В 12-й день

Святы́х му́ченик Фо́тия и Аники́ты

Пое́тся же с ни́ми слу́жба и преподо́бнаго отца́ на́шего Макси́ма Испове́дника

НА ВЕЧЕ́РНИ

На Го́споди, воззва́х: стихи́ры му́чеников, глас 4.

Подо́бен: Дал еси́ зна́мение:

Огня не у́боя́стеся,/ ни секу́щаго орудия,/ ни я́рости свире́пыя без ума́ претя́щаго,/ ни стремле́ния львов,/ ни вре́ния коно́бнаго,/ ни удо́в отсече́ния,/ ни сме́рти го́рькия отве́та,/ вас безсме́ртствующаго,/ к Бо́гу безсме́ртному сла́вно отсыла́юща,/ страда́льцы до́блии.

Блаже́нную и всечестну́ю/ и досто́йно жела́емую кончи́ну восприя́сте/ и ве́чныя, до́блии, наде́жды,/ излива́ете нам то́ки чуде́с,/ опале́ние отъе́млюще/ страсте́й душ и теле́с/ благоче́стно моле́бный пра́здник ваш/ всегда́ соверша́ющих, прехва́льнии.

Фо́тий сла́вный/ и Богому́дрый Аники́т,/ дво́ица вседо́бляя,/ Тро́ичною све́тлостию укра́шаема/ и преиспещре́нна ран добро́тами,/ со А́нгелы при́сно ра́дуется,/ и и́же ве́рою сла́вное/ и свяще́нное их страда́ние пра́зднующим/ подаю́т просвеще́ние и ми́лость.

И́ны стихи́ры преподо́бнаго,

глас то́йже.

Подо́бен: Я́ко до́бля:

За милосе́рдие бы́вша Челове́ка,/ я́коже благоизво́ли,/ во дву хоте́нию,/ де́йствах же разуме́ваема, преподо́бне,/ пропове́дал еси́, Макси́ме,/ загражда́я скве́рных незатворе́нная уста́/ единово́льна, единоде́йственна Сего́ сла́вящих,/ искуше́нием диа́вольским,/ злобу просте́ршаго.

Жи́лами уче́ний твои́х/ Пи́рра, о́тче, удави́л еси́ лжу́ща,/ Макси́ме, безу́мнаго/ и гоне́ния претерпе́л еси́/ и ско́рби, приснопа́мятьне,/ ураня́емь зело́, и язы́к уре́заемь,/ и ю́же всегда́ к Бо́гу простира́емую Боже́ственную ру́ку,/ е́юже пиша́, соверши́л еси́ высо́кая сло́веса.

Скоропи́сца я́коже трость,/ омоче́на Ду́хом,/ святы́й бысть, блаже́нне, язы́к твой,/ добропи́шущ благода́тию/ на скрижа́лех серде́ц на́ших/ зако́н Боже́ственных доброде́телей,/ и уче́нием изве́стие,/ и вопло́щение во двою́ Су́ществу челове́ком/ и во еди́ной Ипоста́си яви́тися восхоте́вша.

Сла́ва, глас 8:

Мона́хов мно́жества,/ наста́вника тя почита́ем, о́тче наш Макси́ме:/ твое́ю бо стезе́ю вои́стинну право ходи́ти позна́хом./ Блаже́н еси́, Христу́ рабо́тав,/ и вра́жию обличи́л еси́ си́лу,/ А́нгелов собесе́дниче, преподо́бных соприча́стниче и пра́ведных,/ с ни́миже моли́ся Го́сподеви/ поми́ловатися душа́м на́шим.

И ны́не, глас то́йже:

Мрак зако́нный/ све́тлый преображе́ния прия́т о́блак,/ в не́мже Моисе́й и Илия́ бы́вше/ и пресве́тлыя сла́вы сподо́бльшеся, Бо́гови глаго́лаху:/ Ты еси́ Бог наш, Царь веко́в.

На стихо́вне стихи́ры, глас 2.

Подо́бен: До́ме Евфра́фов:

К горе́ Фаво́рстей/ присту́пим усе́рдно,/ ви́дети сла́ву/ всех Царя́ Христа́,/ Изба́вителя на́шего.

Стих: Твоя́ суть Небеса́,/ и Твоя́ есть земля́.

Яви́лся еси́ с Моисе́ом/ и Илие́ю, Спа́се мой,/ и ученико́в лу́чшии/ на горе́ Фаво́рстей/ облиста́в па́че со́лнца.

Стих: Фаво́р и Ермо́н/ о И́мени твое́м возра́дуетася.

Слы́шаху Отеческий глас,/ произвеству́ющ сла́ву Твою́,/ Спа́се мой,/ и ученико́в лу́чшии/ ни́цы на зе́млю па́даху.

Сла́ва, глас 6:

Преподо́бне о́тче,/ во всю зе́млю изы́де веща́ние исправле́ний твои́х,/ тем на Небесе́х обре́л еси́ мзду трудо́в твои́х,/ де́монския погуби́л еси́ полки́/ и а́нгельския дости́гл еси́ чи́ны,/ и́хже житию́ без поро́ка поревнова́л еси́./ Дерзнове́ние име́я ко Христу́ Бо́гу,/ мир испроси́ душа́м на́шим.

И ны́не, глас 5:

Бо́жества Твоего́, Спа́се,/ ма́лу зарю́ обнажи́в/ совозше́дшим с Тобо́ю на го́ру,/ преми́рныя Твое́я сла́вы сотвори́л еси́ рачи́тели./ Те́мже ужа́сно зовя́ху:/ добро́ есть нам зде бы́ти./ С ни́миже и мы Тебе́ преобра́жшагося, Спа́са Христа́/ пое́м во ве́ки.

Тропа́рь, глас 4:

Му́ченицы Твои́, Го́споди,/ во страда́ниих свои́х венцы́ прия́ша нетле́нныя от Тебе́, Бо́га на́шего:/ иму́ще бо кре́пость Твою́,/ мучи́телей низложи́ша,/ сокруши́ша и де́монов немощны́я де́рзости./ Тех моли́твами/ спаси́ души на́ша.

Сла́ва, преподо́бнаго, глас 8:

Правосла́вия наста́вниче,/ благоче́стия учи́телю и чистоты́,/ вселе́нный свети́льниче,/ мона́шествующих богодухнове́нное удобре́ние,/ Макси́ме прему́дре,/ уче́ньми твои́ми вся просвети́л еси́, цевни́це духо́вная./ Моли́ Христа́ Бо́га спасти́ся душа́м на́шим.

И ны́не, пра́здника, глас 7:

Преобрази́лся еси́ на горе́, Христе́ Бо́же,/ показа́вый ученико́м Твои́м сла́ву Твою́,/ я́коже можа́ху,/ да возсия́ет и нам, гре́шным,/ Свет Твой присносу́щный/ моли́твами Богоро́дицы,/ Светодавче, сла́ва Тебе́.

