Приглашаем Вас пройти Православный интернет-курс — проект дистанционного введения в веру и жизнь Церкви.

митрополит Платон (Левшин)

Катехизис тринадцатый

Проходя далее в общих трудах наших, слушатели, я и вы должны благодарить Бога; вы, что чувствуя к слушанию слова Божия охоту, с самого моего учения начала, со мною вместе идя, и до сих пор от меня не отстаете: я с моей стороны, что всегда имею что предлагать любви вашей. Правда! я поставлен на сем учительстве, как на некоем превысоком столпе, с которого бы мне свой глас, как возвышать: «Но Господи, кто верова слуху нашему, и мышца Господня кому открыся?» (Ис.53:1). "Звах, говорит Дух святой, и не послушасте меня... Простирах словеса, и не внимасте, но отметасте мои советы; и моим обличениям не внимасте». Но выслушайте же, что следует? «Тем же и аз, говорит Бог в ярости своей, и аз вашей погибели посмеюся; порадуюся же, внегда аще приидет вам погибель» (Притч.1:24–26). Я сколько печалюсь о тех, которые ради своего непокорства Божиему подпадают суду; столько радуюсь о вас, видя вашу ревность, о священное и мне любезное собрание! вы, говорю, те розы, которые между терниями чудно цветут, вы пшеница от плевел незаглушенная, и в которых одних церковное имя не погибает: какая бы была вашего сюда пришествия вина? Ах! вижу; куда ваше несется желание: да что мне представить такое, что бы равно было вашей ревности, которое бы вашу жажду могло утолить? Что? Разве обыкновенную трапезу и питие, ко вкушению которых вижу вас всегда охотных? Начнем же убо с Богом, и понеже имеем добронадежных спутешественников, станем благовествованием красныя свои ноги очищать. В минувшую неделю говорили мы о создании мира; коснемся ныне промысла Его.

Вопр. Как уже научились, и уверились, что мир и все, что в нем ни есть, от Бога создано; то уже ли еще Бог и по создании мир не оставил?

Отвеч. Неотменно: понеже не можно поверить, чтоб Бог созданный от себя мир так оставил, как художник сделавши какую-нибудь вещь: но по самой правде заключить должно то, что как бы без Божия творения никаких тварей не было; так ежели бы Бог созданные от себя вещи промыслом своим не управлял и не сохранял, то они и на минуту не могли бы стоять. И так не можем разуметь подлинно и творение, если не присовокупим вместе учение и о промысле.

Вопр. что есть промысел?

Отвеч. Есть Действие Божие, по которому все вещи от себя созданные в славу имени своего и во спасение избранных свободно, премудро, сильно и добре соблюдает и управляет. Или изъяснительнее: промысел Божий есть всемогущая и везде присутствующая Божия сила, по которой небо и землю со всеми тварями как бы рукой поддерживает и управляет; как например то, что на земли родится; так же дождь и суша, плодоносие и бесплодие, доброе или худое здоровье, богатство и нищета, и самые наималейшие и презренные вещи, как птички или волосы: (Мф.10:29–30), черви, (Ин.4) вся, говорю, не безрассудно, ниже случайно, но по отеческому его совету и воли бывают. Сие промысла Божия описание толкуем после; а теперь, понеже некоторые были, и есть, как то древние Епикуры, и новое натуралисты, и все те, которые какова дела не узнавши ни начала, ни конца, заключают, что промысла нет; против таких, говорю, докажем, что есть такой промысел, какой мы выше определили.

1. Бог есть: убо и промысел есть. Сие следствие так истинно, как и сие: например нет Бога, убо и промысла нет: и отсюда то наипаче говорит безумный в сердце своем, "несть Бог" (Пс.52:2). Понеже почитать Бога, который бы не управлял мир, есть не признавать Бога; а быть Богу и не управлять мир совсем противно, и точно не может мир стоять без Бога, как ниже создан быть.

