В 6-й день

Свято́е Преображе́ние Го́спода Бо́га и Спа́са на́шего Иису́са Христа́

НА МА́ЛОЙ ВЕЧЕ́РНИ

На Го́споди, воззва́х: стихи́ры на 4, глас 1.

Подо́бен: Небе́сных чино́в:

И́же с Моисе́ом глаго́лавый дре́вле/ на горе́ Сина́йстей о́бразы, глаго́ля:/ Аз е́смь Бог Сый;/ дне́сь же на горе́ Фаво́рстей преобрази́ся,/ началообра́зное показу́я, луча́ми облиста́яся./ Те́мже, Христе́, велича́ю Твою́ си́лу. (Два́жды.)

Пое́мь осо́бь Твоя́, Христе́, ученики́,/ Петра́, Иа́кова и Иоа́нна,/ во́лею на го́ру сих возве́л еси́,/ чу́до стра́шное показа́в/ и нестерпи́мое Боже́ственнаго прише́ствия Твоего́ издале́ча/ присносу́щное благоле́пие.

Твоего́, Христе́, прише́ствия непостижи́маго/ тре́петни бы́вше апо́столи дре́вле,/ ниц на зе́млю па́дше,/ Боже́ственней Твое́й дивля́хуся си́ле:/ со́лнца просия́в светле́е, Бла́же,/ неизрече́нною си́лою твое́ю.

Сла́ва, и ны́не, глас 8:

Мрак зако́нный/ све́тлый преображе́ния прия́т о́блак,/ в не́мже Моисе́й и Илия́ бы́вше/ и пресве́тлыя сла́вы сподо́бльшеся, Бо́гу глаго́лаху:/ Ты еси́ Бог наш, Царь веко́в.

На стихо́вне стихи́ры, глас 2.

Подо́бен: До́ме Евфра́фов:

Дне́сь Христо́с/ на горе́ Фаво́рстей,/ Ада́мово премени́в/ очерне́вшее естество́,/ просвети́в, богосоде́ла.

Стих: Твоя́ су́ть небеса́,/ и Твоя́ е́сть земля́.

Сия́нием доброде́телей/ просве́щшеся, вопие́м,/ на горе́ святе́й/ зря́ще Боже́ственное/ Госпо́дне Преображе́ние.

Стих: Фаво́р и Ермо́н/ о И́мени твое́м возра́дуетася.

Со́лнце у́бо,/ зе́млю уясня́я,/ а́бие захо́дит,/ Христо́с же, со сла́вою облиста́в на горе́,/ мир просвети́л е́сть.

Сла́ва, и ны́не, глас и подо́бен то́йже:

Ви́деша на Фаво́ре/ Моисе́й же и Илия́/ от Де́вы Отрокови́цы/ Бо́га воплоща́ема,/ челове́ком на избавле́ние.

Тропа́рь пи́сан на вели́цей вече́рни.

НА ВЕЛИ́ЦЕЙ ВЕЧЕ́РНИ

Стихоло́гия не быва́ет, то́кмо а́ще е́сть Неде́ля, тогда́ пое́м кафи́зму всю; а́ще в понеде́льник, пе́рвый антифо́н. На Го́споди, воззва́х: стихи́ры на 8, самогла́сны, глас 4, по два́жды. Космы́ мона́ха:

Пре́жде Креста́ Твоего́, Го́споди,/ гора́ Небеси́ подо́бящися,/ и о́блак, я́ко се́нь, протяза́шеся,/ Тебе́ прео́бразу́ющуся,/ от Отца́ же свиде́тельствуему:/ та́мо бе Петр со Иа́ковом и Иоа́нном,/ я́ко хотя́ху бы́ти с Тобо́ю и во вре́мя преда́ния Твоего́,/ да, ви́девше чудеса́ Твоя́,/ не устраша́тся страда́ний Твои́х,/ и́мже поклони́тися нам в ми́ре сподо́би,/ вели́кия ра́ди Твоея́ ми́лости.

Пре́жде Креста́ Твоего́, Го́споди,/ пои́м ученики́ на го́ру высо́ку,/ преобрази́лся еси́ пред ни́ми,/ луче́ю си́лы озаря́я их,/ отсю́ду у́бо человеколю́бием,/ отону́ду вла́стию,/ показа́ти хотя́ воскресе́ния све́тлость,/ его́же и нас, Бо́же, в ми́ре сподо́би,/ я́ко Ми́лостив и Человеколю́бец.

