Николай Иванович Троицкий

Глава 9. Речь Иова (3-я). Пo сознанию Иова, справедливо мнение Валдада, что человек не может быть вполне невиновен пред Богом, как судиею всеведущим, всемогущим, строго-правосудным и неограниченно господствующим над всем миром. Но такая мысль устраняет различие между чистосердечным и лукавым, не служит к утешению страждущего, напротив, ведет его к отчаянию. Сознавая свою искреннюю преданность Богу, Иов, однако, верует в возможность своего оправдания, но только при посредстве высшего Ходатая пред Богом

Ст. 1. Обращение к прошедшим временам, воспоминание многоразличных перемен в жизни и усмотрение некоторых недостатков в поведении праотцов при всей их искренней праведности, сознание своей ограниченности и недостоинства, представление множества своих бедствий и тяжести страданий, наконец, искреннее смирение, все это было достаточным основанием для Иова признать себя виновным пред всесовершенной правдой Божией и согласиться с убедительным мнением о том Валдада.

Ст. 2–3. Воистинну вем, яко тако есть: како бо будет праведен человек (βροτός) у Господа. Человек по природе недостаточно силен и разумен, естественно не может быть точно таким, каким должен быть по своему высшему назначений.) – полным образом и совершенным подобием своего Творца, а потому всегда достоин наказания, подлежит болезням и смерти. Аще бо восхощет (человек) судитися с ним, не послушает его, не обратит своего внимания на столь недостойного подсудимого и не выслушает оправдательных речей несомненно виновного пред Ним: да не преречет (человек) к единому словеси его от тысящи, – Господь наперед знает, что человек необходимо виновен пред Ним и в свое оправдание не может сказать ничего даже против одного из тысячи обвинительных Его слов. Так иногда и на человеческом суде не выслушиваются жалобы подсудимых, очевидно виновных.

Ст. 4. Господь премудр, имеет бесконечно глубокий ум, постигает все причины и цели явлений, знает все свойства, действия и намерения человека, так что со всею полнотой и ясностью всегда может открыть ему все недостатки его повеления, каких даже он сам в себе не мог бы никогда заметить, понять и признать. Он силен настолько, что всегда остается победителем всякого своего создания. Он велик – во всех свойствах, действиях и созданиях своих настолько, что человек Никогда не сравняется с Ним, всегда должен видеть в Нем полноту совершенств, источник истины, всесовершеннейший образ добра, а в себе признавать крайнюю ограниченность и вольные или невольные заблуждения. Кто жесток (упорен) бысть противу его, пребысть. И в прошедшие времена не было примера, чтобы кто решился с твердым намерением защитить себя пред Богом, отклонить Его обвинения доказательством своей невинности и совершенных достоинств, и действительно остался бы непоколебим в своих мыслях. Противоречие и противодействие человека воле Божией и упорная защита своего заблуждения показывали только недостаточное понимание им своего долга и губили даже высшие существа (так погиб совершеннейший из ангелов и стал сатаною). Несознательность увеличивает виновность.

Ст. 5–6. Обетшаяй (разрушает) горы, и не ведят. Как все в мире, так и горы, эти столпы небесные, подчинены силе и власти Вседержителя. Он может положить конец их существованию; по Его воле они мало-помалу начинают, стареть, обнажают свою поверхность, когда гибнет на них растительность, при действиях воздуха и воды разрушается почва, и горы, как тысячелетние старцы исполины, погибают. Превращаяй я (горы) гневом. Иногда Господь вдруг, действием подземных сил разрушает горы в самом основании. Горы, разрушавшиеся действием подземных сил (вулканы), могли быть хорошо известны Иову. „На западе, в смежной с Авраном области Гедур, тянется цепь вулканических горных отростков до юго-восточного края горы Ермон (Филарет). Трясый поднебесную из оснований, столпи же ея колеблются. Земля представляет громадные пространства, необъятные для взора и силы человека, но Господь колеблет ее в самых основаниях, на которых она опирается подобно зданию на столбах. Иов припоминает страшные землетрясения, какие нередко бывали и бывают в странах, пограничных с Авраном (особенно нередки землетрясения по берегам морей Черного и Каспийского). Если же Господь колеблет здание вселенной, то ужели Он не может поколебать основания убеждений человека, противящегося его воле и оправдывающего свое Поведение?

Ст. 7. Глаголяй солнцу, и не восходит. Он с раннего утра посылает густой туман на землю, так что не видно бывает восходящего солнца и день обращается в ночь. Звезды же (потом) печатствует (запечатывает). За туманным днем наступает ночь, Господь посылает густые черные тучи, помрачает небесные светила, как бы закрывает их своей всесильной десницей подобно тому, как человек закрывает светильник в своем жилище или факел в своих руках. Если так Господь помрачает свет небесный, то ужели Он не может затмить ума человеческого, если бы дерзнул кто выставлять против Него свое знание и понимание мира и жизни?

