семена? Видишь ли, что может сделать злая воля, при силах ума лжеименного, поддерживаемая надеждами властолюбия? Она как будто бы ревнует по Боге; между тем разоряет всякое учреждение Божие. Взглянем на нынешнее положение безпоповщины. Ревнует якобы по Боге; а между тем все строить по своей воле, никакого учреждения Божия знать не хочет.

Но не спросишь ли, о. Иоанн, – почему в Даниловской истории не упоминается о самом Денисе? Вероятно, потому что он ничего для веры не сделал, собственно, и едва ли не был впоследствии наказан за разбой, как государственный преступник. И то пишется, что он поздно уже обращен в скитскую веру сыном своим Андреем.

Но окружающее тебя, о. Иоанн, заблужденные не ведят, что творят. Степаны Ивановичи и Натальи Макаровны смотрят больше на выгоды жизни; все же прочее больше от того, кажется, блуждают, что не знают Господа Иисуса, Его божественных учреждений, не имеют понятия о церкви Его. И всему этому учить их должны мы... мы должны привести их к Иисусу Христу и к Его святой церкви, о. Иоанн!

О. Иоанн!

О Семене речь, – о брате Андрееве; речь о том, кому о. Корнилий сказал: «буди веры православный учитель и ответов сочинитель на царские вопросы».

Смотри на таблицу Выгорецких настоятелей: Семен жил в обществе 43 года; умерь 57-ми лет: след. Семен притащен на Выг 14-ти лет только. Так рано попал в безумное общество даровитый Семен! И он с братом Андреем путешествовал, и он учился в Киеве. И действительно – это сладко глаголивая ластовица: сочинения его показывают сие.

Но вот что о сих двух братьях пишет протоиерей Охтинский:

«Сей Поморский скит (Выгорецкий) увеличился и в славу пришел при преемниках первого основателя, Андрее и Семене Денисовых... Сей-то развратник Андрей бесчисленное множество душ в свою ересь уловил, чрез что весьма обогатился. А брать его, таскаясь также с своею проповедаю, попал было в руки Иова, митрополита Новгородского и был содержан в доме его чрез четыре года под стражею: но по смерти оного, подкупя стражей, бежал оттуда в свое змииное гнездо, т. е. в помянутый Данилов скит. На прибытие сего беглеца Андрей – брат его пестроплетенный панигирик пред братством своим сказал, содержание которого было следующее: что Бог имеет вскоре сотворяти отмщение избранных ради своих: ибо де архиерей зато и жизни от Бога лишен, что брата его под стражею на увещании держал. Между прочим баснословит тако: «В нощ, в нюже Рождество Пресвятыя Богородицы возславословисте, Пречистая тогда свобождение заключенному произведе; когда вы возглашаете: дохнуша ветри спасения провозвестницы, тогда свобождение заключенному от юзилища, не вем како, устроися; внегда вы, сей день Господень, веселитеся людие, воспевасте, тогда от плачевного лавиринфа, на радостную свободу юзилищник, не вем како, заступлением Пречистыя проистече». Тамо оба сии брата жили вкупе и упражнялись в лживых своих сочинениях. Семен написал две истории: одну о взятии государем царем Алексеем Михайловичем Соловецкого монастыря и о избиении бывших там мятежников (по мнению их мучеников); другую о страдальческой кончине собратий своих, от Аввакума происшедших!., кои все за бунты и мятежи казнены и перерублены174. Которое сочинение свое увеличил ложными и баснословными лжестрадальцев оных подвигами и чудесами, уподобляя тех злодеев древним святым мученикам Христовым, а государей наших – Неронам и Диоклитианам, гонителям христианским. С сим же братом своим Андреем сочинил он и Поморские Ответы к Неофиту иеромонаху, присланному к ним на Петровские заводы по именному повелению государя императора Петра Великого, в которых они так коварно и ухищренно на все требования Неофитовы отвечали, что пестротою льстивых слов своих иного слабого могли бы привести в заблуждение» (Полн. Историч. Извест. стр. 98–100).

А сочинитель Истории русской церкви пишет: «В 1722 году Св. Синод положил сделать опыт миссии к раскольникам. Он отправил ученика Питиримова, иеромонаха Неофита, на Вытегру к поморской безпоповщине. Неофиту предписано было вступить в устные беседы с начальниками раскольничьих станов в присутствии всех, если возможно, колеблющихся в вере. Но Поморьем управляли тогда (1722 г.) ловкие люди. Это были два брата из князей Мышецких – Андрей и Семен Денисовы, те самые, которые соловецких бунтовщиков вписали в число мучеников. По образованию они в состоянии были видеть и показать другим правду; Андрей «грамматическому и риторическому разуму учашеся» частию в киевских школах, частию в Москве, учил потом тому же брата и нескольких других; но Денисовы употребили и дарования и все способы для видов властолюбия. Никто так ловко не управлялся с толпами простяков, как они. Изобретательность их на способы приобретения себе и обществу силы, богатства, славы, изумительна. Денисовы, наставники благочестия, смотрели сквозь пальцы на самые гнусные, на самый нечестивые дела скитников. Напр. в их глазах соловецкий беглец похищенные частицы св. Евхаристии растворил в квашне и раздавал этот состав как Евхаристию. Денисовы не остановили нечестия. Отчего же? Оттого, что этот хлеб продавали простякам дорогою ценою. Выговские выходцы, рассылавшиеся Денисовыми в богатые места, каждый год доводили обманы с богатыми простяками до наглого насилия. Синод предвидел, что Денисовы употребят меры не допускать простодушных до свидания с Неофитом; Денисовы хорошо знали, что разговоры с Питиримом сильно потрясли раскол, и что других следствий нельзя ожидать, если кто-нибудь из поморцев допущен будет до бесед с Неофитом. И они не только не явились сами к Неофиту, но не допускали и других к нему. поелику же гражданское начальство строго потребовало ответов на вопросы Неофита: Денисовы написали и прислали Поморские Ответы. Это было уже чрез год после того, как приказано указами им явиться к Неофиту. Ответы написаны не для Неофита не с тем, чтобы открыть, как ожидал Св. Синод, искренние убеждения мысли и сердца, а с тем, чтобы удержать поморских простяков в заблуждении их. В ответах ложь так ловко прикрыта, или таким облечена блеском, что простякам не доискаться в них правды до гроба» (Пер. V, стр. 138–141).

Еще один писатель говорит: «Книга Ответы выговских пустынно-жителей писана в общежительстве двумя повенчанами, Андреем и Симеоном Денисовыми, с таким витийством, учёностью и политикою, что первое можно назвать даже высшим своего века, а последняя обнаруживает в сочинителях весьма глубокое знание света». В «Винограде Российском» пишется, что Симеоном сочинено пять статей: 1) о крестном знамении; 2) о благословении иерейском; 3) о песни ангельской; 4) о кресте четыреконечном; 5) о имени Иисусов. Об Андрее летописи даниловские хранят почти везде таинственное молчание.

«Предивный и всесладчайший Виноград Российский земли, егоже всепредивный Бог от Египта темного нечестия человеколюбие принес, изгнав мысленных язык, прелукавых бесов полки», – Сочинение Симеона Денисова. Эта книга исполнена отважным злоречием!

При ответах, в иных списках, пишется: «История краткая о ответах, чего ради и како ответы сии и разглагольство о сих, и когда и где и с кем содеяшася». В этой Истории говорится, что выговцы отпускали к иеромонаху Неофиту от общежительства своего Мануила Петрова и от скитян Ивана Акиндинова, которые де имели препирательство с иеромонахом Неофитом. Но сии ли самые, по выписке твоей, о Иоанн, Иван Филиппович и Мануил Петрович? Со иеромонахом Неофитом говорил больше яко бы Мануил Петрович.

Довольно видно начало; видны основатели безпоповщины. Ближайшей созерцатель нелепостей, гнусностей, ядовитейшего соблазна сей вавилонской адской блудницы! Подвигнемся ревностью спасти погибающих и не престанем молитвенно взывать ко Господу: «отступившия от православный веры и погибельными ересями ослепленный светом Твоего познания просвети, и святей Твоей апостольской соборной церкви причти!»

О. Иоанн!

Не знаю, получу ли, и скоро ли получу я от тебя какие дальнейшие сведения о большаках Выгорецких, кои последовали Мануилу Петровичу, умершему в 1759 году, а потому решаюсь сказать тебе нечто о Выгорецком общежительстве, о учении общежительства и еще.

В последнем письме моем к тебе было упоминаемо о иеромонахе Неофите и Поморских Ответах.

Ответы подписаны девятью старшинами, из коих первым значится Данила Викулин. Подлинная книга сих ответов находится в Новгородской Софийской библиотеке.

«Неофит признал ответы во многих местах ложными и для церкви Божьей хульными, требовал от подателей их очистки в том и новых объяснений против некоторых ответов; но ответчики отказались, ссылаясь на то, что все уже ими общепустынно сказано, и жалуясь на требование новых объяснений, как на тяжесть и стеснение. Данилы и Андрея при подаче ответов не было. Неофит возобличения свои и требование пояснений объяснял постоянно при множестве священников, нарочито собранных со всего тогдашнего олонецкого уезда. В слышании всего того дана священниками собственноручная подписка, начиная с Олонецкого протопопа. После сего Неофит ответы поморян и свои возобличения с октября 1723 года представил в святейший синод на рассмотрение».

«Между тем скитники, по своему обычаю, торжествовали пред простым народом и говорили, что ничего сговорить с ними иеромонах Неофит не мог, в некоторых случаях ни слова сказать, и что вообще на вопросы его ответствовано, да нельзя сказать в опровержение ответов ни слова. Книга сделалась в народе любопытною. Многие стали читать ее, даже переписывать». На сих днях получил я книгу Ответов, в начале которой написана История краткая о ответах, чего ради и како отети сии и разглагольства о сих, и когда и где и с кем сия содеяшася. Об этой истории писал я к тебе, о Иоанн, и в последнем прежнем письме моем. Если тебе случится когда прочитать сию историю, мысли твои об оной передай мне после, и я тебе передам мои.

«Обличение» книги Ответов вышло довольно уже после подачи оной, хотя ответчики в Предисловии с самоуверенностью требовали себе опровержения. Предисловие это, кажется, чаще при книге Ответов пишется, чем помянутая история.

Достоблаженный иеромонах Неофит, при болезненном состоянии и старости, живучи среди едва выносимых огорчений в полудиком месте, в кругу мирян, в апреле месяце 1827 года скончался. Возобличение на Ответы поморян вышло в 1745 году, под названием: Обличение неправд расколъничъих. Оно сочинено Феофилактом Лопатинским, архиепископом Тверским (Слов. ист. о бывших в России писателях духовного чина греко-российской церкви, т. 11, стр. 324 – 329); пересмотрено и поправлено Арсением Мещеевичем, митрополитом Ростовским (того же Слов., т. I, стр. 56–57).

Что о сем Обличении говорит История русской церкви? «По всем епархиям раскол возбуждал скорбь и заботу. Пастыри церкви и частные лица, на словах и на бумаге, старались вразумлять жалких слепцов. После нескольких частных наставлений раскольникам, написанных Феофаном Прокоповичем, ревностный защитник чистой веры, блаженный Феофилакт, архиепископ Тверской, написал одно из лучших Обличенье неправд раскольничъих. Это был умный ответь на Поморские Ответы Неофиту. поелику же поморские учители и их неосторожные послушники, не видя печатных отзывов о своей мудрости, пустили в народ Поморские Ответы, как памятник победы над православием, то, по определению Святейшего Синода, другой поборник правды, Ростовский митрополит Арсений Мацеевич, вместе с тем, как написал свое Обличение раскольникам, исправил Феофилактово Обличение, а Святейший Синод, одобрив исправленное Обличение, повелел (1744 г.) издать, с предисловием Арсения, и разослать по церквам» (стр. 145). Однакоже, о. Иоанн, Обличение и доселе гораздо реже встречается в руках, нежели самые Ответы.

В 1745 году старейшиною Выгорецкого общежительства был уже Иван Филиппович Что в продолжение этого времени (1703–1745) случилось в общежительстве Выгорецком? На это отвечает нам протоиерей Охтинский: «Как от горького древа нельзя ожидать сладкого плода, так и поморское злочестие через 10-ть или 12-ть лет от своего начатия произвело подобный себе плод, ехидное порождение, т. е. в злобе своей неописанный Феодосианский толк. Начальником оного был церковный дьячок Крестецкого яму, ныне город Крестец, Феодосий Васильев, в «перекрещивании переименованный Дионисием, который в 1706 или 1707 г. (по уведомлению поморян) первый отступил от Выгорецкого соединения и первый учинил тот разрыв, на котором основал на свое имя злое оное соборище» (стр 106). «Заонежский ритор Андрей Денисов в 1716 г. из Поморского монастыря в уезд города Юрья Ливонского к Феодосианскому соборищу писал увещательное послаще, в котором как о отступлении оных сожалеет, так и свое согласие оправдывает, и к примирению паки увещевает, и их грубость обличает сими словами: «ничтоже тако исконному врагу наветовати потщательно, якоже церковное соединение разоряти и христианское совокупление раскалати» и проч., но послание это никакого успеха у феодосиян не имело» (стр. 107–108). Замечает протоиерей Охтинский: «примечания достойно, что как поморской, так и феодосианской секты основателями были беглые церковные дьячки, коим, как видно, хотелось в своих местах быть настоятелями, т. е. попами, да не удалось, в чем, зато здесь успели».

История российской церкви говорит (ст. 116–123): «Русский раскол чем далее, тем более обнаруживал свою слабость, а прежде всего своим разделением на толки». Такова фарисейская гордость – душа русского раскола, что она никак не может жить мирно не только с чужими, но и с своими. Русский раскол вводил в состав свой разделение за разделением, новость за новостью, оставаясь с прежним отвращением к православию. В сем периоде и открылась замечательная разность между безпоповщиною и поповщиною. В первой плодились новизна за новизною, толк за толком; в поповщине не много явилось новых толков... В безпоповщине Федосиане, Филипповцы, Пастуховщина, Разиновщина, Подрешетники, Потемщина, Акулиновщина, Осиповщина. Все сии согласия безпоповщины искренно ненавидели друг друга, особенно же Феодосиане ненавидели Даниловцев-Поморцев.