Гора́, я́же, иногда́ мра́чна и ды́мна,/ ны́не же честна́ и свя́та е́сть,/ на не́йже но́зе Твои́ стоя́сте, Го́споди,/ преве́чное бо сокрове́нное та́инство/ напосле́док явле́но сотвори́,/ стра́шное Твое́ преображе́ние,/ Петру́, и Иоа́нну, и Иа́кову./ и́же, такова́ сия́ния лица́ Твоего́ не терпя́ще/ и све́тлости риз Твои́х,/ ниц на лице́ земли́ покрыва́хуся,/ и́же и у́жасом одержи́ми, дивля́хуся,/ ви́дяще Моисе́я и Илию́, глаго́люща с Тобо́ю,/ хотя́щая приключи́тся тебе́;/ и глас от Отца́ свиде́тельствоваше, глаго́ля:/ Сей е́сть Сын Мой возлю́бленный,/ о Не́мже благоизво́лих,/ Того́ послу́шайте,/ и́же и да́рует ми́рови ве́лию ми́лость.

На горе́ высо́це преобра́жся, Спас,/ верхо́вныя име́я ученики́,/ пресла́вно облиста́л е́сть,/ показу́я, я́ко высото́ю доброде́телей облиста́вше/ и Боже́ственней сла́ве сподо́бятся./ Глаго́лющии со Христо́м Моисе́й и Илия́ пока́зоваху,/ я́ко живы́ми и ме́ртвыми облада́ет/ и и́же дре́вле зако́ном и проро́ки глаго́лавый е́сть Бог,/ Ему́же и глас Оте́чь из о́блака све́тла послу́шествоваше, глаго́лющий:/ Того́ послу́шайте,/ и́же Кресто́м а́да плени́вша/ и ме́ртвым да́рующа живо́т ве́чный.

Сла́ва, и ны́не, глас 6. Анато́лия:

Проо́бразу́я воскресе́ние твое́, Христе́ Бо́же,/ тогда́ поя́т три Твоя́ ученики́,/ Петра́, и Иа́кова, и Иоа́нна,/ на Фаво́р возше́л еси́./ Тебе́ же, Спа́се, преобразу́ющуся,/ Фаво́рская гора́ Све́том покрыва́шеся,/ ученицы́ Твои́, Сло́ве,/ поверго́ша себе́ до́лу на земли́,/ не терпя́ще зре́ти неви́димаго зра́ка,/ А́нгели служа́ху стра́хом и тре́петом,/ небеса́ убоя́шася,/ земля́ вострепета́,/ ви́дяще на земли́ сла́вы Го́спода.

Вход. Проки́мен дне. И чте́ния.

Исхо́да чте́ние (глава́ 24):

Рече́ Госпо́дь к Моисе́ю:/ взы́ди ко Мне на го́ру и ста́ни та́мо,/ и дам ти скрижа́ли ка́менныя, зако́н и за́поведи, я́же написа́х взако́нити им./ И воста́в Моисе́й и Иису́с, предстоя́й ему́, взыдо́ша на го́ру Бо́жию./ И ста́рцем рече́:/ безмо́лвствуйте та́мо, до́ндеже возврати́мся к вам,/ и се Ааро́н и Ор с ва́ми,/ а́ще кому́ прилучи́тся суд, да и́дут к ним./ И взы́де Моисе́й на го́ру, и покры́ о́блак го́ру./ И сни́де сла́ва Бо́жия на го́ру Сина́йскую,/ и покры́ ю о́блак ше́сть дней,/ и призва́ Госпо́дь Моисе́я в де́нь седмы́й из среды́ о́блака./ Виде́ние же сла́вы Госпо́дни,/ я́ко о́гнь, паля́ на версе́ горы́,/ пря́мо сыно́в Изра́илевых./ И вни́де Моисе́й посреде́ о́блака, и взыде на го́ру,/ и бе та́мо, на горе́, четы́редесять дней/ и четы́редесять ноще́й.

Исхо́да чте́ние (главы́ 33–34):

