Николай Иванович Троицкий

Глава 37. Окончание речи Елиуса (4-й и последняя). Созерцая „начальство», силу и славу Господа Вседержителя под всем небом, Елиус в восторге исповедует, что Господь повелевает всеми стихиями, управляет людьми и животными, дает законы всякой жизни и деятельности на земле, все направляет к проявлению или своего гнева, или милости, но, при всем своем превосходном могуществе, Вседержитель всегда правосуден

Ст. 1. И от сих возмятеся сердце мое, и отторжеся от места своею. Величие власти, силы и славы Вседержителя преисполняет душу человека чувствами преданности Его воле, благоговейного страха пред Его могуществом и умаления от Его предивных дел и беспредельных совершенств. Такими чувствами преисполнено и сердце Елиуса, оно, взволнованное этими чувствами, бьется так сильно, что готово как бы вырваться из его груди: он не скрывает и не может скрыть этого (ср. гл. 32, ст. 8. 18 – 20); напротив, он желает говорить от сердца к сердцу, дабы разум Иова, под обаянием чувства благоговения, исповедал правосудие Божие (ср. ст. 24. 24).

Ст. 2. Послушай слуха во гневе ярости Господни, и поучение изоуст его изыдет. Господь Сам свидетельствует о своей власти силою своего гласа: гром: этот голос яростного гнева Вседержителя, сотрясает все, находящееся на земной поверхности, даже недра самых скал, возбуждает трепет во всех живых тварях, внушает чувство беспредельного благоговения пред Ним. Он как бы своими устами свидетельствует о недостоинстве человека и научает его страшиться своего гнева, который Он проявляет с такою силою, как грозный Судия (ср. ст. 14; гл. 38 , ст. 2).

Ст. 3–4. Под всем небом начальство Его, и свет Его на крилу (на окраинах) земли. В след его (света) возстает гласом, возгремит гласом величия своею: и не изменит их, яко услышит (земля) глас Его. Владычество Господа видимо и слышимо под всем сводом небесным. Он проносит Свои грозные тучи от одного предела небосклона до другого; Он посылает ослепительно – блестящие молнии, и они мгновенно касаются „крил земли» – самых. крайних пределов видимого горизонта; вслед за молниями под всем небосклоном проносятся страшно – сильные раскаты грома и неослабно достигают слуха всего населения земли. Пораженные блеском молний и треском громовых ударов, все люди даже невольно чувствуют страх пред Вседержителем и сознают Его „начальство» над собой.

Ст. 5. Возгремит Крепкий гласом своим дивная: сотвори бо велия, ихже не ведахом. Глас грома возвещает о силе Божией и напоминает людям о многом „дивном», – о тех великих делах Вседержителя, которые Он творит своим всемогуществом так, что люди не могут и понять того (ср. гл. 26, ст. 26).

Ст. 6. Повелеваяй снегу, буди на земли, и буря дождя, и буря дождев (есть дело) могутства Его (καὶ χειμῶνι ἴνα ᾖ ὐετός και χειμῶν ὐετῶν δυναστείαις αὐτοῦ).

Как дождевые капли изочтены у Господа (гл. 36, ст. 27), так и снег, по Его повелению, ниспадает на землю в определенное время и в надлежащем количестве: по Его власти и действию Его всемогущества наступает холодное, дождливое и бурное время зимы (как она бывает в южных странах); это время двух месяцев-декабря и января, когда идут дожди – то мелкий, то крупный.

С г. 7. В руце всякаго человека (Господь) знаменает , да познает всяк человек свою немощь. Действием снега и дождя Господь как бы связывает руки всякого человека и полагает на них печать бездействия: в холодное и дождливое время зимы, по необходимости, или приостанавливается, или окончательно прекращается деятельность и в полях, и в виноградниках, и даже на городских площадях. В это время человек особенно осязательно чувствует свое бессилие и зависимость как своего здоровья, так и деятельности от Верховного Повелителя над царством всей природы – и людей, и животных, и растений. Глубокое сознание и сильное чувство этой зависимости от явлений зимы столь картинно выразил древнейший из поэтов Греции, Гезиод (IX в. до Р. Хр.), в одном в в своих советов житейской мудрости:

Месяц Ленеон (т. е. январь), поистине – дни дурные, всю скотину убивающие;

Остерегайся его и тех льдов, которые на поверхности земли

Простирают твердое ложе при дыхании Борея (северного ветра),

Который ревом наполняет землю и лес.

Много он дубов высоколиственных и густых сосен

В горах в ущелье повергает на землю, многих питающую,

Бросаясь с силою: кругом стонет неисчислимый лес....

Зимним временем холод мужчин от работы удерживает....

Да не захватит тебя злой зимы беспомощность с нищетою

И да не хватаешь ты исхудавшей рукой распухшую ногу 50.

Ст. 8. Внидоша же зверие под кров и умолкоша на ложи. В холодное, бурное, дождливое время зимы, не только люди, но и звери чувствуют свое бессилие: и они стараются найти себе защиту от вихрей, снега и дождя где либо в пещерах, в расселинах скал, под грудою развалив, в чащах лесов, в заброшенных жилищах людей и т. п. (ср. гл. 30, ст. 26; гл. 38, ст. 39 – 40; Пс. 103:18. 20–22). Укрывшись там безвыходно, звери уже не оглашают окрестностей своим диким ревом, криком и лаем, что несмолкаемо раздается в полях и лесах в иное время года, отчего стон проносится по холмам и страшным эхом разливается по отдаленным скалам. Это действие стужи на зверей было предметом внимании мыслителей древности (когда борьба со зверями еще была столь серьезна, и победители над ними почитались великими героями, как Нимрод, Самсон, Давид): они хорошо подмечали, как действием стихий в зимнее время укрощалась ярость кровожадных зверей. Так, по изображении Гезиода,

Зимою

Ужасаются и хвост под себя поджимают даже дикие звери,

Которых кожа покрыта шерстью; по истине и их

Леденящий холод насквозь пронизывает....

Он проникает и сквозь кожу быков; не может она удержать его....