2. Бог есть так всемогущ, что ничего не может сделаться, чего бы Он прямо не восхотел, а тому неотменно надобно статься, чему бы Он просто быть восхотел; так что всякий день ни делается, то по всемогущего Бога воли делается, а следовательно Божиим промыслом.

3. Порядок или чин не может быть от вины неразумные: понеже где есть порядок, так должен быть такой, который бы чинно распределял и располагал. Но в мире есть порядок т.е. наипристойнейшее расположение и порядочная перемена всех вещей, движений, времен, сохранение и произведение всякого рода твари и пр. убо сей порядок есть и хранится от некоторого ума. А когда он притом еще есть премудрый, то неотменно премудрому тому быть следует, кто тот порядок ввел, и промыслом своим доселе хранит. Но кто же сие может кроме Бога? Скажешь: сей порядок в мире есть по силе создания тварей, а не по какому-либо промыслу т. е. по силе того только благословения, которое в создании получили твари. Ибо сей в мире не рушится.

Отвеч. Та сила, которую получили твари для своего всегдашнего сохранения от Бога, как есть от тварей никогда не разлучна, так тем самым доказывает, то есть всегдашний промысел: для того что сия сила ничто иное есть, как промысел, по которому Бог все вещи непрерывно содержит и не попускает им погибнуть. И потому-то Христос говорит, что «Отец мой доселе делает, и аз делаю» (Ин.5:17): делает, то есть, весь мир своим промыслом управляет.

4. Неоспоримо то ж подтверждается из разных Священного Писания мест: (Деян.14:17, 17:25; Мф.6, 10:22). Изрядно сие отеческое о всех вещах попечение Божие в (Пс.103) описано, где между прочим поет Давид, «напаяяй горы от превыспренних своих, ...прозябаяй траву скотом, и злак на службу человеком» (Пс.103:13–14) и проч. «Вся к Тебе чают дати пищу им; ...отверзшу Тебе руку, всяческая исполняется благости» (Пс.103:27–28) и проч. и еще в (Пс.146) и в других многих.

Из сих доводов заключается то, что есть помысел, по которому Бог со всякою вещью в мире действует, так что ни единая тварь, ни великая, ни малая, без его воли действующей ниже бывает, ниже движется, ни творит, ни творится: так что и самые худые действия по Божию ж попущению бывают, только так, что Бог такому от себя попущенному злу дает границы, как при Иове: или из самого зла, по бесконечной своей премудрости, выводит добро, как показал на Иосифе: (Быт.50:20) «Вы совещаете о мне злое, Бог же совеща о мне благое».

Вопр. Откуда ж то, что в мире много кажется быть вредного: как змии, ядовитые травы, немощи; или непостоянного: как когда богатятся грешники, нищенствуют и страждут праведники, счастье от одного к другому переходит, непогоды безвременные; или и случайного: как напр. человек по случаю убивает человека, или и самого себя, внезапно бессильный знатное дело совершает; напротив храбрый паче чаяния ослабевает? Откуда все сие, ежели есть промысел, который все порядочно определяет?

