Николай Иванович Троицкий

Глава 39. Окончание речи Господа – Иеговы и ответ Иова (1-й). Если Господь промышлением своим охраняет порождение, воспитание и размножение диких коз и ланей; если Он одарил неукротимой свободой дикого осла и необузданного носорога, имеет любвеобильное попечение о птенцах страуса и дает ему способность самосохранении; если Он одарил коня силою, наделил его орудиями самозащиты и воинским мужеством; если Его премудростью направляется полет ястреба и орла, спасается от смерти в уединенных местах коршун: то может ли человек вступать в спор с Богом и указать Ему какой-либо недостаток в Его промыслительных действиях? – Нет, против всемогущества, премудрости, благости Господа – Промыслителя никто не может возражать, решительно отказывается от прения с Богом и смиренномудрый Иов

Ст. 1 – 4 . Аще уразумел еси время рождения коз, живущих на горах каменных; усмотрел же ли еси болезнь при рождении оленей (ланей); исчислил же ли еси месяцы их исполнения рождения их болезни же их разрешил ли еси; вскормил же ли еси детища их вне страха., болезни же их отслеши ли; извергнут чада своя, умножатся в порождении (т. е. бывают полными при самом рождении), изыдут и не возвратятся к ним. Дикие козы (jaala, τραγελάφως , ibex),живут обыкновенно на горах (между прочим, на Кавказе, в Каменистой Аравии, в Абиссинии и др.); здесь они отыскивают самые тихие и уединённые места, преимущественно на самых вершинах. Некоторые виды этой породы поднимаются за пределы снежной линии. Они необыкновенно ловки в лазанье и прыганье, и обнаруживают при этом смелость, сметливость и решительность: верными шагами переходят чрез самые опасные места в горах, продолжительно стоят на самых узких карнизах скал и спокойно смотрят на ужаснейшие пропасти, даже пасутся у страшных обрывов... Эти козы наделены относительно огромной силой и удивительной выносливостью. Все это дает им возможность существовать в негостеприимной местности, где всякий листок, всякая соломинка должны быть взяты с бою. Сочные горные растения составляют пищу козлов; они умеют находить хорошие пастбища, и, отыскивая их, делают иногда переходы в несколько миль. После пятимесячной беременности, большею частью на последней неделе июня или в начале июля, коза рождает одного иногда двух детенышей: козлята родятся вполне развитыми и с открытыми глазами; после нескольких минут они уже в состоянии следовать за матерью. Дикие козлята уже в первый деиь жизни бегают по горам почти также ловко и бойко, как и их матери. Старая коза любит своего малютку до чрезвычайности, лижет и чистит его, водит с собой, разговаривает с ним ласковым блеяньем, держится, пока он сосет, в уединенных пещерах и оставляет его только, когда злой человек теснит ее так, что она прннуждепа бежать для спасения своей жизни, без которой погиб бы и её детеныш. В этих случаях коза бежит на самые крутые обрывы и ищет убежища в самых страшных ущельях. Козленок между тем прячется необыкновенно искусно за камни или в какую нибудь щель, сидит там неподвижно, притаившись, и только смотрит, слушает и нюхает. Серый цвет меха охраняет его тут вместо матери. Этот цвет так близок к цвету камней и скал, что даже самый острый соколиный глаз не в силах открыть козленка, прижавшагося к земле.... Как только опасность пройдет, мать возвращается к козленку. Такою материнскою любовью Господь охраняет жизнь даже диких коз 57!

