Источник

9. О молении за царя против федосеевцев и филипповцев

Федосеевцы и филипповцы одинаково содержат учение не молить Бога за царя. Не только они сами не молят Бога за царя, но и в других моление за царя почитают столь великою ересью, что ежели кто из молящихся пожелал бы поступить в их согласие, то над таковым, по их учению, следует повторять крещение. Правда, не всегда они так поступают; но такое отступление от своего учения они допускают или по снисхождению к принимаемым из сект, молящихся за царя, или больше из опасения, как бы не дошло до правительства, что они перекрещивают молящихся за царя. Федосеевцы приняли это учение от своего первоучителя Федосея Васильева, а филипповцы от своих первоучителей Андрея Денисова и старца Филиппа, который из-за сего предмета разделился с Симеоном Денисовым, когда он, по смерти брата Андрея, принял у себя в Даниловом монастыре моление за царя по случаю известной комиссии Самарина.

Учение федосеевцев и филипповцев о немолении за царя противно, во-первых, евангельскому и апостольскому учению. В Евангелии от Луки (Лк.13:1–3) сказуется: «Приидоша нецыи в то время поведающе ему (Иисусу Христу) о галилеех, ихже кровь Пилат смеси с жертвами их. И отвещав Иисус рече им: мните ли, яко галилеане сии грешнейши всех галилеан бяху, яко тако пострадаша? Ни, глаголю вам, но аще не покаетеся, вси такожде погибнете». На эти слова Спасителя в Евангелии Благовестном приводится таковое толкование: «Июда галилеянин (его же и в Деяниях, сам евангелист поминает), закону учився, зле сый, сотвори и ины многи галилеяны пристати тому же учению: учаше бо ни единому человеку усты приносити и рещи господине, и никого же почтити, ни самого того царюющего; имже и мнози их не глаголаху: господин кесареви; зле живяху и учаху, глаголюще, яко ни повеленных Моисеом жертв лепо приносити; браняху же и о кесаре и о римсте языце бываемые жертвы. В лепоту убо о том негодовав Пилат, повеле галилеяны изрезати при самех тех жертвах, от них бранимых, за римский язык бываемых, якоже смесити кровь их с кровию жертв. Возвестиша убо неции Спасу, яко по благочестии зле бываема хотяще уверити. Мняху бо нецыи, праведне измерша их, яко грешны и раскол наченшем, и Пилата подвигшем на ненависть июдейску, востание бо тех, еже не звати кесаря господина, всему языку июдейску касается. Темже Спас грешным быти им не отметается: таковая, рече, подобно пострадати им, яко грешнейшим прочих, не пострадавших; аще бо и вы не покаетеся... горше постраждете».

А в книге Деяний Апостольских (Деян.5:37) читаем: «Посем воста Иуда галилеянин, во дни написания, и отвлече люди доволны вслед себе: и той погибе, и вси, елицы послушаша его, разсыпашася». На сии слова во апостоле Толковом (л. 42) пишется: «И учаху (галилеане), яко не подобает паче преданных Моисеовым законом, и ни жертвы приносити Богови, и возбраняху преданныя жертвы от старец людских бываемы о спасении цареве и римского языка. Достижену же бывшу Пилату к галилеом о сих, повеле к сим, яже мняху по закону приносимыя жертвы, и тех убити, яко тогда смешене бывши приношаемым жертвам крови приносящих». Дозде из Апостола Толкового.

Из приведенных выше слов самого Спасителя видно, что оных галилеян, учивших не приносити жертвы за неверных римских царей и кровь свою пролиявших за сие учение, Спаситель не только не причитает к мученикам, законно пострадавшим, но и на погибель осуди: аще, рече, не покаетеся, вси такожде, яко же и они, пострадавшии, погибнете. По страдании погибель; незаконное страдание не только не омыло грехи, но и погибели предало. А толкователи святого Евангелия не только не порицают Пилата, убившего оных галилеян, за убийство их, но и оправдывают, глаголюще: «в лепоту убо о том негодовав Пилат, повеле галилеян изрезати».