Отвеч. На сии все случаи самых подлинных искать резонов есть ничто иное, как точно хотеть узнать Божию тайную волю, по которой он вся действует: однако несколько достоверных можно сыскать на то ответов. Первое: При всяком событии, которое нам кажется быть не порядочно и вредно, или и при всякой такой же вещи должно несомненно содержать что то сделалось не случайно, ниже безрассудно, но по великой надобности и по правде; которой хотя мы не знаем, только Бог и знает, и по своей мудрости то строит: например то происшествие, по которому продан был Иосиф, весьма много быть кажется нам непорядочно: но ежели смотреть с стороны Божией, то очень порядочно, как то самое показало збытие. То ж самое казалось быть и при распятии Сына Божия. И таким по-видимому непорядкам попускает быть для того, что и те, которые то беззаконие имели делать, то своими грехами заслужили, и чтоб тоже их худое дело в добро обратить. Второе: Попускает например многим праведникам в бесчестии быть, в нищете и скорбях: так вместо того дает спокойную совесть, терпеливый дух, надежное сердце, богатство благодати: а грешникам богатиться, и почитаемым быть, не дая напротив никакого внутреннего утешения. Третье. Насылает Бог болезни, непогоды, бесплодия, с двояким намерением: или праведно тем наши грехи наказать. Четвертое. Что звери и змии вредят человеку; то сие можно в вину причесть греху, по которому отнято все почти властительство, какое прежде человеку над землею было поручено: да еще и то сказать можно, что человеку дан разум, с которого помощью всякого зверя может безвредно миновать. Так, например многие скоты есть, которые без всякого разума узнают, что им есть полезно, и что вредно; то как можно будет человеку жаловаться, ежели имея разум от своего безумия повредится? А наипаче все почти вещи вредные другим вещам полезны, и к благоустройству мира надлежат. Пятое наконец, самую правду можем заключить, что все вещи и все дела от Бога управляются весьма порядочно, полезно и с надлежащим концом: хотя нам иначе иногда кажется. Поистине мы всех Божиих тайн понять не можем, да и не должно того любопытствовать: довольно знать, что все праведно делается. Я не знаю, для чего кто родился слеп; да знаю, что сие не случайно, но по тайному Божиему мне неоткровенному произошло совету. Апостолы некогда спрашивали у Христа о слепце, да только резона не получили, понеже слава Божия не была той настоящей причиной слепоты. Таким образом и о всех вещах благочестиво рассуждать должно. И сей промысел, по которому Бог всех тварей по природной их склонности управляет, всего естества порядок от себя определенный порядочно сохраняет, обыкновенно называется общий.

Другой промысел есть особенный, по которому Бог некоторыя твари известных людей особливо правит; во-первых же церковь свою благодатно управляет, и приятствует, и защищает: (Пс.33:16) «Очи Господни на праведные», (1Тим.4:10; Рим.8:14). Понеже Бог о избранных своих так промышляет, что кажется, уже пред ними других не знает: «не вем вас» (Мф.25:12), «и еда о воловех радит Бог?» (1Кор.9:9). Нельзя бо Богу и о волах не радеть; да только об них промысел пред тем промыслом, который имеет о человеке, кажется быть меньший. Сие на себе показали Авраам, Моисей, Давид, Пророки, Апостолы святые, и все смиренные Христиане, которые такой о себе имели Божий промысел, что Бог паче прочих об них особенное имел попечение.

Здесь примечать должно, что мы сей неотступный и готовый промысел имеет не по каким нашим заслугам и одолжениям; но по одной только получаем Божией отеческой бесконечной милости: так сколько во-первых все те, которые здесь бедную жизнь влекут, должны себе иметь отрады, зная, что сие им дано от отеческой руки; второе сколько и все всею душою во все время и на всяком месте благодарить должны, что он нас щедрит, яко отец сыны. И так, слава Богу! первый Символа член окончили.