Во днех о́нех, глаго́ла Госпо́дь к Моисе́ю лице́м к лицу́,/ я́ко а́ще бы кто возглаго́лал к своему́ дру́гу, и отсыла́шеся в полк;/ слуга́ же Иису́с, сын Нави́н, ю́ноша не исхожда́ше из ски́нии./ И рече́ Моисе́й ко Го́споду:/ се Ты мне глаго́леши, изведи́ лю́ди сия́,/ Ты же не яви́л ми еси́, его́же по́слеши со мно́ю./ Ты же мне рекл еси́:/ вем тя па́че всех, и благода́ть и́маши у Мене́./ А́ще у́бо обрето́х благода́ть пред Тобо́ю,/ яви́ ми Сама́го Тебе́ разу́мно, да ви́жу Тя:/ я́ко да обре́т бу́ду благода́ть пред Тобо́ю,/ и да разуме́ют, я́ко лю́дие Твоя́ язы́к сей./ И глаго́ла ему́ Госпо́дь:/ Аз Сам предыду́ пред тобо́ю и упоко́ю тя./ И рече́ к Нему́ Моисе́й:/ а́ще Сам Ты не ше́ствуеши с на́ми,/ да не изведе́ши мя отсю́ду./ И ка́ко ве́домо бу́дет вои́стинну, я́ко обрето́х благода́ть у тебе́,/ аз же и лю́дие Твои́, то́чию иду́щу Ти с на́ми?/ И просла́влен бу́ду аз же и лю́дие Твоя́/ па́че всех язы́к, ели́цы су́ть на земли́./ Рече́ же Госпо́дь к Моисе́ю:/ сие́ сло́во твое́, е́же рекл еси́, сотворю́,/ обре́л бо еси́ благода́ть предо Мно́ю, и вем тя па́че всех./ И глаго́ла Моисе́й: покажи́ ми сла́ву Твою́./ И рече́: Аз предыду́ пред тобо́ю сла́вою Мое́ю/ и воззову́ о и́мени Мое́м, Госпо́дь пред тобо́ю./ И поми́лую, его́же а́ще ми́лую,/ и уще́дрю, его́же а́ще ще́дрю./ И рече́: не возмо́жеши ви́дети лице́ Мое́:/ не бо у́зрит челове́к лице́ Мое́, и жив бу́дет./ И рече́ Госпо́дь:/ се ме́сто у Мене́, и ста́неши на ка́мени,/ до́ндеже у́бо пре́йдет сла́ва моя́, и положу́ тя в разсе́лине ка́мене,/ и покры́то руко́ю Мое́ю над тобо́ю, до́ндеже мимоиду́./ И отыму́ ру́ку Мою́, и тогда́ у́зриши за́дняя моя́,/ лице́ же Мое́ не яви́т ти ся./ И у́треневав, Моисе́й зау́тра взы́де на го́ру Сина́йскую,/ я́коже глаго́ла ему́ Госпо́дь./ И сни́де Госпо́дь во о́блаце,/ и предста́ Ему́ та́мо Моисе́й, и призва́ и́менем Госпо́дним./ И мимои́де Госпо́дь пред лице́м его́, и призва́:/ Госпо́дь Бог Щедр и Ми́лостив,/ Долготерпели́в, и Многоми́лостив, и И́стинен./ И потща́вся Моисе́й, прини́к на зе́млю,/ поклони́ся Го́сподеви.

Царств тре́тиих чте́ние (глава́ 19):

Во днех о́нех, прии́де Илия́ в Вирсави́ю,/ я́же е́сть земля́ Иу́дова,/ и оста́ви о́трочища своего́ та́мо./ И сам по́йде в пусты́ню пу́ть дне,/ и прии́де, и се́де под сме́рчием, и у́спе,/ и сон ви́де та́мо, под са́дом./ И се не́кий прикосну́ся ему́,/ и рече́ ему́: воста́ни, я́ждь и пий./ И воззре́ Илия́,/ и се при возгла́вии его́ опресно́к ячме́нный и корча́г во́ды;/ и воста́, и яде́, и пит, и, обра́щся, у́спе./ И обра́щся А́нгел Госпо́день втори́цею,/ и косну́ся его́, и рече́ ему́:/ воста́ни, я́ждь и пий, я́ко мног от Тебе́ пу́ть./ И воста́, и яде́, и пит,/ и и́де в кре́пости я́ди тоя́ четы́редесять дней/ и четы́редесять ноще́й до го́ры Хори́вския./ И вни́де та́мо в пеще́ру, и всели́ся в ней./ И се глаго́л Госпо́день к нему́, и рече́ ему́ Госпо́дь:/ изы́ди и ста́ни на горе́ пред Го́сподем./ И се Госпо́дь мимои́дет, и дух ве́лий и кре́пок разоря́я го́ры,/ и сокруша́я ка́мение пред Го́сподем:/ не в ду́се Госпо́дь./ И по ду́се трус, и не в тру́се Госпо́дь./ И по тру́се о́гнь, и не во огни́ Госпо́дь./ И по огни́ глас хла́да то́нка, и та́мо Госпо́дь./ И бы́сть, я́ко услы́ша Илия́, покры́ лице́ свое́ ми́лотию свое́ю,/ и изы́де, и ста близ пеще́ры./ И рече́ Госпо́дь к нему́:/ иди́ и возврати́ся в пу́ть твой,/ и по́йдеши в пу́ть пусты́ни Дама́сковы,/ и пома́жеши Елиссе́я, сы́на Асафа́това, вме́сто Тебе́ проро́ка.

На лити́и стихи́ры самогла́сны, глас 2:

И́же Све́том Твои́м всю вселе́нную освяти́в,/ на горе́ высо́це преобрази́лся еси́, Бла́же,/ показа́в ученико́м Твои́м си́лу Твою́,/ я́ко мир избавля́еши от преступле́ния./ Те́мже вопие́м Ти:/ Милосе́рде Го́споди, спаси́ души́ на́ша.

И́же на горе́ Фаво́рстей преобра́жся во сла́ве, Христе́ Бо́же,/ и показа́в ученико́м Твои́м сла́ву Твоего́ Божества́,/ озари́ и нас све́том Твоего́ разуме́ния/ и наста́ви на стезю́ за́поведей Твои́х,/ я́ко еди́н Благ и Человеколю́бец.