НА У́ТРЕНИ

По 1-й стихоло́гии седа́лен, глас 4.

Подо́бен: Вознесы́йся:

Возше́д со ученики́ на го́ру и во сла́ве О́тчи облиста́в,/ с Моисе́ом Илия́ Тебе́ предстоя́т,/ зако́н и проро́цы бо я́ко Бо́гу служат./ Ему́же и сыновство́ есте́ственное Роди́тель испове́дал, нарица́ше Сы́на,/ Его́же воспева́ем с Тобо́ю и Ду́хом.

Сла́ва, и ны́не, то́йже.

По 2-й стихоло́гии седа́лен, глас то́йже.

Подо́бен: Удиви́ся Ио́сиф:

На горе́ Фаво́рстей преобрази́лся еси́, Иису́се,/ и о́блак све́тел, протяза́ющся, я́ко сень, апо́столы сла́вою покры́,/ Те́мже и на зе́млю ниц па́даху,/ не те́рпяще зре́ти све́тлости непристу́пныя сла́вы Лица́ Твоего́,/ Безнача́льне Спа́се, Христе́ Бо́же./ и́же тогда́ сим Свет Твой возсия́вый, просвети́ души на́ша.

Сла́ва, и ны́не, то́йже.

Кано́н пра́здника, со ирмосо́м на 6, глас 8.

Песнь 1

Ирмо́с: Во́ду проше́д, я́ко сушу,/ и еги́петскаго зла избежа́в,/Изра́ильтянин вопия́ше:/Изба́вителю и Бо́гу на́шему пои́м.

Моисе́й, на мо́ри проро́чески ви́дев/ о́блаком и столпо́м дре́вле о́гненным сла́ву Госпо́дню, вопия́ше:/ Изба́вителю и Бо́гу на́шему пои́м.

Я́ко ка́менем, те́лом покры́вся,/ обоже́нием Неви́димаго зря, Моисе́й Богови́дец взыва́ше:/ Изба́вителю и Бо́гу на́шему пои́м.

Ты на горе́ зако́нней и на Фаво́рстей/ ви́ден был еси́ Моисе́ем во мра́це дре́вле,/ во Све́те же ны́не непристу́пнем Божества́.

Ин кано́н му́чеников на 4, его́же краегране́сие: Кра́сную похваля́ю му́чеников дво́ицу. Ио́сиф, глас 4.

Песнь 1

Ирмо́с: Мо́ря чермну́ю пучи́ну/ невла́жными стопа́ми/ дре́вний пешеше́ствовав Изра́иль,/ крестообра́зныма Моисе́овыма рука́ма/ Амали́кову си́лу в пусты́ни победи́л есть.

Боле́зни тела, прехва́льнии, претерпе́вше, тверде́йшим по́мыслом ве́ры,/ к неболе́зненней жи́зни, ра́дующеся, преста́вистеся,/ о нас при́сно моля́щеся.

Боже́ственными огра́ждся, Аники́то, ору́жии ве́ры,/ к боре́нию безпло́тных враг тве́рдо отлучи́лся еси́/ и тех во́инства Боже́ственною си́лою потреби́л еси́.

Вити́йское глумле́ние, сла́вне, и ум неиску́сен е́ллинский,/ ра́зумом Боже́ственным просвеща́емь, посрами́л еси́/ и себе́ сама́го, Аники́то, всего́ к страда́нию отда́л еси́.

Богоро́дичен: Де́ва и пре́жде рождества́, Чи́стая,/ и по рождестве́ я́ко вои́стинну яви́лася еси́,/ Бо́га бо па́че сло́ва роди́ла еси́,/ святы́я му́ченики страда́вшия венча́вшаго.

Ин кано́н преподо́бнаго на 4, глас 8.

Песнь 1

Ирмо́с: Изра́иля от рабо́ты изба́вил еси́, Го́споди,/ десни́цею Твое́ю держа́вною,/ я́ко о́наго спасл еси́,/ ны́не нас спаси́.

Вы́шния прему́дрости сокро́вище стяжа́в в се́рдцы, преподо́бне,/ тоя́ ра́ди обога́ти́л еси́ мир уче́нии.

А́нгельское показа́л еси́ житие́, на земли́ живы́й,/ и был еси́ храм Бо́гу, христопропове́дниче преподо́бне,/ Те́мже и возложи́лся Ему́.

Еди́но мы́сляще друг ко дру́гу, во еди́ну Твою́ ве́ру, Христе́,/ преподо́бнии пропове́даху Тя в безъязы́чных усте́х,/ я́ко тру́бы боговеща́нныя.

Богоро́дичен: Ра́дуйся, Чи́стая Богоро́дице,/ Я́же пре́жде су́щаго Сло́ва Бо́жия ро́ждши в после́дняя пло́тию,/ ра́дуйся, стено́ всем нам и покро́ве чту́щим Тя.

Песнь 3

Ирмо́с: Небе́снаго кру́га Верхотво́рче, Го́споди,/ и Це́ркве Зижди́телю,/ Ты мене́ утверди́ в любви́ Твое́й,/ жела́ний кра́ю, ве́рных утвержде́ние,/ Еди́не Человеколю́бче.

Осеня́ющая сла́ва в се́ни пе́рвее и Моисе́еви бесе́дующи, Твоему́ уго́днику,/ о́браз бысть облиста́вшаго неизрече́нно/ на Фаво́ре, Влады́ко, Твоего́ преображе́ния.

Совзыдо́ша Ти, Сло́ве Единоро́дный,/ Вы́шнии апо́стольстии верси́ на го́ру Фаво́рскую,/ и сопредста́ша Ти Моисе́й же и Илия́, я́ко Бо́жия слуги́, Еди́не Человеколю́бче.

Бог Сло́во сый, весь зе́млен бысть,/ всему́ Бо́жеству смеси́в челове́чество во ипоста́си Свое́й,/ ю́же во двою́ су́ществу Моисе́й и Илия́ же ви́деша на горе́ Фаво́ре.

Ин

Ирмо́с: Весе́лится о Тебе́ Це́рковь Твоя́, Христе́, зову́щи:/ Ты моя́ кре́пость, Го́споди,/ и прибе́жище, и утвержде́ние.

Победи́в со Христо́м ополче́ния вра́жия,/ вене́ц побе́дный прия́л еси́, му́чениче страстоте́рпче Аники́то.

Неради́ша о пло́ти я́ко тле́ющей Христо́вы му́ченицы/ и лю́тая муче́ния ра́зумом тве́рдым претерпе́ша.

Вод животво́рных испо́лнены,/ му́тныя то́ки пре́лести, му́дрии му́ченицы,/ тече́нии кро́вными уста́висте.