Оленица (ajalah, ἐλαφως, лесная коза, лань) водится в большой части Азии. Олени предпочитают гористые местности ровным и особенно охотно держатся в больших сплошных лесах, преимущественно в лиственных, но зимою спускаются с гор в долины. Все движении оленя легки, красивы и привлекательны; его обыкновенный шаг довольно скор; мелкая рысь очень быстра, а скорость полного бега почти невероятна. Из внешних чувств оленя преимущественно развиты слух, обоняние, зрение: олень может чуять человека на расстоянии до шестисот шагов; олень слышит малейший шорох в лесу. Все эти свойства хорошо обезопашивают оленя от его врагов: медведя, росомахи, особенно рыси и волка. Оленица носит детеныша от 40 до 41 подели; в конце мая или июня она рождает одного, редко двух телят. Когда приближается время родов, оленица ищет уединения и спокойствия в самом густом лесу. В первые три дня жизни телята так беспомощны, что не могут двигаться с места. Их можно тогда поймать руками. В это время мать редко оставляет их и притом только на короткое время. Если ее даже спугнуть, то она уйдет только на такое расстояние, которое нужно, чтобы отвратить опасность. Если к ней приближается хищник, то она, несмотря на свою обыкновенную боязливость, убегает не раньше и бежит не скорее, чем нужно для её спасения. Она знает, что это самое лучшее средство отвлечь внимание от теленка и привлечь его на себя; между тем она сумеет обмануть ревностного преследователя. Как только она отведет врага, она снова бежит на то место, где оставила своего детеныша. Теленок, проживший неделю, уже способен всюду следовать за своею матерью, находить с нею корм, и тотчас же прячется в высокой траве, когда та закричит в страхе; или быстро и сильно начнет бить передними ногами о землю. Мать кормит его иногда до начала следующего чревоношения, приучает его выбирать годную для пего пищу и затем оставляет его; но теленок и вскоре после рождения может самостоятельно жить и питаться 58. Так промысл Божий поддерживает и благоустрояет жизнь ланей!

Ст. 5–8. Кто же есть пустивый осла дивияго (дикаго) свободна, узы же его кто разрешил; положит же жилище (τὴν δίαιταν) ею пустыню, и селения ею сланость (солончаковые степи); смеяйсн многу народу града, стужания же данническаго (подданнического) не слышай. Усмотрит на горах пажити себе, и в след всякаго злака ищет (рус. гоняется за всякою зеленью). Дикий осел (onager) бил распространен по всей Малой Азии, Сирии, Персии и Аравии. Его внешние чувства, особенно слух, зрение и обоняние так тонки, что к нему невозможно подойти в открытой степи. На бегу он опереживает лучших лошадей. Он довольствуется весьма малым и на водопой отправляется только через день, поэтому его почти никогда не удастся подкараулить. Солонцеватые растения составляют для него самую приятную пишу, он любит также растения с горьким соком. Соленую волу он предпочитает пресной, но пьет только чистую воду, до мутной даже не дотрагивается. Тогда как дикий осел наслаждается полной свободой в пустыне, ручной или домашний осел есть раб своего господа, который заставляет его голодать, работать и переносить немилосердные побои. На всем Востоке никому по приходит в голову идти пешком, даже у нищего обыкновенно есть осел; он едет на нем до того места, где обыкновенно просит милостыню, оставляет осла, как он говорит „на Божий корм», а вечером едет на нем обратно домой. (В настоящее время езда на ослах особенно распространена в Египте. Здесь эти усердные животные совершенно необходимы для удобств жизни в больших городах. В Каире беспрестанно видно ослов в непрерывной толпе народа, двигающегося по улицам. Погонщики ослов, столь необходимые для всяких путешественников, из-за большей платы стараются разогнать осла вскок особенными своими движениями, побоями или ударами и уколами палки, заостренной с одного конца; сам он бежит за ослом, взывает, кричит, ободряет, болтает... И осел мчится между всевозможными грозящими опасностью животными и всадниками, уличными повозками, навьюченными верблюдами и всадниками; он ни на минуту не теряет ни бодрости, ни послушания, его даже нельзя удержать....) 59. Так человек унизил, поработил, даже изуродовал осла, между тем как Господь одарил его столькими совершенствами и такой свободой! Так справедлив Господь в отношении к своим, даже неразумным, созданиям, ужели Он может быть жестоко – несправедливым в отношении к человеку?!