Тогда же рогатые и не рогатые обитатели лесов,

Мало имея что жевать, в густо-лесистые ущелья

Бегут, ибо у всех в душе одна забота –

Да, сыскав себе прикрытие, имеют уютные логовища

И пещеры в скалах. …51

Если же так покорны Вседержителю и смолкают под Его крепкой властно даже дикие звери, то тем более не должен ли умолкнуть пред Ним слабый,, больной, обнаженный, беспомощный Иов на своем предсмертном одре? –

Ст. 9–11. Из хранилищ внутренних находят болезни, и от внешних стран студень. И от дыхания крепка даст лед: управляет же воду, якоже хощет, И избранное (количество воды) устрояет облик: разженет облак свет его. Как Творец и Вседержитель мира, Господь свободно и премудро управляет и такими стихиями, как воздух и вода. По Его воле наступает знойное время, когда из – внутри страны, с раскаленных песчаных, пустынных степей (с юго-востока Аврана) дует знойный ветер и, вредно влияя на здоровье, порождает множество болезной; а затем наступает холодное время, когда с снежных вершин гор из внешних стран (с северо-востока) дует холодный ветер и, освежая воздух, дает бодрость человеку. Так Господь подает тепло и холод, как будто берет их из каких либо «хранилищ» или замкнутых помещений тепла и холода (ср. гл. 38, ст. 19–20,22), – подобно .хозяину, который то закрывает, то открывает двери своего дома и тем попеременно то нагревает, то охлаждает его. Сильным дуновением северного ветра Господь превращает поверхность воды в лед и таким образом останавливает течение рек; а потом, весною, опять снимает этот ледяной покров и дает воде течение по определенному ей направлению. Так Он управляет водой, как бы своенравным и буйным рабом, которого властелин то заковывает в тяжёлые цепи, то снова освобождает... Выделяя из воды определенное её количество, Господь поднимает ее вверх, образует из неё облака, сгущает их в страшные тучи: но эти тучи Он потом разрешает действием блестящей молнии и они изливаются дождем опять в лоно морей и рек и на поверхность земли (ср. гл. 36. ст. 27 – 28), подобно тому, как действует хозяин, который берет из реки воду в мех, приносит в свой дом и подвешивает вверху к потолку, а затем выливает ее, по мере надобности, по своему назначению .

Ст. 12–13. И сам (Бог) окрестная превратит, тоже хощет, в дела их: вся елика заповесть им, сия чиноположена суть от него на земли: аще в наказание, аще на землю свою, аще на милость обрягцст и (т. е. облако или молнию). Ветер, воду, облако, молнию, все это, действием своего всемогущества, Господь обращает для исполнения своих премудрых намерений. По Его воле, каждая стихия и сила природы совершает определенное ей дело в известной окрестности. И все, что Господь определил им исполнить, совершается в строгом порядке на всей земле. Одну стихию в одном месте Он употребляет орудием наказания нечестивых, другою Он благоустрояет „Свою землю», где обитают люди благочестивые, с которыми по преимуществу обитает Он Сам: в одном месте Он все опаляет и разрушает действием страшно-ослепительной молнии, в другом – орошает и животворит действием дождя (ср. гл. 38, ст. 21 – 27).

Ст. 14. Внуши сия Иове: стани учайся силе Господни. Предлагая истинное слово о делах Божиих для научении Иова (ср. гл. 36, ст. 2 – 3), Елиус просит его выслушать это слово с благоговением, как божественное откровение; а вестников слова Божия, в древности, обыкновенно, выслушивали стоя. Так, когда судия еврейский Аод пришел к Еглону, царю моавитскому, и сказал ему: „у меня есть до тебя, царь, слово Божие, то Еглоп встал со стула пред ним» (Суд. 3:20). При столь благоговейном внимании к слову Божию и делам Вседержителя, Иов должен научиться „силе» Божией и благоговейному страху пред нею (ср. ст. 23–24).

Ст. 15–16. Вемы, яко Господь положи дела своя, свет сотворив из тьмы. Весть же различие облаков, и велия падения злых. Елиус и другие мудрые люди знают, что Господь совершает свои дела беспредельною сплою своею: Он действием Своего всемогущества из густой темной тучи посылает ослепительный свет молнии; Он действием Своего всемогущества разделяет облака светлые от темных, также Он отделяет и людей добрых от злых и – действием грозы поразительно совершает „велие падение» – полное разрушение благополучия „злых» – лукавых и жестоких (Поэтому указанию Иов должен был вспомнить, что действием „небеснаго огня» были истреблены и его стада в количестве семи тысяч овец, гл. 1, ст. 3 и 16).

Ст. 17. Твоя же одежда тепла, почивает же на земли от юга (южного ветра). В то время, как Господь все направляет по своей воле, управляет ветрами, удерживает воду, покрывает небо облаками (ср. гл. 36, ст. 28), человек не имеет силы удержать даже обыкновенный покров на своем теле – одежду: так, когда наступает зной, при юго-восточном ветре, то он невольно сбрасывает свою верхнюю одежду, а когда является холод, при северном ветре, то он опять надевает ее (ср. ст. 6 – 7).

Ст. 18. Утверждения (στερεώσεις) с ним в древности (т. е. твердь небесная издревле поставлена Богом), крепка якожс видение слития (как литое зеркало). – Действием своего всемогущего слова Господь во второй день бытия мира создал „твердь» или видимое небо (Быт. гл. 1, ст. 6 – 8); и с этой отдаленной древности оно незыблемо утверждено над зданием земли; его ясный свод как бы вылит из серебра; в его лазурном пространстве, как бы в металлическом зеркале, нередко отражаются величиственные картины гор, оазисов и т. п. Поэтому, может быть, у древнейших поэтов Востока небо представляется как бы вылитым из металла. Так Гомер, описывая жаркий бой Ахеян с Троянцами, говорит:

Яростию билися воины; гром раздаваясь железный

К медному небу всходил по пустынным пространствам эопра 52.

Ст. 19. Чесо ради (посему), научи мя, что речем ему; и престанем многа глаголюще. Елиус не знает ни одного из дел Божиих, в котором человек мог бы указать со стороны Бога нарушение порядка жизни, обнаружение несправедливости в суде над человеком и т. п. Если бы Иов мог указать ему такое дело, то Елиус готов тотчас же прекратить спорную беседу, в предположении, что с Иовом Господь мог почему-либо поступить несправедливо. Но пет, Иов и никто такого дела пе укажет, нет оно не было и не может быть!

Ст. 20. Еда книга, или книгочия ми предстоит; да стоящ сотворю человеку молчати (стоя замолчу пред человеком). Ни в явлениях видимой природы, ни в событиях прошедшей (исторической) жизни, о которых сохранились сказания в книгах (разумеется, в летописях, где всегда отмечались необычайные события, ср. гл. 19, ст. 23–24), нет ни одного дела Божия, которое свидетельствовало бы о беспорядке или неправде в деятельности Творца и Промыслителя. Елиус, с полною уверенностью в том решительно отрицает: пет такого „книжника», который бы указал подобное дело – если не по свидетельству устного предания, то по летописному сказанию. Пред таким «книжником » он был бы готов замолчать....