О вере Филипповской беседа преосвященного Игнатия (стр. 58–63). Я не могу выяснить, сколь нужно нам, о. Иоанн, знать Беседы о мнимом старообрядстве. «Беглый стрелец Филипп, надевший на себя монашеское платье, по смерти настоятеля (Андрея) Даниловского скита, надеялся быть полным правителем скита. Вышло не так: избрали Семена Денисова. Филипп оскорбился до крайности и поднял жалобы на Семена, будто неправильно начальствовавшего. На общем совещании Семен был оправдан: честолюбие и гордыня стрельца еще более тем раздражились. Он громко бранил поморцев и ждал случая к расколу. При императрице Анне, комиссия, дознав, что Поморцы не молятся за царя, требовала, чтобы они молились. Даниловцы согласились, и федосиане признали это ересью. Филипп рад был случаю, – он объявил Даниловцев за еретиков, и отделился от них. Подобрав себе человек 50, ушел с ними за 15 верст от скита, и завел Филиппово согласие» (Ист. русск. цер. стр. 121). Вот чем ознаменовалось начальствование сладкоглаголивой ластовицы Семена Денисовича в ските Даниловском (см. в Ист. извест. прот. Андрея, стр. 122–126). Сей-то секты последователи в 1765 году сожгли себя в Зеленецком монастыре (см. Увещ. во утвер. ист., ст. 8). Столь горькие и многовидные, многоядовитые плоды успели появиться от поморского злочестия в столь короткое время. Ни мудрость Андреева, ни сладкословие Семеново не могли отторгнутых ими от св. церкви удержать при себе в едином согласии.

За сим должны мы обратить внимание по твоей выписке на счет лет кончины старейшин Выгорецких. Данила умерь 1703 года, а он в 1723 году подписал Ответы. Поэтому не верно показано, что Андрей Денисов был старейшиною 27 лет. Протоиерей Охтинский (стр. 98) говорит, что Андрей знаем был царевне Софии Алексеевне, которая якобы писала к нему и собственноручные письма. София Алексеевна в 1698 году посажена в монастырь, пострижена под именем Сусанны, в 1701 г. умерла (Русск. Ист. Устр., ч. 2, стр. 33). Если Андрей в 1730 г. умер, 56 лет быв от роду, то сделаться известным Софии Алексеевне мог не после 1698 г., т. е. не старше 24 лет: не старее ли был, и уже при Даниле не он ли управлял скитниками, только, как прежде замечено, не хотел выставлять себя старейшиною, между прочим и потому, что был молод, особенно пред другими? Да и Семеновы лета подлежат поверке. Иначе он пришел 14-ти лет, уже тогда, когда Андрей возвратился из путешествия, пришел из Москвы, не раньше, но и не позже 1698 года. Посему едва ли Семен был и в Киеве. Где же он учился? У Андрея? Когда же? Андрей, возвратясь из Москвы, имел много других хлопот, а чрез пять годов уже и старейшиною сталь! Все что-то смутно, неудобо-объяснимо, темно, как дело тьмы, и тьмы самой адской! После Мануила Петровича, кажется, пошло дело пооткрытее, и счет лет становится ближе к истине, хотя, по словам протоиерея Андрея, все поморские лжеучители как отвращением от церкви, так хитростями и пронырством один другому не уступали (стр. 105). Каков-то нынешний Степан Иванович, по счету выписки пятнадцатый? Впрочем замечательно, – дожили Даниловцы твои, о. Иоанн, до безграмотного старейшины... От Андрея до Степана – велико расстояние... и по времени и по уму... и... о если бы и по ожесточению! О, если бы нынешние соседи и соседки твои были столь же мягче сердцем, ближе к церкви, сколь Степан глупее Андрея и Наталия слабее Данила! Или в нынешние времена и Степан и Наталия для Поморян хороши?

Несть наше разумети времена и лета, яже Отец положи во своей власти; наше: проповедывать слово Божье, не упуская благовременного случая, препровождать житие, согласное учению Евангельскому, тайно действовать и молитва к Богу, которая столь благопотребна и нужна есть проповедникам и служителям тайнодействия, что они без нее ни проповедовать слово Божие, ни сами свято жить, ниже богоугодно священнодействовать не могут!

О. Иоанн!

Данила умер якобы в 1708 году, это совершенно неверно, как уже показано в прежнем письме175. По выписке твоей, Данила умер 80 лет; жил в общине Выгорецкой 40 лет, след., пришел на Выг 40 лет почти; старейшиною был 8 лет только: но он первый подписал Ответы Поморские в 1723 году. Старейшиною был 8 лет, след, сделался старейшиною в 1695 году. Если 40 лет жил на Выгу, а умер в 1703 году: пришел на Выг в 1663 году. Но самая Соловецкая обитель от мятежников очищена в 1676 г. Пусть некоторые из мятежных суеверов начали появляться с проповедью о безначалии в Олонецко-Архангельской стороне и с самого начала осады Соловецкого монастыря (1669 года); но, по твоей выписке, о. Иоанн, прежде всех на Выг реку прииде Герман, а это было по твоей выписке в 1687 году; скитники моляху Даниила пребывати с ними, конечно, уже после и 1687 г. Итак Данила жил на Выгу меньше 40 лет; и тогда как Данила дожил до 1723 года, он, как пришедший на Выг-реку после Германа, после 1687 г., жил меньше 40 лет. Притом Даниил, «Боголюбивая она душа», нача жити в пустыни общее житие, в котором был и мужеский и женский пол, и уже в таком множестве, что игумен Досифей повеле уже отделить женский пол. Счет лет о Даниле неверен. Но общий итог бытия Выгорецкого общежительства почти верен, если начать его с 1687 года. Тут можно включить и 8 лет старейшинства Данилова, и время передачи сего старейшинства Данилом Андрею в 1703 году, не зарывая в землю Данила на Даниловском кладбище при часовне прежде 1723 года: может быть, он жил и после сего 1723 года.

Если Выгорецкой общины первым старейшиною стал в 1695 г., то, о. Иоанн, посуди – старейшины выгорецкие ведутся слишком полтораста лет! Изумительно, как долго существует это общежительство, получившее бытие от столь мятежных начал, от столь беззаконных суеверов, т. е. от столь гнилого семени столь гнилое дерево!!! Изумительно!!! Но русский раскол вводил в состав свой разделение за разделением, новость за новостью, оставаясь с прежним отвращением к православию!!! Однакоже существуешь самое разделение в нем; самыя новости – умножение только его... Отделяется напр. от Даниловцев Феодосий, и старается всячески умножить число своих последователей. Отделяется Филипп... и сей тоже. Разделения, новости в каждом согласии раскольников свои; но основное начало всех сект раскола – отвращенье к православию – одно.

Мы с тобою, о. Иоанн, оставим прочих раскольников: обратим свое внимание на одних своих прежних Даниловцев, которые близки к нам и на которых нам указывает промысл Спасителя нашего особенно.

Вот, безграмотный Степан управляешь скитом и женским, при недвижимости большухи. Вот, деревенская баба, или девка Наталия управляет скитом и мужеским, при дряхлости скитников стариков. Кажется, Даниловские и Лексинские скиты пришли ныне к тому же соединению, какое было сначала при Даниле и какое игумен Досифей не одобрил! Да будет сие близким, непосредственным знамением кончины века Даниловско-лексинского суеверия! Время, время свалиться этому слишком сто-пятидесяти-летнему гнилому дереву, этой горькой осине, толико и столь едкого дыму испустившей от себя.

О. Иоанн!

Да были ли какие меры со стороны правительства по отношению к расколу? Были, – и со стороны правительства духовного, и со стороны правительства гражданского.

Упорный русский раскол тяжкую, мучительную скорбь наносил русской церкви. Не осталось ни одного средства, которого не испытала бы церковь со времени Петра I, чтобы уврачевать или смягчить эту упорную болезнь. Другие раны являлись, и скоро пропадали или смягчались. А с этим диким наростом чего не делали? И он едва-едва стал мягче.

«Святейший Синод с самого начала своего обратил все внимание на раскол, как на несчастие русской церкви... Сам составлял соображения о мерах против раскола. «Епархиальному управление предписаны были подробные и строгие правила для действия против раскола. Строгости требовалась тогдашним состоянием раскола (до 1762 г.). Тогда были между раскольниками чистые еретики, а упорство раскола равнялось только дикости его» (Ист. Р. Церк., т. V).

О миссии Неофита в Поморье, к нам, ты, о. Иоанн, знаешь уже из прежних моих писем. В 1703 г. Петр вынудил выговских бродяг считаться между рабочими железных заводов. Но бродяги говорили: «с того времени нача Выговская обитель быти под игом работы» (Не это ли обстоятельство, о. Иоанн, и заставило выговцев передать старейшинство от Данила Андрею, если сам Андрей не восхотел его...) и Денисовы употребили меры облегчить, а если удастся, и сбросить с них это иго. Облегчить иго им удалось как нельзя лучше. Во время переписи (в 1710 г.) скиты остались без переписи, а в монастыре записаны те, которых хотели записать Денисовы. Чрез три года после того Денисовы до того обманули правительство, что на их имя утверждена была покупка земли в Каргопольском уезде, на 16 верст во все стороны. Обделав это дело, они положили переселить всех бродяг на купленную землю. Оставалось достать дозволение на переселение. Семен Денисов отправился за этим в Новгород. Но тогда двое из выговцев же открыли Новгородскому митрополиту Иову все проделки Денисовых. Митрополит задержал Денисова и посадил его в тюрьму, объяснил лично Петру все дело. План рушился, хотя Денисов и убежал из тюрьмы (в 1716 г.) Неофит трудился для св. церкви в Петрозаводске, и труды его не совсем были бесплодны, при всем противодействии Денисовых» (Ист. Р. Церк. т. V).

Что дальше, что после? Блаженный Неофит скончался; посылан ли был кто еще, как Неофит? – неизвестно.

Книга – Обличение неправд раскольнических, т е. Ответов Поморских, вышла в 1745 году: Ответов по рукам было больше, чем Обличений. Выгорецкие скиты в глуши, вдали от церквей; при церквах причты – все ли способны были и усердны к собеседованию с раскольниками? Иерархи же могли ли посещать сии места? На местах сих свет истины возсиял при иерархе Игнатии. Плоды трудов его святительских в наших глазах. Нам, о. Иоанн, предлежит – ревность подвигам его; горя, горя любовью к чадам св. церкви и к отпадшим ее, враждующим на нее, будем ревновать, духом горяще, горяще, горяще (Римл. XII), любезный!... Секира при корени злаго дерева

Для памяти.

1) Первый пришел на место, где теперь Выгорецкое общежительство, Герман (1687 г.),

2) Герман сей из числа мятежников соловецких, бежавший из Соловецкой обители, сам себя сожег в Палеострове, самоубийца.

3) К нему на Выг-реку пришел из Толвуи Захарий Дровнин с отцем, с сестрами девками: вот уже и начало общежительствам Выгорецким того и другого пола.

4) Сюда же приходить из погоста Шунги смежного с Толвуем, удалой дьячок Данила Викулин, с 1695 г. киновиарх.

5) Являются к Даниле из Повенца два брата – Андрей и Семен Денисовы, князья Мышецкие; путешествуют по России; из Москвы возвращаются на Выг- реку никак не позже 1703 г.

6) Беглецы соловецкие непременно должны были иметь в Москве своих, единомысленников; сии единомысленники должны быть предуведомлены с Выгу о способностях Андрея и Семена, князей Мышецких, о путешествии их по России, о бытии их в Киеве; по прибытии Денисовых (если только оба странствовали) в Москву, без сомнения, старейший из них в особенности был представлен главным тогдашним крамольникам в Москве: от сих-то мятежников получив наставление, способы, надежды, Андрей Денисов принес на Выг новую силу, новое направление в тех именно видах, какие ему предначертаны в Москве.

7) Мятежный союзе Даниловцев с Аввакумовцами, чрез сие, чрез сего Андрея, должен был утвердиться: вот причина, почему Денисов превозносит Аввакума, а Аввакум ведете особенную переписку с беглецами соловецкими, напр. с Ипатием, в послушание которому Игнатию (и) Досифею отдал и самого Данилу.

8) Андрей, с 1703 г. управляя выгоречанами, с братом своим Семеном не без дела проводили время: они заготовляли свои выписки из собранных ими и присланных к ним книг в защиту своего отступства и ждали только случая, чтобы обнародовать их.

9) Этот вожделенный для Даниловцев случай открылся неожиданно, когда иеромонах Неофит предложил Поморянам-Даниловцам 106 вопросов.

10) Денисовы не могли в один год написать свои Поморские Ответы на те вопросы; надобно полагать и не одни они-составляли эти хитросплетенные ответы.

11) Семен, преемник Андрея, брата своего, по управлению раскольниками на Выг-реке, умер в 1741 г. След. Денисовы управляли поморянами лет около сорока, и в период времени для них самый благоприятный.

12) Преемники их старейшинства, 5-й, 6-й и 7-й, по выписке, столь долголетние, были Денисовым современники, личные собеседники, даже 8-й и 9-й, так что до 1809 г. были на Выгу старейшинами, в лице своих преемников, как бы сами Денисовы, т. е. слишком сто лет.

13) Неудивительно, что в таком месте, в толикое время, при таких старейшинах, лютая безпоповщина могла в 1828 году представить себя правительству, как бы никем не тронутою.

14) Она имела сильное влияние на других и вблизи и вдали, но не могла достигнуть таких успехов, какие предполагала было в Москве буйная шайка мятежных раскольников, покровительствуемая сильными земли под видом ревности по старине.

15) Господь Спаситель наш, победоносный хранитель своей несокрушимой церкви, положил предел разливу безпоповщины по отечеству нашему, между прочим, и самым расколом, попустив множиться в нем разделениям; особенно же из сект раскола поповщина обуздывала буйство безпоповщины, более чем сия, находя себе сочувствие в благочестивом чувстве простого народа к благодатной церковности.

16) Самый замечательный год по отношению к расколу – 1825-й год. Он может быть почтен границею буйной вольности дотоле неудержимого раскола; а 1828-й год на мрачную страну Выгорецкую принес свет истинного благочестия. Людие, седящии во тьме Поморщины, начали видеть свет велий: и седящим в стране и сени смертной Выгорецкой свет возсия им. Матф. IV, 16.

Да множится, множится сей свет твой, Господи просветителю наш! Молим тя о сем, премилосердый!

2. К двум сестрам, сожительницам лексинсной большухи176

Ксения Фокична и Марфа Фокична!

В минувшее мое посещение ваших жилищ видел я ваше некое усердие ко мне, а особенно наслышался я о вашем уважении, о вашей приверженности, искренности к почтеннейшей Матроне Филипьевне.

Господь Спаситель наш и Бог на таковых благопокорливых, миролюбивых, уважительных, искренних призирает милостиво и открывает особые пути ко спасению.