Нравоучение тринадцатое

Приидите ныне все вы, которые тесную и тернием устланную проходите дорогу, которых ненавидят человеки и поносят, и говорят всяк зол глагол которые алчете, жаждете, и наготуете, и у всех в попрании доселе; которые болезнями, напастями, теснотами от беззаконных, и всякого рода мучениями огорчеваемое провождали и проводите житие; приидите! ваше сие учение. Оставили ли когда вас люди, и возненавидел мир? Да не оставил тот, который наших волос число знает, и который младенца брошенного от матери принимает. «Отец мой и мати моя остависта мя» (Пс.26:10), говорит из сих страдальцев один, «Господь же воприят мя». Боже промыслителю! сколько Ты милостив! О вы бедные! сколько вы счастливы! да и что-то за бедность? Что за беда? Не имевши богатства богатиться самим Богом лишившись человеческой защиты, Божие покровительство иметь? Что за немощь? Что за скорбь? Когда по телу разливаются струпы, а душа внутри скачет и играет; и сколько тело портится, столько обновляется душа. Божий промысел есть оная Христова рука, которая всякой касается немощи, и оную исцеляет. Что тут вражеская ухитрит рука, где Божия властвует десница? На что вся та слава мира, которую искуситель, как некогда Христу, обещает нам; когда Божий промысел делает, чтоб я и малым как великим доволен был? На что тужить нам в нищете, вопить в болезнях, жаловаться в скорбях, ослабевать в гонениях, когда знаем, что то по Создателевой делается воли, да еще такой воли, которая чрез то по-видимому худое нас приводит к добру? А как? Так, как Его премудрость знает: а я знаю, что Его воля будучи добра всем хочет добра, и что Его премудрость знает, как чему надобно быть. Нам в Божия проникать советы, ничто иное будет, как не хотеть быть человеком, да Богом: а человека, как и всякого раба должность есть исполнять только волю господскую; а для чего б что было, того не искать: ибо не можно ничему худому от Бога быть. Да зачем же, скажете, многие богобоящиеся люди весьма бедно живут? Как бедно? «Не видех праведника оставлена, ниже семене его просяща хлеб» (Пс.36:25). Разве то бедно, что злые ненавидят люд; да любит Бог, который тем известнее любит, поелику более людская гонит таковых людей злоба? А что, когда еще чрез ту ненависть делается, чтоб мы осторожнее жили, чтоб будучи от всех возненавидены, такими воздыханиями к одному прибегали Богу, и научились бы, что Бог один в надежде есть твердая стена? Не печальтесь убо вы, о малодушные! не гневайтесь, о маловеры! мы имеем Бога, который нас ко всякому добру ведет; имеем промысел, который более о нас печется, нежели мы сами о себе. Подумайте, ежели мы не только о несчастных людях, но и самых животных милосердствуем и стараемся помощь подать: то Бог ли, когда бы мы от такого несчастью сокрушившись лежали, Он ли, яко всевидящий не призрит, и яко всеблагий не восхочет, и яко всемогущий не готов будет простереть десницу свою ко избавлению нас? Смотри, вот Его рука творим прикасается струпьям, и льет на тебя масло милосердия и вино, знак своей исцелительной силы. Видит Бог вся, и знает вся; знает, когда он испытывает сердце и утробы, и в самое сокровенное нашего сердца проникает; все пред ним наго и откровенно. А когда так, то он не меньше видит и тогда, как мы от обид жалуемся, от болезней стонем, от нищеты плачемся. Нельзя не сказать, что Бог все видит; видит, а ничего не действует? Слезы твои не стирает? Болезнь твою не врачует? Жалоб твоих не слушает? Для чего? Воля ли его переменилась, или сила его умалилась? Или, как некогда Илия Вааловым говорил жрецам, или бог ваш тогда спит, или не досуг и утрудился есть? (3Цар.18:27). О сколь беззаконно сие помыслить! «насаждей ухо не слышит ли? И создавый око не смотряет ли?» (Пс.93:9). А я прибавлю, созданного от себя человека оставит ли? Которого взял, так сказать, на свои руки, отринет ли? Бездна благости не помилует ли? Скорее, скорее мы оставим Бога, нежели он нас: «се не воздремлет, ниже уснет храняй Израиля» (Пс.120:4). Всем тем, которые или с Иовом страждут, или с Давидом гонимы бывают, или с Даниилом в ров повергаются, или с Павлом вяжутся, или со всеми смиренными Христианами бедствуют, и Христов крест несут, всем тем можно в их счастье позавидовать. Да не хвалится при них премудрый премудростью своею, ибо