Ст. 8. Прострый един небо. Человек употребляет не мало труда для построения не только дома, но и шатра для защиты от холода, ветра, дождя, зноя и пр. А Господь один, без всякой сторонней помощи, поставил свод небесный, как шатер, столь возвышенный, твердый и великолепный. Может ли человек построить достаточно возвышенную, твердую, чистую и красноречивую защитительную речь против строгих обвинений Царя небесного? И ходяй по морю, яко по земли (ἔδαφος). Господь твердо шествует по зыбкой стихии, как по твердой почве, и непоколебимо верен в своем шествии; а человек...

„парит ли к солнцу,

Смиренно ль идет по земле,

Увы, там ум его блуждает,

А здесь скользят его стопы»...

Вдохновлённый созерцанием бесконечного величия Божия в мироздании и гениальный ум человека с глубоким смирением так исповедует пред Творцом свою крайнюю ограниченность:

„Ты дыхнешь и двигнешь океаны,

Речешь и вспять они текут;

А мы одной волной подъяты,

Одной волной поглощены»...

Если человек первозданный при всем своем совершенстве и среди всех благ временной жизни не устоял в правде, то как оп, падший, может быть невиновен пред вечно святым Богом?

Ст. 9. Во все времена бывали люди с сильным духом, светлым умом, пламенным сердцем; многое в мире было понятно для ума и сердца человека: но ни чей дух не мог проникнуть во все тайны мироздания, представить все его совершенства, открыть самый источник истины, – все это возможно только Творцу человека и мира. Господь есть Создатель света и полный источник истины. Он есть творяй плиады (Πλειάδα) – созвездие, украшающее восточный склон небесного свода (не далеко от пояса 12-ти созвездий). Всех звезд, относящихся к созвездию Плеяд, насчитывают до 400, а главная группа, составляющая центр созвездия и (будто бы даже центр всех т. н. неподвижных звезд), состоит только из семи светил, размещенных, как представляется наблюдателю, весьма недалеко одно от другого. С появлением Плеяд на небесном своде, по замечанию древних, начиналось благоприятное время для мореплавания (4). Господь создал и еспера (Εσπεροσ). Греки так называли вечернюю звезду. ярко блестящую на восточной стороне небосклона при заходе солнца ( – по имени некоего баснословного Геспероса, сына Кефалоса, внука Зевса). А Евреи (в соответствие этому названию) разумели громадное и великолепное созвездие, собственно называемое ими „Кесиль»: оно состоит из многих звезд первой величины и у греков с древнейших времен известно было под именем „Ориона» (5). – Господь создал и арктура (Αζκτοῦζοσ). Так у греков иногда называлось созвездие, находящееся на северной части небесного свода, видимое в южных странах во время осени; в прежнее время оно имело величайшее значение для мореплавателей. Но в собственном смысле „Арктуром», иначе „Стражем Медведицы» называлась блестящая звезда первой величины, находящаяся близ северного созвездия „Большой Медведицы» (6). – Господь создал и сокровища южная (ταμεῖα Νότου) – многие созвездия на южной стороне небесного свода, не всегда видимые для жителей стран, находящихся в одной полосе с Авраном (нынешней южной Сирией). Из числа этих созвездий древним известны были многие под различными именами: Кита, Гидры, Кентавра, Аргоса и др., к ним же относится и прекрасная группа звезд, известная в настоящее время под именем Креста, в северных странах (даже и в Палестине) не видимое ни в какое время года7. Но если столь величественные светила озаряют мрак отдаленного севера и юга и указывают человеку пути по безбрежным морям, то ужели сам Творец светил не может видеть всех темных путей ума и сердца человеческого? – Всегда виновен человек пред всевидящим Богом.

Ст. 10. Господь есть творяй велия по мере и силе, – и неизследованная, те предметы и явления, о происхождении, причинах и целях которых человек не может знать, – славная, что открывает бесконечные совершенства ума и воли Творца, беспредельно благие намерения и безмерно полнейшие достоинства Его промышления, – и изрядная, имже несть числа, бесчисленные и разнообразные события в мире и жизни человека, выходящие из ряда тех обыкновенных, какие человек переживает, нередко наблюдает и даже производит сам, сверхъестественные перемены предметов и чрезвычайное направление явлений (что было в жизни самого Иова). При таком могуществе и премудрости Господа могут ли быть равносильно совершенными и равномерно достойными деятельность и жизнь человека?!..