Ст. 9–12. Похощет же ли ти единорог (άτράπβλος μονόχερως) работати, или поспати при яслех твоих; привяжеши ли ременем иго его, и провлечет ти бразды на поли; надеешилися нань, яко многа крепость его; попустиши же ли ему дела твоя; повериши же ли, яко воздаст ти семя; внесет же ли ти в гумно (т. е. поверишь ли ему, что он возвратит с поля посеянное тобою и сложит жатву на гумно твое?). Обыкновенный двурогий вол есть кроткий, преполезный слуга своего властелина – земледельца; он постоянно в его полном распоряжении, работает, ест и отдыхает при его яслях; в поле пашет и боронит даже в знойный полдень; а когда посеянное на вспаханном поле взойдет и созреет, то вол тихо, как бы бережно, свозит снопы в гумно и здесь их вымолачивает. Совершенно не таков однорогий и толстокожий вол – носорог. Это неуклюжий, малоподвижный, неукротимый и страшно – яростный зверь...

Любимые местопребывания носорогов – богатые водою пространства: болота, широко разливающиеся реки и озера с лесистыми, тинистыми берегами, вблизи тучных пастбищ.

Носороги ночью деятельнее, чем днем. Сильный жар им очень противен, поэтому они в полуденные часы всегда спят в каком-нибудь тенистом месте, лежа на воловину на боку, наполовину на животе и вытянув голову вперед в таком же положении; или же стоят лениво в лесу, где высокие верхушки деревьев защищают их от солнечных лучей. Носорог спит очень крепко. В послеобеденные часы носорог просыпается, валяется в грязной луже (что очень любит) и выходит на корм. Носорогу открыто пастбище везде, как в глухих лесах, едва доступных другим животным, так и в равнинах, в воде, как и в болотных тростниках, на горах, как и в долинах. Он с величайшею легкостью прокладывает себе дорогу через самые непроницаемые чащи. Ветви и топкие стволы деревьев должны расступиться перед колыхающейся массой или пасть под её ногами; носорог обходит только большие деревья. Носорог всего охотнее ест жесткие кустарники разного рода, колючки, дрок, твердые камыши, степные травы и т. п. В дождливое время носорог охотно оставляет леса и отправляется к возделанным полям, если они лежат недалеко от его жилища. Тут он делает невероятные опустошения. Носорог пожирает не только жёсткие части мимоз и других колючих тропических растений, но и сучья (в 11/2 – 2 дюйма в поперечнике). Все движения носорогов тяжелы, ловких оборотов они не делают, но, раз разбежавшись, они движутся очень быстро. На бегу носорог обыкновенно держит голову низко и прямо вперед, но во гневе качает ею из стороны в сторону. Ярость его не знает меры; он вымещает свою злость на всем, что попадается ему на дороге: в этом случае часто страдают даже деревья и камни; а если он не видит ничего кругом, то роет в земле борозды (в 6 – 8 футов глубины). Бывают случаи, что носорог бросается сбоку на повозку, или на запряжённого в нее быка и с невероятной силой тащит все за собою и ломает в дребезги. Носорог страшный враг всех животных: львы и тигры избегают его, зная, что их когти слишком слабы, чтобы разорвать его толстый панцирь. Удар львиной лапы, мгновенно убивающий быка, носорогу нипочем... Приручить и обуздать столь сильное и выносливое животное человеку было бы весьма выгодно, но – решительно нет для того никакой возможности: так оградил Господь этого зверя от всепорабощающей власти человека 60.