какая может быть больше той премудрости, которую они стяжали, чтоб знать Бога, постигать не постижимого, и согласно, так сказать, мыслить и действовать с разумом Его? Да не хвалится при них сильный силою своею: ибо несильны ли они, когда весь мир, дьявола и плоть победили? Да не хвалится при них богатый богатством своим: ибо не богаты ли они, когда богатятся Богом самим, и богатство отложенное имеют на небеси, идеже ни тля тлить, ни татие подкапывают, ни крадут? Пусть их мир почитает за льстецов, да они в самой вещи истинны; пусть их не знают люди, да знает Бог: кажется будто всякий день умирают, и се живи всегда; будто наказуются, да не умерщвляются; будто скорбят, присно же радуются; будто нищи, а многих богатят; будто ничего не имеют, а вся содержат. Я хочу, чтоб теперь предстали пред нас те, которым несносно, ежели что не по желанию их делается. Вот новые в мире узаконители! все бы по их желанию делалось: о как младенческое рассуждение! Ежели бы все по нашему желанию делалось; так сколько бы мы окаянны были, сколько бы себе Адов заслужили! А как? Мы пред Богом еще подлейшее рассуждение и имеем, нежели пред нами младенцы. Они часто просят огня, ножа, или хотя б самый тут лежал яд. Что ж? Матери то младенческое прошение исполнять надобно? Никак: разве бы какая была чадоненавистная; однако младенцы, что не по желанию их делается, плачут и гневаются. Видите, кому подобны те, которые хотят, чтоб все по их желанию делалось. Просят они себе богатства, а не знают что оно огонь, к которому кто прикоснется, обожжется. Бог видя, что оно им во вред будет, прошение то не исполняет. Просят себе чести, а не знают, что чести бывают как ветер, который возносит к верху и на облака; а потом так вознесши опускает, чтоб разбить в прах. Бог видя сие, прошения наши не исполняет. Мы жалуемся: о как неправедно! Браздами и уздою такие челюсти должно востягнуть. А что ж, говорят, и давши богатство отнимаем, и с княжеского престола вместе со Иовом на гноище велит сидеть: сие когда Бог делает; то показывает, что он предвидел или нашу к оным привязанность, или большее какое-либо оттуда произойти имеющее несчастье, или развращение, захотел нас исправить, и как детей наказать, чтобы таким образом в первую должность привесть; и нам только остается говорить: «благо мне, яко смирил мя еси» (Пс.118:71), потому что Павел представляет таких людей, которых грехам Бог по своей благости долготерпя, ожидает покаяния; а они сие Божие долготерпение на зло употребляют, и с большей свободностью грешат; и так заключает сам Павел: «по жестокости», де, твоей, и непокаянному сердцу собираешь себе гнев на день гнева и откровения праведного суда Божия» (Рим.2:5). Бог все делает так, как Его воля хочет, и как Его премудрость знает, и чего наше спасение требует. Бог везде праведен. Попустил тебе с нищетой бороться, и от всех обидимому быть, отдал все твое твоим врагам, да душу твою удержал у себя. Сколько попустил тебе по телу оскорбляться, столько, или несравненно более душе твоей благодатных утешений подаст. Много злоключений претерпевал кроткий Давид; но ведая, что все сие устроевает Божия десница, сносил с смирением: «Ты еси прибежище», певал он, от скорби обдержащая мя, радость моя» (Пс.31:7). Рек: Ты еси Бог мой, «воспою Господеви в животе моем, пою Богу моему дóндеже есмь» (Пс.103:33). Что же, слушатели, не устыдимся ли мы, которые и малейших скорбей не сносим? «Искушение нас не достиже, учит Павел, точию человеческое; верен же Бог, иже не оставит нас искуситися более, неже можем, но сотворит со искушением и избытие, яко возмощи нам понести» (1Кор.10:13). Велит нам на себя брать иго и бремя влещи: да какое. Иго сладкое и бремя легкое. А чтоб в сем течении лучше успевали мы, то в молитвах излием души наши пред Богом, поручим себя всеблагому промыслу Его. Счастье ли благоприятствует нам; несчастье ли какое угрожает? Да повторяем непрестанно в мысли нашей оное Спасителя нашего слово: Отче небесный! «не яко же аз хощу, но яко же Ты, ...буде воля Твоя» (Мф.26:39, 42). Аминь.

Сказывано Февраля 1 дня.


Источник: Катехизис или первоначальное наставление в Христианском законе. / сочинение Платона, митрополита Московского. / Том 8. Печ.: в Сенатской типографии Гиппиуса. 1781. – 373 с.

Комментарии для сайта Cackle