Ст. 11. Господь видит расположение духа человека и определяет истинное достоинство его действий тогда и так, когда и как он сам не может их видеть и определить. Аще приидет но мне Господь, чтобы судить и наказать меня, не имам видети·; это будет непостижимо, чрезвычайно и неотвратимо (как и было двукратно с Иовом); поэтому человек не может сопротивляться Богу, если бы и пожелал.

Ст. 12–13. Всякого рода нарушение прав между людьми подложить преследованию законной власти. Но если Господь лишит человека чего-либо, то никто не осмелится заявить Ему о кажущемся насилии, напомнить о нравственном долге, привлечь к ответственности в нарушении прав и заставить отдать взятое. Он по независимому определению своей воли может проявлять свой гнев, усиливать и прекращать его действия над человеком. Ни разум, ни сила человека не могут содействовать или противодействовать воле Вседержителя: слякошися (сгибались) под ним кити поднебеснии. под Его властью и могуществом смирялись все действительные представители силы, находящиеся на земле, и воображаемые на небе (обыкновенно в виде созвездий Гидры, Дельфина, Дракона, Кита, Скорпиона и др. п.). Движение величественных созвездий, всегда в определенном порядке, как необозримого войска Божия, служит наглядным и сильнейшим доказательством непобедимого могущества Царя небесного.

Ст. 14–17 а. При всесовершеннейшей святости и беспредельном владычестве; Господу нет нужды выслушивать оправданий человека, исследовать и определять их основательность и достоинство; Он все знает, и все слабо и недостаточно пред Вседержителем. По своему сознанию человек может быть безукоризненно праведным, но, по строгости правосудия Божия, его праведность всегда недостаточна. С чувством искреннего раскаяния и полною покорностью воле Божией человек должен обращаться к милосердию Божию, но не может быть уверен, что Господь услышит его молитву, простит ему всякий грех, не прекратит его жизни и не сведет его в преисподнюю; потому что человек всегда несовершен и в будущем пред строгой правдой Божией всегда останется виновным, – подобно тому, как неисправимый злодей – раб остается в немилости своего господина до конца своей жизни. В таком отношении личность человека стояла к строгому правосудию Божию по сознанию Иова и всех людей ветхозаветных. Это, по-видимому, грустное сознание греховности человека и бессилия его в деле самооправдания служило твердой опорой веры в грядущего Искупителя, по мысли истинных рабов Божиих. Он был необходим (ср. ст. 33)

Ст. 17 б. 18. Но если человек вообще не безошибочен и никогда вполне неисправим в своих действиях, то не напрасно ли Господь поражает его всякими ударами (συν τρίμματα), – какая цель их? · Многа же ми сотрения (повреждений) сотвори всуе (Господь). Если не может быть доброго следствия от наказаний, то лучше бы послать смерть... Но Господь не дает возможности страдальцу свободно вздохнуть, быстро увеличивает его скорбь, однако оставляет еще живым.

Ст. 19–21. Не понимая причины страдании, выдерживая непосильную тяжесть скорби, человек необходимо должен нести кару суда Божия, потому что не может защищать своей праведности пред Всесовершенпым. В смущенном состоянии духа и особенно при болезненном раздражении человек легко и незаметно для себя может совершить что либо неугодное Богу, если не делом, то словом и мыслью. Таково, по сознанию Иова, его настоящее положение; при искреннем желании он не может припомнить какого-либо соделанного им преступления, а между тем лишается жизни, как бы насильственно.

Ст. 22–24. Если по строгой справедливости можно думать, что гнев Божий (в виде язвы, голода, войны и т. п. бедствий) губит людей, сознающих себя „великими», и сильных, стремящихся все подчинить себе своей властью, и если лукавые, люди не желающие честно трудиться, не уважающие прав ближних (как разбойники, расхитившие имущество Иова) достойны лютой смерти: то почему же в действительной жизни это не так? – гордые и грабители издеваются над праведными ненаказанно; по воле Промысла, на земле преобладает порок; Господь лица судей ея (земли) покрывает, так что величайшие злодейства бывают неприметны, неизвестны для судей и остаются ненаказанными. Аще же не сам есть, кто есть? зло остается без возмездия по воле Божией, от которой зависит всякий суд.

Ст. 25 – 26. Житие же мое есть легчае скоротечца·, жизнь, особенно в страданиях, быстро проходит, как не имеющий никакой ноши скороход на ристалище или царский гонец, посланный из военного стана в город. Отбегоша и не видеша: промчались дни и не оставили по себе следа (так как погибло имущество и счастье прошедших дней Иова). Или есть кораблем (лодкам) след пути, или орла летяща, ищуща яди (пищи)? – Как лёгкие тростниковые лодки рыболовов, стремясь вниз по течению реки, не оставляюсь после себя следа, так и жить страдальца Иова... Как орел, зорко и пристально следя за своей добычей, стремглав низвергается в долину с недозримой высоты и не оставляет по себе следа в воздухе, так и знаменитый Иов, стремясь к цели жизни, низвергся с высоты своего общественного положения едва не в самую преисподнюю, не оставляя следа в прошедшем, памяти в потомстве.