Ст. 13 – 18. Крило веселящихся Нееласа, аще зачнет Асида и Нессса (т. е. крыло страусов играет, но разве нежно крыло их и маховые перья'?): яко оставит на земли яица своя, и на персти (песке) согреет, И забы, яко нога разбиет, и зверие селнии (полевые) поперут. Ожесточися на чада своя, аки бы не ея, вотще трудися без страха (т. е. не страшится, что труд её будет напрасным): яко сокры Бог ей премудрость, и не уделц ей в разуме. Во время же (опасности) на высоту вознесет (себя): (поднимется вверх): посмеется коню и седящему на нем 61. Страус всегда был птицей пустыни. Степи и пустыни, заключающие кое – где плодородные низменности, составляют местожительство страуса. Гнездо страуса располагается посреди открытого поля и состоит просто из почвы, на которой свободно лежат яйца. Гнездо есть не что иное, как круглое углубление в несколько разрыхленной глинистой почве, как раз таких размеров, что его можно прикрыть телом при высиживании. Вокруг этого гнезда страусы набрасывают ногами нечто в роде вала, в который упираются лежащие в гнезде яйца. Несколько самок кладут яйца в одно гнездо, но высиживают их не они, а страус – самец. Яйца насиживаются всегда целую ночь, а днем оставляются на целые часы, но закрываются при этом песком. Днем они иногда совсем оставляют гнездо, предоставляя высиживание яиц солнцу; но как только заметят, что гнездо открыто и что к нему подходил человек или хищное животное, переменил положение яиц или взял их несколько из гнезда, они тотчас сами уничтожают гнездо; растаптывают все яйца и устраивают новое гнездо в другом месте. Такое отношение страусов к воспитанию своих детенышей достаточно оправдывает слова Господа, что страус бывает жесток к своим детям, (чего не желали признать естествоиспытатели: Реомюр, Кольб и Адансон 62). Самое развитое чувство страуса есть несомненно зрение. Глаза его чудно хороши, а сила зрения удивительная: зрение охватывает целые мили расстояния его пустынной области. После зрения всего выше развиты слух и обоняние; ощущение же и вкус довольно тупы. В умственном отношении страусы принадлежат к самым глупым и тупоумным из всех существующих птиц. Что они очень трусливы, это не подлежит ни малейшему сомнению: страус бежит от всякого незнакомого явления; но едва оценивает опасность по действительному значению её, и приходит в тревогу и страх даже при виде совершенно безвредных животных. Страусы могут привыкнуть к известной местности, но не выучиваются решительно ничему и слепо следуют всяким минутным побуждениям; наказание пугает их в самый момент его исполнения, но нисколько не исправляет. Сильные и лёгкие ноги хотя и не вполне заменяют страусу крылья других птиц, однако делают его в высшей степени подвижным: он не только соперничает в быстроте бега со скаковой лошадью, но обгоняет ее: он как бы посмеивается над конем и всадником – охотником, когда они преследуют его 63.