Богоро́дичен: Всели́ся во утро́бу Твою́ живы́й на Небесе́х Госпо́дь/ и от нас вся́ку пре́лесть, Богоро́дице, отгна́л есть.

Ин

Ирмо́с: Несть свят, я́ко Госпо́дь,/ и несть пра́веден, я́ко Бог наш,/ Его́же пое́т вся тварь:/ несть пра́веден, па́че Тебе́, Го́споди.

Кро́ви ка́плют честны́я твое́я руки́,/ и уче́ния теку́т целому́дреннаго язы́ка твоего́,/ изве́стна вопию́ща по отсече́нии его́ Христа́ во двою́ естеству́.

Рука́ твоя́ писа́ньми не преста́ вопия́,/ и язы́к уче́нии тру́бит ве́ру твою́, Богоглаго́ливе треблаже́нне:/ Бог бо бе обоя́ движа́, слага́я глаго́лати.

Треми́ у́бо теле́сы, во еди́ной же души́,/ единому́дренно сопроти́вистеся, отцы́ чу́днии,/ зле отъе́млющим Христо́вы стра́сти и сугу́бое де́йство.

Богоро́дичен: Жены у́бо ражда́ют, Ма́ти Де́во Чи́стая,/ но не ктому́ де́вы пребыва́ют, я́коже Ты:/ ниже́ бо еди́на от сих Бо́га породи́, токмо Ты, Богоро́дице Чи́стая.

Ин конда́к му́чеников, глас 2.

Подо́бен: В моли́твах:

Боже́ственныя, ве́рнии, и храбрыя/ ублажи́м супру́ги Христо́вы сла́вныя,/ и похва́лим, я́ко тве́рдыя пропове́дники благоче́стию/ и су́ща рачи́тели, Фо́тия и Аники́ту,/ и пе́сньми и хвала́ми венча́ем.

Ин конда́к преподо́бнаго, глас 6.

Подо́бен: Е́же о нас:

Свет трисия́нный, все́лынийся в ду́шу твою́,/ сосу́д избра́н показа́ тя, всеблаже́нне, явля́юща Боже́ственная конце́м,/ неудобопости́жных разуме́ний ты сказу́яй, блаже́нне,/ и Тро́ицу всем, Макси́ме, воспропове́дуяй я́сно,/ Пресущную Безнача́льну.

И́кос:

Подража́тель я́влься Спа́совых страсте́й/ и того́ в души́ твое́й име́я, всеблаже́нне,/ восхожде́ния в се́рдцы твое́м возложи́л еси́, пребога́те,/ Той же тебе́ подаде́ благода́ть с Небесе́./ Сопроти́вився бо еси́ мучи́телем, му́дре, му́жески,/ Безнача́льную, и Боже́ственную, и Еди́носущную Тро́ицу пропове́дуя/ и облича́я злосла́вныя и богобо́рныя,/ безме́рныя претерпе́л еси́ напа́сти, всехва́льне,/ язы́ка отре́зание богосло́внаго, преподо́бне, и твое́я руки́ вку́пе,/ не преста́л же еси́ ты со дерзнове́нием глаго́ля/ и утвержда́я ве́рныя Боже́ственными твои́ми уче́нии,/ Тро́ицу всем лю́дем пропове́дуя я́сно, Пресу́щную Безнача́льну.

Седа́лен му́чеников, глас 4.

Подо́бен: Вознесы́йся:

Низло́жше вра́жия возноше́ния терпе́нием лю́тых мук, страстоте́рпцы,/ на Небесе́х живете́ ны́не, ра́дующеся, Фо́тие сла́вный и Аники́то блаже́нне./ Те́мже ублажа́етеся во ве́ки веко́в, о нас моля́щеся Христу́,/ творя́щих ва́шу па́мять.

Сла́ва, преподо́бнаго, глас 3.

Подо́бен: Боже́ственныя ве́ры:

Уче́ние Боже́ственное держа́, столп был еси́ Правосла́вия и держа́ва, Богому́дре, ве́ры:/ во двою́ существу́ и дву хоте́нию/ пропове́дал еси́ Христа́ Бо́га на́шего, о́тче Макси́ме,/ Его́же приле́жно моли́ дарова́ти нам ве́лию ми́лость.

И ны́не, пра́здника, глас то́йже.

Подо́бен: Красоте́ де́вства Твоего́:

Боже́ственныя Твое́й сла́вы сия́ние, я́коже можа́ху,/ показа́л еси́, Сло́ве Бо́жий, ученико́м Твои́м, на Фаво́рстей горе́ преобразу́ющийся,/ и́миже просвети́хомся и мы, пою́щии Тя,/ Еди́не Неизме́нне и Безсме́ртне Го́споди./ Тебе́ бо ве́рою вопие́м:/ сла́ва, Христе́, Ца́рствию Твоему́.

Песнь 4

Ирмо́с: Из пло́ти Твое́й лучи́ Божества́/ исхожда́ху проро́ком и апо́столом./ Тем нача́льницы, пою́ще, взыва́ху:/ сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

И́же купину́ сохрани́вый неврежде́ну, прикосну́вшуюся огню,/ Моисе́ю богосия́нную плоть показа́л еси́, Влады́ко, пою́щему́:/ сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Скры́ся заре́ю Божества́ чу́вственное со́лнце,/ я́ко на горе́ Фаво́ре ви́дев Тя преобразу́ющася, Иису́се мой:/ сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Огнь, не опаля́я ве́щи теле́сныя, ви́ден бысть невеще́ствен,/ я́коже Моисе́ю и апо́столом яви́лся еси́, Илии́ же, Влады́ко,/ еди́н от двою́, во дву соверше́нну естеству́.

Ин

Ирмо́с: Вознесе́на Тя ви́девши Це́рковь на Кресте́,/ Со́лнце Пра́ведное,/ ста в чи́не свое́м,/ досто́йно взыва́ющи:/ сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Распала́еми любо́вию Бо́жиею,/ усе́рдно пла́мень огня́ проидо́сте,/ пребы́вше росо́ю неопа́льни духо́вною, непобеди́мии му́ченицы,/ Боже́ственнии моли́твенницы о душа́х на́ших.

Отверго́шася те́ла, разли́чными о́бразы страда́льцы стру́жеми,/ всем бо умо́м к Бо́гу взира́ху,/ сим подаю́щему́ терпе́ние ве́ры ра́ди.

Кре́пцы, я́ко столпи́ благоче́стия, сте́ны вра́жия низложи́сте/ и гра́да Боже́ственнаго, му́ченицы, гражда́не бысте, вопию́ще:/ сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Дрема́нием не воздрема́сте злоче́стия,/ но бо́дростию Боже́ственною, му́ченицы,/ спя́щия всегда́ в сме́рти к Све́ту наста́висте богора́зумия благода́тию.