И́же пре́жде со́лнца Свет Христо́с/ теле́сне на земли́ жи́тельствуя/ и пре́жде Креста́ вся, я́же стра́шнаго смотре́ния, соверши́в боголе́пно,/ дне́сь на Фаво́рстей горе́,/ та́йно Тро́ицы о́браз показу́я,/ изя́щныя три ученики́,/ Петра́, и Иа́кова, и Иоа́нна, на ню возве́л еси́ наедине́/ и, ма́ло скрыв пло́ти восприя́тие,/ преобрази́лся еси́ пред ни́ми,/ явля́я началообра́зныя добро́ты благоле́пие/ и то не всесоверше́нно:/ о́во известву́я ты́я, вку́пе и щадя́,/ да не ка́ко со зра́ком и е́же жи́ти погубя́т,/ но я́ко можа́ху вмеща́ти, теле́сныма очи́ма стерпя́ще./ И проро́ков верхо́вныя, Моисе́я и Илию́, приве́л еси́,/ непрекосло́вне свиде́тельствующий его́ Божество́/ и я́ко Той е́сть и́стинное Оте́ческаго Существа́ сия́ние,/ госпо́дствуяй живы́ми и ме́ртвыми./ Тем и о́блак, я́коже се́нь, объя́т их,/ и глас свы́ше Оте́чь/ из о́блака шу́мно предсвиде́тельствующь и глаго́лющ:/ Сей е́сть, Его́же нетле́нно из чре́ва пре́жде денни́цы роди́х,/ Сын возлю́бленный Мой,/ Его́же посла́х спасти́/ во Отца́ и Сы́на и Ду́ха Свята́го креща́емыя/ и испове́дающия ве́рно,/ я́ко неразде́льна е́сть еди́на держа́ва Божества́,/ Того́ послу́шайте./ Сам у́бо, Человеколю́бче Христе́ Бо́же,/ и нас озари́ Све́том непристу́пныя Твоея́ сла́вы/ и досто́йны покажи́ насле́дники/ безконе́чнаго Ца́рствия Твоего́, я́ко Пребла́г.

Сла́ва, глас 5:

Прииди́те, взы́дем на го́ру Госпо́дню/ и в дом Бо́га на́шего/ и у́зрим сла́ву преображе́ния его́,/ сла́ву я́ко Единоро́днаго от Отца́,/ све́том прии́мем Свет/ и, возвы́шени бы́вше ду́хом,/ Тро́ицу Единосу́щную воспои́м во ве́ки.

И ны́не, глас то́йже:

Зако́на и проро́ков/ Тя, Христе́, Творца́ и Испо́лнителя свиде́тельствоваша,/ зря́ще во о́блаце,/ Моисе́й Богови́дец и Илия́ огнеколесни́чник/ и неопа́льный небоше́ственник/ в преображе́нии Твое́м./ С ни́миже и нас Твоего́ просвеще́ния сподо́би, Влады́ко,/ пе́ти Тя во ве́ки.

На стихо́вне стихи́ры самогла́сны, глас 1:

И́же дре́вле с Моисе́ом глаго́лавый на горе́ Сина́йстей о́бразы,/ Аз е́смь, глаго́ля, Сый,/ дне́сь на горе́ Фаво́рстей преобра́жся пред ученики́,/ показа́ началообра́зую добро́ту зра́ка,/ в себе́ восприи́м челове́ческое существо́,/ и таковы́я благода́ти свиде́тели поста́вль – Моисе́я и Илию́,/ о́бщники творя́ше весе́лия,/ провозвеща́ющия сла́вное Креста́ ра́ди/ и спаси́тельное воскресе́ние.

Стих: Твоя́ су́ть небеса́,/ и Твоя́ е́сть земля́.

Твоего́ Единоро́днаго Сы́на прови́дев Ду́хом/ плотско́е к челове́ком прише́ствие,/ Богооте́ц Дави́д издале́ча к весе́лию созыва́ет тва́рь/ и проро́чески взыва́ет:/ Фаво́р и Ермо́н о И́мени Твое́м возра́дуются./ На сию́ бо возше́д го́ру, Спа́се, со ученики́ Твои́ми,/ очерне́вшее Ада́мово естество́,/ преобра́жся, облиста́ти па́ки сотвори́л еси́,/ претвори́в е в Твоего́ Божества́ сла́ву же и све́тлость./ Те́мже вопие́м Ти:/ Соде́телю вся́ческих, Го́споди, сла́ва Тебе́./

Стих: Фаво́р и Ермо́н/ о И́мени твое́м возра́дуетася.