Этого спасения, истинного, Богом указуемого нам спасения, желаю и я вам. Желал я вам его и тогда, когда не знал вас, когда не видел вашего усердья: ныне же особенно желаю, и поэтому пишу вам, и писание мое посылаю к вам, чрез о. Тимофея, которым вы, как он мне засвидетельствовал, не пренебрегаете.

Поучайтесь более и более в законе Господнем: с почтеннейшей Матроною Филипьевной советуйтесь постояннее и искреннее о устроении своего житья, чтобы вам достигнуть царствия небесного, друг друга поощряйте, по примеру святых, к любви и добрым делам, и толико паче, елико видите приближающийся день (судный). Евр. 10, 25.

О. Тимофей гнилого слова не скажет вам: его беседы послушать можно всегда с доверенностию, когда он по своему пастырскому долгу от Божественного писанья, от соборных правил, отец святых предлагает слово. И пишущий вам сие не с другою целью пишет к вам, а с тою, чтобы указать вам истинный путь спасения, тот путь, который нам положил Искупитель наш, Спаситель и Бог, Господь И. Христос. Вседушевно желаю вам вступить на этот путь и молю о сем премилосердого Бога Отца небесного.

А. А. Олонецкий.

21 октября 1861.

3. Лексинскому священнику Тимофею Казанскому177

Приложенные к сему письма отдайте по принадлежности, в приличное время.

Если Дорофеевна178 обратит внимание на маленькое письмо от маленького рыбаря, если с удовольствием прочитает, то рыбарь напишет, пришлет ей и другое: он привык бросать удочку в воду не по одному разу, а по нескольку.

Напрасно не взяли вы от сына денег: они ему выданы для сестер только его: но пусть они молятся и с родителями Отцу небесному, чтобы эти деньги ныне или после были употреблены в пользу тех, для коих они поступили в руки обязавшегося для них хранить деньги179.

24 октября 1861.

4. К лексинсной большухе Матроне Филиповой180

Почтенная Матрона Филипьевна!

Пост и Великий пост!! Вижу, и радуюсь моим духом – как усердно ходят во храм Божий православные, как благоговейно и спасительно приобщаются Святейших Христовых тайн; и при этом не мог и не могу не вспоминать о добродушии Матроны Филипьевны, не пожалеть и не жалеть о ней.

Матрона Филипьевна, Матрона Филипьевна! Ты переселилась с родины в Лексу для спасения души своей. Но Господь Исус Христос сказал: Аз есмь хлеб животный, иже сшедый с небесе: аще кто снесть от хлеба сего, жив будет во веки, и хлеб, егоже Аз дам, плоть Моя есть. Аще не снесте плоти Сына человеческого, и не пиете крови, Его, живота не имате в себе. ядый Мою плоть и пияй Мою кровь, имат живот вечный: и Аз воскрешу его в последний день. Иоан. гл. 6, ст. 51. 53, 54, или зач. 23. Вот что сказал Господь наш; а мы внимаем ли сему спасительному, утешительному слову Его, не следуя примеру благочестивых христиан и пустынников древних и нынешних, не желая приобщиться тела и крови Его, думая спастись без причащения сего? Ужели думаем, что вопреки словам Господним кто может спасти свою душу?

Добродушная, прошу тебя – займись размышлением о словесах Господних... Поверь оным

Сожительницы и собеседницы Матроны Филипьевны! По всему христианскому миру подражатели и подражательницы святым ныне, в святые дни четыредесятницы, говеют, во храмы Божии ходят, исповедываются пред отцами духовными – священнослужителями, Христовых Божественных тайн причащаются, веря слову Господню, исполняя заповедь Господню: вы что делаете?...

Хотящие, горящие желанием соделаться невестами Христовыми, войти в небесный чертог Жениха своего, Господа Бога!! Почто не внимаете сладчайшему гласу Его, зовущему вас на Свою таинственную трапезу, предлагающему вам Свое тело, Свою кровь?? И вот Его слова. Аминь, аминь глаголю вам: аще не снесте плоти Сына Человеческого, и не пиете крови Его, живота не имате в себе. Иоан. гл. 6, ст. 53. Не воскреснете в живот вечный, не внидете в чертог небесный...

Ужели вы верите больше словам какого-нибудь человека, нежели Бога? Ужели кто о вас больше печется, больше любит вас, чем Господь наш Иисус Христос? И вы?... Ах, вы отшельницы, старицы, на праге исхода в могилу стоящие!...

Возьмите последование ко св. причащению; почитайте в нем канон, правила, молитвы, – прочитайте раз, два, три: прочитайте, молясь, так, как внушают самые молитвы своими словами. Да тронется ими ваше сердце, да просветится ими ваш ум, да поженут, да побегут ваши ноги во светлости Господни...

Примите слово и мое, примите слово моего сердца, горящего к вам любовью пастырскою добра вам желаю, от души моей желаю и молю Господа Христа Спасителя, да просветит и спасет вас.

Ваш благожелатель А. А. Олонецкий.

27 февраля 1862.

5. К ней же181

Почтенная Матрона Филипьевна!

Должен я довесть до твоего сведения, что во дни истекшей св. четыредесятницы ходили из Толвуйского прихода четыре раскольницы в вашу Лексу на исповедь.

Одна из них Тарутинской деревни солдатка Марья Яковлева, другая деревни Клюшевской Анна Алексеева, третья и четвертая из деревни Запасной.

К кому бы они именно приезжали, у кого на Лексе приставали эти соседки по рождению с Епишевой вашей? Не она ли их и принимала на исповедь?!

Ах, Лексянки! Лексянки! доселе не хотят знать слова Господня и правил церковных о правильной, спасительной таинственной исповеди! доселе бесстрашно самочинничают, восхищая себе не дарованная от Господа Спасителя!!

Если бы я узнал ту у вас дерзающую исповедывать приходящих к ней на исповедь, написал бы ей вразумление от слова Божия, от соборных правил, от книг отеческих святых.

Больше ничего не сделал бы я как только послал к ней вразумление чрез тебя же, почтенная Матрона Филипьевна, зная, что ни сама ты не дерзаешь ни крестить, ни исповедывать, ни другим не соизволяешь в таком душепагубном беззаконии.

Ты, Матрона Филипьевна, можешь усумниться в чистоте моего побуждения к сему: но узнай его прежде. Оно есть любовь к Спасителю моему Христу, к Его непорочной св. церкви, к спасению порученной мне паствы, к спасению тех самых, кои чуждаются нас и св. Христовой церкви, пренебрегая спасением своих душ, и души других вовлекают в вечную погибель.

Спросите свое сердце, вникнув в него, – спросите, беспристрастно спросите: что оно любить? Христа ли Спасителя своего, Которого священнослужителей отвергаешь, церковного учения не знает и знать не хочет, или даже терпеть его не можешь? Если бы сердце действительно любило Христа Бога, пролившего за нас безценную Свою кровь, могло ли бы сидеть в своей хиже в те часы, когда в храмах Божиих богослужебно воспоминаются страдания Его, Спасителя нашего, когда непрестанно все предстояние едиными сердцем поют Ему: Слава долготерпению Твоему Господи?!

Нет, нет, – не обманывайте самих себя, что будто бы вы из любви к старине не йдете в церковь: старинные, от апостольских времен, не так жили, как вы живете; не так веровали, как вы веруете; не так, не так свидетельствовали свою любовь к Искупителю своему Христу Богу, как вы, верующие больше своим лжемудрованиям, влечениям не просвещенных Христовою верою, не согретых Христовою любовью сердец, чем слову Христову и руководству св. церкви Христовой, для того единственно и учрежденной Христом Богом на земле, чтобы учить и освящать нас, руководить в царствие небесное тем самым единственным путем, который указан небесным Путеводителем Христом, обещавшим быть со своими верными во вся дни до скончания века.

После сего возбуждается во мне вопрос что делают те, кои, по-видимому, благотворят другим, заботясь об их пропитании и вещественном телесном продовольствии, а между тем, этим продовольствием, этим питанием питают в них дух противления истинам веры, Христу Спасителю Богу?.. Что делают те, кои, если бы перестали у вас лелеять заблуждающих противиться Христу Спасителю, могли бы убедить их – обратиться к Спасителю, принять Его учение, уважать Его заповеди, а продолжают своим помянутым продовольствием держать, утверждать в заблуждении? Что ты, Матрона Филипьевна, делаешь, заботясь о таком питании Лексянок? Не будешь ли отвечать пред Искупителем и за их души, за содержание их в заблуждении, в погибельном состоянии?

Питаешь ты тело, а душу губишь!

Не требую, чтобы ты бросила их на голодную смерть; но советую – употреблять посылаемые тебе дары от благотворителей так, чтобы присылаемые от человеков пожертвования были обращаемы не в огорчение, а в благоугождение Христу Спасителю.

Смотри, – тело-то питаешь, а душу лишаешь животворной пищи, т. е. тела и крови Христовых!

Смотри, – к питаемым тобою уже из Толвуи приходят, чтобы от них занять новый залог смерти душевной!.. Смотри, сколь обширно пагубное влияние твоей мнимой благотворительности!!. Не дашь ли ты ответ Богу, Христу Спасителю, не только за погибающих при тебе, но и за приходящих издалека к вам на исповедь у старух, святотатственно, богопротивно исповедующих вольнодумную, или слепую христианку?!

Вот к каким объяснениям тебе побудила любовь моя ко Христу Спасителю, к Его св. церкви и к твоей душе, Матрона Филипьевна, узнав, что и ныне ходили к вам четыре жены Толвуйские на исповедь!!

Христос Воскресе! Но и тут вспоминаю церковную песнь: вчера спогребохтися Христе, совостаю днесь воскресшу Тя, сраминахтися вчера, Сам мя прослави Спасе во царствии Твоем.

А. А. Олонецкий.

2 апреля 1862.

6. Тихвиноборскому священнику Иоанну Румянцеву182

Вот образчик письма миссионера к одному раскольнику. Заслуживает внимания и подражания. К нему приложено дополнение к разговорам для наставников Даниловского и Лексинского

Вы заставьте того и другого для себя списать и беседу, и разговоры: у них прочтут это и священники их.

Снабжайте писцов бумагой: сколько денег истратите, получите уплату.

Душ христианских спасете выше и дороже капиталов наших медных.

Письмо было бы полезно для священников и других мест. Не все умеют защитить треперстие против раскольников, называющих его печатью антихристовой.

Вы мне донесете: кому передадите копии с этого письма; как кто ознакомится с содержанием его: для этого – когда будете посещать принты, испытывайте каждого из членов причта в знании этой копии.

Р.S. Разговоры XX и XXI. Но какой у Переведенцева183 списан последний? Не прерывается ли последовательность счета разговоров? О индифферентизме не для учащихся, а для учащих, и в особенности для священников, которым случается встречаться с людьми, индифферентизмом зараженными.

3 Марта 1862 г.

7. Плессному православному причту184

Вот вам список с письма миссионера к одному минскому старообрядцу.

Если вы изучите его и покажете усердие пользоваться им при собеседованиях с раскольниками, то не останетесь без утешения благодатного.

Особенно тебе, юный вдовец, нужно употребить этот список в пособие себе.

Ты спиши его и передай новый список соседу твоему священнику Никите Релову185 для той же цели.

Еще спиши копию и передай ее причту Троицкому186 для той же цели, и особенно укажи на пользу сего письма ревнителям православия: Игнатию Ставровскому и Лаврентию Троицкому187.

Хорошо, если бы от тебя списочек с этого миссионерского труда перешел в руки и Бережнедубровскому188 священнику И. Чернявскому. Этот способный пастырь церкви, думаю, получа от тебя список, не утерпит, чтобы не списать и не передать его Заднедубровскому189 и Волосовским190 иереям.

Не поленитесь отцы для своих дух. чад изучить список и употреблять его в пособие себе при собеседованиях с раскольниками и православными, каковые собеседования должны быть время от времени усиливаемы.

От всех, в свое время, будет потребован отчет по сему.

Мог бы несколько списков написать и ваш Плесский диакон, если бы он имел хотя малое усердие к делу Божию, к обращению заблуждающихся, и не был191...

4 Марта 1862 г.

II. Разговоры192

1. Разговор отца с детьми, начинающими учиться грамоте

Отец. Что у вас за книга в руках?

Сын 1-й. Начальное учение человекам, хотящим учитися книг Божественного писания; ее нам дал о. Петр, которому ты нас отдал учиться.

Отец. Много ли успели выучить ее?

Сын 2-й. Да и букв еще не выучили.

Отец. Что же вы делали?

Сын 1-й. Учились.

Отец. Чему и как?

Сын 2-й. Тому, что написано на первой страничке. Пропустя ее, о. Петр не хотел учить нас. Он сказал, что нужно выучить прежде то, что на первой странице напечатано.

Отец. Что же тут напечатано?

Сын 1-й. Об этом о. Петр наизусть вот что нам сказал: «Дети, вы хотите учиться грамоте? Хорошо. Но и грамота может быть и в пользу, и в погибель: это будет зависать от того, какие вы книги читать будете. Не желаю я, чтобы вы научились читать книги гибельные: для этого напред вам сказываю, какие книги полезные для нас и в сем веке, и в будущем. Такие полезные книги – книги Божественного писания».

Сын 2-й. Эти книги написаны св. пророками Божиими и св. апостолами: те и другае написаны не самими пророками и апостолами, но по внушению Св. Духа Божия, так что эти книги Божественного писания суть – слово Божие, во истинну слово Божие.

Сын 1-й. О. Петр и самые книги эти показывал нам; они все собраны в одну книгу – Библию. Из этих книг важнейшие и нужнейшие употребляются при Божественной службе, как-то: св. Евангелие, Апостол, Псалтырь; особенно же важна книга: Святое Евангелие, которое и содержится во св. алтаре, на св. престоле, читается одним священником, или, с благословения его, диаконом. Желаю, чтобы и вы хотели учиться сих книг Божественных, а после тех, кои согласны с оными книгами Божественного писания; противные же оным книгам Божественного писания желаю, чтобы вы совсем не знали.

Отец. Спасибо о. Петру. Вы согласились на это желание?

Сын 1-й. Согласились. Когда же мы согласились, он нам велел наизусть выучить следующее: во имя Отца, и Сына, и Св. Духа, аминь, так как это прежде прочего напечатано; и дополнил, что сии слова надобно всегда помнить и произносить, когда мы изображаем на себе крестное знамение; а крестное знамение изображать должны и пред началом и по окончании каждого доброго дела, особенно же учения книгам Божественного писания.