Богоро́дичен: Я́ко кра́сна породи́ла еси́ Кра́снаго, Де́во Ма́ти Чи́стая,/ кра́сны показа́вшаго му́ченики,/ тве́рдо пострада́вшия и безбо́жие потре́бльшия.

Ин

Ирмо́с: Из горы́ приосене́нныя, Сло́ве, проро́к,/ еди́ныя Богоро́дицы,/ хотя́ща воплоти́тися богови́дно усмотри́/ и со стра́хом славосло́вяше си́лу Твою́.

Ты Моисе́ю подо́бяся, Богому́дре,/ скрижа́ли разу́мно прия́т уче́ний:/ во мрак бо вшел еси́ виде́ний и обогати́лся еси́ ра́зума све́том.

Ты Авраа́му поревнова́в, Богому́дре,/ друга́го Исаа́ка приве́л еси́ Го́сподеви,/ твое́ же́ртвовав, о́тче, се́рдце во огни́ со́вестне.

Еди́наго Христа́ пропове́давше, отцы́,/ еди́наго Сы́на во двою́ су́ществу испове́дасте,/ хотя́ща по су́ществу и де́йствующа обоя́.

Богоро́дичен: Безле́тна Сы́на роди́ла еси́ в ле́то нетле́нно/ и чи́ста пребыла́ еси́, ро́ждши нас ра́ди Воплоще́ннаго во утро́бе Твое́й,/ Богороди́тельнице Присноде́во.

Песнь 5

Ирмо́с: Вску́ю мя отри́нул еси́/ от лица́ Твоего́, Све́те незаходи́мый,/ и покры́ла мя есть чужда́я тьма, окая́ннаго?/ Но обрати́ мя и к све́ту за́поведей Твои́х/ пути́ моя́ напра́ви, молю́ся.

Вети́йствующий язы́к Твоего́ вели́чества не мо́жет веща́ти:/ я́ко бо, Держа́й живо́т и сме́ртию Влады́й,/ предста́вил еси́ на Фаво́рстей горе́ Моисе́я и Илию́,/ свиде́тельствующия твое́ Бо́жество́.

И́же рука́ми неви́димыми созда́в по о́бразу Твоему́, Христе́, челове́ка,/ началообра́зную Твою́ в созда́нии добро́ту показа́л еси́,/ не я́ко во о́бразе, но я́ко Сам Сый по су́ществу,/ Бог был еси́ и Челове́к.

Сраствори́вся неслия́нно, угль горя́щ показа́л еси́ нам Божества́,/ попаля́ющ у́бо грехи́, ду́ши же просвеща́ющ, на Фаво́рстей горе́,/ Моисея́ со Илие́ю, ученико́в же старе́йшия удиви́л еси́.

Ин

Ирмо́с: Ты, Го́споди, мой Свет,/ в мир прише́л еси́,/ Свет Святы́й, обраща́яй из мра́чна неве́дения/ ве́рою воспева́ющия Тя.

Премно́гими ра́нами умерщвле́но те́ло твое́, Аники́то,/ живо́т тебе́ нестаре́емый, преблаже́нне, преподо́бно исхода́таи.

Потребле́ние огню́ жгу́щему́ был еси́, о Фо́тие,/ Боже́ственнаго сия́ния соприча́стниче/ и дне незаходи́маго ча́до при́сное!

Теку́щих тле́ние до конца́ отри́нуша,/ возжеле́вше пребыва́ющая кра́сная,/ единоду́шно, му́ченицы сла́внии.

Богоро́дичен: Кто мо́жет сказа́ти твое́ та́инство, о Влады́чице Богоро́дице?/ Па́че ума́ бо и сло́ва Бо́га неизрече́нно роди́ла еси́.

Ин

Ирмо́с: У́тренююще, вопие́м Ти:/ Го́споди, спаси́ ны,/ Ты бо еси́ Бог наш,/ ра́зве Тебе́, ино́го не ве́мы.

Не усече́ твоего́, о́тче, меч дерзнове́ния,/ не угаси́, преподо́бне, заточе́ние ве́ры твое́й.

Пропове́дует у́бо Рим ре́вность твою́, Богоно́се,/ тру́бит же, преподо́бне, Це́рковь сло́веса твоя́.

Пред кня́зи пропове́давше Спа́са,/ му́ченицы бы́сте произво́лением, Богому́дрии.

Богоро́дичен: Исто́чник безсме́ртия пое́м Тя, Богоро́дице,/ Ты бо приснотеку́щий живо́т ми́ру роди́ла еси́.

Песнь 6

Ирмо́с: Очи́сти мя, Спа́се,/ мно́га бо беззако́ния моя́,/ и из глубины́ зол возведи́, молю́ся,/ к Тебе́ бо возопи́х, и услы́ши мя,/ Бо́же спасе́ния моего́.

Я́ко ве́лие и стра́шное узре́ся ви́дение днесь:/ с небесе́ у́бо чу́вственное, от земли́ же несравне́нное/ облиста́ Со́лнце пра́вды мы́сленное на горе́ Фаво́рстей.

Пре́йде у́бо сень зако́нная, изнемо́гшая,/ прии́де же я́ве Христо́с и́стина, – Моисе́й возопи́,/ на Фаво́ре ви́дев твое́ Бо́жество́.

Столп о́гненный – Христа́ преобразу́ющася,/ о́блак же – яве благода́ть Ду́ха, осени́вшую на Фаво́ре,/ предсказа́ша явле́ннейше.

Ин

Ирмо́с: Пожру́ Ти со гла́сом хвале́ния. Го́споди,/ Це́рковь вопие́т Ти,/ от бесо́вския кро́ве очи́щшися/ ра́ди ми́лости от ребр Твои́х/ исте́кшею Кро́вию.

Возвы́шен был еси́, неми́лостивно на дре́ве стру́жемь,/ умерщвле́ния дебельство́ отметая,/ в Боже́ственную оде́жду с Небесе́ одева́емь, му́чениче Аники́то.

Расторга́ю у́зы пре́лести, святи́и, внегда́ свя́зани бы́сте кре́пко,/ терпе́нием же и пожда́нием, Боже́ственными у́жи,/ предста́теля тьмы удави́сте.

Яви́стеся я́ко вели́цыи свети́льницы,/ просвеща́юще луча́ми исцеле́ний и заря́ми Боже́ственных по́двиг всю тварь,/ страда́льцы Христо́вы предо́блии.

Богоро́дичен: Зако́нных породи́ла еси́ кроме́, Всенепоро́чная, и́стиннаго Зако́ноположника,/ Его́же моли́ зако́ном греха́ побежда́емую ду́шу мою́ уще́дрити и спасти́ мя.