Ст. 21 – 22. Не всем же видим свет: светлый τηλαυγές – далеко сияющий, т. е. свет) есть в древностех, яко же еже (то, т. е. свет) от него на облацех (ἐξῆλθεν). От севера облацы златозарни: в сих велия слава и честь Вседержителева. Не все видят свет, – есть люди слепые... Так не все сознают одинаково разумно и то, что Господь обитает во свете, – тогда как сияние Его света распространяется далеко в поднебесном пространстве, тогда как от начала веков Господь Вседержитель поставил престол свой на севере, над светозарными облаками: здесь по преимуществу открывается Его великая царственная слава – предмет поклонения разумных созданий, и – беспредельная держава – предмет благоговейного почтения! (ср. гл. 26, ст. 7 и 9 Иез. 1:4–5. 22:26–27; 2:1–2. Ис. 6:1 – 3. 4–5; 66:1). На севере видимо сосредоточена миродержавная сила, здесь средоточие всех светил небесных (небесный полюс), около которого они неуклонно совершают свое торжественное движение на пространстве необъятного небесного свода; а в зависимости от светит небесных – всякое движение и все явления на земле!

Ст. 23 – 24 И не обретаем иною подобна крепости его: иже судит праведно, мниши ли, яко не слышит Той; темже убоится Его человецы: убоятся же Его и премудрии сердцем. Если власти Господа Вседержителя подчинена вся жизнь и деятельность тварей (ст. 7 – 8; ср. гл. 36, ст. 24 – 28), если Он управляет всеми стихиями природы (ст. 5–6. 9 – 12), если Его силою стоит твердь небесная и движутся облака (ст. 18. 11 – 12): то Он есть единый Великий Царь мира и нет Ему подобного: Он – непринужденно и неограниченно – все совершает по справедливости, все знает и слышит, а потому судит безошибочно. Посему несомненно Он слышит и покаянные, умилённые молитвы страдальцев на земле – даже воздыхания верных рабов своих: так Он слышит и вопли Иова! (ср. гл. 9, ст. 14 – 16). – Оканчивая свое вдохновенное слово, Елиус высказывает превосходную истину (ср. гл. 39, ст. 31 – 32) и выражает глубоко – благоговейное желание – признавая „праведную « власть Господа, да чтут Его все люди! сознавая беспредельные совершенства Вседержителя, да благоговеют пред Ним все мудрые и – премудрый Иов.

Глава 33.

Речь Господа – Иеговы (1-я). Прозревая в сокровенные помыслы Иова, Господь знал, что страдалец желает открыто и непосредственно выступить на суде со своим Творцом и таит в душе недоумение о беспристрастной правде Вседержителя. Обличая такое желание и недоумение, Господь вразумляет Иова, что он не был участником в созидании видимого мира, не видел начала его бытия, не наблюдал устройства и происхождения разнообразных предметов и явлений, не понимает природы и законов существования человека, не знает средств и условий жизни животных, а потому не может судиться с Богом – с целью обличить Его в уклонения от справедливости: напротив, открывает ему, что „суд со Всесильным не уклоняется» (гл. 39, ст. 31 – 32; гл. 40, ст. 3).

Ст.1. Преставшу же Елиусу от беседы, рече Господь Иову сквозе бурю и облаки. – Младший, но разумнейший из друзей – собеседников, вдохновенный Елиус как говорил, так и поступил: высказав все, что наполнило и волновало его душу, он успокоился, прекратил беседу с Иовом (ср. гл. 32 , ст. 20). Премудрый Иов выслушал его речи с терпением и кротостию, но не дал ни на одну из них никакого ответа -он желал еще более совершенного решения своих вопросов и недоумений. Вероятно, по указанию Елиуса, углубляясь мыслью в дивные явления природы и созерцая беспредельное величие Всемогущего (ср. гл. 36 , ст. 28 и 37, ст. 14), Иов готов был с благоговением выслушать откровении Божие о своей судьбе (гл. 16, ст. 20 – 21). И Господь, вознаграждая страдальца – праведника за все его беспримерные лишения и безмерные скорби, действительно удостоил его непосредственной беседы с Собой. Уже в то время, как Елиус произносил свою последнюю речь, грозные тучи настилали небосклон, блеск пламенных молний озарял окрестность, страшные удары и раскат грома потрясала холмы Аврана и поражали слух мудрых собеседников (гл. 37, ст. 2 – 5). По мере приближения грозы к местоположению Иова, мысль этого высокоблагоговейиого мужа, без сомнения, более и более погружалась в дела Промыслителя: он желал видеть Его с истинною невинностью и чистосердечною преданностью дитяти, желал слышать от Него обличительное или оправдательное слово (ср. гл. 42, ст. 3 – 4). II вот Господь возглаголал к Иову... Это был действительный, | определенный, членораздельный и выразительный голос Бога – Судии, Которому благоугодно было так непосредственно открывать Себя древним людям – благочестивым патриархам. И благоговейнейший из мужей древности, „истинный и благочестивый « Иов сам свидетельствует о том совершенно точно и вполне определению: Господь говорил ему двукратно, а он отвечал Господу раздельно, на каждую речь особо. Господь благоволил начать беседу с Иовом при явлении грозной бури. Эго было глубоко назидательно для Иова. Страдалец, желая слышать обличение от самого Бога и недоумевая, почему Он сам не является к нему, укоризненно говорил: „почему Ты, признавая меня своим противником, скрываешься от меня? или Ты боишься меня, как лист трепещет пред сильной бурей? (гл. 13, ст. 24 – 25). и вот Господь является и говорит ему именно во время сильной бури, не страшась, напротив – устрашая.. Так некогда открывалась царственная воля Господа Моисею и еврейскому народу. По сказанию бытописателя, в день Синайского законодательства, „при наступлении утра, были громы, и молнии, и густое облако над горою (Синаем), и трубный звук весьма сильный, и вострепетал весь народ, бывший в стане,.. И увидев то (явление грозы), весь народ отступил, и стал вдали... И сказал Моисей народу: не бойтесь; Бог к вам пришел, чтобы испытать вас и чтобы страх Его был пред лицем вашим, дабы вы не грешили (Исх. 19:16; 20:18. 20). Основываясь на сем священном свидетельстве, должно верить, что подобным же действием грозы Господь возбуждал и в душе Иова также живое чувство высочайшего благоговения к Себе и беспредельной покорности своей воле, а затем уже столь сильно и основательно вразумлял его относительно своего беспристрастного, премудрого и благостного суда.