Отец. Почему и для чего он так велел вам?

Сын 2-й. Во-первых потому, что эти слова сказаны самим Спасителем нашим Богом, сказаны Его божественным ученикам, которых Он послал проповедовать небесную веру спасительную и желающих поступить в Церковь Христову – крестить с произношением тех слов, так что ими только и совершается крещение, а без произношения оных слов и крещения не бывает. Во-вторых потому, что в оных словах содержится самый важный, самый нужный, самый главный догмат христианской веры, т. е. догмат о Св. Троице.

Сын 1-й. А для чего? Во-первых, для того, чтобы наше учение книг Божественного писания было во имя, т. е. во славу и с благословения Отца, и Сына, и Св. Духа; во-вторых, для того, чтобы дело нашего учения шло успешно, легко. В дополнение к сему, мы выучили и еще особую молитву. Боже, в помощь мою вонми, и вразуми мя во учение сие. Ибо мы своими одними силами человеческими научиться книг Божественного писания не можем столько, сколько требуется для имени, или славы Отца, и Сына, и Св. Духа. О. Петр указывал нам и на таких людей, которые выучились книгам Божественного писания, и свое знание употребили не во имя, не во славу Св. Троицы, а во имя и во славу свою, Святейшей же Троице на огорчение и хуление.

Отец. А! Какое полезное наставление! Какой прекрасный урок!!!

Сын 1-й. Мы сие помним, и всегда пред началом учения изображаем на себе крестное знамение с произношением слов: во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, аминь. Боже, в помощь мою вонми, и вразуми мя во учение сие.

Сын 2-й. То же делаем и оставляя учение; то же сделаем и оканчивая настоящей наш разговор, чтобы и он послужил нам в нашу душевную пользу, которой достигнуть можем только с Божиею помощью.

Примечание. В этом разговоре, как видят читатели, преосвящ. Аркадий изложил свое, достойное полного внимания, особенно в наше время всевозможных педагогических экспериментов, истинно-архипастырское воззрение на способ первоначального обучения грамоте наших детей православными священниками в народной сельской школе. Это воззрение свое он выразил еще яснее и полнее в двух примечательных письмах к священнику Семчезерской церкви, Спиридону Попову, по поводу сообщенного им списка (с отметками) учеников сельской школы (от 4-го и 8-го мая 1864 г.). Не можем отказать себе в удовольствии сделать извлечения из этих писем. В первом он пишет между прочим: «Показанные в списке три последние мальчика учатся азбуке и писать еще не начинали; а начинали ли их учить молитвам, которые в азбуке, которые должны знать и неграмотные, знать же не языком только, а умом?? Такому устному знанию и пониманию учить должно прежде всего, прежде первого А, так как и в самой азбуке стоит прежде всякой буквы молитва: во имя Отца, и Сына, и Святого Духа, к единому Богу, во Св. Троице прославляемому и всяким право- верующим христианином, при изображении на себе десною рукою крестного знамения, в сложении трех перстов таинственно изображаемому». Во втором письме преосвящ. Аркадий подробно говорить, как должно учить детей чтению Псалтыря:

„Рцы сие: Блажен муж, тихо и разумно, со вниманием, а не борзяся, якоже и умом разумевати глаголемая».

«Это наставление стоит после молитвы Святой Живоначальной Троицы, о которой писать я тебе от 5-го чиста сего мая месяца, за № 453.

«Это наставление ты должен передать детям и с убеждением, чтобы они соблюдали его. «Тихо и разумно, со вниманием, а не борзяся, якоже и умом разумевати глаголемая».

«Разумевати умом!!! Каким умом?? – Чьим умом?? У кого из нас достанет ума – разумевати глаголемая во Псалтыри?! «О, Всесвятая Троице, Боже и Содетелю всего мира, поспеши в направи сердце мое начати с разумом и кончати делы благими богодухновенныя сия книги!»

«Молитва сия пренеобходима, если желаем, чтобы чтение св. Псалтыри служило нам в истинную пользу.

«Пренеобходима молитва, но необходим и наш труд – труд нашего ума и внимания: Блаженни испытающии свидения Господни, по пс. СХVIII, ст. 2. Можем ли мы так говорить о себе: Коль возлюбих закон Твой, Господи, весь день поучение мое есть? (ст.97).

«Будем же употреблять и свой ум, и свой труд, чтобы читать Псалтырь разумно, во спасение своей души, якоже и умом разумевати глаголемая».

Затем изложив общие понятия о Псалтыри, о значении ее в церковном богослужебном и житейском употреблении, о разделении и псалмов. 1) на молитвенные, или просительные, 2) благодарственные, 3) хвалебные, 4) поучительные, 5) исторические, 6) пророчественные, и перечислив, какие псалмы относятся к каждому из этих отделов, преосвященный Аркадий продолжает:

«Давши понятие о Богодухновенном писателе, царе Давиде, сколько твои ученики принять могут и сколько гать знать потребно, ты, – пред самым началом учения, пред чтением первого псалма, – скажешь дитяти, что этот первый псалом относится ко псалмам поучительным, и в нем представляется изображение добрых и злых людей.

«Принявши такое понятие о псалме в основное руководство и себе самому, ты, о. Спиридон, без затруднения можешь указывать дитяти, в которых словах, или стихах изображаются добрые, в которых – злые, и как одни от других они познаются н отличаются!

«Кто добрые? это изображено в первых трех стихах псалма. «Кто злые? это изображено в следующих 4-м и 5-м стихах. «Как изображены, описаны добрые? В 1-м стихе – отрицательно, а во 2-м утвердительно, т. е. добрые суть те, кои уклоняются от зла и творят благо.

«Отрицательно, не иде... не ста... не сиде...: утвердительно: но в законе Господни воля Его, н в закон Его поучится день и нощь.

«Такой муж, иже не иде на совет нечестивых. и на пути грешных не ста, и на седалище губителей не сиде, но в закон Господни воля его, и в закон Его поучится день и нощь – такой Муж блажен.

»В чем состоит это блаженство добрых – показано в 3-м стихе. Показано подобием древа, насажденного при источниках вод и имеющего все потребные качества, составляющие доброе дерево, как-то: плод свой даст во время свое, и лист его не отпадет, т. е. муж праведный, питаясь от живых источников благодати Христовой, – Христовых словес и таинств в церкви Христовой, и творит благая дела в благопотребное время и вся ему поспешествуют во благое, – всегда процветает славою и честно пред Богом и человеки, и здесь на земле, особенно же на небе, блаженствует.

«Кань изображены, описаны злые? – в 4-м и 5-м стихе – это: не тако нечестиви, не тако. Праведные, при источниках благодатных вод, всегда зеленеют, плод творят и никогда силы своей, или плода трудов, не погубляют; нечестивые же, напротив, лишенные благодатных вод Христова учения, Христовых таинств, изсыхают, – остаются без плода, и на подобие легчайшего праха ветром возметаемого, ниже след по себе оставляют; и не точию всю свою славу, богатство и другие приятства в здешней жизни погубляют, но и сами вечно погибают. Воскреснут и нечестивые на суд, но не пребудут в совете, в сообществе праведных и, будучи осуждены во ад, в сонм осужденных пребудут. «Егда бо святые сядут со Христом судити миру, тогда грешницы не постоят, но падут». Почему так?

"Яко весть, знает Господь путь, жизнь добрую праведных и благоволит к ним, а путь нечестивых к погибели, погибнет: «ходяще бо путем сим не достигают желаемого места».

«О. Спиридон, теперь можешь ты, принаровительно к детскому уму каждого ученика своего, передать содержание псалма, и тем возбудить в нем охоту изучить этот псалом, помнить его и заботиться о стяжании правды, да тако достигнет блаженства, в соответствии сим словам, молитвы, упомянутой нами прежде, »поспеши и направи сердце мое начати с разумом и кончати делы благими богодухновенныя сия книги, яже Св. Дух усты Давыдовы отрыгну».

«Но при сем не лишне нам припомнить и то, что наши отщепенцы понимают и другим толкуют первый стих первого псалма неправильно, нечестиво. Они в число блаженных ставят себя самих. а церковника относят к тем нечестивым, о коих говорит св. Давид; совет церковников называют советом нечестивых!,. путь их – путем грешных, и седалище их – седалищем губителей.

«По точному же разуму первого стиха сего, кто сии нечестивые, грешные, грешные губители?

«Предоставим сие решить беспристрастному судье – Богодухновенному судии, – самому царю Давиду. А он решение свое уже изложил во 2-м стихе псалма.

«Тот блажен, кто не только что нейдет на совет нечестивых, не становится на путь грешных, не садится на седалище губителей, но в закон Господни воля Его, и в закон Его поучится день и нош.

«Да обратят на себя самих внимание отщепенцы наши, вникнут в свои дела и в свою совесть. В чем они поучаются день и нощь? – в закон ли Господни? В закон ли Господни воля их? Ему ли она покорена? Им ли они водятся в Богопознании и Богопочтении?? Не сами ли себе выдумали свой закон, противный даже закону Божию?! Не воли ли своей, закона Божия знать не хотящей, следуют? не в цветниках ли лжесловесных поучаются день и нощь? не к советам ли нечестивых отступников церкви прибегают? не на пути ли грешных, без покаяния и св. причастия живущих, стоящих упорно, блуждают? не на седалище ли губителей, лжеучителей, душегубителей в согласии покоятся???

«А посмотрим на истинных сынов церкви! В чем их воля, заботящаяся о своем спасении? В законе Господни. От себя ничего, противного закону Господню, не выдумает, как напр., известные расколоучители наши – Данила Викулин, Семен и Андрей Денисовы, Филипп самосожигатель. В чем сыны церкви поучаются? Преимущественно в законе Господни. Где поучаются? В церкви преимущественно. Когда поучаются? При богослужениях: и вечерних, и полуночных, и утренних, и полуденных. От кого поучаются? От поставленных законом Божиим пастырей и учителей. По каким книгам? Написанным от св. пророков и апостолов, т.е. от мужей Богодухвовенных.

«Посему, кто блажен по Давиду? Сыны ли церкви, или отступники ел??

«Постарайся, о. Спиридон, это учение св. псалма поточнее, повнятнее, поубедительнее передать детям. Увидишь, с какой охотой они будут учиться у тебя, и с каким доверием и расположенностью к тебе родители будут приводить к тебе детей.

«Впрочем, да не хвалится премудрый премудростью своей и богатый – богатством своим: но хваляйся, о Господе да хвалятся, от Него просит себе помощи и, на Него уповая, да не изнемогает в богоугодных грудах своих» (Хр. Чт. 1889 г., №11–12).

2.Разговор отца с двумя сыновьями Петром и Иваном, из которых один учился грамоте у раскольника по неисправленной Псалтыри, а другой у священника – по исправленной, – о 22-м псалме

Отец. Обучены вы, дети, грамоте, учились вы не у одного учителя, учились и по книгам не одним: хочется мне узнать, который из вас выучился лучше, который из вас умнее. Поэтому хочу вас испытать, как могу.

Дети. Готовы, батюшка, показать тебе наши успехи в грамоте: заставь нас, что тебе угодно, прочитать.

Отец. Я люблю книги Божественного писания, – особенно Псалтырь люблю. Прочитайте мне 22 псалом.

(Читает Петр, читает Иван; Петр читает бойчее Ивана, а Иван с расстановкой, по знакам препинания, с возвышением и понижением голоса, видимо, с разумением.)

Петр. Я, батюшка, прочитал, как научен.

Иван. И я, батюшка, также.

Отец. Тебя, Петр, учили лучше: твердо читаешь ты, а вот ты, Иван, не так бойко читаешь, что-то часто запинаешься, и голос как-то переменяешь, как будто разговариваешь с кем...

Иван. Батюшка, о. духовный прежде, нежели начать учить меня Псалтыри, прочитал мне молитву Святой Живоначальной Троице и спросил меня: хочу ли я учиться читать Псалтырь так, как молитва учит? Не мог я отказаться: так и начал он меня учить, и учил, и выучил...

Отец. Тебе, Петр, твой учитель показывал ли эту молитву?

Петр. Нет, батюшка, она к псалмам Давыдовым не принадлежит.

Отец. А есть она в твоей Псалтыри?

Иван. И в старых и в новых Псалтырях есть, и везде и всегда печатается пред самыми псалмами, как помощница и руководительница всякому хотящему учиться Псалтыри, читать Псалтырь.

Отец. А чему она учить?

Иван. Учить молить и просить Всесвятую Троицу, чтобы Она поспешила и направила сердце мое начати с разумом и кончати делы благими богодухновенныя сия книги.

Отец. Напрасно же, Петр, твой учитель не указал тебе на такую полезную молитву.

Иван. Батюшка, в конце правила, како подобает особ пети Псалтырь, напечатано, «тихо и разумно, со вниманием, а не борзяся, якоже и умом разумевати глаголемая». Сему меня о. духовный и учил: и учил он меня тихо и разумно, а не борзясь; так старался обо мне, чтобы я мог и умом разумевати глаголемая...

Отец. Тебя, Петр, так ли учил твой учитель?

Петр. Нет, батюшка, он не о разуме глаголемых заботился, а чтобы я каждое слово разбирал скоро, произносил согласно ударению... читал плавно... разум-ат сам в голову влезет...

Отец. Поверю ваши слова. Возьмите свои Псалтыри: сказывайте, о чем буду я вас спрашивать. Вот напр. над 22-м псалмом киноварью написано: «псалом Давыдов», – что это значит?

Петр. Это не что иное, как надписание, которое показывает, что творец сего псалма был Давид.

Отец. По твоему, Иван?

Иван. В моей книге, которая напечатана в 1845 г., надписано: псалом Давиду.

Отец. Это не то, что в Петровой Псалтыри.

Иван. О. духовный показывал мне три Псалтыри: одну – эту, напечатанную в 1845 г., другую – напечатанную в 7085 г., т.е. за 279 лет до текущего года, а третью – изданную в Гродне в 7293 г., а напечатанную в 7160 г. В первой надписание, как я сказал; во второй – псалом Давыдов.

Петр. Обе старые Псалтыри имеют одно надписание псалма: в новой же – очевидная новизна.

Иван. Учитель мой духовный объяснял мне: надписание псалмам сделал не сам Давид, а иные; надписание в Псалтыри 7085 г. с занятою, которая не у места и служит к затмению смысла, а надписание в Псалтыри 7293 г., хотя и без запятой, но не вполне смысл выражает и она. Псалтырь – книга богодухновенная, составлена не самим Давидом, а Богом Давиду вдохновена. Посему будет правильнее, псалом Давиду, т.е. вдохновенный Богом Давиду, нежели: псалом Давидов, как будто самим Давидом составлен.