Приведем о молении за царя и апостольское повеление с толкованием святого Златоуста. В первом послании к Тимофею (1Тим.2:1–4) апостол пишет: «Молю убо прежде всех творити моления, молитвы, ходатайства, благодарения за вся человеки, за царя и за всех во власти сущих: да тихое и безмолвное житие поживем во всяком благочестии и чистоте; сие добро и приятно пред Спасителем нашим Богом, иже всем человеком хощет спастися, и в разум истины приити». Сии слова святой Златоуст толкует: «Якоже общий некий отец вселенней священник есть, о всех достоит ему промышляти, якоже и Бог, ему же освящается. Сего ради глаголет: молю убо прежде всех творити моления и молитвы. Двоя бо отсюды бывают благая, и вражда, юже ко внешним имамы, разрушается прежде всех, сиречь в молении повседневном. И сие таинницы ведят, како на всяк день бывает, в вечер и утро, како за весь мир, и за всех царей, и за всех, иже во власти сущих, моления творим. Но негли речет кто, яко не за всех, рече, но за верных? Что убо егда глаголет за царей? Не быша бо воистину тогда благочестивии царие, но даже до многа времене произыдоша нечестивии... Таже, понеже лепо бе христианстей души утерпати сия слышащей, и не припущати наказания, аще о еллине во время таин достоит моления приносити, зри, что глаголет, како полагает прибыток, да поне сице приимем наказание: да тихое, рече, и безмолвное житие поживем. Сиречь онех спасение наше есть безпечалие: Бог бо во общую пользу начальства учинил есть. Како убо не безместно есть, онем убо за сие воинствовати и оружие предлагати, да мы в свободе пребываем, нам же за приемлющих беды и воинствующих творити моления? Темже несть ласкательства вещь, но по праведного бывает слову. Аще бо не бы спасаемы быша, ниже благоискусствоваша в бранех, нужда бы и нашим в мятежах быти и молвах, или бо и самем нам воинствовати подобаше, ссеченным бывшим онем, или бегати всюду и заблуждати».

И паки той же апостол Павел в послании к римлянам (Рим.13:1, 2) пишет: «Всяка душа предержащим властен да повинуется». На сие святой Златоуст: «Всяка душа властем предержащим да повинуется, – аще и апостол еси, аще и благовестник, аще и пророк, аще и кто-либо: ниже бо превращает благочестия сие повиновение. И не просто рече: да покоряется, но: да повинуется» (стр. 395). Апостол: «темже противляйся власти Божию повелению противляется». Святой Златоуст: «Не срамляйся убо, рече, таковым повиновением: ибо Бог тако узаконоположил есть, и зельный есть мучитель преобидящим сия. Ибо не приключающуюся муку истяжет от тебе, преслушавшего, но и зело превелию, и ничесоже тя измет сопротив глаголюща; но и от человек приимеши муку наивселютейшую, и никто же заступит тя, и Бога прогневаем вящше». Дозде Златоуст.

Из вышеприведенных свидетельств от святого Евангелия и апостольского и святоотеческого учения явственно свидетельствуется: первое, что учение не молиться за царей, если бы они были и неверные, свойственно только таким развратникам, каков был Иуда галилеянин; второе, что пострадавшие ради такового учения не только не сподобляются за свое страдание мученических венцов, но и с погибающими осуждаются. Ибо Христос в Евангелии рече: аще не покаетеся, вси такожде погибнете. А по учению апостольскому, изъясненному святым Златоустом, и за неверных царей молиться есть только справедливый долг, ибо они за подчиненных им воинствуют, и если не молиться, то надо самим воинствовать, или бегати и блуждати. И апостол, по изъяснению Златоуста, не просто молиться повелевает за неверных царей, но и во время таинств, то есть на святой литургии, в приношении, поминать, ибо сия молитва не просто за неверного, но с нею совокупляется благосостояние верных: да тихое, рече, и безмолвное житие поживем. И противляющиеся власти Божию повелению противляются: таковые не только от человек недостойны помилования, но и Бог на таковых презельный мучитель.