С'т. 19 – 25. Или ты обложил еси коня силою, и облекл же ли еси выю его в страх (т. е. гривой); обложил же ли еси его всеоружием, славу же персей его дерзостию (отвагой); копытом копая на поли играет, и исходит на поле с крепостию: сретая стрелы посмеивается, и не отвратится от железа (т. е. меча). Над ним играет лук и меч, и гневом потребит (глотает) землю, и не имать веры яти (не хочет ждать), дондеже вострубит труба. Трубе же вострубившей, глаголет, благоже (издает звук „го! го.»): издалеча же обоняет рать (чует битву), со скаканием и ржаним 64. Лошадь – животное бодрое, подвижное и смышленое: в её движениях есть что-то привлекательное и гордое. Конь одарен от Бога крепкой силой и гордой отвагой, а вместе с тем орудиями самозащиты: в случае нужды он с большим мужеством защищается от врагов ударами копыт и зубами (так поражают волков степные лошади и тарпаны). Из всех животных конь лучший слуга и сподвижник человека: он может не только работать под тяжелой ношей, но и столь быстро бегать, резво нестись на поле битвы и неустрашимо участвовать в бою... Стрелы, пущенные с крепкого лука, со свистом проносящиеся мимо его ушей, железный меч, сверкающий над его головой, не страшат его, он несется на поле кровавой битвы, как бы на место народных игр. Он с нетерпением ожидает сигнала воинской трубы, весь одушевляется первым звуком её; на трубный звук отвечает мощным откликом; из невидимой дали чует приближающуюся неприятельскую конницу, и, как бы вызывая противника на бой, несется во весь мах, потрясая воздух звучным ржанием: его звуки „го! го!» проносятся громким эхом по скалам. Таков в особенности арабский конь. „Услуги хорошо воспитанной породистой арабской лошади невероятно велики. Арабам случается делать в продолжение шести дней сряду ежедневно по десяти, двенадцати и даже пятнадцати миль. Если после того лошади дать дна дня отдыха, то она в состоянии сделать такую же дорогу во второй раз. По мнению арабов, хорошая лошадь должна быть в состоянии нести на себе не только вполне взрослого человека, но еще его оружие, его ковры для отдыха и сна, запас пищи для себя и своего всадника и знамя, не смотря на противный ветер; в случае нужды, она должна мочь бежать во весь опор целый день, без пищи и питья 65. Внешняя осанка коня, его гордая поступь и благородное мужество всегда привлекательны и производят сильное впечатление на наблюдателя. Посему изображение коня с его „страшной гривой» встречается на памятниках до-исторической древности 66. „В истории первые известия о лошадях застают их в Египте. В древнейших иероглифах уже изображены лошади, как мужественные проводники и носильщики человека в пылу битвы « 67. Вместе с изображением героев в древнейшие героические поэмы вошло и художественное изображение коня, как олицетворение гордого и пламенного геройства. Так Гомер сравнивает с конем одного из героев Троянских:

„Словно конь застоялый, ячменем вскормленный в яслях,

Привязь расторгнув, летит, и копытами поле копает;

Пламенный, плавать привычный к реке быстрольющейся пышет, Голову, гордый, высоко несет; вкруг рамен его мощных

Грива играет; гордится он сам красотой благородной;

Быстро стопы его мчат....

Гектор таков!» 68

Ст. 26. И твоею ли хитростию стоит ястреб (nez, ἱέραξ), распростер криле недвижим, зря на юг (когда направляет свой полет в южные страны). Ястреб, за свой хищный нрав, с ненавистью и жестоко преследуется человеком; но Господь охраняет жизнь и этого хищника. В Азии ястреб – оседлая птица. „Ястреб свирепый, дикий, смелый, проворный, сильный и вместе с тем осторожный и хитрый хищник. Его полет быстр; он бросается с высоты стремительно и шумно, часто плавно парит в воздухе и на лету обыкновенно несколько распускает свой длинный хвост. Он ловко управляет своими движениями: то быстро поднимается вверх и кружится некоторое время на высоте, то вдруг падает вниз, пролетает с удивительною верностью сквозь густые деревья и снова мгновенно поднимается и опускается. Ястреб деятелен во всякое время дня, даже в полдень, когда большинство хищных птиц отдыхает. Изумительная прожорливость заставляет его охотиться почти беспрерывно: он редко чувствует себя вполне удовлетворенным, но или голоден, или, по крайней мере, жаждет крови. Он разбойничает и сидя, и на лету, преследует как летающих и плавающих птиц, так и бегающих животных. Вообще ястреб ест всякое животное, которое ему удается поймать, а если не может съесть его, то, по крайней мере, убивает. Поэтому-то и встречают его везде, где он ни покажется, с ненавистью ^*). Если же к птицам столь хищным и жестоким Господь – Промыслитель гак милосерд; то может ли Он быть жестоким в отношении к человеку? 69