Отец. Вот что!!! Две только старинные Псалтыри, и те в одном надписании не вполне согласуются, и обе имеют такое надписание псалма, которое не дает понятие о богодухновенности псалма... Ну, Петр, у тебя и своего разума не достало, и от учителя твоего не прибыло...

Иван. Учитель мой прежде, нежели начал учить меня псалму, открыл мне содержание псалма, чтобы облегчить мне разумение глаголемых во псалме, чтобы возбудить во мне охоту выучить псалом.

Отец. Тебе об этом говорил учитель, Петр?

Петр. Нет, батюшка, он ничего своего не придумывал: учил тому только, что в книге видит глаз.

Отец. Какое же содержите псалма?

Иван. В этом псалме св. пророк Давид прославляет неизреченное Божие благоволение к избранным, коих блаженство описывает чрез подобие овец, пасомых благим пастырем.

Отец. Петр, это замечательно, важно, утешительно! Прочитайте псалом в другой раз.

(Читают, как и прежде).

Отец. Теперь, как узнали содержите псалма, он стал как бы яснее, понятнее, любезнее, привлекательнее: скажи же, что тебе говорил учитель еще...

Иван. Богодухновенный Давид в сем 22-м псалме представляет Бога пастырем, а себя самого со всеми избранными – овцами; и держась сего подобия, начинает псалом: Господь пасет мя, и ничтоже мя лишит. Я Божие овча, и поелику пасет меня Бог всесильный, всемудрый и всеблагий, ничтоже мя лишит, ни в чем недостатка терпеть не буду: «потому что, скажу слова бл. Феодорита, Пастырь сей пасомым своим даруете всякое наслаждение благое».

Отец. Разумно, разумно, сынок; а ты, Петре, этого не слыхал?

Петр. Нет, батюшка.

Иван. Овец ты, брат любезный, знаешь; пастуха овец также видал: знаешь, думаю, что для овец потребно?

Петр. Мнится мне, потребно для овец вот что: а) тучная пажить, б) чистыя воды, в) если заблудят которые, приведение их в стадо, г) вождение по удобным путям, е) защищение от хищных зверей, ж) подкрепление утружденных, з) врачевание в случае какого-либо повреждения, или болезни, и) безопасное место для отдохновения и покоя.

Иван. Все это изобильно подаете Бог избранным своим; все это св. Давид в своем псалме и представляет.

Петр. В самом деле?

Иван. Слушай: на месте злачном, тамо всели мя. Это может всякий христианине говорить. Не на сухом месте поставил меня, не на бесплодном и пустом, а на пажитях тучных, где великое изобилие здравых и полезных злаков, – всели мя.

Отец. Да всякий ли христианине на таком месте и в таком обилии живет?

Иван. Батюшка, здесь разумеются не простые овцы, а под их подобием избранные Божии: посему и под подобием места злачного надобно разуметь пажить духовную. Бл. Феодорит толкует: «3лаком же называется здесь священное учение божественных словес; потому что сей Пастырь сперва питает словом, а потом предлагает таинственную снедь». Чем нас питает матерь наша, Христова церковь? По заповеди Пастыря Христа – Словом Божим, таинствами Христовыми... И что сей пищи здоровее и полезнее!...

Отец. Это первая потребность для овец – тучная пажить. Что далее!

Иван. На воде покойне воспита мя. На сии слова бл. Феодорит говорит: «Дает разуметь воду пакибытия, в которой крещаяся, возжелавший благодати совлекается греховной ветхости и из ветхого делается новым». Под именем воды покойной означается вода духовная -- благодать Божия; ею мы воспитываемся в жизнь вечную.

Отец. Чистые воды! Здоровые воды! Воды благодати! И тот только не пьет оных, кто сам не хочет, не жаждет!!

Петр. О третьей потребности овец что и как говорится в псалме?

Иван. Кратко: Душу мою обрати. Кто не заблуждал и не заблуждает? Кого Пастырь добрый не обращал и не обращает? Он, душу свою положивый за овцы, заблуждающа меня взыскал и обратил на путь истинного Богопознания, привел в стадо овец своих – общество верующих, во двор овчий – в церковь свою! Се есть великое благодеяние, и одним избранным Божиим свойственное, которым Бог не попускает заблуждати присно!

Петр. Ах, теперь чувствую, чего лишаются те, кои не принадлежать к овцам Христовым, к стаду Христову, к церкви Божией!..

Отец. Да... поелику пасет их не Господь, а своя их воля, всего лишены: не имеют злачных пажитей духовных, – хлеба – слова Божия – и святейшей Евхаристии; нет у них и воды благодати – Христовых таинств. Душа их, как непокорная овца, блуждает!!

Иван. Все это говорил мне мой учитель.

Петр. А мой – молчал; да и на что указать мог бы он, сам жаждущий и алчущий, блуждающий?

Иван. Настави мя на стези правды, имене ради своего. В этих словах изъясняется четвертая потребность для овец.

Петр. На стези правы, а не правды.

Иван. А по Псалтыри 7085 г. «на стезя правы».

Отец. Не о словах, а о разуме слов дело: в словах же иной и другой и третьей Псалтыри разум для разумного один; разумным же назвать надобно того, кто себя, или свой разум предает в послушанье Христово.

Иван. Разум слов приведенных такой: Настави мя, т.е. ходить мне сотворил узким путем заповедей своих, да праведно и благочестно поживу в веце сем. Сие же творить не ради каких-либо предшествующих заслуг наших, но ради имени своего, да явлено сотворить богатство милости своей (Еф. 1,6).

Петр. Этого моему учителю и самому не приходило в голову, так как голова его набита широкими путями заблуждений, неправды, отвергшей всякое послушанье церкви Христовой.

Отец. Что значить слова: Аще бо и пойду посреде, сени смертныя, не убоюся зла, яко Ты со мною еси?

Иван. Пятое благо, еже есть защищенье от хищных зверей. Аще и пойду посреде, сени смертныя, т.е. сквозь места мрачные, зверьми исполненные, разбойниками и иными опасностями, самою смертью угрожающими, не убоюся зла, яко Ты со мною еси. Несказанною безопасностью наслаждается сердце человека, который любить Бога, который всегда Его зрит пред собою. Бл. Феодорит: «имея такого помощника и поборника, не убоюсь даже самых врат смерти, но с пренебрежением встречу всякую смерть».

Петр. Сени смертныя.... не так; а сении смертных.

Иван. И то не так: а сеней смертных, по Псалтыри 7085 г.

Отец. Сень смертная означает густую и не проницаемую тьму, каковую приносит смерть, непричастная света: в такой темноте отвсюду опасности; хоть посреде сеней смертных, хоть посреде сени смертныя, скажешь, смысл не разъединится и не утратится; но посреде сении смертных!! Какое число сении? Если бы сений, было бы множественное; а сении– единственное. От какого же слова? Сения что ли? или сение?? Говорится сень, а не сений и не сение... Да не о словах, а о разуме слов дело. Следуете шестое благо, – подкрепление утружденных. В чем оно?

Иван. Жезл твой и палица твоя, та мя утешиста. Жезл – наказание, а палица – утешение; то и другое подкрепляет утрудившихся, ослабевших. Учитель мой при сем стихе заметил, что подобие овец было до сего только стиха; а с сего стиха речь пошла простая о людях. Бл. Феодорит: «Жезлом подкрепляет мою немощь, а палицею руководит на правый путь. Посему не погрешает, кто именует так спасительный крест: потому что печатью и воспоминанием оного освобождаемся от враждебных демонов и руководимся на истинную стезю».

Петр. Как часто и истово надобно употреблять сей жезл и палицу!!

Иван. Смотри же, чем врачуются повреждения, или болезни избранных Божиих: Уготовал еси предо мною трапезу – всякого рода утехи, которые пророк, по человеческому обычаю, описывает чрез подобие пиршества, на котором во первых представляется трапеза, изобилующая наилучшими брашнами; потом подается драгоценное миро, или благовонные масти, для помазания главы; за сим следует вино для упоения и развеселения возлежащих; сопротив стужающих мне т.е. врагов, всех скорбей наносимых мне от врагов духовных. Обычаю таких пиршеств последовала и св. Мария Магдалина (Мф. 26, 7). Бл. Феодорит на пятый стих псалма говорит: «Сие явственно для сподобившихся тайноводства и не требует никакого изъяснения. Ибо знают они и духовный елей, которым умастили главу, и укрепляющее, а не расслабляющее упоение и таинственную снедь, какую предлагает нам сверх пастырства своего соделавшийся и женихом». Это благодатная трапеза – святейшая Евхаристия, таинство тела и крови Христовой, которых верующие причащаются. О, сколько подкрепления и утешения и спасения и исцеления заключает в себе чаша тела крови Христовой, выносимая для нас из алтаря церковного, когда уготовляется трапеза – Божественная литургия!!

Отец. Ты заставляешь меня смутиться... Но докончи псалом.

Иван. И милость твоя поженет мя вся дни живота моего: и еже вселитимися в дом Господень, в долготу дней. Сие есть осмое и последнее благо, руководствующее избранных к верховному благу, еже есть неизреченное Божие милосердие, которое ленящихся нас, паче же отвращающихся и убегающих, повсюду преследует, не хотящих предупреждает, хотящим вспомоществует, добро творящим посредствует. Почему св. пророк, заключая псалом, просить Бога, да не лишит его милости своей и да дарует не только в настоящей жизни доброжительствовати, но и в будущей да введет в вечный покой. И милость Твоя никогда да не оставляет меня, до последнего жизни моей воздыхания да сопровождает меня, и по разлучении моем от тела да вселиши мя в дом Господень – в небесное преблаженное жилище, в долготу дней – во век не скончаемую. Бл. Феодорит: «Снабдителем же сих благ – Твое неизреченное человеколюбие, которое не дожидалось нашего прошения, но как некиих беглецов преследовало и постигло, дарует же нам спасение и в Божественных обителях место для пребывания, и в настоящей и в будущей жизни. Ибо сие выразил Пророк, сказав: в долготу дней, т.е. всегда и непрестанно, а это приличествует оным векам, не имеющим конца»!

Отец. Какой сладостный псалом! Спасибо учителю твоему, что он так учил тебя!

Иван. Этот псалом всегда читается для готовящихся ко св. причащению, и как он идет к сему времени и к сим лицам!!

Петр. Получая, разумение псалмов, не погонимся за некоторыми разностями в словах. Ах! какая потеря, что меня учили читать только, а не разуметь, не учили меня о разуме глаголемых веселитися!!!

Иван. Вот ведь и последнее слово в 22 псалме в Псалтыре 7085 г. стоить дни, а в прочих дней: станем ли спорить и смущаться о разности сей?

Отец. И то и другое дают разум один, да читающие их живут не по одному разуму: есть которые знать не хотят трапезы Господней, поносят ее; таковые, читая псалом, следуют ли учению его?

Иван. Нет, нет!

Отец. Учитель Иванов лучше учителя Петрова. И другим посоветую, чтобы перестали отдавать своих детей в науку не знающим силы слова писания, а отдавали бы отцам духовным.

Иван. Батюшка, если хочешь, я и еще псалом прочитал бы тебе.

Петр. Хочется и мне послушать еще. Куда годится мое ученье! Пожалуй, с ним и больше заблудишься, если станешь сам, без церковного учителя, толковать. От такового-то своемысленного толкования и произошли различные толки – Даниловцев и Филиповцев; а если Господь душу их не обратит, забредут они и еще далее в сень смертную и погибнуть в ней! Спасибо тебе, брать, что ты у духовного учителя хорошо научился и нам открываешь глаза!

Иван. Будем чаще читать молитву Святой и Живоначальной Троице, с помощью и по руководству Ее будем иным читать Псалтырь. Ей вполне во всю жизнь не научиться... Псалтырь во всю жизнь будет нас веселить о разуме словес своих.

3. Разговор отца с детьми Петром и Иваном о 132-м псалме

Отец Вечер зимний, дело поделано; почитать бы нам Псалтырь...

Иван. Изволь, батюшка. Уже поздненько: покороче псалом выберем, напр. 132-й.

Петр. Хорошо. Я что-то люблю его больше, чем другие.

Отец. Прочитайте наперед просто: ты, Иван. по старинным книгам; а ты, Петруша, по новой. (Читают) Ну, что заметили?

Иван. Странное дело!.. Во Псалтыри 7085 г. псалом без знаков препинания: одна точка заменяет и запятую, и точку с запятой, и двоеточие. Опять: на ометы одеждя, а в Псалтыри 7293: на ометы одежды. Опять, – по 1-й: сходящия на горы, а по 2-й: сходящая на горы.

Петр. А надобно быть: на ометы одежды его сходящия на горы. И вместо ту, лучше – тамо.

Отец. Заметим это. Скажи нам, что тебе, Иван, о семь псалме говорил твой наставник?

Иван. Он, по обычаю, обратил мое внимание на надписание и содержание псалма. Надписание: песнь степеней.

Отец. Это уже не то, что над псалмом 29-м.

Иван. Надписание песнь степеней находится над 15– псалмами, которые составляют 18-ю кафизму.

Петр. В старинных Псалтирях: песнь степенная, а не степеней. Блаженный Феодорит и св. Евеимей научают, что песни сии надлежит разуметь по письмени о возвращении иудеев из Вавилона во Иерусалим: понеже Дух Свят устами Давида воспевает здесь бедственное пленение Вавилонское и радостное избавление от оного.

Иван. Некоторые думают, что сии 15 псалмов сложены были на тот конец. дабы петь их при восхождении в храм Соломонов, который имел лествицу о 15-ти степенех, как повествуют церковные писатели. Но, как бы то ни было, только то известно, что восхождения сии, хотя из Вавилона в Иерусалим, хотя чрез степени храма Соломонова, были прообразованием восхождения избранных, которые чрез степени добродетелей, а особливо любви, из плачевной юдоли сей восходят в небесный Иерусалим. В самом деле, все сии 15 псалмов исполнены горячими чувствиями к Богу, и свойственны только тем, которые признают себя быть странниками и пришельцами на земли сей, и иногда бедствия свои оплакивают, иногда к покою отечества воздыхают, и тако всегда к восхождение готовы суть. Из этих 15-ти псалмов св. Дамаскин извлек мысли для своих Антифонов, которые поются в церкви на утренних известных службах.

Отец. Хорошо знать это предварительно чтения псалма: псалом 132-й – четырнадцая степень.