Ин

Ирмо́с: Из чре́ва а́дова/ во́пля моего́ услы́шал еси́ глас мой/ и изба́вил еси́ от тли живо́т мой, Многоми́лостиве.

Удиви́ твое́, треблаже́нне, испове́дание,/ в Тебе́ веща́вый Иису́с,/ со стра́ждущими Тебе́.

Ни князей киче́ния, ни меча́,/ ни огня́, претя́щего Тебе́, убоя́ся, преподо́бне,/ ве́рою был еси́ кре́пок.

Не поколеба́ твоего́ столпа́ правосла́вия вселука́вый враг,/ но победи́ся и поги́бе.

Треплете́нною твое́ю пра́щею/ преще́ние А́риево мы́сленно стреля́ется,/ стрела́ми та́ин Христо́вых.

Богоро́дичен: Па́че ума́ и сло́ва, Де́во,/ Пита́теля всех от сосцу́ пита́ющи,/ ма́те́рних не разуме́ла еси́.

Конда́к, глас 7. Самогла́сен:

На горе́ преобрази́лся еси́,/ и я́коже вмеща́ху ученицы́ Твои́,/ сла́ву Твою́, Христе́ Бо́же, ви́деша,/ да егда́ Тя у́зрят распина́ема,/ страда́ние у́бо уразуме́ют во́льное,/ ми́рови же пропове́дят,/ я́ко Ты еси́ вои́стинну О́тчее сия́ние.

И́кос:

Воста́ните, лени́вии, и́же всегда́ ни́зу пони́кшии в зе́млю души́ моея́ по́мыслы,/ возми́теся и возвы́ситеся на высоту́ Боже́ственнаго восхожде́ния./ Притеце́м к Петру́ и к Зеведе́евым/ и вку́пе со о́неми Фаво́рскую го́ру дости́гнем,/ да ви́дим с ни́ми сла́ву Бо́га на́шего, глас же услы́шим,/ его́же свы́ше слы́шаша и пропове́даша О́тчее сия́ние.

Песнь 7

Ирмо́с: О́троцы евре́йстии в пещи́/ попра́ша пла́мень дерзнове́нно/ и на ро́су огнь преложи́ша, вопию́ще:/ благослове́н еси́, Го́споди Бо́же, во ве́ки.

Ны́не ви́дена бы́ша апо́столом неви́димая Божества́ во пло́ти,/ на горе́ Фаво́рстей облиста́вша, вопию́щим:/ благослове́н еси́, Го́споди Бо́же, во ве́ки.

Ужасо́шася стра́хом, уди́вльшеся благоле́пию Боже́ственнаго Ца́рства,/ на горе́ Фаво́рстей апо́столи, вопию́ще:/ благослове́н еси́, Го́споди Бо́же, во ве́ки.

Ны́не неуслы́шанная услы́шана бы́ша:/ без отца́ бо Сын от Де́вы Оте́ческим гласом сла́вно свиде́тельствуется,/ я́ко Бог и челове́к То́йже во ве́ки.

Положе́нием не был еси́ Вы́шняго, существо́м же Сын возлю́блен,/ пре́жде Сый, нам прибли́жился еси́ непрело́жно:/ благослове́н еси́, Го́споди Бо́же, во ве́ки.

Ин

Ирмо́с: В пещи́ Авраа́мстии о́троцы перси́дстей,/ любо́вию благоче́стия па́че,/ не́жели пла́менем, опаля́еми, взыва́ху:/ благослове́н еси́ в хра́ме сла́вы Твое́я, Го́споди.

Стра́нен по́двиг проше́дше, стра́нни яви́стеся вои́стинну мудрова́ний, сла́внии, плотски́х,/ А́нгелом согражда́не, снасле́дницы же Христу́,/ великоимени́тии му́ченицы.

Терпе́нием же и пожда́нием победи́сте всех враго́в безбо́жныя наве́ты/ и, све́тлы боле́зньми бы́вше,/ к сия́нию незаходи́мому преста́вистеся, пресла́внии.

Храм Тро́ицы Пребоже́ственныя бы́вше,/ столпы́ и хра́мы низложи́ша му́жески безбо́жных, прехва́льнии,/ и к Небе́сному хра́му преста́вистеся, ра́дующеся.

Богоро́дичен: Я́ко простра́ннейши Небе́с, Чи́стая, прия́ла еси́ Сло́ва,/ ника́коже вме́стна па́че ума́, те́сным ходя́щия путе́м, Пренепоро́чная,/ к простра́нству вводя́ща Боже́ственныя жи́зни.

Ин

Ирмо́с: В нача́ле зе́млю основа́вый/ и Небеса́ сло́вом утверди́вый,/ благослове́н еси́ во ве́ки, Го́споди, Бо́же оте́ц на́ших.

Ты оде́жду есте́ственнаго досто́инства кро́вию твое́ю украси́л еси́, Богому́дре,/ молча́щ язы́к, о́тче, и веща́ющ,/ явле́ние подава́я се́ю слове́с твои́х.

Гроб ва́ших не уста́ви язы́ков,/ земля́ же да́льняя не скры словеса́,/ я́коже пи́шет Дави́д в пе́снех,/ во всю вои́стинну зе́млю пропове́дашася.

Я́коже зла́то, трие́ искуси́вшеся во огни́ искуше́нию о́нех,/ чисте́йшу ве́ру ва́шу возрасти́сте Христу́, отцы́ честни́и.

Богоро́дичен: Та́йны о́браз – Де́вы/ в Сина́и Ты прообрази́л еси́ купино́ю горя́щею и неопаля́емою:/ благослове́н еси́, Го́споди, Бо́же оте́ц на́ших.

Песнь 8

Ирмо́с: Седмери́цею пещь/ халде́йский мучи́тель/ Богочести́вым неи́стовно разжже́,/ си́лою же лу́чшею спасе́ны, сия́ ви́дев,/ Творцу́ и Изба́вителю вопия́ше:/ о́троцы, благослови́те,/ свяще́нницы, воспо́йте,/ лю́дие, превозноси́те во вся ве́ки.

Услы́шавше, Влады́ко, от Отца́ свиде́тельствуема,/ и я́ко челове́ческа тверде́йша зра́ка зре́ти лица́ Твоего́ блиста́ния не терпя́ще,/ Твоя́ ученицы́ на зе́млю ниц па́даху, со стра́хом пою́ще:/ свяще́нницы, благослови́те, лю́дие, превозноси́те во вся ве́ки.

Ца́рствующим еси́ Царь прекра́сен и и́же всюду владя́щим Госпо́дь си́лен,/ Блаже́н и во све́те живы́й непристу́пнем,/ Ему́же ученицы́ уди́вльшеся, Моисе́й же и Илия́ вопия́ху:/ о́троцы, благослови́те, свяще́нницы, воспо́йте,/ лю́дие, превозноси́те во вся ве́ки.