Неодержи́мое Твоего́ светоли́тия,/ и непристу́пное Божества́,/ зря́ще апо́столов лу́чшим,/ на горе́ преображе́ния, Безнача́льне Христе́,/ Боже́ственным измени́шася у́жасом/ и, о́блаком осия́вшеся све́тлым,/ глас слы́шаху Оте́чь, известву́ющь та́инство Твоего́ вочелове́чения,/ я́ко еди́н еси́ и по воплоще́нии,/ Сын Единоро́дный/ и Спас ми́ра.

Сла́ва, и ны́не, глас 6:

Петру́, и Иа́кову, и Иоа́нну,/ лу́чшим ученико́м Твои́м, Го́споди,/ дне́сь показа́л еси́ на горе́ Фаво́рстей/ сла́ву Боже́ственнаго Твоего́ зра́ка:/ ви́дяху бо ри́зы Твоя́, облиста́вшия, я́ко свет,/ и лице́ твое́ па́че со́лнца,/ не терпя́ще зре́ти нестерпи́мое Твоего́ сия́ния,/ на зе́млю низпа́даху,/ ника́коже зре́ти могу́ще./ Глас же слы́шаху, свиде́тельствующь свы́ше:/ Сей е́сть Сын Мой возлю́бленный,/ прише́дый в мир спасти́ челове́ка.

На благослове́нии хле́бов тропа́рь, глас 7:

Преобрази́лся еси́ на горе́, Христе́ Бо́же,/ показа́вый ученико́м Твои́м сла́ву Твою́,/ я́коже можа́ху,/ да возсия́ет и нам, гре́шным,/ Свет Твой присносу́щный/ моли́твами Богоро́дицы,/ Светода́вче, сла́ва Тебе́. (Три́жды.)

И чте́ние пра́здника.

НА У́ТРЕНИ

На Бог Госпо́дь: тропа́рь пра́здника, три́жды.

По 1-й стихоло́гии седа́лен, глас 4.

Подо́бен: Удиви́ся Ио́сиф:

Челове́ческое измене́ние, е́же со сла́вою твое́ю, Спа́се,/ второ́е и стра́шное Твоего́ прише́ствия показу́я,/ на горе́ Фаво́рстей преобрази́лся еси́./ Илия́ и Моисе́й глаго́лаху с Тобо́ю,/ и трие́х от учени́к спризва́в,/ и́же, ви́девше, Влады́ко, сла́ву Твою́, блиста́нию Твоему́ удиви́шася./ и́же тогда́ сим Свет Твой возсия́вый, просвети́ души́ на́ша.

Сла́ва, и ны́не, то́йже.

По 2-й стихоло́гии седа́лен, глас и подо́бен то́йже:

На горе́ Фаво́рстей преобрази́лся еси́, Иису́се,/ и о́блак све́тел, протяза́ющся, я́ко сень, апо́столы сла́вою покры́,/ Те́мже и на зе́млю ниц па́даху,/ не терпя́ще зре́ти све́тлости непристу́пныя сла́вы лица́ Твоего́,/ Безнача́льне Спа́се, Христе́ Бо́же./ и́же тогда́ сим Свет Твой возсия́вый, просвети́ ду́ши на́ша.

Сла́ва, и ны́не, то́йже.

По полиеле́и седа́лен, глас то́йже.

Подо́бен: Вознесы́йся:

Возше́д со ученики́ на го́ру и во сла́ве О́тчи облиста́в,/ с Моисе́ом Илия́ Тебе́ предстоя́т,/ зако́н и проро́цы бо я́ко Бо́гу слу́жат./ Ему́же и сыновство́ есте́ственное Роди́тель испове́дая, нарица́ше Сы́на,/ Его́же воспева́ем с Тобо́ю и Ду́хом.

Сла́ва, и ны́не, глас 8.

Подо́бен: Повеле́нное:

Сокрове́нную мо́лнию под пло́тию существа́ Твоего́, Христе́,/ и Боже́ственнаго благоле́пия на святе́й показа́л еси́ горе́, Благоде́телю,/ просия́в су́щим с Тобо́ю ученико́м,/ и, разуме́вше нестерпи́му су́щу сла́ву Твою́, – Свят еси́, – возопи́ша,/ я́ко, непристу́пен сый, ви́ден был еси́ пло́тию ми́рови,/ Еди́не Человеколю́бче.

Степе́нна, 1-й антифо́н 4-го гла́са. Проки́мен, глас 4: Фаво́р и Ермо́н/ о И́мени твое́м возра́дуетася. Стих: Твоя́ су́ть небеса́,/ и Твоя́ е́сть земля́. Ева́нгелие от Луки́, зача́ло 45.

По 50-м псалме́

Сла́ва: Вся́ческая дне́сь ра́дости испо́лнишася:/ Христо́с преобрази́ся пред ученики́.

И ны́не, то́йже.