Иван. Батюшка, теперь скажу и содержание сего псалма. Псалом сей, кажется, для того сложен, чтобы воспевали его иудеи по возвращении из плена и когда, по возобновлении града и храма, начали жить совокупно в мире, составлять один народ, отвергши разделение, или раскол, который находился прежде пленения между царством Израилевым и царством Иудиным.

Петр. Приличествует также и всякому обществу, в котором процветает взаимное согласие и любовь.

Иван. Наипаче же имеет место псалом сей в церкви, в обществе христиан православных, еще более – в небесном отечестве, где все совершени суть во едино (Иоан. XVII гл.).

Отец. Радуюсь, дети, что вы так понимаете; и ты, Петр, начинаешь ревновать брату.

Иван. Превосходный псалом сей начинается такими сладостнейшими словами: се что добро, или что красно; но еже жити братии вкупе. Это глас тех, которые уже вкушают приятность совершенныя любви, и, имея одно сердце и одну душу, радуются каждый о счастии другого не меньше, как о своем!..

Петр. Может ли что быть лучше и блаженнее такого состояния!

Иван. Это блаженное состоите псалом изъясняет двумя подобиями – драгоценного мира и росы.

Петр. Вот эти сравнения, из коих первое в следующих словах: яко миро на главу, сходящее на браду, браду Аароню, сходящее на ометы одежды его.

Иван. Немножко слова поправить надобно: не на главу, а на главе. Иначе желаемого смысла в словах не будет.

Отец. Ну, продолжай, Иванушка!

Иван. В моей Псалтири так написано: яко миро на главе, сходящее на браду, браду Аароню, сходящее на ометы одежды ею. Из 30-й главы Моисеевой книги Исход видно, что первосвященник, при посвящении, был помазуем драгоценным миром: сие миро, излеянное на главу первосвященника, стекало прежде на браду, а потом на ометы, т.е. на полы, или на края одежды. Чрез это означается следующее. Как миро от главы не сообщается, разве частям соединенным, ибо ежели бы брада не соединялась с главою, но, будучи отсечена, где нибудь инде находилась, без сомнения, не участвовала бы во излиянии мира, и ежели бы одежда не соединялась с телом, но, будучи сложена, лежала в сундуке, не могла бы также напаяться миром: так и братия ежели бы не жили вкупе и не были между собою соединены союзом любви, небесные дары, изливающиеся от главы Христа, не сходили бы ни на священников, ни на прочих людей!

Отец. Вот как, Петр! Вот как учат духовные! Есть чему поучиться!!

Петр. Ну, – как изъяснить второе подобие, которое в сих словах: яко роса Аермонска, сходящая на горы Сионския?

Иван. Тебе, братец, известно, что есть роса. Пусть горы никакой приятности не чувствуют от росы; но приобретают от нее великую пользу. Дожди, упадающие на горы, стекают с гор, а роса остается на горах, напояет и оплодотворяет их. Воспоминается о двух горах, именно Аермонских и Сионских. Об них скажу вам, что об них сказал путешественник недавний, г. Авраам Норов: «Вид с вершины Фавора очарователен, оттуда впервые открылась мне на севере снежная вершина. А ниже Ливана расстилающаяся огромным шатром – это Эрмон, упоминаемый в Библии. Обратим здесь внимание на географический смысл 3-го стиха псалма 132-го: как роса на Эрмон, сходящая на горы Сионския. Это сближение имен Эрмона и Сиона затрудняло многих; но мы видели, что горы Сионские, о которых говорится во псалме, суть те, которые прилегали к Фавору и о которых говорит Иисус Навин (гл. XIX). Этим совершенно объясняется, как облачные пары, всегда накопляющееся вокруг снежной вершины Эрмона, разрешались над Фавором и прилежащими к нему горами Сионскими.

Петр. К чему это?

Иван. Горы Аермонские и Сионские смежны, сходны между собою этим Дух Святой научает соединению, единодушию братии. Горы Аермонские выше гор Сионских; на первых бывает роса изобильнее; от этого изобилия первые сообщают росу последним, Сионским горам. Благо, приобретаемое братьями, живущими вкупе, есть яко роса Аермонская, сходящая на горы Сионские; или: согласная братия суть яко горы, или холмы Сионские, на кои сходит небесная роса от Христа, как высочайшей и небесною росою преисполненной горы Аермона.

Отец. Где эта роса между чуждающимися св. церкви Христовой? Где эта гора, с которой бы на них сходила роса небесная? Где у них Аарон, на главе которого миро, сходящее на браду его, сходящее на ометы одежды его? Ни мира, ни росы!!! Непомазанные, безросные, безблагодатные, иссохшие, бесплодные!!! Вот состояние враждующих с материю церковью Христовою, враждующих и между собою – Даниловцев и Филипповцев, и других сектантов!

Петр. Не сказал ли тебе, брат, твой учитель: за что такими благами изобилует общество братий, живущих согласно и мирно?

Иван. Это сказал и пророк Давид: яко тамо заповеда Господь благословенье и живот до века. Причина блаженного состояния мирно и согласно живущих братий – благословенье Господне. Благословение Господне есть источник всех благ благословение есть то же, что благотворение. Братская любовь зело благоприятна есть Богу: Бог и благословляет ее, она и исполняется всех благ. Се что добро, или что красно, но еже жити братии вкупе!

Отец. Превосходный псалом! Споемте антифон из него: Се ныне что добро...

Дети! живите вкупе, мирно живите и с другими, особенно с матерью церковью живите мирно, т.е. с ее благодатными чадами, из коих столь бесчисленное множество уже блаженствует на небеси, наслаждаясь миром Божественный любви, сходящим на них от Главы Христа, и росою свыше – благодати и славы!

4. Разговор о пятидесятом псалме193

1-й. Нет ни одной церковной службы, при которой бы не употреблялась Псалтырь Давыдова; и во всей Давыдовой Псалтыри нет ни одного псалма, который бы так часто был употребляем при богослужениях, как псалом 50-й: какая бы этому причина?

2-й. Касательно употребления Псалтири Давидовой в церкви вопрос твой разрешается Василием Великим, Иоанном Златоустым, бл. Августином учителем и бл. Феодоритом, которых свидетельства печатаются в книге Псалтири прежде псалмов, а касательно употребления псалма 50 вопрос твой разрешается содержанием псалма сего.

1-й. Какое же содержание псалма сего, которое ввело сей псалом в столь частое употребление в церковных службах?

2-й. Вот надписание псалма: «Псалом Давыдов: всегда приити к нему Нафану пророку внегда вниде к Вирсавии, к жене Уриеве». Это по Псалтири, напечатанной в 5-е лето патриаршества Филарета Никитича. Это надписание научает, по какому случаю написан 50-й пс. История сего случая в 12 гл. 2-й кн. Царств. Св. Григорий Двоеслов говорить: «Известна история, из которой заимствовано это надписание. Давид, пленясь красотою Вирсавии, жены Урии, не только совершил с нею плотский грех, но и, убивши мужа ее, сделал ее своею женою. Когда же пришел к нему пр. Нафан и, приведши подобие, взятое от овец, осудил его собственным судом, не только не захотел скрывать или извинять греха, но, сознавшись в оном, обратился к горькому плачу покаяния. Впрочем, в самом псалме нисколько не упоминается об этой истории, а представляется одно сильное чувство скорбящего сердца. Из сего псалма мы научаемся бояться состояния счастливого, быть более бдительными при всяком мирском благополучии: ибо за настоящими радостями часто следует непрерывный плач. Как посредством плача мы переводимся к радости, так чрез радость переходим к плачу. Потому тот, кто сказал блажени плачущии, яко тии утешатся (Мф. V,5), говорит также: горе вам, смеющимся ныне, яко возрыдаете и восплачете (Лк. VI, 25). Кто святее Давида? Он, когда притесняем быль гонением Саула, не только не хотел убить своего гонителя, но даже, когда мог убить его, пощадил. Ибо чем более сознавал свою немощь во время злополучия, тем сильнее утверждал свою надежду на милосердие Бога. Но когда, после победы над врагами, не опасался уже притеснителей: сталь неосмотрителен в безопасности и к прелюбодеянию присовокупил человекоубийство. Научаемся еще из сего псалма тому, чтобы обуздывать плотские пожелания и никогда не отчаиваться в милосердии Божием. Всякий, кто отчаивается получить прощение и не решается принесть покаяние, да приведет на память покаяние Давидово. Послушаем Давида вопиющего, – возопием и мы с ним послушаем рыдающего, – возрыдаем и мы; послушаем плач его, – восплачем и мы, да слышим, как он исправился и будем радоваться с ним». Дозде св. Двоеслов (Воскр. Чт., год ХШ, стр 531).

1-й. В новых выходах Псалтыри в надписании прибавлено слово: в конец, – «в конец псалом Давыду»: что скажешь о сей прибавке?

2-й. Не знаю, почему в прежних выходах при 50 пс. было опускаемо слово в конец: при прочих псалмах значится сие слово и в прежних изданиях. В конец при 50 пс. значить то, что сей псалом достоин петь быти до скончания мира.

1-й. Впрочем, сей 50 й пс. по всем изданиям славянским почти никакой разности не имеет; вот какие только разности: 1) в 6 ст. у нас судити, у вас судити ти; 2) в 13 ст. у нас отверзи, у вас отвержи; 3) в 18-м у нас жертве, у вас жертвы; 4) в 21-м у нас правде, у вас правды; 5) в 22 м у нас тельца, у вас тельцы. Только.

2-й. Сей псалом чаще других употребляется: от того легче могла быть соблюдена первоначальная точность перевода псалма сего на славянский язык; ни переписчики, ни печатальщики, ни с намерения, ни без намерения, не могли отступать от первоначального перевода: кому не был известен сей псалом? кто его не слышал?

1-й. Вот что! Для чего же бы и нынешним выходам отступать?

2-й. Они не отступили; они восстановили первоначальный текст, который в указанных тобою пяти местах изменился.

1-й. Как это?

2-й. Разберем все 5 мест. Первое – у вас судити, у нас судити ти; у нас противу вашего прибавлено: ти.

1-й. О! прибавлено!! Знаешь, что за прибавку?

2-й. Опущение по прежним изданиям восполнено: ти читаем мы и в беседах св. Златоуста на 14 посл. Ап. Павла, на л. 87-м изд. 1623 г.; читаем и в Апостоле. Без ти не будет полного смысла в стихе: и победиши внегда судити – кого, кому? Кто судия? над кем судия? Прочтем весь 6-й ст.: Тебе единому согреших, я – Давид; и лукавое пред Тобою сотворих, я – Давид, подсудимый пред Тобою, Боже, судьей моим. Яко да оправдишися во словесех Твоих, объявленных мне чрез Твоего пророка Нафана, в обличение греха моего: ты праведно обличил меня; я неправеден, и если бы я стал отрицать мое преступление, победить меня, я не устою на суде... внегда судити ти, когда ты будешь судить меня. См. 4 ст. 3-й гл. послания к Римлянам.

1-й. Ты выпутаешь себя и из второй перемены?

2-й. Не нужно мне себя выпутывать: истина сама собою открывается. Посуди сам, – что значит отверзи?

1-й. Милосердия двери отверзи нам...

2-й. Очень хорошо; ты сим доведешь до истины. Милосердия двери отверзи, а не отвержи.

1-й. То-то и не надобно бы вам пременять отверзи на отвержи.

2-й. Не отверзи мене от лица Твоего: что это значит?

1-й. Не отверзи – не отторгни, не отбрось, не откинь...

2-й. Когда ты говоришь: милосердия двери отверзи нам, толи разумеешь, т.е. отторгни, отбрось, откинь?

1-й. Как можно! – я тут разумею: отверзи – отвори, открой!

2-й. Прекрасно! Если отверзи, т.е. отвори, открой – это к дверям идет; а если отвержи, т.е. отбрось, откинь – это к лицу разгневанному идет: не отвержи мене от лица Твоего, разгневанный грехами моими, Боже! Два глагола: отвергаю, отверзаю. Первый имеет не отвержи, второй – не отверзи: выбирай теперь. Не отвержи – точь-в точь и с греческого языка. Не отверзи нейдет к смыслу стиха.

1-й. Пусть так; у нас жертве, а у вас жертвы, (ст. 18)?

2-й. У нас и восхотел с прибавлением еси; без прибавления сего еси, восхотел – глагол может относиться к первому, второму и третьему лицу; а с еси, относиться может к одному второму лицу, как в настоящем 18 ст. и есть. Как мы говорим: не восхотел чему, или чего? Обыкновенно – чего, жертвы; а чему не восхотел, жертве, – не есть обыкновенно; даже не подведешь сего и под то правило, о котором говорится в Грамматике 1648 г. на л. 285.

1-й. Пусть так; но нельзя так сказать о жертве правды.

2-й. В ст. 21? Жертва приносима была и бывает Богу, а приятная Богу жертва бывает та, которую составляют дела правды, в чем бы, в каких бы видах сии дела ни были являемы. Впрочем, благоволить Господь и жертву правды, т.е. для правды, или за правду что-либо делаемое, приносимое.

1-й. Много ли у вас Христов?

2-й. Что за вопрос?

1-й. У вас тельцы, а не тельца, (ст. 21).

2-й. Тогда возложат кто?

1-й. Верные всех мест и всех времен.

2-й. Одного они тельца возложат тогда?

1-й. Одного, – Исуса Христа.

2-й. Одного Иисуса Христа прообразовательно; а просто, видимо, по чину левитскому, евреи приносили многих тельцов, не могли принесть одного только: но сии многие изображали, прообразовали Единого. Чит. Евр. IX, 10. Читая 50-й пс. надлежит примечать не разности, за который ты только стоишь, а нечто другое, поважнее этих разностей.

1-й. А что такое – твое поважнее?

2-й. Рассуждая о поминаемых в сем псалме, по надписанию, лицах: Давиде, Нафане и Вирсавии, надлежит примечать: 1) Грех Давидов и праведных людей великим страхом поражать должен: ибо если толикий друг Божий так удобно пал, то кто не убоится падений? 2) Покаяние того же Давида всем грешникам надежду спасены подавать должно: ибо грех его по всему зело тяжек был; однакоже чрез истинное покаяние удобно обрел прощение. 3) Нафан пророк хотя быль и меньший Давида и по дару пророчества, и по власти, и по премудрости, и по иным дарам Божиим, однакож Богу угодно было, чтобы он Давида обличил и к покаянию привел. Сим примером уветщаваются великие люди не презирать служителей слова Божия, но приходить послушати их, хотя бы сами были премудрее и больше их. 4) Каких бед виновна бывает красота жены, соединенная с бесстыдством и с злою склонностию!