Ст. 2. Кто сей скрывший от мене совет, содержай же глаголы в сердце, мене ли мнится (от Меня ли думает) утаити. – „Совет» Божий, это – план мировой жизни, строго, неуклонно и всесовершенно осуществляемый промыслительной деятельностью Творца. Основа этого плана – всеблагая воля Божия, содержание – глубокие причины и премудрая цели бытия всех существ. Истинно-премудрый человек не может не видеть сего „совета» Божия, не может не поучаться в нем: истинно – благочестивый человек не может „скрывать», как бы затмевать его в своем сознании и не чувствовать всех благ этого „совета» в глубине своего сердца. Но мудрейший Иов, подавленный безмерно тяжелой скорбью, не сознавая истинной причины своего несчастия и, при том, цели своего бедственного существования (гл. 3, ст. 20; гл. 7, ст. 6. 16; гл. 10, ст. 18 –1 9 ), возносил дерзновенный вопль к небу о правосудии и таил в душе мысль, что с ним поступлено вопреки правды Божией (ср. гл. 16, ст. 7. 9. 11. 17), и тем самым как бы „скрывал совет Божий» – светлую мысль о нем омрачал теперь в своем сознании (ср. гл. 39, ст. 32; 10, ст. 3; 42 , ст. 2 – 5. 6).

Но – напрасно! Кто сей скрывающий в душе своей предосудительную мысль о пристрастном суде Божием? Это человек... Всеведущий Дух Божий безусловно знает его изворотливую, глубоко потаенную, но и столь ограниченную душу: щадя его, по снисхождению к самой его ограниченности, Господь благовремению обличает и благостно вразумляет его. Так теперь поступает Господь и с Иовом (ср. гл. 39, ст. 31 – 32).

Ст. 3. Препояши яко муж чресла твоя: вопрошу же тя, ты же ми отвещай. Скрывая в душе мысль, что Господь попускает человеку страдать безмерно и безвинно и, по-видимому, несправедливо, Иов неоднократно выражал дерзновенное желание открыто говорить с Богом, но в то же время отрицал возможность видимого непосредственного суда Божия над собой (гл. 13, ст. 22 – 24; гл. 23, ст. 3 – 9); ср. гл. 9, ст. 14 –16)_Увы! он не вполне сознавал, что он не может вести дело оправдания своего пред Богом, отвечать Ему на Его вопросы о начале, условиях, средствах и целях существования тварей, не может основательно рассуждать и о цели столь бедственной своей жизни; а потому – должен совершенно беспрекословно повиноваться воле Творца и Промыслителя. Желая возвести Иова на сию высочайшую степень добродетели Господь благоволил предложить ему довольное число вопросов, на которые – он должен был, но, увы! не мог отвечать. Некогда Иов, как премудрый судья народа, „облекаясь правдой и судом, как бы мантией» (гл. 29, ст. 14), являлся на городскую площадь, восседал на своем престоле и говорил с такою убедительностью, что князья и старейшины, „слышавшие его, внимали его слову и молчали о его совете, на его слова не возражали» (гл. 29, ст. 21 – 22): так Иов затмевал советы людей. Но, когда Сам верховный Правитель и Судия мира – Господь Вседержитель явился на суд с рабом Своим, „скрывающим Его совет», то, при одном грозном появлении Его, бедный раб Божий, объемлется страхом и чувствует свое полное бессилие... И вот Господь, ободряя| его, повелевает ему „препоясать чресла» – укрепиться и собрать все свои силы и выступить на прение с Ним) как бы на единоборство (при чем борцы, обыкновенно, крепко подпоясываются). Предлагая многочисленные вопросы Иову, Господь обличает его дерзновенные речи и по преимуществу – особенно резкие выражения, которыми, как бы густыми тенями „скрывается» Его светлый „совет».

Ст. 4. Где был еси, егда основах землю; возвести ми, аще веси разум. Созидание вселенной Господь уподобляет строению дома, где люди, это – дети или рабы Его. Когда человек строить свой дом, то, обыкновенно, участниками в его деле или, по крайней мере, свидетелями оного бывают родные или близкие ему люди – дети, рабы, соседи и пр.; они знают, какой берется материал для здания, сколько оно займет пространства, на чем основываются его пол и потолок, для чего назначается та или другая часть оного, какие в нем недостатки, кому и почему плохо жить в нем и пр. Не так – в деле созидания „дома Божия» – видимой вселенной: не только Иов, по и никто из людей не был свидетелем сотворения вселенной и потому познает истинного назначения всею в ней сущего, не может судить о недостатках и причинах, почему они возможны и уместны в жизни существ, обитающих на земле. Все первозданное Богом было „добро весьма"' (Быт. 1:31); посему не в создании жизни причина злополучия: всякая жизнь, насколькосза она зависит от Творца и Промыслителя, преисполнена Его безмерной благости.

Ст. 5. Кто положи миры ея (земли), аще веси; или кто наведый вервь (веревку) на ню. При устройстве дома. обыкновенно, избирают место, отделяют пространство, намечают меру расстояния для основания, верха, длины, ширины, вышины и толщины стен. При исполнении определённого плана, для соблюдения точной меры, не полагаясь только на свой глазомер, человек употребляет веревку, чем и показывает, как легко возможно ему допустить ошибку в своем деле, даже при строгом внимании к нему. Но Премудрость Божия созидала землю без всяких посредствующих вспомогательных приспособлений (Прнтч. 8:22 – 29; Иов. 28:23 – 27). При столь свободном творчестве Господа совершенно неуместно предполагать какой-либо недостаток в Его творении.

Ст. 6. На чемже столпи ея утверждени суть; кто же есть положивий камень краеугольный на ней. Как здание обыкновенно утверждается на столбах и основывается на краеугольных камнях; так и вселенная, невидимому, имеет свои основания, столбы и устои, это – горы, коренящиеся в недозримых глубинах преисподней и восходящие 'вершинами за облака (ср. гл. 20, ст. 11. 13). Но столбы здания врываются в землю, камни краеугольные полагаются на твердой почве и тогда только они могут оставаться неподвижными при напоре вод и ветров. А кто же мог и – на чем основать все необъятное здание вселенной? ~ какой же возможно положить для неё краеугольный камень? Только Всемогущий Творец мог основать здание вселенной и утвердить его „ни на чем» (ср. гл. 26, ст. 7). И так, человек, не быв свидетелем созидания земли, не зная размеров и основания её, не может вполне удовлетворительно понять глубочайших оснований и целей своей земной жизни со всеми её чрезвычайными переменами и сложными обстоятельствами, и не может требовать от Господа – Вседержителя, почему Он то посылает благополучие человеку, то лишает его всех благ: посему он может пользоваться благами земли, но должен совершению безпрекословно переносить и всякое лишение этих блат (ср, гл. 1, ст. 21; гл. 2. ст. 10).