Стихи́ра самогла́сна, глас 5:

Божества́ Твоего́, Спа́се, ма́лу зарю́ обнажи́в/ совозше́дшим с Тобо́ю на го́ру,/ преми́рныя Твоея́ сла́вы сотвори́л еси́ рачи́тели./ Те́мже ужа́сно зовя́ху:/ добро́ е́сть нам зде бы́ти./ С ни́миже и мы Тебе́, преобра́жшагося Спа́са Христа́,/ пое́м во ве́ки.

Кано́на два: кир Космы́, глас 4, и кир Иоа́нна, глас 8, ирмосы́ обою́ кано́нов по два́жды, тропари́ вси пое́м на 12.

Кано́н, глас 4.

Пе́снь 1

Ирмо́с: Ли́цы изра́ильтестии,/ невла́жными стопа́ми/ понт Чермны́й и вла́жную глубину́ прогна́вше,/ вса́дники триста́ты враги́ ви́дяще в ней погруже́ны,/ с весе́лием поя́ху:/ пои́м Бо́гу на́шему, я́ко просла́вися.

Глаго́лы живо́тныя друго́м Христо́с/ и о Боже́ственнем наказу́я Ца́рствии, рече́:/ во Мне Отца́ позна́йте;/ Све́том я́ко облиста́я непристу́пным, в ра́дости пою́ще:/ пои́м Бо́гу на́шему, я́ко просла́вися.

Си́лою язы́к облече́теся, дру́зи ученицы́,/ чу́дни же бу́дете в бога́тстве их, я́ко сла́вы напо́лнитеся,/ я́ко явлю́ся светле́е со́лнца, облиста́я в ра́дости пою́щих:/ пои́м Бо́гу на́шему, я́ко просла́вися.

Дне́сь Христо́с, на горе́ Фаво́рстей просия́в я́сно Боже́ственною заре́ю,/ я́коже обеща́ся, ученико́м обнажи́ зрак,/ светоно́сныя же напо́лнившеся Боже́ственныя зари́, в ра́дости поя́ху:/ пои́м Бо́гу на́шему, я́ко просла́вися.

Други́й кано́н, глас 8.

Пе́снь 1

Ирмо́с: Во́ду проше́д, я́ко су́шу,/ и еги́петскаго зла избежа́в,/ изра́ильтянин вопия́ше:/ Изба́вителю и Бо́гу на́шему пои́м.

Моисе́й, на мо́ри проро́чески ви́дев/ о́блаком и столпо́м дре́вле о́гненным сла́ву Госпо́дню, вопия́ше:/ Изба́вителю и Бо́гу на́шему пои́м.

Я́ко ка́менем, те́лом покры́вся,/ обоже́нием Неви́димаго зря, Моисе́й Богови́дец взыва́ше:/ Изба́вителю и Бо́гу на́шему пои́м.

Ты на горе́ зако́нней и на Фаво́рстей/ ви́ден был еси́ Моисе́ем во мра́це дре́вле,/ во Све́те же ны́не непристу́пнем Божества́.

Катава́сия: Крест начерта́в, Моисе́й:

Пе́снь 3

Ирмо́с: Лук си́льных изнемо́же,/ и немощству́ющии препоя́сашася си́лою,/ сего́ ра́ди утверди́ся в Го́споде се́рдце мое́.

Во всего́ Ада́ма обле́кся, Христе́,/ очерне́вшее, измени́в, просвети́л еси́ дре́вле естество́/ и измене́нием зра́ка Твоего́ богосоде́лал еси́.

Столпо́м огнезра́чным и о́блаком дре́вле/ и́же в пусты́ни Изра́иля ве́дый,/ дне́сь на горе́ Фаво́рстей неизрече́нно во све́те Христо́с просия́.

Ин

Ирмо́с: Небе́снаго кру́га Верхотво́рче, Го́споди,/ и Це́ркве Зижди́телю,/ Ты мене́ утверди́ в любви́ Твое́й,/ жела́ний кра́ю, ве́рных утвержде́ние,/ Еди́не Человеколю́бче.

Осеня́ющая сла́ва в се́ни пе́рвее и Моисе́еви бесе́дующи, Твоему́ уго́днику,/ о́браз бы́сть облиста́вшаго неизрече́нно/ на Фаво́ре, Влады́ко, Твоего́ преображе́ния.

Совзыдо́ша Ти, Сло́ве Единоро́дный,/ вы́шнии апо́стольстии вереи́ на го́ру Фаво́рскую,/ и сопредста́ша Ти Моисе́й же и Илия́, я́ко Бо́жия слуги́, Еди́не Человеколю́бче.

Бог Сло́во сый, ве́сь зе́млен бы́сть,/ всему́ Божеству́ смеси́в челове́чество во ипоста́си Свое́й,/ ю́же во двою́ существу́ Моисе́й и Илия́ же ви́деша на горе́ Фаво́ре.

Седа́лен, глас 4.