Я́ко Не́бом владу́щему́, и земле́ю госпо́дствующему́,/ и над преиспо́дними о́бласть иму́щему, Христе́, предста́ша Ти:/ от земли́ у́бо – апо́столи, я́ко с Небесе́ же – Фесви́тянин Илия́,/ Моисе́й же – от ме́ртвых, пою́ще согла́сно:/ лю́дие, превозноси́те во вся ве́ки.

Уны́ние ражда́ющия печа́ли на земли́ оста́виша апо́столов избра́ннии, Человеколю́бче,/ я́ко Тебе́ после́доваша, ко и́же от земли́ преложе́нию Боже́ственнаго жития́./ Те́мже и, по достоя́нию Твоего́ Богоявле́ния улучи́вше, поя́ху:/ лю́дие, превозноси́те его́ во ве́ки.

Ин

Ирмо́с: Руце распросте́р, Дании́л/ львов зия́ния в рове затче́,/ о́гненную же си́лу угаси́ша,/ доброде́телию препоя́савшеся,/ благоче́стия рачи́тели о́троцы, взыва́юще:/ благослови́те, вся дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Тве́рд ум, му́дрии, показу́юще,/ зве́рей стремле́ния не убоя́стеся,/ вре́ния коно́б не ужасо́стеся, ни удо́в отсече́ния,/ ни мучи́телей преще́ния, вопию́ще:/ благослови́те, вся дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Исцеля́ете стра́сти ве́рных,/ изобрази́вше страсть блаже́нную ва́шими страстьми́, святи́и,/ и отъе́млете неду́ги, и отгоня́ете лю́тыя ду́хи, вопию́ще:/ благослови́те, вся дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Дво́ице страда́лец предо́брая Тро́ицу Несозда́нную испове́да,/ и тьмосла́вных погуби́ супоста́т вои́стинну полк,/ и тьмам мы́сленных совокупи́ся, пою́щи:/ благослови́те, вся дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Богоро́дичен: Свята́я Де́во, и́же Бо́га Пресвята́го поро́ждши,/ венча́вшаго благода́тию святы́я Твоя́ му́ченики,/ спаси́, освяти́ нас, усе́рдно пою́щих:/ благослови́те, вся дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Ин

Ирмо́с: На горе́ святе́й просла́вльшася/ и в купине́ огне́м Присноде́вы Моисе́ови та́йну я́вльшаго,/ Го́спода по́йте/ и превозноси́те во вся ве́ки.

Зарю́ Боже́ственнаго уче́ния в се́рдцы прие́м, Богому́дре,/ просвеще́нней ра́зума́ обогати́лся еси́/ и Прему́дрости сокро́вище вложи́л еси́ в ду́шу твою́, о́тче.

Уче́ния предложи́в, Богоблаже́нне,/ е́реси отгна́л еси́ от среды́/ и, Христо́вым поревнова́в страсте́м,/ был еси́ же́ртва чиста́ и прия́тна Бо́гу произволе́нием.

В чистоте́ соблю́дше житие́ и ве́рою украси́вше дела́,/ Небе́сныя сла́вы сподо́бистеся, честни́и отцы́,/ Те́мже воспева́ете Христа́ во ве́ки.

Богоро́дичен: Ра́дуйся, две́ре и одушевле́нный о́блаче;/ ра́дуйся, горо́, и купино́, и све́щниче;/ ра́дуйся, хра́ме, и престо́ле, и раю́;/ ра́дуйся, ро́ждшая Соде́теля всех, Благослове́нная.

Песнь 9

Ирмо́с: Устраши́ся всяк слух/ неизрече́нна Бо́жия снизхожде́ния,/ я́ко Вы́шний во́лею сни́де да́же и до пло́ти,/ от деви́ческаго чре́ва быв Челове́к./ Те́мже Пречи́стую Богоро́дицу, ве́рнии, велича́ем.

Да твое́ пока́жеши я́ве неизрече́нное второ́е сни́тие,/ я́ко да Вы́шний Бог яви́шися,/ стоя́ посреде́ богов, апо́стол на Фаво́ре,/ Моисе́я же и Илию́, неизрече́нно осия́л еси́./ Те́мже вси Тя, Христе́, велича́ем.

Прииди́те, Мне покори́теся, лю́дие, возше́дше на го́ру святу́ю пренебе́сную,/ невеще́ственно ста́нем во гра́де Жива́го Бо́га/ и у́зрим мы́сленно Бо́жество́ невеще́ственное,/ Отца́ и Ду́ха, в Сы́не Единоро́днем облиста́ющее.

Привле́кл еси́ любо́вию мя, Спа́се,/ и премени́л еси́ Боже́ственным Твои́м жела́нием,/ но попали́ огне́м невеще́ственным грехи́ моя́/ и насы́титися Твое́й пи́щи сподо́би,/ да, обое́ игра́я, велича́ю, Бла́же, вели́чия Твоя́.

Ин

Ирмо́с: Ка́мень нерукосе́чный/ от несеко́мыя горы́, Тебе́, Де́во,/ краеуго́льный отсече́ся,/ Христо́с, совокупи́вый разстоя́щаяся естества́./ Тем, веселя́щеся, Тя, Богоро́дице, велича́ем.

Се све́тлый, и светоно́сный, и испо́лнен благода́ти день возсия́ Фо́тия Боже́ственнаго и Аники́ты,/ вся просвеща́я в нем пра́зднующия светоза́рная сих страда́ния.

Яви́стеся, я́ко у́глие, всю вещь зло́бы попаля́юще,/ яви́стеся, я́ко честни́и а́гнцы, во́льне закала́еми/ и Агнцу, взе́млющему грехи́, приводи́ми.

Ра́ны ва́ша, страстоно́сцы, страда́ния, и боле́зни, и па́че ума́ терпе́ние,/ и по́двиги, и кончи́ну пресла́вно сла́вяще,/ днесь вси возра́дуемся.

Процвето́ша во удо́лиях преподо́бно му́ченических,/ я́коже шипо́к, преудо́бреннии страда́льцы,/ и сердца́ благоуха́ют благочести́вых Ду́хом,/ смрад пре́лести отгоня́юще.

Богоро́дичен: Просвети́ нас, ро́ждшая Свет непристу́пный, Де́во,/ испо́лни нас весе́лия, и ра́дости, и Боже́ственнаго ра́зума,/ чи́стым се́рдцем Тя богому́дренно велича́ющия.

Ин

Ирмо́с: Проявле́нное на горе́ законополо́жнику во огни́ и купине́/ Рождество́ Присноде́вы/ в на́ше, ве́рных, спасе́ние,/ пе́сньми немо́лчными велича́ем.