Ст. 7. Егда (сотворены) Быша звезды, восхвалиша мя гласом велиим вси ангели мои. Когда оканчивается устройство дома, то домохозяева входят в него и вечером зажигают светильники; тогда радостные дети шумно ликуют и поют весёлые песни, утешая родителей. Так и при создании вселенной: когда Господь украсил этот дивный храм свой, поставив, на тверди небесной светила, как бы светильники (ср. гл. 29, ст. 3. Быт. 1:16 – 18], то хвалили Его все „Сыны Божии» – ангелы, которые восторженно и велиим гласом воспевают Вседержителю мира трисвятую песнь; „Свят, свят, свят Господь Саваоф! вся земля полна славы Его!» (Ис. 6:1 – 3).

Ст. 8. Заградих же море враты, егда изливашеся из чрева матере своея исходящее. По наблюдению простого взгляда, все источники рек и морей проистекают из – под земли, как бы зарождаясь в её мрачных, таинственных недрах: из них образуется море на углубленном лоне земли (ср. ст. 16-й). Так море, этот исполин – дитя общей матери – земли, появляется на её широкой груди: но это исполинское дитя гневливо, бурно, своенравию, бедственно... Господь укрощает море, ограждает его или со всех сторон (Каспийское море, Геннисаретское, Мертвое и пр.) или так, что оно имеет один определенный выход – пролив (Краспое море, Персидский залив и др.), это – по большей части, узкий проход между двумя берегами, на коих всемощной рукою Творца водружены „перси небесные» – высокие горы (Мраморное и Средиземное моря).

Ст. 9. Положих же ему облик во одеяние, мглою же пових е (т. е. море). Яростное, свирепое исполинское дитя – море со стоном и ревом, как бы с плачем, с брызгами, как бы слезами, воздымает свою широкую грудь, мечется в стороны, рвется из-за скал... Но Зиждитель вселенной укрощает море, как бдительный отец свое дитя, – Он покрывает все пространство вод облаками, как бы пеленой, и оно успокаивается, прекращает свои мощные стоны... Тем скорее и легче Отец небесный может угасить непомерный гнев человека, укротить волнение во глубине его, отереть его слезы, утешить его стоны и вопли (ср. гл. 7, ст. 11 – 12).

Ст. 10 – 11. И положит ему пределы, обложив затворы и врата: Рех же ему, до сего дойдеши, и не прейдеши, но в тебе сокрушатся волны твоя. Малолетнее дитя нередко, по какому-либо легкомысленному побуждению, с воплем и слезами от душевного волнения, усиленно порывается уйти из дома родителей куда-либо: при своем неблагоразумии, дурных наклонностях, неопытности и несдержанности, оно необходимо требует решительных ограничений воли и преднамеренных преград в действиях. Родители запрещают ему выход, оставляют в стенах дома или же позволяют ему погулять только в ограде домашнего сада, но не далее... Подобно тому и ярое, необузданное море действием всемогущества Божия удерживается на своем определенном месте, будучи ограждено высокими скалистыми берегами: в их пределах оно, при порывах бурного ветра, со страшным ревом, воздымает свои грозные волны, но здесь же и разбивает их о вековечные твердыни скалистых берегов (ср. ст. 8–9).

Ст. 12 – 13. Или при тебе составих свет утренний; денница же весть чин (порядок) свой, ятися крил земли, оттрясти нечестивыя от нея. Начало деятельной жизни – утро впервые явилось из недр вечной ночи по творческому слову Божию тогда, когда еще не существовал не только человек, но и не было никакого иного существа на земле, оно явилось в первый момент бытия мира (Быт. 1:5). Так же до появления человека „составился свет утренний»: в четвертый день Господь создал солнце, луну и звезды. И вот с тех пор, всегда в неизменном порядке, восходят: заря, денница и солнце. В определении такого порядка Господь сокрыл благую цель – устранение зла на земле, умаляющегося чрез непродолжительное время ночи. Чистый утренний свет, возбуждая к деятельности людей добрых, прекращает злодейство „нечестивых»: как только на востоке заблестит утренняя звезда, спутница зари и предвестница дня, то хищники – звери и разбойники – люди, видя свет Божий и страшась мщения; спешат укрыться в потаенные ущелья и мрачные пещеры (ср. гл. 30, ст. б –7 ). II это благодетельное появление утреннего света, соответственно известному времени года, никогда не запаздывает. Если же все это и так Господь устроил еще до появления человека, то несомненно, что Он не только премудр и благ, но и беспристрастен в Своих благодеяниях. Он еще до появления человека создал столь дивные и незыблемые условия его благополучной жизни на земле. Посему не Господь виновен в том, если „разбойники нападают» на праведного ( – как ошибочно говорил Иов, гл. 16, ст. 9 – 12 и сл.).

Ст. 14. Или ты брение взем от земли создал еси животно, и глаголиваго сего (т. е. человека) посадил еси на земли. Высшее из животных или животное по преимуществу, это – человек, одаренный способностью разумной речи. Это есть совершеннейшее создание Божие на земле. По заветному преданию благочестивых праотцов, Бог, взяв перст от земли, образовал тело человека, а потом вдунул в лицо его дыхание жизни. Сотворив человека, Господь ввел его в рай, поселил во Эдеме на востоке, в стране света, в месте блаженства и дал ему благословение размножаться на земле и обладать ею (Быт. 2:7 – 8; 1:28). Так создав человека и устроив его земное существование, Господь, очевидно, явил о нем свое великое благостное попечение. Между тем человек, злоупотребляя даром слова, иногда упрекает Господа в несправедливом отношении к себе. Нет, если Господь создал человека из праха земли, то Он не может питать к нему ни чувства ненависти, ни страха, ни вражды и не может губить невинного; а если земное счастье человека разрушается и самая жизнь его прекращается на земле, то в этом не Господь виновен ( – как ошибочно высказывал то Иов: гл. 10, ст. 7 – 9).