Подо́бен: Удиви́ся Ио́сиф:

На горе́ Фаво́рстей преобрази́лся еси́, Иису́се,/ посреде́ Илии́ и Моисе́я прему́дрых, со Иа́ковом, и Петро́м, и Иоа́нном./ Петр же, сопребыва́я, сия́ Тебе́ глаго́лаше:/ добро́ зде е́сть сотвори́ти три се́ни:/ еди́ну Моисе́ю, и еди́ну Илии́, и еди́ну Тебе́, Влады́це Христу́./ и́же тогда́ Свет Твой сим возсия́вый, просвети́ души́ на́ша.

Сла́ва, и ны́не, то́йже.

Пе́снь 4

Ирмо́с: Услы́шах сла́вное смотре́ние твое́, Христе́ Бо́же,/ я́ко роди́лся еси́ от Де́вы,/ да от ле́сти изба́виши зову́щия:/ сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Зако́н в Сина́и писа́нием вообража́я, Христе́ Бо́же,/ во о́блаце, и огни́, и мра́це, и в ви́хре яви́лся еси́ носи́м:/ сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Да уве́риши сла́вное строе́ние твое́, Христе́ Бо́же,/ я́ко Сый пре́жде век и То́йже на о́блаце восхожде́ние положи́вый,/ на Фаво́ре неизрече́нно просия́л еси́.

Соглаго́люще, предстоя́ху раболе́пно Тебе́, Влады́це Христу́,/ к ни́мже па́рою огня́ и мра́ка и то́нким хла́дом бесе́довал еси́:/ сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Возвеща́ху сла́вное Креста́ ра́ди Твоего́, на Фаво́р прише́дше,/ и́же во огни́ Тя и купине́ дре́вле предви́девый Моисе́й/ и взя́тый на колесни́це о́гненней Илия́, Христе́.

Ин

Ирмо́с: Из пло́ти Твоея́ лучи́ Божества́/ исхожда́ху проро́ком и апо́столом./ Тем нача́льницы, пою́ще, взыва́ху:/ сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

И́же купину́ сохрани́вый неврежде́ну, прикосну́вшуюся огню́,/ Моисе́ю богосия́нную пло́ть показа́л еси́, Влады́ко, пою́щему:/ сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

Скры́ся заре́ю Божества́ чу́вственное со́лнце,/ я́ко на горе́ Фаво́ре ви́дев Тя преобразу́ющася, Иису́се мой:/ сла́ва си́ле Твое́й, Го́споди.

О́гнь, не опаля́я ве́щи теле́сныя, ви́ден бы́сть невеще́ствен,/ я́коже Моисе́ю и апо́столом яви́лся еси́, Илии́ же, Влады́ко,/ еди́н от двою́, во дву соверше́нну естеству́.

Пе́снь 5

Ирмо́с: От све́та пресеки́й перворо́дный свет,/ я́ко во све́те дела́ пою́т Тя, Христе́, Соде́теля,/ во све́те твое́м пути́ на́ша напра́ви.

Пред лице́м Твои́м го́ры уклони́шася,/ свет бо и пред нога́ми неботе́чныя лучи́, Христе́, со́лнца прии́де,/ зрак зе́млен я́ко прия́ти благоволи́л еси́.

Се Спас, –/ вопия́ху Моисе́й и Илия́ ученико́м,/ на горе́ святе́й Фаво́рстей оглаша́емым, –/ Христо́с, Его́же дре́вле провозвести́хом Су́щаго Бо́га.

Неизме́нное естество́, челове́ческому примеси́ся,/ оби́льно невеще́ственнаго Божества́ Свет/ изобнажи́в апо́столом, неизрече́нно возсия́.

Тя, присносу́щное сия́ние, во Оте́честей сла́ве/ ученицы́ я́ко ви́девше возсия́вша, Христе́, Тебе́ вопия́ху:/ во све́те твое́м пути́ на́ша напра́ви.

Ин

Ирмо́с: Вску́ю мя отри́нул еси́/ от лица́ Твоего́, Све́те незаходи́мый,/ и покры́ла мя е́сть чужда́я тьма́, окая́ннаго?/ Но обрати́ мя и к све́ту за́поведей Твои́х/ пути́ моя́ напра́ви, молю́ся.

Вети́йствующий язы́к Твоего́ вели́чества не мо́жет веща́ти:/ я́ко бо, Держа́й живо́т и сме́ртию Влады́й,/ предста́вил еси́ на Фаво́рстей горе́ Моисе́я и Илию́,/ свиде́тельствующий твое́ Божество́.

И́же рука́ми неви́димыми созда́в по о́бразу Твоему́, Христе́, челове́ка,/ началообра́зную Твою́ в созда́нии добро́ту показа́л еси́,/ не я́ко во о́бразе, но я́ко Сам Сый по существу́,/ Бог был еси́ и Челове́к.

Сраствори́вся неслия́нно, у́гль горя́щ показа́л еси́ нам Божества́,/ попаля́ющ у́бо грехи́, души́ же просвеща́ющ, на Фаво́рстей горе́,/ Моисе́я со Илие́ю, ученико́в же старе́йшин удиви́л еси́.