Ты безстра́стием и виде́нием, треблаже́нне, научи́л еси́ словесы́ нас жи́зни ве́чныя,/ столп одушевле́н Правосла́вия ми́рови,/ испове́дание твое́ оста́вил еси́.

Ты, Финее́су подо́бяся, Богоно́се,/ я́ко ине́м копие́м, мече́м сло́ва/ новонасажде́нную посека́еши ве́ру,/ огрева́я хуля́щия Христа́.

Вои́стинну просла́вистеся, Богоно́снии отцы́,/ ра́нами и бие́нии, гоне́нии и беда́ми,/ во у́зах же, и темни́цах, и желе́зах,/ и в заточе́ниих пострада́вше.

Богоро́дичен: Купину́, горя́щу огне́м и неопаля́ему,/ предзря́ше дре́вле Моисе́й, Богома́ти Де́во,/ богоприя́тну прообразу́я Твою́ утро́бу, прие́мшую нетле́нный Огнь.

Свети́лен свята́го.

Подо́бен: Све́те неизме́нный:

Труба́ яви́лся еси́ прему́дрости,/ благогла́сным язы́ком твои́м сопроти́вных ужаса́я полки́, Макси́ме, свет мона́шествующих,/ Те́мже, твои́ми пита́ющеся словесы́,/ разум познава́ем су́щих.

Сла́ва, и ны́не, пра́здника:

Све́те неизме́нный, Сло́ве, Све́та Отца́ нерожде́нна, в явле́ннем све́те твое́м,/ днесь на Фаво́ре Свет ви́дехом Отца́, Свет и Ду́ха,/ Све́том наставля́ющаго всю тварь.

На стихо́вне стихи́ры пра́здника, глас 2.

Подо́бен: До́ме Евфра́фов:

Просия́л еси́, о Христе́,/ бело́ па́че сне́га,/ твое́ обна́жая/ ученико́м существо́/ непристу́пныя сла́вы Твое́й.

Стих: Твоя́ суть небеса́/ и Твоя́ есть земля́.

Показа́ти ученико́м/ сла́ву Твою́ восхоте́в,/ с Моисе́ем и Илие́ю/ на горе́ Фаво́рстей/ я́ко ви́деша Тя, Спа́се, ужасо́шася.

Стих: Фаво́р и Ермо́н/ о И́мени твое́м возра́дуетася.

Днесь Христо́с/ на горе́ Фаво́рстей/ Ада́мово обно́вль/ омрачи́вшееся естество́,/ просвети́в, богосоде́ла.

Сла́ва, и ны́не, глас и подо́бен то́йже:

Гора́ Бо́жия Фаво́р/ о И́мени твое́м,/ Спа́се, ра́дуется,/ Отцу́ возлю́бленна Тя/ Сы́на пропове́дая.

НА ЛИТУРГИ́И

Блаже́нны пра́здника, песни 7-я и 8-я от обоих кано́нов, со ирмосо́м на 6.

Святые мученики́ Аникита и Фотий (его племянник) были родом из Никомидии. Святой Аникита был комитом (военным сановником). Когда император Диоклитиан (284–305) установил на площади в Никомидии мечи, сечки, рожны, железные когти, сковороды, колеса, котлы и другие орудия мучений для устрашения христиан, святой Аникита, исполнившись веры и ревности по Боге, явился к правителю, безбоязненно исповедал Господа Иисуса Христа истинным Сыном Божиим и сказал: «Твои мучения, царь, нисколько нас не устрашают: для нас муки – ничто, и мы, христиане, никогда не поклонимся бездушным идолам».

Император, исполненный ярости, приказал тотчас же обрезать святому язык, но он и после этого продолжал говорить ясно, славя Христа. Тогда мученика подвергли жестокому избиению воловьими жилами. Его били так долго, что обнажились кости. Он же не переставал проповедовать собравшемуся народу, что Христос есть единый Истинный Бог. После этого правитель повелел выпустить на святого Аникиту огромного льва, который с грозным ревом устремился на мученика. Приблизившись же к святому, он стал ласкаться к нему, а затем лапой, как губкой, вытер пот, выступивший от мучений на челе и щеках мученика. Святой Аникита велегласно прославил Господа Иисуса Христа, просил его помощи, чтобы победить ярость мучителя. После этой молитвы мученика началось сильное землетрясение, от которого упало капище Геркулеса и часть городской стены. Под их развалинами погибло много язычников. Император приказал отсечь мечем голову святого, но палач, занесший меч, упал без чувств. Тогда святого Аникиту стали колесовать и палить огнем, но колесо остановилось, а огонь угас. Мученика бросили в котел с кипящим оловом, но олово остыло, как только святой прикоснулся к котлу. Так Господь хранил Своего раба для утверждения многих. Племянник мученика – святой Фотий приветствовал страдальца на глазах всего народа, а затем, обратившись к императору, сказал: «Постыдись, идолопоклонник, боги твои – ничто!»

Меч, занесенный над новым исповедником, поразил самого палача. Мучеников посадили в темницу. Через три дня Диоклитиан стал уговаривать их: «Поклонитесь Богам нашим, и я прославлю вас и обогащу». Мученики отвечали: «Честь твоя и богатство твое пусть останутся с тобою на твою́ погибель». После этого святых подвергали еще многим мучениям: строгали железными когтями, поливали раны уксусом, смешанным с солью, и опаляли огнем, привязывали за ноги к диким коням, три года томили в темнице, держали в раскаленной бане, но страдальцы Христовы оставались невредимыми. Наконец, Диоклитиан велел разжечь огромную печь, чтобы сжечь в ней не только двух святых мучеников, но и всех обнаруженных христиан. Христиане же, воодушевленные подвигами святых Фотия и Аникиты, не ожидая, когда язычники начнут ввергать их в печь, сами, вместе с женами и детьми, направились к ней, восклицая: «Мы христиане и почитаем единого Бога!» Все они скончались с молитвою на устах. Несмотря на кончину, тела святых Аникиты и Фотия не пострадали от огня, и даже волосы их остались не опаленными. Видя это, многие из язычников уверовали во Христа. Событие это произошло в 305 году. Святая Церковь чтит мучеников Аникиту и Фотия и как целителей.

Преподобный Максим Исповедник родился в Константинополе около 580 года и вырос в благочестивой христианской семье. В юности он получил разностороннее образование: изучил философию, грамматику, риторику, был начитан в древних авторах и в совершенстве владел Богословской диалектикой. Когда преподобный Максим поступил на государственную службу, знания и добросовестность позволили ему стать первым секретарем императора Ираклия (611–641). Но придворная жизнь тяготила его, и он удалился в Хрисопольскую обитель (на противоположном берегу Босфора – ныне Скутари), где принял иноческий постриг. Своим смиренномудрием он вскоре приобрел любовь братии и был избран игуменом монастыря, но и в этом сане, по своей необыкновенной скромности, он, по собственным его словам, «оставался простым монахом». В 633 году по просьбе одного Богослова, будущего святителя Иерусалимского Патриарха Софрония (память 11 марта), преподобный Максим оставил обитель и уехал в Алек­сандрию.

