священник Павел Флоренский

Разъяснения некоторых символов и рисунков

Краски, которыми напечатана обложка, подобраны по основным цветам древних Софийных икон новгородского извода. – Фронтиспис книги заимствован из книги: Amoris Divini Emblemata, studio et aere Othonis Vaeni concinnata. Antverpiae, ex officina plantiniana Balthasaris Moreti. M. DC. LX. p. 125. – Bиньетки воспроизведены из книги: [ Aмбoдик], – Symbola et Emblemata selecta [1-е изд.]„ – Три прориси Софийных икон на стр. 373, 377, 380 заимствую из статьи Филимонова. Изображение Софийной иконы Третьяковской картинной галереи между стр. 374-й и 375-й воспроизведено по изданию: Н. П. Лихачев, – Материалы для Истории Русского Иконописания. Атлас снимков, ч. II, СПб., 1906, табл. CCLXIII, № 487. См. ниже «краткое описание», № 54. – Кажется, символический смысл большинства виньеток не нуждается в объяснении. Лишь изображение, помещенное на стр. 143, может оказаться не совсем понятным. Оно представляет военный метательный снаряд, известный еще в древности и называвшийся у римлян murex ferreus, у немцев – Fussangel, y нас на Руси – рогульки железные, подметные или пометные каракули, а, в частности, в Сергиевом Посаде – «Троицкий чеснок». В простейшем виде, это – железный четырехлапник, лапы которого направлены в углы правильного тетраэдра и снабжены на концах остриями с зазубринами, какие делаются у рыболовских крючков. Каждый из стерженьков имел около ¾ вершка длины, а взаимный наклон их бывал в 120°. Рогулька, представленная на рисунке, имеет, впрочем, некоторое осложнение в виде дополнительных лап. – Остаток таких рогулек от запасов бывшей оружейной палаты Троицко-Сергиевой Лавры хранится в ризнице cего монастыря. – Ясно, что как ни бросить такую рогульку, она всегда расположится устойчиво на трех лапах, тогда как четвертая острием будет торчать вверх. Поэтому, подметные каракули были издавна употребляемы с тою целью, чтобы преграждать дорогу неприятельской коннице: напарываясь на щедро разбросанные снаряды, лошади портили себе ноги и падали, а нападение осаждаемых довершало поражение. (Valer. Max. III, 7, 2; Gurt. IV, 17). Употреблялся такой снаряд и при осаде Троицкой Лавры поляками (о каракулях см.: Antony Rich, – Illustriertes Wörterbuch der römischen Alterthümer, – aus dem Englischen übersetz – von C. Müller. Paris et Leipzig, 1862, S. 407. – E. [E.] Голубинский, – Преподобный Сергий Радонежский и созданная им Троицкая Лавра, изд. 2-е, M. 1909 г., стр. 266. – H. В. Султанов, – Памятник Имп. Александру II в Кремле Московском. СПб., 1898 г., стр. 606–609). – Такая рогулька представляется естественным символом для антиномического догмата, который всегда говорит «да», устанавливаясь плотно любою гранью своею, но всегда при этом выставляет вверх острие, имеющее ранить того, кто вообразит, что этим «да» догмат обессилен и уничтожен. С подобными-то каракулями в своих твeрдынях, для Цeркви нeт нужды выхoдить в пoлe и cражатьcя c врагoм – eгo хoлoдным oружиeм, рациoнализмoм: дocтатoчнo и тoгo, чтo вражecкая кoнница пeрeпoртит нoги лoшадям, так и нe пoдcтупив к ocаждаeмым cтeнам. Oгнecтрeльнoe жe oружиe – пoражающая издали cила Духа – этo прямoe дocтoяниe Цeркви.

КОНЕЦ,

И БОГУ СЛАВА!


Источник: Столп и утверждение истины : опыт православной теодицеи / Павел Флоренский. - Москва : АСТ, 2003. - 640 с. ISBN 5-17-010897-4

Комментарии для сайта Cackle