1-й. И подлинно, – знать это, наблюдать это, гораздо полезнее для души, чем наше стояние за буквы!

5. Разговор между православным и раскольником о ином Иисусе

Православный. Тебя, слышу я, очень смущают слова св. Апостола Павла об антихристе, якоже ему сести в церкви Божией. I. Сол. II, 4. Ты думаешь, что это иной Иисус, который сидит ныне в церкви на престоле; и сие твое мнение думаешь подтверждать словами же св. Апостола Павла: аще бо кто грядый инаго Иисуса проповедает. 2Кор. XI, 4.

Раскольник. Подлинно так, – и смущаюсь, и думаю, и подтверждаю: слово Божие не мимо идет.

Прав. Никто так ясно не истолковал нам слова св. Апостола Павла, как св. Иоанн Златоустый. Сего великого учителя вселенского толкования, первоначально написанные на греческом языке, а потом на наш славянский язык переведенные, напечатаны в Киеве еще в 1623 г., т.е. за 19-ть лет до патриаршества патриарха Иосифа: будешь ли верить толкованию св. Златоуста, как давно напечатанному?

Раск. Буду, напечатана книга до патриарха Никона, еще не испорчена им.

Прав. Слушай же, как св. Златоуст толкует слова св. Апостола Павла, которые тебя смущают: «Да никтоже вас прельстить ни по единому же образу, яко аще не приидет отступленье прежде и открыется человек греха, сын погибели, противник и превозносяйся над всякаго глаголемаго Бога или чтилища, тако якоже ему сести в церкви Божией, аки Богу, показующу себе яко Бог есть. О антихристе зде беседует, и велие открывает тайны. Что есть отступление? Того самого антихриста нарицает отступление, яко многих имущаго погубите и отставите: тако яко, рече, соблазните, аще мощно, и избранные; и человека греха нарицает, и бесчисленная бо сделает, и приуготовит иных да делают лютая. Сына же погибели глаголет и, зане и той погибнет. Кто же есть сей? Убо ли сатана? Никако же: но человек некий, всякое его восприемляй действо. И открыется человек, рече, превозносяйся над всякого глаголемого Бога или чтилища. Не бо в идолослужение введет он, но богопротивен некто будет, и всех разорит богов, и повелит кланятися себе вместо Бога. И сядет в храме Божием, не иже в Иерусалиме, но и в церквах. Показующу, рече, себе Бога. Не рече, глаголюща, но покушающася показати: ибо дела велия сделает, и знамения покажет чудная». Слово в слово выписано: своими глазами поверь с книгою, – и книга пред тобой. Стр. 2333–2334.

Раск. Вижу.

Прав. Понимаешь ли?

Раск. Понимаю. О антихристе зде беседует.

Прав. Укажешь ли на кого из живших, или из живущих, чтобы он был тот самый антихрист, о котором св. Апостол Павел написал?

Раск. Того самого антихриста нарицает отступление – это ваш патриарх Никон!...

Прав. Подумай и скажи: где бы и когда бы патриарх Никон повелел кланяться себе вместо Бога? Он себя, до благочестивой кончины своей, рабом Божием почитал. Когда и как он покушался показать из себя Бога? Самые неприязненные судии его, лишившие его чести патриаршей, не обнаружили в нем такого богопротивного антихристианства. Антихрист знамения покажет чудные: какие знамения показа патриарх Никон?

Раск. Якоже ему сести в церкви Божией.

Прав. Дополни: аки Богу, т.е. повелитъ кланятися себе вместо Бога; дополни: показующу себе яко Бог есть.

Послушай не меня, а св. Апостола Павла, св. учителя и святителя Иоанна Златоустого. Да посмотри, что ниже говорить св. Апостол Павел: и тогда явится беззаконник, егоже Господь Иисус убиет духом уст Своих, и упразднит явлением пришествия Своего, – так ли кончил свою жизнь патриарх Никон? Он скончался в вере Христовой, блаженною мирною кончиною, а не убиен и не упразднен явлением пришествия Иисус Христова, ибо доселе нет и самого пришествия Христова.

Раск. Ну, если не Никон, то иной Иисус, который сидит ныне в церкви на престоле.

Прав. Прииди и виждь, что на престоле: 1-е св. Крест Христов, 2-е св. Евангелие Христово, 3-е св. Божественные Христовы тайны, или тело и кровь Христовы.

Раск. Все это иной Иисус, т.е. антихрист; послушай и ты св. Апостола Павла, – у вас не Исус, а иной Иисус: аще убо грядый инаго Иисуса проповедает... Видно, ты не читал послания Аввакума превелелепного, как он досточудно обличает вас, что православная церковь, поклоняясь Иисусу, поклоняется не Спасителю мира, Сыну Божию, а – антихристу.

Прав. После того, что напечатано на стр. 20–31 во 2 ч. книги: Истинно древняя и истинно православная Христова церковь (1856 г.), следовало бы мне только показать тебе эти страницы, попросить тебя, чтобы ты прочитал их и понял... Убедился бы ты, сколь превелелепен ваш истинно – нелепый Аввакум, и сколь злобная клевета на православную церковь, достойная полного осуждения, изъявлена в том послании его; однакож одолжаюсь нисколько и поговорить с тобою об одном том, что это за иной Иисус, о котором пишет св. Апостол Павел. 2Кор. XI; 4.

Раск. Ваш, ваш это иной Иисус, который сидит ныне в церкви на престоле!

Прав. Обратимся к подлинным словам св. Апостола: Аще убо грядый иного Иисуса проповедает, еюже не проповедахом, или Духа иного приемлете, егоже не приясте, или благовествование ино, еже не приясте, добре быша подъяли. На русском языке слова сии: «Ибо ежели бы кто, пришедши, начал проповедывать другого Иисуса, которого мы не проповедывали, или бы вы получили другого Духа, какого вы не получали, или другое благовествование, какого вы не принимали, то вы были бы очень снисходительны к тому». На сии слова можешь ты читать и толкование св. Златоуста на л. 1374 и 1375-м в книге, напечатанной в 1623 году, то же толкование прочитать можешь и в книге, напечатанной на русском языке в Москва, в 1843 году.

Раск. Позволь мне прочитать (читает): «Внимаймо прочее, ибо велия беда, и глубок низбрег (дебря), аще просто то мимотечем, и всем ересем приступ даст реченное. Кое убо есть разумение глагол сих»?

Прав. Сам видишь, что говорит св. Златоуст, – он говорит: «Вникнем в слова Апостола. Ибо великая угрожает опасность, глубокая пред нами пропасть! Если оставим без исследования, то сказанное выше откроет вход всем ересям».

Раск. И так какой же смысл имеют сии слова?

Прав. Вникнем в слова Апостола и в слова толкования Златоустова. Св. Златоуст иного, другого Иисуса называет и Христом, именно в 18 строчке на 1375 листе.

Раск. Чтож из этого?

Прав. Вникнем: иной, другой Иисус есть иной, или другой Христос... Этот иной, или другой Иисус. Христос есть тот, которого Апостолы не проповедовали, которого не должно проповедовать... А у нас с вами один и тот же Иисус Христос, которого Апостолы проповедали, а не иной, не другой, – прочитаем 2-й, 3-й, 4-й, 5-й, 6-й и 7-й члены Символа Веры.

Раск. По членам то Символа веры один, да по имени-то не один! У нас: Исус, у вас: Иисус!

Прав. Только? Вникнем же еще в слова, и только в сии два слова: иного Иисуса. Эти-то два слова, или одно, вполне напечатанное – Иисус, и должно уверить вас, что и истинного Спасителя имя, печатаемое, или пишемое сокращенно: Iс, есть точно – Иисус.

Раск. Что ты?...

Прав. Представим двух человек: одного из них зовут Петр, другого – Иван. Как ты будешь говорить об них? Без сомнения, о Петре – как о Петре, а не об ином Иване; об Иване – как об Иване, а не об ином Петре; между сими двумя именами неуместно слово, иной. Вот назови того и другого человеком, тогда уместно будет сказать: иной человек Петр, иной – Иван; а все-таки и тот, и другой – человек.

Раск. Что из этого?

Прав. Слово – иной – указывает на такое лицо, которое носит на себе то же наименование, какое носит и другое лицо; так, если есть иной Иисус, которого Апостолы не проповедовали: то есть и другой Иисус, которого Апостолы проповедовали; если не проповеданный Апостолами Иисус есть иной Иисус: то и проповеданный ими есть истинный Иисус; имя иного – есть имя истинного.

Раск. А иной что значит?

Прав. Представь. Есть отец, у которого два сына, и оба называются Степанами; один из них пришел из Питера, другой живет постоянно (в деревне) дома. Отцу понадобился который-нибудь из них, и он зовет: «Степан, поди ко мне». Если отец зовет первого, а придет к нему другой, не скажет ли он: «нет не сей Степан мне нужен, а иной, другой?»... Так слово иной показывает, что тому и другому сыну имя одно; если бы не было одно, говорили бы не так, – не: сей, а иной мне нужен; а так мне нужен напр. Петр, а не Иван. Уразумей же, что у Апостола Павла при имени Иисус поставленное слово иной показывает, что и истинного Иисуса подлинное имя есть не другое какое, как то же – Иисус; иной Иисус от истинного Иисуса разнится не по имени, а по качествам, по свойствам, или тем, что иной – не проповеданный, а истинный – проповеданный Апостолами.

Раск. Да, – бывает, что если сойдутся два или три человека одинаково добрые, или одинаково ученые, мы и говорим: все они, как один, хотя бы и различными именами назывались. Но ужели же и об наших учителях должно сказать то же, что св. Златоуст сказал о коринфских растлителях, т.е. «подобно бо им бяше, многая бляди творящим, сметие наводити несмысленное догматом сим?»

Прав. Если здраво и без пристрастия рассмотреть учение ваших Аввакумов, или последователей Аввакума вашего, то безгрешно можно отнести к ним слова св. Златоуста: «они, пустословя о многом, внесли в догматы веры глупые мелочи!» ..

Раск. Иной... иного...

Прав. Да, это слово иной – указывает сравнительно на другого... Не проповеданный Апостолами иной Иисус указывает на проповеданного Апостолами Иисуса. Не соблажняйся, а умудрися сим. Я тебе другой пример покажу. Во св. Евангелии от Иоанна, гл. XIV в ст. 16 (Зач. 48) сказано: Аз умолю Отца, и иного Утишителя даст вам (Ев. печ. 7135, или в девятое лето патриаршества Филарета патриарха). Слова эти самого Господа нашего Иисуса Христа. Вот и в них слышим слово – иного; слово это приложено к Утешителю: иной Утешитель этот есть «Дух истинный», как сказано ниже. Но этот иной не указывает ли на другого Утешителя? Указывает. Если бы не указывал, не было бы и слова иной. Этот иной Утешитель на кого именно указывает? На Утешителя же. А кто этот Утешитель, на которого указывает иной Утешитель? Сам Иисус Христос, который говорит: Аз умолю Отца, и иного Утешителя даст вам, т.е. ученикам Христовым, которые безутешно возскорбели, услышав, что Иисус Христос оставляет их. И так Утешителя Иисуса заменит иной Утешитель. А кто же он? Дух истины (17; 9); Дух Святой, егоже послет Отец, той научит всему (ст 26): иже от Отца исходит (XV, 26;3ач. 52). Такой иной Утешитель может ли быть иной, противный Утешителю Иисусу Христу? И потому, если есть иной Утешитель, может ли быть отвергаем тот, которого заменяет, на которого указует? Так не имя составляет разность лиц, а свойства, качества; и имя одного, словом, иный указывает на другое существо, которое носит на себе тоже имя. Выражение: иной Иисус у Апостола не требует, что этого имени Иисус нельзя отнести к Божественному лицу Спасителя, а доказывает, что полное и подлинное имя Спасителя есть Иисус, а не Исус. Это то и хотели показать те, кои напечатали книгу в 1623 году: «Беседы св. Златоуста на 14 послание св. Апостола Павла». В книге этой сколько раз напечатано: Иисус!...

Раск. Много раз; но к кому относится это имя? Не к самому Спасителю, а к рабу Его – Иисусу Навину; а где это имя относится к самому Спасителю, там везде только Iс, с одним I.

Прав. Поверим. На стр. 891 в словах: никто же Духом Божиим глаголяй, речет анафема Иисуса. Здесь имя – Иисус – относится собственно к лицу Иисуса Христа Господа.

Раск. Пусть так; а еще уже нет! О... иной Иисус... ант...

Прав. Прочитаем страницы 3041, 3042-ю. Вот: «рече Иисус Навин». За антихриста ты почитаешь Иисуса Навина? Св. Златоуст вот что об нем говорит: «Божий же друг дружним созданием повелеваше... и долу сыи горе сущым повелеваше... (Слыши же, откуда такое бысть) Почто? – образ бяше Христов, Иисусово имя... Сего ради убо, понеже сицевое изречение имяше в образ еже Иисус, того самого наречения устыдеся тварь... Что убо? ин ли не наречен Иисус? но сей сего ради наречеся во образ. Ибо и Авсий глаголашеся, сего ради преложися имя: проречение бо бе и пророчество: той введе люди в обетование, яко же Ic в небо... Зриши ли образы исперва пронаписуемыя... да егда увидиши в человеческом образе Иисуса сия глаголюща, несмутишися, ниже странно удивишися». Устыдись же следовать своим слепым вождям, которые думают и учат, что под именем Иисуса разумеется антихрист.

Раск. Почто же, отче, где говорит писание о Спасителе, пишут и печатают так: Iс, а не Иисус? Это можно видеть и на стр. 3042 и 3043-й.

Прав. Святейшее имя Спасителя у греков, по его всеобщей известности, для краткости, во все времена почти, обыкновенно писалось сокращенно, под титлом, так: ΙΣ, Ic: но оно никогда не выговаривалось, равно как никогда без сокращения не писалось иначе, как так: Ιησους (Иисус). Таковых древних и древнейших рукописей у нас в государственных книгохранилищах в обеих наших столицах очень немало (Стр. 21 Ист. Древ, и Ист. Прав. Хр. Цер.).

Раск. Вижу, что антихриста в нашей церкви нет; что святейшее имя Спасителя Господа нашего, без сокращения, – Иисус; что в имени Иисуса понимающие антихриста суть заблуждающие. Иисус, Сыне Божий, помилуй мя!