Ст. 15. Отъял же ли еси от нечестивых свет: мышцу же гордых сокрушил ли еси.. Господь наделил первых людей всеми дарами блаженной жизни; но, когда они, не страшась Его грозного прещения, нечестиво нарушили Его заповедь; то Он лишил их не только райского блаженства, но и самого „света»: во исполнение суда Божия, первые люди и нечестивые потомки их стали умирать... Впоследствии, нечестивые потомки падших прародителей, достигая роста и обладая силой исполинов, стали в высшей степени горды и дерзновенны, уже не страшились и объявленного им грозного суда Божия... Это были нечестивые современники праведного Ноя. Господь сокрушил их гордое могущество действием потопа: так Он явил свое беспристрастное правосудие над представителями беспощадного насилия (ср. гл. 26, ст. 5). Посему несправедливо думать, будто Господь не наблюдает дел нечестивых людей и не наказывает их (как думал Иов: гл. 21, ст. 7–9. 16; гл. 24, ст. 1–2. 12 – 14)

Ст. 16. Пришел же ли еси на источники моря; в следах же бездны ходил ли еси. Путешествуя по разным странам, чрез обширные пустыни, древние люди знакомы были со многими реками и источниками и любили подолгу пребывать на их берегах; иногда пускались даже и в открытое море. Но самое дно морей оставалось для них недосягаемым; бездна необъятного океана была для них страшна и недоведома... А Господь Вседержитель знает и открывает самое преисподнее дно морской пучины. Когда должно было „истребить всякое существо на поверхности Земной», то Господь „разверз все источники великой бездны» (Быт. 7:11 и 23). Так силен Господь беспрепятственно совершить свои суд даже над всей землей. (Посему несправедливо говорил скорбящий Иов, будто „лукавые лютою смертью не погибают», будто „земля предана в руки нечестивого», гл. 9, ст. 22 – 24).

Ст. 17. Отверзаются же ли тебе страхом врата смертная; вратницы же адовы видевше тя убояшася ли. Область мертвых – мрачное подземелье; преисподняя глубина его закрыта мощными слоями земли, как бы вратами; вход охраняется невидимыми силами, как бы стражами этой темницы. В это подземное царство человек не может проникнуть, ему не откроются врата преисподней, его не послушают силы ада... А Господь действием своего всемогущества, потрясает горы в их основании, мгновенно разверзает глубочайшие недра преисподней и низвергает. туда оскорбителей Его святой правды (ср. гл. 26, ст. 7. 11 и гл. 7, ст. 8 – 11) 53.

Ст. 18. Навыкл же ли еси широты поднебесныя, повежд убо ми колика есть. Древним людям были, известны обширные пространства земной поверхности – равнины степей и пустынь; но они не могли по ним пролагать таких дорог, по которым можно было бы безошибочно путешествовать: требовался особый навык опытных проводников для проведения караванов и войск. Тем менее известно было все пространство земной – поверхности.

Ст. 19–20. В коей же земли вселяется свет, тме же кое есть место. Аще убо введеши мя в -пределы их, аще же ли и веси стези их. Древние люди не знали всей поверхности земной; но свет распростирается над всяким местом и над всякими людьми... Где оканчивается область света и начинается область тьмы, этого нельзя определить. Но и не зная пределов области света и тьмы, человек, однако, должен признавать, что по воле Вседержителя наступают то свет, то тьма в том или другом месте, также точно – и счастье или несчастие (ср. гл. 30; Ст. 26). Если же и необитаемые пространства Господь озаряет светом, то должно верить, что Он вполне беспристрастен в благоустроении жизни человека (ср. Мф. 5:45)

Ст. 21. Вем убо, яко тогда рожден еси, число же лет твоих много. Все премудрое устройство необъятной вселенной Господь совершил задолго – долго до появления Иова.... И в совершеннейшем устройстве мира Господь явил Себя столь благим, что человек не может даже умом своим обнять всей беспредельной Его благости. А между тем и мудрому человеку – Иову приходила мысль проверить пути правды Божией, проследить благие измерения-Творца, стать как бы свидетелем деяний Божиих, как будто они были известны человеку вполне с первоначала бытия мира.

Ст. 22 – 23. Пришел же ли еси в сокровища снежная; и сокровища градная видел ли еси; подлежат же ли тебе в час (нападения) врагов, в день браней и рати. Снег и град, подобно серебру и олову, как будто хранятся Богом в неких недоступных местах, как бы в сокровищницах (на вершинах гор, в облаках), до времени и, когда нужно, в обилии сыплются на землю. Господь употребляет это сокровище то с целью благодетельною (очищает воздух, освежает и оздоравливает землю и пр.). то – с целью выполнения своего праведного гнева – когда поражает своих врагов, явно или тайно противящихся Его власти. что иногда совершается и чрезвычайным образом. Так Господь, наказывая Фараона, между прочим, „произвел гром и град, и огонь разливался по земле, и послал Господь град на всю землю Египетскую... весьма сильный, какого не было во всей земле Египетской со времени населения её. И побил град по всей земле Египетской все, что было в поле, от человека до скота; и всю траву полевую побил град, и все деревья в поле поломал» (Исх. 11:23 – 25).

А человек, хотя и желал бы. но не может так наказать своих врагов (ср. гл. 17. ст. 2 – 3; 27, ст. 7).

Ст. 24. Откуду же исходит слана (πάχνη) иней), или разсыпается юг (νότος – южный ветер) на поднебесную. Как образуется и откуда появляется (в Авране) иней, а вместе с ним наступает и холод, или: как в известное время приносится и расстилается по земле южный ветер, с дождями и туманами. этого точно объяснить человек не может. Между тем, в жизни природы то и другое явление необходимы и имеют свое благотворное значение. Так и в жизни человека „холодные и туманные дни» – когда он вместо радости чувствует скорбь и грусть, вместо улыбки на его лице появляются слезы, – имеют для него свое благое значение (ср. гл. 16, ст. 16. 20 17, ст. 7).

Ст. 25 – 27. Кто же уготсва дождю велию (λάβρῳ) пролияние, и путь молний и грома (κυδοιμῶν); одождити на землю, на ней же несть мужа (и на) пустыню, идеже человека несть в ней, насытити непроходиму и ненаселену, и прозябнути исход злака. По особенному действию Вседержителя, обыкновенные облака сгущаются в одну необъятную тучу и по Его воле только в известное время, по определенному направлению и в одном месте, вся масса дождя с силою ниспадает на землю, производит наводнение. которое всепоглощающим потоком влечет все, что встречается на пути. Преизобильпое количество дождя Господь посылает на такую поверхность земли, где даже и не появляется земледелец, на пустыню, где никто не пасет стад: и такие места превращаются в тучные пастбища. Дождь нисходит и на такие пространства, чрез которые и случайно не проходит путешественник или охотник, где не было и случайных поселей. И здесь пролияние дождя столь же благотворно – и здесь произрастает зелень, столь благопотребная для человека или его животных, если бы они пришли сюда обитать. Так щедр Господь к своим созданиям: ужели Он злонамеренно может лишить жизни человека – праведника (как склонен был думать Иов, гл. 6, ст. 7; гл. 7, ст. 19)?