Ст. 27 – 30. Твоим же ли повелением возносится орел; неясыть (γυψ – коршун) же на гнезде своем седя вселяется на версе камене и в сокровенне (месте); тамо же сый ищет брашна, издалеча очи ею наблюдают. Птичищи (птенца) же его валяются (φύρονται) в крови: идеже аще будут мертвечины (т. с. трупы. падаль), абие обретаются. Самые крупные из хищных птиц, которые кормится пойманною добычею, это орлы. Большинство орлов держится и охотится в лесу; некоторые виды (беркут, aqvila fulva) живут на вершинах скал. Полет орлов чрезвычайно красив; в нем нет той неровности, которая заметна у ястреба. Когда орлу нужно подняться с земли, он машет крыльями сильно, но относительно медленно, а раз поднявшись до известной высоты, носится с распростертыми крыльями по воздуху с необыкновенной быстротой. Часто по целым минутам нельзя заметить ни одного движения в его крыльях и тем не менее он скоро исчезает из глаз. Между чувствами орлов первое место занимает зрение их великолепных глаз; затем лучше всего развит слух. Орел разбойничает сидя, на ходу и на лету, поднимает свою добычу на воздух и, если у него хватает силы, относит её в определенное место, где обыкновенно ест. При нападении он обнаруживает всю свою силу и необыкновенное возбуждение, могущее перейти в настоящую ярость. Препятствие не отклоняет его почти никогда от раз принятого намерения. Гнездо орла, соразмерно его росту, очень велико, и построено всегда в одном и том же виде. Оно обыкновенно очень широко, но низко и мелко. Толстые ветви образуют основание, более тонкие – верхи. Устраивается оно в разных местах; чаще всего на деревьях или на каком-нибудь недоступном утесе. Птенцы выкармливаются обоими родителями. Они не терпят голоду, потому что, в случае нужды, родители отправляются за целые мили для добыванья корма и приносят им корма столько, сколько успеют набрать. Иногда вблизи орлиного гнезда находят несколько десятков зайцев и целые сотни уток. Обыкновенно орел предпочитает живую добычу и кормится животными, добытыми им самим, но, если придется, ест и падаль.

Ст. 31 – 32. И отвеща Господь Бог ко Иову, и рече: еда суд со Всесильным уклоняется; обличаяй же Бога отвещати имать ему. Указав на основание земли, образование моря, утверждение светил небесных, создание животных и человека, деятельность всех сил природы (гл. 38), Господь засвидетельствовал, что Он всесилен. Но, в то же время, указывал на свое промышление о всяких животных, жизнь которых ежеминутно находится в опасности или от других животных, или от человека, Господь тем сам им засвидетельствовал, что Он, хотя и беспредельно всемогущ , но в то же время бесконечно благ и справедлив, – „суд Его не уклоняется от правды «. После сего Господь предлагает Иову откровенно и чистосердечно высказать, не видит ли он в чем либо уклонение всемогущей воли Божией от беспристрастной правды?

Ст. 33 – 35. Отвещав же Иов рече Господеви: почто еще аз прюся, наказуем, и обличаем от Господа, слышай таковая ничто же сый; аз же кий ответ дам к сим; руку положу на устех моих. Единою (однажды) глаголах, вторицею же не приложу. Иов определенно и неоднократно выражал твердое желание выступать на суд с Богом и отвечать Ему; он говорил: „О, если бы я знал, где найти Его, и мог подойти к престолу Его! Я изложил бы пред Ним дело мое, и уста мои наполнил бы оправданиями; узнал бы слова, какими Он ответит мне, и понял бы, что он скажет мне....» (гл. 23 , ст. 3 – 5, и пр.). И вот Иов действительно услышал Слова Божии, и, услышав их, понял, что беспредельным всемогуществом не разрушается, а созидается жизнь тварей и блаженство человека, сознал, что он не может и не должен препираться с Богом о Его правде в суде над человеком, и посему уже не решается отвечать Господу ни одного слова. Так высоко – премудрый страдалец -Иов признал над собой благую волю Божию и „не согрешил и не произнес ничего неразумного о Боге « (гл. 1, ст. 22-й).

* * *

57

Брэм. Иллюстрированная жизнь животных. Всеобщая история животного царства. Т. II-й. 1866 г. Стр. 568 –570, 573. 575-я.