* * *

79

За доставленье этих писем мы обязаны благодарностью И. В. Арсеньеву, которому они достались после деда его, князя Ю В. Долгорукова, бывшего некоторое время олонецким губернатором.

80

Впоследствии, при письме от 21 ноября, И. Е. Троицкий прислал нам два письма преосв. Аркадия, писанных в марте 1862 г., в коих упоминается о 30-м и 31-м №№ «Разговоров». Значить уже в 1862 году их было именно более 30-ти!

81

Письмо от 29 октября 1889 г.

82

Письмо от 7 ноября 1889 г.

83

Выголексинских раскольников преосвященный Аркадий посетил вскоре же по приезде в Петрозаводск: он принят был очень внимательно, вообще остался доволен этим посещением и подробно описал его в письме к одному из своих пермских знакомых, – екатеринбургскому купцу Гавриилу Казавцеву (единоверцу). Вот что между прочим писал Казанцев преосвященному Аркадию в ответ на его письмо: «Прелюбопытнейшее описание вашего высокопреосвященства о путешествии вашем по епархии, о пребывании в Данилове, в Лексе, заняло все мое внимание, и я многократно читал и перечитывал превосходное описание ваше. Да! Исторические места эти, игравшие во времена минувшие весьма важную роль! Подробная их история, написанная с точки беспристрастного правдивого воззрения, была бы в настоящее время очень полезна и поучительна. Реформация западной церкви имеет многих историков; со временем, может быть, явится и у нас подробное, верное сказание о прошедшем в облачение ложных умствований, и мы в поучение свое будем иметь историю смут церковных. Выгорецкий скит, Данилов, Лекса с одной стороны и Вятка с другой – два рассадника учений явно противоположных один другому, согласных только в одном: противлении св. вселенской церкви. Царство разделившееся на ся запустеет... Этот глагол писания и сбылся над всем старообрядчеством. Очень утешительно слышать, что ваше высокопреосвященство приняты были с честью и радушием в Данилове и Лексе; беседовали с ними в мире, любви; пели с ними. Благоприветливость вашего высокопреосвященства, снисходительность проникли чрез кору ожесточения этих грубых по понятиям людей в их сердца, души, и, без сомнения, посещение архипастыря долго будет сохраняться в их памяти. Даруй Господи, да уважение их к вам превратится в любовь, а любовь созиждет единение духа в союзе мира. Бог любви и мира, Господь наш Иисус Христос, да поможет вам, высокопреосвященнейший владыко, в воссоединении к св. церкви расточенных н чуждающихся»... (Сообщено И. Е. Троицким).

84

Об этом письме преосв. Аркадий напоминал и впоследствии обоим священникам: «Отцы любезные! Я паки обращаю ваше внимание на мое к вам письмо...» (См. 1-е пис. к о. Ребольскому).

85

К о. Нименск. пис. 6-е

86

К нему же пис. 12.

87

Пис. 16 и 17.

88

Писано в великий пост: пис. 5 е, от 21 февр. 1854 г.

89

Пис. 7-е, от 27 авг. 1854 г.

90

Пис. 10-е, от 15 июня 1855 г.

91

Пис. 100-е, от 21 мая 1867 г.

92

Пис. 18.

93

Вот слова, содержащиеся в этих стихах: И глаголаше (Иисус): тако есть царствие Божие, якоже человек вметает семя в землю: и спит и востает нощию и днию: и семя прозябает и растет, якоже не весть он. От себе бо земля плодит прежде траву, -потом клас, таже исполняет пшеницу в класе.

94

Пис. 26-е.

95

Известное сочинение м. Платона.

96

Из священников.

97

Пис. 5-е.

98

Пис. 10-е и 11-е.

99

Пис. 18-е.

100

Пис. 98-е.

101

Т. е. митрополита Филарета.

102

Пис. 33-е, от 20 июня 1860 г.

103

Т. е. на Рогожском Кладбище.

104

В этом примечательном слове раскрывалась та мысль, что различие в обряде не препятствует единоверию и православию составлять едину церковь Христову. Оно напечатано в книге: «Сведения о единоверческих церквах», л. 40 об –43.

105

Пис. 15-е.

106

Пис. 4-е.

107

Пис. 5-е.

108

Пис. 47-е.

109

Писатель этот – Павел Любопытный. Его «Каталог» раскольнических писателей именно тогда, в 1863 г., был напечатан в «Четиях Общ. Ист. И Древн.».

110

Т.-е. «Каталога» Любопытного.

111

Пис. 84-е, от 26 ноября.

112

Пис. 85-е.

113

Пис. 92-е.

114

Пис. 90-е. Где теперь эта библиотека? Не находится ли кое-что из нее, особенно ценное, в библиотеке некоего собирателя древних рукописей?

115

Пис. 36-е.

116

Пис. 45-е.

117

Пис. 70-е.

118

Пис. 73 е, 76-е, 99-е.

119

Пис. 94-е.

120

Пис. 12-е.

121

Пис. 13-е.

122

Пис. 43-е.

123

Об освящении Волосовской единоверческой церкви, происходившем 26 сент. 1862 г., преосвященный Аркадий писал подробно причту Семгезерской единоверческой церкви (Пис. 30-е). Эти письма к семгезерскому причту весьма примечательны.

124

Пис. 70-е.

125

Пис. 96-е.

126

Пис. к о. Нименскому 2-е.

127

При м. Григории открыты были в Петербурге классы для приготовления противораскольнических миссионеров: о. Нименский как видно, слушал здесь уроки.

128

Пис. 11-е.

129

Хотя отец ее был Степан Иванов, но, по обычаю безпоповцев, она именовалась не по отцу; впрочем далее преосвященный Аркадий называет ее Степановной.

130

Пис. 15-е, от 18 июня 1856 г.

131

Пис. 18-е, от 3 июля 1856 г.

132

Пис. 20-е от 2 сент. 1855 г.

133

Помянутая выше Федосья Барсина.

134

Пис. 14-е, от 10 дек. 1856 г.

135

Голова – тот самый, который женат был на дочери большака Степана Иванова.

136

Пис. 15-е, от 13 янв. 1857 г. Пис. 15-е, от 13 янв. 1857 г.

137

Пис. 16-е, от 25 февр. 1857 г.

138

Смирнов – доверенное лицо преосв. Аркадия.

139

Пис. 20-е, от 18-го марта 1857 г.

140

Пис. 20-е, от 2-го сентября 1859 г.

141

Пис. 32-е, от 15 июня 1860 г.

142

Пис. 41-е, от 18 апреля 1861 г.

143

Пис. 46-е, от 10 июля 1861 г.

144

Пис. 47-е, от 16 июля 1861 г.

145

Эта Асафовна, как можно догадываться, была сожительница Степана Иванова, мать упомянутой выше Любови Богдановны.

146

Пис. 50-е, от 20 сентября 1861 г.

147

Из «Летописца» Выгорецкого (см. в прилож. к соч. Гр. Яковлева) видно, что пожары на Выге в Лексе бывали часто.

148

Об них часто упоминается в «Летописце» за двадцатые и тридцатые годы.

149

Пис. 61-е, от 11 июня 1862 г.

150

Пис. 62-е, от 19 июня 1852 г.

151

Пис. 77-е.

152

Пис. 78-е., от 25 июня 1863 г

153

Тот самый, о котором упоминалось выше.

154

Пис. 80-е, от 9 сент. 1864 г.

155

Пис. 81-е, от 30 сент. 1863 г.

156

Пис. 83-е, 12 нояб. 1853 г.

157

Пис. 84-е, от 26 нояб. 1863 г.

158

Пис. 86-е, от 7 янв. 1864 г.

159

Пис. 87-е, от 31 мар. 1864 г.

160

К ней преосвященный Аркадий писал и прямо весьма замечательные послания: два из них, обязательно сообщенные нам И. Е. Троицким, печатаются ниже.

161

Пис. 88-е, от 12 мая 1864 г.

162

Пис. 91-е, от 13 окт. 1864 г.

163

Пис. 93-е, от 29 дек. 1864 г.

164

Пис. 97-е, от 21 февр. 1867 г.

165

Пис. 99-е, от 11 апр. 1867 г.

166

Пис. 101-е, от 31 окт. 1867 г.

167

Преосв. Аркадий уволен на покой 7-го июля 1869 г.

168

Скончался 8 мая 1870 г. в Александро-Свирском монастыре.

169

Письма эти сообщены нам в копии И. В. Арсеньевым, за что приносим ему усердную благодарность. К сожалению, в копии не означены ни числа, когда письма писаны, ни №№, которые преосв. Аркадий обыкновенно выставлял под письмами. Письма даже не отделены одно от другого, а составляют как бы одно письмо, только разделенное на части обычными обращениями: о. Иоаннъ! В надписи, сделанной на рукописи, как полагаем, клязем Ю. В. Долгоруковым, от которого наследовал ее И. В. Арсеньев, даже прямо сказано: «копия письма преосвященнейшего Аркадия к священнику Даниловского прихода г. Иоанну Ребольскому». Мы полагаем, что это есть соединение нескольких писем, писанных одно за другим; но печатаем их не разделяя, как они писаны в самой рукописи. На ней поставлен 1852 г., и это есть, надобно полагать, действительный год написания писем: несомненно, что они относятся к первоначальной деятельности преосв. Аркадия в Олонецкой епархии и были первыми из писем его к о. Ребольскому, предшествовали напечатанным в «Христианском Чтении» (из этих последних только одно относится к 1852 г., и имеет по содержанию близкое сходство с нашими, а остальные начинаются с 1853 г.).

170

Известна «История Выговской пустыни», составленная Выгорецким киновиархом Иваном Филипповым; в 1862 г. издана Кожанчиковым. Выписки, доставленные преосв. Аркадию о. Ребольским и разбираемые в настоящих письмах, по-видимому, сделаны из другой «Повести», быть может, существовавшей на Выге и приобретенной здесь о. Ребольским.

171

Преосв. Игнатий Воронежский, бывший первым епископом Олонецким (1828–1842 г.), также примечательный деятель против раскола, оставивший нисколько достойных внимания сочинений о расколе. Преосв. Аркадий питал глубокое к нему уважение: вскоре по вступлении на Олонецкую паству, в июле 1852 г., будучи на месте подвигов преосв. Игнатия, на Лессе, он произнес похвальное слово в память этого, незадолго пред тем скончавшегося (1850 г.) архипастыря (см. Христ. Чт. 1888 г. № 7–8), а сочинениями Игнатия пользуется и в настоящем письме, при чем особенно рекомендует его «Беседы» о мнимом старообрядчестве и о нем самом говорит с благоговением. Полную «Повесть» Ив. Филиппова преосв. Аркадий имел потом в издании Кожанчикова, о чем упоминает в письме к тому же о. Ребольскому от 26 ноября: «и труд Петра (Ивана) Филиппова – история о Выговской пустыни ныне с печати вышла».

172

Палеостровском.

173

Сл. Сочинений прот. А. Иродионова вып. 1-й, стр. 17–18. Ред.

174

Т. е. «Виноград Российский».

175

Действительно неверно. Данила Викулов умер не в 1708-м, а в 1734 г., четырьмя годами позднее Андрея Денисова (1730 г.), который был киновиархом Выгорецким совместно с Данилой Викуловым. В «Летописце Выгорецком» точно записано: «Сего ж году (1734) Даниил Викулич преставися 12 октября. В общежительстве поживе 40 лет; всего житья его 80 лет без 9 недель (См. прилож, к Извещению праведному Григория Яковлева, стр. 151). Общежительство начато, по Летописцу, в 1695 г. След, до 1734 г. протекло именно 40 лет, и самому Даниилу было тогда, при основании общежития, 40 же лет. А на Выг Данила пришел, по Летописцу, в 1684 году, след. 30-ти лет. В выписке, доставленной преосв. Аркадию, не точно указан собственно год смерти Даниила.

176

Сообщена И. Е. Троицким.

177

Сообщена И. Е. Троицким. При этом письме, как видно из содержания его, препровождены были письма преосв. Аркадия к лексинским раскольницам.

178

Та самая раскольница, о которой в 1857 г. преосв. Аркадий писал: «Дорофеевне, хулящей нас и ненавидящей, объявите, что мы и ей желаем спасения», и проч. См. в предисл. Значит в 1861 г. преосвященный открыл уже с нею письменные сношения.

179

По всей вероятности, деньги бедным сестрам юного семинариста были присланы из собственных средств владыки, и он маскирует их истинный источник этими неопределенными фразами. Прим. И. Е. Тр.

180

Сообщена И. Е. Троицким.

181

Сообщена И. Е. Троицким.

182

Сообщено И. Е. Троицким. Это письмо и следующее за ним составляют прекрасный переход к печатаемым далее «разговорам», или «тетрадкам» преосв. Аркадия. Из писем этих видно, какое значение разговорам усвоял преосв. Аркадий и как заботился, чтобы священники имели с них списки.

183

Местный причетник. Прим. И. Е. Тр.

184

Доставлено И. Е. Троицким.

185

В Кенорецком погосте, находящемся в верстах 10 или 12 от Плесского. Прим. И. Е. Тр.

186

Троицкий погост в верстах 20 от Плесского. Прим. Его же.

187

Местные троицкие причетники, очень умные и энергичные люди, много потрудившиеся в борьбе с расколом и за то любимые преосв. Аркадием. Прим. его же.

188

В верстах 12 от Плесского. Прим. его же.

189

В верстах 12 от Бережнодубровского. Прим. его же.

190

Верстах в 30 от Бережподубровского. В Волосове было два священника. Все эти приходы находятся (в Каргополе) неподалеку от моей родины (Красновского погоста), во всех их я бывал по нескольку раз но точное расстояние их друг от друга позабыл. Прим. его же.

191

Из других писем преосв. Аркадия видно, что он негодовал на Плесского о. диакона (и фамилия его была Плесский) за то, что он, будучи одиноким вдовцом и имея собственный просторный дом не хотел дать в нем дарового помещения для церковной школы, а требовал значительной платы. За это преосв. Аркадий считал его корыстолюбивым. Этой фразой, вероятно, он хотел и закончить письмо. Прим. его же.

192

Сообщены И. Е. Троицким.

193

В этом разговоре 1-й разговаривающей есть старообрядец, а второй – православный. Ред.


Источник: Москва. Типография Э. Лисснера и Ю. Романа, Воздвиженка, Крестовоздвиженский пер., д. Лисснера. 1890. Отдельный оттиск из №№ 14, 15, 16, 17, 18, 19 и 20 за 1889 год и из №№ 1, 2, 3, 4 и 5 журнала «Братское Слово» за 1890 год.

Комментарии для сайта Cackle