Если же за неверных царей, идолопоклонников, каковы были Нерон и прочие, апостол Павел молитися повелевает, то как же федосеевцы и филипповцы дерзают и учат не молиться за царей христиан, верующих во Святую Троицу и во все смотрение Господне согласно определению семи Вселенских Соборов? Этим, как и всем прочим, они ясно показывают себя противниками евангельского, апостольского и святоотеческого учения. Если бы они за это свое учение о немолении за царей и пострадали, то не только не получат награждения за свое страдание, но, по слову Евангелия, и осудятся: вси такожде погибнете. А что окаяннее сего –терпеть укорение, страдание, и не только не получить за сие венца, но и осуждену быти от Бога!

Надобно сказать еще, что федосеевцы и филипповцы, держась учения о немолении за царей, изменяют все песнопения, составленные Святыми отцами, где приложено моление за царя. Сказанное в песнопениях о царе они применили к себе, напр. поют: «победы на противныя православным христианам (под коими федосеевцы и филипповцы разумеют себя) даруй». Но воинства они не имеют и ни с кем не воюют, и иметь войны ни с кем не могут: посему является это их моление не имеющим никакого смысла. Впрочем, они придают этому молению свой смысл, – молятся, чтобы им своими хулениями одолеть Святую Церковь. Но у творцов песнопений не о том была мысль, – они просят царю победы над врагами в войне видимой с противными языки, нападающими на православные грады и веси. Значит, федосеевцы и филипповцы извращают смысл церковных песнопений, и таким образом, не молясь за царя, не только что впадают в грех противления евангельскому и апостольскому учению, но и извращают смысл церковных песнопений, – сами проповедуют, что в церковных песнопениях нельзя изменить ни единой ноты, и сами же извращают церковные песнопения!

Беспоповцы приводят в оправдание своего учения о немолении за царей из Соборного Изложения патриарха Филарета место, где молящиеся за папу почитаются заедино с католиками. Но сказанное в изложении патриарха Филарета о молящихся за Римского папу беспоповцы несправедливо понимают. Чтобы правильно понять это, надобно рассмотреть вопрос: почему патриарх Филарет, причисляя к католикам иерея, молящегося за папу и поминающего его в ектениях, не причитает к католикам и даже нимало не осуждает молящегося в ектениях за польского, или литовского короля-католика? Что православные христиане, пребывавшие в Галиции, Малороссии и Литве под католическими королями, действительно за них молились Богу во святой литургии и поминали их на ектениях, о том ясно свидетельствуют старописьменные и печатные книги. Приведу во свидетельство одну из них, а именно Служебник, напечатанный благословением ревнителя по православии Гедеона епископа Львовского, экзарха патриарха Константинопольского, в лето 1604-е. Здесь во св. литургии на великой ектении положено глаголати: «О великом крали нашем, имя рек, и благочестивых господарех наших, о всей палате и всех их Господу помолимся». Так же положено и на сугубой ектении, и после преложения даров в молитве иерейской. И примечательно, с каким различием совершалось моление: король был католик, а паны малороссийские были православные, – о короле молились: «о великом короле», а о панах: «о благочестивых господарех наших». За таковое поминание в молитвах на святой литургии короля-католика Гедеон, епископ Львовский, как русской, так и греческой церковью не исключался из православия, но у всех почитали его ревнителем. Мелетий, греческий патриарх, блюститель Константинопольского престола, делает Гедеона, епископа Львовского, первым экзархом Константинопольского патриарха и о православии его свидетельствует сице: «Повелеваем быти экзархом престола Вселенского Константинопольского трем: Боголюбезнеышему епископу Львовскому Гедеону, иже пребысть в православии и сохрани яже отеческая в соблюдении самых догматов же и обычаев»... (Шестое посл. Мелетия, Кирил. кн. л. 487). А в Книге о вере (гл. 23, л. 210) о православии Гедеона епископа Львовского свидетельствуется: «яко весь народ русский (т. е. в Малой России) со двема епископы благочестивыми, Гедеоном Болобаном Львовским, Михаилом Копистенским Премысльским, при обычном себе покорении патриарха Константинопольского осташа». Итак, о православии Львовского епископа Гедеона мы имеем несомненные свидетельства, – и вот по благословению этого несомненно православного епископа напечатан Служебник, в котором на ектениях святой литургии повелено поминать католика-короля. Почему же, спрашиваем опять, патриарх Филарет за поминовение в ектениях Римского папы причитает священника к католикам, а за поминовение в ектениях католика-короля священник нимало не осуждается, – греческие патриархи и московские Гедеона, епископа Львовского, и его паству за это поминовение католика-короля из православия не исключают? Потому, что иное есть молиться за папу, а иное – за короля, или царя. Папа есть власть духовная и поминается в ектениях как епископ: посему епископы и пресвитеры, поминающие папу, этим поминовением выражают свое духовное с ним общение в вере. Так действительно и поступали малороссийские епископы, приложившиеся к западному костелу, т. е. принявшие западное учение и подчинявшие себя Римскому папе: они молились за папу и поминали его как старшого епископа и даже главу епископов; хотя они и соблюдали некоторые обычаи восточной Церкви, но с восточной церковью никакого общения уже не имели. Итак, поминовение папы было признаком отступления от православия к римскому костелу. А за короля-католика молились православные как за предержащую власть, в подчинении которой они жили, и молились согласно повелению Апостола – творить молитвы за царя и за всех, иже во власти суть. Моление за короля-католика не приводило их в подчинение Римского папы, ни в вере и ни в чем с папой не соединяло: посему и не осуждалось. Как же могут беспоповцы, не молящиеся за царя, оправдывать себя ссылкой на патриарха Филарета, который священников, молящихся за папу, причитает к католикам? В этом нет никакого оправдания. Как польские короли, за которых молились православные, находившиеся в их подчинении, не были папами, или епископами католическими, так и православный царь святительского сана не имеет; и если за католических королей повелевалось молиться их подданным, исповедующим православие, тем паче должны все русские подданные, без различия вероисповеданий, молиться за православного русского царя.