58

Брэм. Жизнь животных. Т. II-й. Стр. 455 – 457, 459, 461-я.

59

Брэм. Жизнь животных. Т. II-й. Стр. 354 – 355, 358. 360–361-я

60

Брэм. Жизнь животных. Т. II-й. Стр. 753 --754. 701 – 765. 767-я.–

61

Примечание. Ст. 13-й по славянскому тексту совершению непонятен, потому что переведен по греческому тексту слово – в – слово; а в греческом тексте некоторые еврейский слова оставлены без перевода. Слова эти, как метафорические, греческими переводчиками не были поняты и были оставлены без перевода, а славянскими переводчиками приняты за собственные имена каких-либо неведомых птиц. Еврейский текст 13 ст. читается так: кенафренаним неэласаг им – эв’раг хасидаг в'ноцаг. – Кенаф или канаф им. сущ. „крыло». – ренаним мн. ч. от сущ. ренанаг, – оть гл. ранаг или ранан – „издавал шум, крик», – „веселился»; собств. „шумящая», „веселящаяся» или „играющая крыльями»: так у поэтов называлась птица страус. – неэласа форма „нифаль» от гл. алас, что значит: „радовался», „быстро двигал», „волновал» и т. п. – им частица речи указательная, вопросительная и условная: „вот, ну? ли? если» и т. п. – эв'раг им. сущ. (от гл. авар возносился) значит „перо, на котором птица поднимается вверх», соответствует слову кенаф-хасидаг им. прил. (от гл. хасад – „имел усердие, любовь к кому»; в форме„ гитпаэль» – „являлся благосклонным, услужливым» и т. п.), значит благосклонная, попечительная: так поэты называли птицу аиста, с нежной заботой воспитывающего своих птенцов. в'ноцаг состоит из союза в что значит „и» и сущ. ноца – „перо маховое» (от гл. нацаг – „летал»). таким образом весь текст должно перевести так: „крыло веселящихся (т. е. страусов) шумит; крыло ли это попечительной (т. с. самки – аиста; и маховыя перья»? Разумеется, нет- крылья страуса не так нежны, как крылья аиста, потому что аист воспитывает своих детенышей, а страус оставляет их без попечения

62

Bullet. Reponses critiques a, plusieurs difficultes pro -posees par nouveaux incredules, sur divers endroits des livres saints. Nouv. edit. T. 1-er. Lyon – Paris 1841. Pag. 326 – 330.

63

Брэм. Жизнь животных Т. VI-й. Ч. II-я, 1869 г. Стр. 2. 4 – 9.

64

Примечание. Выражение ст. 19-го: „облек шею в страх"--поэтическое. Грива на круто – согнутой шее боевого коня на бегу дрожит и расвевается, конь как бы грозит ею ... И сами всадники – воины, в особенности герои, кик бы подражая коню, украшали свои шлемы конской гривой (см. Илиады II. XVI, 794 – 800). У греков самое наименование „гривы» – фебэ заимствовано от слова „страх» – фобос

65

Брэм. Жизнь животных. Т. II-й. 1866 г. Стр. 340; ср. стр. 341 – 342-ю.

66

Фигурки коней с вьющейся гривой, сделанные из бронзы, находятся в курганах вместе с каменными орудиями, напр. на берегах р. Оки. (Одно из таких изображений имеется в коллекции тульского епархиального древлехранилища).

67

Брэм. Ж. ж. Т. II-й. Стр. 327-я

68

Илиада. П. XV, ст. 263 – 269; ср. П. VI, ст. 505 – 515 Это изображение коня у Гомера, почти буквально сходное с изображением его у Иова, показывает устойчивость столь употребительного поэтического образа.

69

Брэм. Жизнь животных. Т. III-й 1868 г. Стр. 467 – 468. 470.



Источник: Книга Иова. Тула, тульские епархиальные ведомости, типография Н.И. Соколова, 1880 г. 114 с.

Комментарии для сайта Cackle