Ст. 27–28. Если подумаю и скажу самому себе: забуду свое тяжелое положение и перестану громко выражать свои жалобы (что требовали Елифаз и Валдад, то приникнув лицем воздохну, склоня голову невольно начинаю издыхать и стонать. Страх пред строгим правосудием наполняет мою душу; трясуся всеми удесы (членами), зная, что всеведущий и всесовершенный Господь всегда найдет меня виновным, не перестанет грозить мне наказанием и не прекратит моих мучений ( – мысль внушенная Валдадом и очевидно неутешительная для Иова).

Ст. 29. Если бедствия мои свидетельствуют о моем нечестии, то для чего еще дан мне остаток скорбной жизни? для покаяния и исправления (как уверял Валдад)? но невозможно то и другое для человека, он сам не может вполне удовлетворить правосудию Божественному. – Так возникает в уме Иова и развивается потом великая религиозная идея (главная мысль книги Иова) о необходимости сверхъестественной помощи в деле искупления человека от греха.

Ст. 30 – 31. Аще бо измыюся снегом, который, появляясь на земле с неба, представляется веществом чистейшим, и очищуся руками чистыми, – совершу свое полное очищение, то и сего недостаточно для уничтожения всякой нечистоты. Довольно в скверне (ἐν ῥύπῳ) омочил мя еси. Ты в такой мере обвинил меня и в таким числе указал мои пороки, что я не могу быть чист пред Тобою (Иов разумеет свои величайшие бедствия, по которым посторонние предполагали множество преступлений в его поведении). Возгнушася же мною одежда моя. При великой душевной нечистоте не держится на мне и плоть моя, собирается в складки кожа, как бы гнушаясь прикрывать нечестивую душу, подобно тому, как на грязном теле портится, топорщится и рвется чистое белье.

Ст. 32. Господь не такое ограниченное существо, как человек; на Него нельзя принесли жалобу и, как с равным, явиться вместе (ὁμοθυμαδον) в суд, чтобы здесь при помощи прений доказать Ему. свою невиновность в нарушении Его прав и требований. Всякие соображения человека о правде и праве недостаточны для оправдания его пред Богом. Так утверждается в уме Иова мысль о необходимом явлении Примирителя человека с Богом, и страдалец высказывает ее наконец с глубочайшим сочувствием и со всею решительностью.

Ст. 33. О дабы ходатай (ὁ μεσίτης) нам был и обличаяй, и разслушаяй между обема. Между Богом и человеком нет такого посредника, который тщательно изведал бы все обвинения, допросил виновного, обсудил и определил степень его Виновности, наконец обличил бы и предал заслуженному позору преступника. Нет такого посредника, но он необходимо нужен и должен быть. Таким Примирителем падшего человека с Богом действительно явился впоследствии Сын Божий, Богочеловек.

Ст. 34–35. Если же нет за грешного человека достойного ходатая пред Богом, то пусть Он сам, по милосердию своему, избавил бы виновного от тяжких страданий и тем дал бы ему возможность спокойно размыслить о своей виновности. Да отъимет от мене жезл, перестанет наносить мне удары Господь, прекратит припадки болезни, подобно тому, как обыкновенно милосердый господин, желая выслушать оправдание виновного раба, перестает наносить ему удары. Страх же его, происходящий от представления всей строгости правосудия Божия, да не смущает (στροβεὶτω) мене, он волнует мою душу и производит самое запутанное брожение мыслей. Ибо тако не вем сам себе (οὐ γαρ σονεπὶσταμαι εμαυτῷ ἄδικον); при таком смущении духа невозможно определить своей виновности или доказать свою праведность.

* * *

7

По указанию Иова на некоторые созвездия нельзя предполагать о сравнительно позднейшем времени написания его книги; так как по точным указаниям учен. Любкера на вполне верные и ясные свидетельства древнейших греческих писателей Гомера, Гезиода и др. должно признать, что созвездия Плеяд, Ориона, Медведицы, Геспера и др. известны были грекам в глубокой древности, а на Востоке (конечно, под другими именами) они были известны еще ранее, особенно Халдеям и Арабам стр. 1098).



Источник: Книга Иова. Тула, тульские епархиальные ведомости, типография Н.И. Соколова, 1880 г. 114 с.

Комментарии для сайта Cackle