Святой Софроний стал известен к тому времени как непримиримый противник монофелитской ереси. После того, как IV Вселенский Собор (451 г.) осудил монофизитов, исповедовавших одну (Божественную) природу в Господе Иисусе Христе, еретиками-монофелитами было введено понятие единой Божественной воли (θέλημα) и единого (Божественного) действования (ενέργεια), что привело к признанию отвергнутого монофизитского лжеучения. Монофелитство нашло многочисленных сторонников в Армении, Сирии, Египте. Ересь, усиливаемая национальной враждой, стала серьезной угрозой церковному единству Востока. Борьба Православия с ересями особенно осложнилась тем, что к 630 году три патриарших престола на Православном Востоке оказались занятыми монофизитами: Константинопольский – Сергием, Антиохийский – Афанасием, Александрийский – Киром.

Путь преподобного Максима из Константинополя в Александрию лежал через Крит, где и началась его проповедническая деятельность. Там он столкнулся с епископатом, придерживавшимся еретических взглядов Севера и Нестория. В Александрии и ее окрестностях преподобный провел около 6 лет. В 638 году император Ираклий вместе с патриархом Сергием, стремясь уменьшить вероисповедные разногласия, издал указ, так называемый «Экфесис» («Εχθεσις τῆς πίστεως” – «Изложение веры»), который окончательно повелевал исповедовать учение об одной воле при двух природах Спасителя. Защищая Православие, преподобный Максим обращался к людям различных званий и сословий, и беседы эти имели успех. «Не только клир и все епископы, но и народ, и все мирские начальники ощущали в себе какое-то неодолимое влечение к нему», – свидетельствует его житие.

В конце 638 года умер патриарх Сергий, а в 641 году – император Ираклий. Императорский престол занял жестокий и грубый Констанс II (642–668), откровенный сторонник монофелитов. Усилились нападки еретиков на Православие. Преподобный Максим ушел в Карфаген и проповедовал в нем и окрестностях еще 5 лет. Когда туда прибыл преемник патриарха Сергия патриарх Пирр, покинувший Константинополь из-за придворных интриг, по убеждениям монофелит, между ним и преподобным Максимом в июне 645 года произошел открытый диспут, на котором Пирр всенародно признал свои заблуждения и пожелал даже вручить папе Феодору письменное отречение от них. Преподобный Максим вместе с Пирром отправились в Рим, где папа Феодор принял покаяние бывшего патриарха и восстановил его в сане.

В 647 году преподобный Максим вернулся в Африку. Там на соборах епископов монофелитство осуждалось как ересь. В 648 г. вместо «Экфесиса» вышел новый указ, составленный по поручению Константина, константинопольским патриархом Павлом – «Типос» (Τύπος τῆς πίστεως – «Образец веры»), который запрещал всякие рассуждения равно как об одной воле, так и о двух волях при признании двух природ Господа Иисуса Христа. Тогда преподобный Максим обратился к сменившему папу Феодора Римскому папе Мартину I (649–654) с просьбой вынести вопрос о монофелитстве на соборное обсуждение всей Церкви. В октябре 649 года был собран Латеранский Собор, на котором присутствовало 150 западных епископов и 37 представителей Православного Востока, среди которых находился и преподобный Максим Исповедник. Собор осудил монофелитство, а его защитники, Константинопольские патриархи Сергий, Павел и Пирр, были преданы анафеме.

Когда Констанс II получил определение Собора, он приказал схватить и папу Мартина, и преподобного Максима. Этот приказ был выполнен через пять лет, в 654 году. Преподобного Максима обвинили в измене отечеству и заключили в тюрьму. В 656 году он был сослан во Фракию, а затем снова привезен в Константинопольскую тюрьму. Преподобного вместе с двумя его учениками подвергли жесточайшим пыткам: каждому отрезали язык и усекли правую руку. Затем их сослали в Колхиду. Но тут Господь явил неизреченное чудо: все они обрели способность говорить и писать. Преподобный Максим предсказал свою кончину (†13 августа 662 года). В греческих прологах 13 августа указывается перенесение его мощей в Константинополь; оно могло быть приурочено к кончине преподобного. Возможно, что установление памяти на 21 января связано с тем, что 13 августа празднуется отдание праздника Преображения Господня. Над могилой преподобного Максима ночами возжигались три чудесно явленных светильника и совершалось множество исцелений. Преподобный Максим Исповедник оставил Церкви большое Богословское наследие. Его экзегетические труды содержат объяснения трудных мест из Священного Писания, толкования молитвы Господней и 59-го псалма, схолии к сочинениям священномученика Дионисия Ареопагита (†96; память 3 октября) и святителя Григория Богослова (†389; память 25 января). К экзегетике относится также объяснение Богослужения, озаглавленное «Мистагогия» («Введение о таинстве»).

К догматическим трудам преподобного относятся: изложение его диспута с Пирром, несколько трактатов и письма к разным лицам. В них содержится изложение Православного учения о Божественной сущности и ипостаси, о Боговоплощении и об обожении человеческой природы.

«Ничто в обожении не есть произведение природы, – писал преподобный Максим в письме к своему другу Фалассию, – ибо природа не может понять Бога. Единственно лишь милость Божья обладает способностью давать обожение существам... человек (образ Божий) в обожении уподобляется Богу, он радуется изобилию́ всего, что принадлежит ему по природе, потому что благодать Духа торжествует в нем и потому что Бог действует в нем» (письмо 22). Преподобному Максиму принадлежат и антропологические труды. Он рассматривает природу души и ее сознательно-личное существование после смерти человека. Среди нравственных сочинений особенно важны «Главы о любви». Преподобный Максим написал также три гимна в лучших традициях церковной гимнографии, ведущих начало от святителя Григория Богослова.

Богословие преподобного Максима Исповедника, основанное на духовном опытном знании великих отцов-пустынников, использующее искусство диалектики, выработанное дохристианской философией, было продолжено и развито в трудах преподобного Симеона Нового Богослова (†1021; память 12 марта) и святителя Григория Паламы (†ок. 1360; память 14 ноября).

На Русский язык переведены: «Вопросы и ответы Фалассию» (частично – «Богословский вестник», 1916–1917 гг.), «Мистагогия» («Введение о таинстве» – «Писания святых отцов, относящиеся к истолкованию Православного Богослужения». Вып. I. СПб., 1855); отрывки из «Глав о любви» и работы догматического и нравственного содержания – в III томе «Добротолюбия»; историко-экзегетический трактат «О цели установления царской власти» («Радость христианина», 1895, ноябрь).


Комментарии для сайта Cackle