Ст. 28. Кто есть дождю отец; кто же есть родивый, капли росныя. Своевременный и достаточный дождь есть отец, а роса (столь обильная на Востоке) есть мать всякой растительности. Но кто же порождает эти самые столь благотворные явления? Падение капель дождя и появление капель росы заметны, а происхождение тех и других совершенно невидно; понятно только, что дождь и роса суть дети всещедрого неба. И если люди так согласно признают благотворность дождя и росы, но если при том несомненно, что Отец этих благих явлений есть Отец Небесный, то они должны сердечно благословлять Вседержителя за эти существенные блага жизни, с отеческою любовью посылаемые Господом на землю.

Ст. 29 – 30. Из чиего чрева исходит лед; слану же на небеси кто родил, я же нисходит яко вода текущая; лице нечестива кто устраши. Лед и „слана» (мглистый иней) образуются без всякого посредства человека и суть произведения Создателя природы. Лед непостижимо образуется из воды в виде блестящего кристалла, как бы сплавленного из множества мельчайших стеклышек, в которых столь изящно и игриво искрится свет солнца и отражается разноцветными блёстками. Мглистый иней, по видимому, держится в воздухе и в тоже время стелется по земной поверхности и ощущается как вода, – явление, по своему происхождению и свойствам совершенно непонятное. Но то и другое явление служат целям Промысла Божия: лед и мглистый иней в равной мере устрашают не только полуобнаженных и бесприютных хищников, но и диких зверей (ср. гл. 21, ст. 1–2. 7 – 8 .12 ) .

Ст. 31. Разумев же ли еси соуз (узел) плиад, и ограждение орионово отверзл ли еси. Из всех созвездий на небесном своде выделяется своим особым расположением созвездие Плеяд – группа шести или семи, почти равновеликих и одинаково ярких, звезд, по-видимому, тесно сближенных, как бы связанных между собою. Этот „союз» светил небесных всегда обращает на себя взор наблюдатели небесного свода и преимущественное внимание его исследователя, и представляет мыслителю неразрешимую задачу – почему именно так сближены взаимно эти звезды... Подобно тому, группа звезд, расположенных около величайших из созвездий – Ориона и как бы замыкающих оное (наподобие цепи), с течением времен не изменяет своего состава, не распространяет своего предела.. Так силен Господь связать и держать в этой свази (как бы в узах) из века в век звезды и созвездия на неизмеримых высотах необозримой тверди небес. Посему, ужели Он не может, если пожелает, схватить своих врагов, перевязать цепями и удержать на месте нерушимого заключения?

Ст. 32. Или отверзши знамения (т. е. созвездия): небесная во время свое; и вечернюю звезду за власы ея привлечеши ли. „Знамения небесные», это – – двенадцать созвездий (т. н. зодиакальных), расположенных в определенном порядке; они совершают свое течение последовательно, в известные промежутки (периодически) и служат „знамениями времен» – земледелия, садоводства, торговли, охоты и пр. Каждое из них появляется всегда в свое определенное время • – соответственно известному месяцу. Этот порядок Господь установил еще в самом начале создания неба и земли: действием Его всемогущества и открываются эти „знаменательные светила на тверди небесной, как бы светильники в доме (Быт. 1:14 – 15). – „Вечерняя звезда», это – главное светило в числе других, составляющих северное созвездие (так называемой) „Большой Медведицы». Древний человек воображал себе это созвездие в виде „Медведицы»; но эта медведица не покорна ему: он не может взять ее в свои руки, как обыкновенного зверя, которого он убивает на охоте, с которого снимает кожу и проч. Между тем, по воле Вседержители, и „Большая Медведица» каждые сутки восходит и нисходит в северной части небосклона, невидимому (особенно для жителя Аврана), приближается к самой поверхности земной, но никогда не заходит за горизонт.

Ст. 33. Веси же ли применения небесная, или бывающая вкупе под небесем. Как последовательное появление двенадцати созвездий, так и перемена четырех времен года, со всеми их особенностями, и вообще что происходит под небом и под влиянием небесных светил, все это. по предвечному совету Творца, совершается в стройном порядке, благовремению и благодетельно. Посему человек не имеет основания жаловаться, что его жизнь, будто бы по пристрастному суду Божию, совершенно лишена необходимых для неё средств...

Ст. 34–35. Призовеши же ли облак гласом, и трепетом воды великия послушает ли тя; послсши же ли молнии, и пойдут: рекут же ли ти, что есть. Человек не может повелевать стихиям и – водой и огнём так, чтобы посылать их с неба по своему произволу и делать их покорнейшими слугами своим целям: он не может повелевать облакам и молнии, чтобы они исполняли свое назначение, подобно тому, как он повелевает своему рабу выливать воду из меха, зажигать факел, метать стрелы и пр., и тот со страхом исполняет грозные веления своего господина. А Господь – Вседержитель и в необыкновенное время и для чрезвычайных целей посылает грозовое облако, разит молниями, как стрелами, по всем направлениям....

Ст. 36. Кто же дал есть женам ткания мудрость, или изпещрения хитрость. Искусство ткать и украшать разноцветными узорами ткани – что так необходимо в деле приготовления удобной и изящной одежды – произошло из умелого подражания природе, которая наблюдательному человеку представляет такое разнообразие тканей в царстве растений и способ тканья в прирожденной способности животных. И так, если Господь одел всю природу и каждый злак полевой (ср. ст. 27; Мо. гл. 6, ст. 28 – 32); то не Он ли вразумил и человека приготовлять столь роскошные одежды ив разноцветных тканей? Посему и страждущий человек не должен роптать на свою обнаженность, как на зло, ниспосланное ему Богом (ср. гл. 2, ст. 9 – 10; гл. 9, ст. 30 – 32): Господь не только дает возможность человеку одеваться, но и украшаться, вышивать шерстяными и шелковыми нитями или кораллами, жемчугом, серебром и золотом различные узоры на шерстяном и шелковом полотне одежды.

Ст. 37. Кто же исчисляяй облаки премудростию, небо же на землю преклонил. Человек считает себя благополучным, если благовременно устроит для себя уютную палатку (Ион. 4:5–6), благодушествует, если она покрыта разноцветными тканями. Но Господь соделал для человека несравненно более: Он поставил твердь – лазурный небесный свод, украсил его яркими звездами и от времени до времени покрывает его разноцветными облаками. И эта великолепная палатка Божия не должна ли восхищать светлый взор земных обитателей?