Итак, федосеевцы и филипповцы не имеют никакого оправдания своему учению о немолении за царей, а являются точными последователями ереси Иуды галилеянина, возбранявшего приносить жертвы за римских императоров, и вместе с ними подлежат осуждению Спасителя, если не оставят своего лжеучения: аще не покаетеся, вси такожде погибнете.

Федосеевцы, живущие на Преображенском кладбище в Москве, имея много молодых мужеского и женского пола людей, незаконно здесь живущих, и опасаясь за сие и за другие злоупотребления преследований от правительства, уставили ежедневно молиться после вечерни, или в другое время, «лестовку», т. е. по сту поклонов поясных с Исусовой молитвой, собственно о том, чтобы сохранил Бог от преследования правительства и оградил нерушимо их кладбище. И вот, когда их спрашивают власти: молятся ли они Богу за царя? – То они отвечают: молимся. А если спросят: как молитесь? – Отвечают: ежедневно кладем по лестовке сто поклонов. Этим они и правительство успокаивают, и себя утешают, что будто бы не лгут, а действительно молятся за царя. Но в каком смысле молятся? – В том ли, как повелел апостол, по толкованию святых отец, молиться за царя и сущих во власти? О.том ли, чтобы они были здравы и благоденствовали, чтобы им Бог благопоспешил во брани, чрез что все царство сохраняется в благоденствовании и тишине? Нет; а в том только смысле молятся, чтобы власти снисходительны были к ним федосеевцам. Значит, они тут молятся не за царя, а за самих себя, о своем благоденствовании, как и мы молимся, чтобы Бог сохранил нас от злых человеков. Таковым молением федосеевцы хотят только лукаво оправдать себя перед властью, что аки бы и они молятся за царя.


Источник: Полное собрание сочинений Никольского единоверческого монастыря настоятеля архимандрита Павла. - 1-е изд., посмерт. Братство св. Петра митрополита - Т. 1, 2, 4. - Москва: Тип. Г. Лиссера и А. Гешеля, 1897-1899. / Т. 4. - 1899. - 605 с.

Комментарии для сайта Cackle