Ст. 38. Разлияся же (небо) яко земля прах (прахом), спаях же е (его), аки каменем, на четыре углы (т. е. небо вылито твердо, как земля из праха, Бог сплотил его на четырех углах, как четверогранник из камней) 54. Лазурный свод небесной тверди весь как бы вылит из серебра – соразмерно поверхности земной – и твердо поставлен на земле, как бы припаян к ней, на четырех краеугольных камнях (ср. ст. 4 – 6). Так дивно устроен мир Божий, как величественный и великолепный царский дворец; но не менее чудно и домоправление Царя – Вседержителя: с непостижимою премудростью и неизмеримою благостью Он поддерживает жизнь тварей – животных и птиц.

Ст. 39 – 40. Уловиши же ли львом яд, и души змиев (т. е, львенков) насытиши ли; убояшася бо на ложах своих, и седят в дебрех (ἐν ὕλαις – лееиых чащах) уловляюще. „Лев представитель хищных четвероногих животных, с давних времен приобрел себе название царя зверей за свою храбрость, отвагу, силу, мужество, крепость, геройство, великодушие, благородство, серьезность и спокойствие. Во взгляде его всегда видны неодолимая сила, самоуверенность, хладнокровие и как бы убеждение в победе. Соответственно могучему телосложению льва, ему необходимо обильное питание: для утоления своего громадного аппетита лев пожирает весьма много и обыкновенно чрез двенадцать часов после принятия пищи приобретает снова отличный аппетит; притом он неохотно возвращается к прежнему куску мяса. Главную пищу льва составляют все стадные животные, дикие зебры, антилопы и кабаны. Обыкновенно лев ест животных только им самим убитых и только в случае нужды поедает и падаль, особенно остатки своей прежней добычи. Любимые местопребывания льва – широкие лесистые долины, лежащие около рек; горы, по-видимому, он не так любит. Каждый лев вырывает в защищенном месте плоское углубление для своего логовища и остается тут в продолжение одного или нескольких дней, смотря по тому, богата ли страна или пет, спокойна или беспокойна. В больших лесах он часто остается подолгу на одном и том же месте и оставляет его только тогда, когда уже слишком много истребил добычи и не может более с легкостью доставать себе нищи. Тогда он уходит дальше и прячется там, где его застает утро, но только всегда в самых скрытых чащах леса. Лев знает, что дикие животные чуют его издалека и бегают так скоро, что могут скрыться от него. Поэтому он или подстерегает их, или, соединяясь с некоторыми другими, чрезвычайно осторожно подкрадывается к ним против ветра» 55. Так хранит и питает Господь даже злейшего врага животных и людей алчного льва: тем более благостное промышления Он имеет о человеке.

Ст. 41. Кто же врану уготова пищу; птичищи (птенцы) бо его ко Господу воззваша, облетая (в окрестности гнезда), брашна ищуще. Как хищный лев между зверями, так „ворон одна из самых страшных хищных птиц. Он обладает в высшей степени хитростью, выдержкою и осторожностью. Он ненавидим и преследуется всеми своими родичами, но вместе с тем превосходит их всех своею осторожностью: он опускается на землю только тогда, когда несколько раз облетит всю местность и ни зрением, ни обонянием не заметит для себя ничего подозрительного. Ворон не любит никаких сношений с человеком и по возможности старается избегать его сообщества. Он любит обитать в малонаселенных местностях, в больших высоких местах, на скалистых берегах моря и вообще там, где человек не преследует его неутомимо и постоянно. Ворон – птица по преимуществу всеядная: он не пренебрегает ничем съестным и при снискании пиши совершает по своей силе и величине изумительные подвиги. Он ест плоды, зерна и другие растительные вещества всякаго рода. Он смело нападает не только на маленьких, но даже и на больших животных, превосходящих его самого величиною. Он нападает на больших животных с беспримерной хитростью и храбростью. Соединение дерзости и хитрости, ловкости и силы делают его ужасным хищником. Ворон наносит своим хищничеством довольно значительный вред и нетерпим человеком. Вследствие этого, ворон с большим трудом и опасением устраивает себе гнездо и добывает нишу. он ежедневно облетает большое пространство и притом в различных направлениях, чтобы отыскать что-нибудь зрением. При постройке гнезда ворон высказывает всю свою осторожность и сметливость. Он осторожно приближается к избранному месту с строительными материалами и оставляет его, если начинает замечать часто людей по близости или если его спугнули еще до кладки. Вороны чрезвычайно любят своих детенышей и снабжают их дождевыми червями и насекомыми, мышами, птицами, свежими яйцами и падалью: их неистовый голод, однако, по видимому вовсе не утоляется самою большою пищею, так как они постоянно требуют себе еще. Их легко спугнуть с гнезда; но они все-таки остаются поблизости его, доказывая всевозможными жалобными звуками и робким перелетываньем заботу о любимых детях. Старые вороны, в случае постоянных преследований, бросают пищу сверху в гнездо к своим детям» 56. Так Господь, как бы внемля жалостным мольбам малюток – вранов, охраняет жизнь их, при стольких неудобствах и опасностях: Он одарил их природу свойствами и склонностями столь изумительными. Ужели премилосердый Промыслитель может быть жестоким к человеку так, чтобы умерщвлять его голодом, притом не слышать его жалобных воплей?!

* * *

50

Гезиод. Вступление, перевод и примечания Г. Властова. Спб. 1885 г.

„Работы и дни». Ст. 504 – 511. 494. 496 – 497

51

Гезиод. „Работы и дни». Ст. 512 – 515. 529 – 533

52

Гомер. Илиада ХѴII. 421– 425

53

Примечание. Древние представляли себе ад в виде подземного города, -который окружен стенами с крепчайшими воротами, охраняется бдительными стражами и пр. Пс. 17, 5 – С; 48, 15. Пс. 11

54

Примечание. Выражение „четыре углы» есть переводе греческого слова (по Эразм. чтению) кюбос, русск. произн. куб, которое служило названием четверограпной кубической кости, употреблявшейся греками для игры.

55

А. Брэм. иллюстрированная жизнь животных. Всеобщая история животного царства. Т. 1-й. Стр., 192 – 194, 199. 202. 212

56

А. Брэм. Жизнь животных. Т. 3-й, отд. 2-й. 1868 г. Стр. 367 – 371



Источник: Книга Иова. Тула, тульские епархиальные ведомости, типография Н.И. Соколова, 1880 г. 114 с.

Комментарии для сайта Cackle