Пе́снь 6

Ирмо́с: Внегда́ скорбе́ти ми,/ возопи́х ко Го́споду,/ и услы́ша мя Бог спасе́ния моего́.

Сия́ния па́че со́лнца Свет ясне́йший, Спас, просия́в на Фаво́ре,/ нас просвети́л е́сть.

Возше́д на го́ру Фаво́рскую, преобрази́лся еси́, Христе́,/ и, ле́сть всю омрачи́в, нас просвети́л еси́.

Тя Бо́га позна́вше сла́внии апо́столи,/ на Фаво́ре же, Христе́, уди́вильшеся, коле́на преклони́ша.

Ин

Ирмо́с: Очи́сти мя, Спа́се,/ мно́га бо беззако́ния моя́,/ и из глубины́ зол возведи́, молю́ся,/к Тебе́ бо возопи́х, и услы́ши мя,/ Бо́же спасе́ния моего́.

Я́ко ве́лие и стра́шное узре́ся виде́ние дне́сь:/ с небесе́ у́бо чу́вственное, от земли́ же несравне́нное/ облиста́ Со́лнце пра́вды мы́сленное на горе́ Фаво́рстей.

Преи́де у́бо се́нь зако́нная, изнемо́гшая,/ прии́де же я́ве Христо́с и́стина, – Моисе́й возопи́,/ на Фаво́ре ви́дев твое́ Божество́.

Столп о́гненный – Христа́ преобразу́ющася,/ о́блак же – я́ве благода́ть Ду́ха, осени́вшую на Фаво́ре,/ предсказа́ша явле́ннейше.

Конда́к, глас 7. Самогла́сен:

На горе́ преобрази́лся еси́,/ и я́коже вмеща́ху ученицы́ Твоя́,/ сла́ву Твою́, Христе́ Бо́же, ви́деша,/ да егда́ Тя у́зрят распина́ема,/ страда́ние у́бо уразуме́ют во́льное,/ ми́рови же пропове́дят,/ я́ко Ты еси́ вои́стинну О́тчее сия́ние.

И́кос:

Воста́ните, лени́вии, и́же всегда́ ни́зу пони́кшии в зе́млю души́ моея́ по́мыслы,/ возми́теся и возвыситеся на высоту́ Боже́ственнаго восхожде́ния./ Притеце́м к Петру́ и к Зеведе́евым/ и вку́пе со о́неми Фаво́рскую го́ру дости́гнем,/ да ви́дим с ни́ми сла́ву Бо́га на́шего, глас же услы́шим,/ его́же свы́ше слы́шаша и пропове́даша О́тчее сия́ние.

Пе́снь 7

Ирмо́с: Авраа́мстии иногда́ в Вавило́не о́троцы/ пе́щный пла́мень попра́ша,/ пе́сньми взыва́юще:/ оте́ц на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

Облиста́вшеся Све́том непристу́пныя сла́вы на Фаво́рстей горе́,/ апо́столи Христу́ вопия́ху:/ оте́ц на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

Сия́нием Боже́ственнаго шу́ма, и росода́тельным о́блаком, Христе́,/ и заре́ю Твое́ю наслажда́еми, апо́столи поя́ху:/ оте́ц на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

В непристу́пном Све́те, я́ко ви́де Тя Петр,/ на Фаво́рстей горе́ облиста́вша, Христе́, возопи́:/ оте́ц на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

С Нача́льником жи́зни Христо́м су́ще, де́ти Зеведе́евы,/ я́ко испусти́ зра́ка Свет, возгреме́ша:/ оте́ц на́ших Бо́же, благослове́н еси́.

Ин

Ирмо́с: О́троцы евре́йстии в пещи́/ попра́ша пла́мень дерзнове́нно/ и на ро́су о́гнь преложи́ша, вопию́ще:/ благослове́н еси́, Го́споди Бо́же, во ве́ки.

Ны́не ви́дена бы́ша апо́столом неви́димая Божества́ во пло́ти,/ на горе́ Фаво́рстей облиста́вша, вопию́щим:/ благослове́н еси́, Го́споди Бо́же, во ве́ки.

Ужасо́шася стра́хом, уди́вльшиеся благоле́пию Боже́ственнаго Ца́рства,/ на горе́ Фаво́рстей апо́столи, вопию́ще:/ благослове́н еси́, Го́споди Бо́же, во ве́ки.

Ны́не неуслы́шанная услы́шана бы́ша:/ без отца́ бо Сын от Де́вы Оте́ческим гла́сом сла́вно свиде́тельствуется,/ я́ко Бог и Челове́к То́йже во ве́ки.

Положе́нием не был еси́ Вы́шняго, существо́м же Сын возлю́блен,/ пре́жде Сый, нам прибли́жился еси́ непрело́жно:/ благослове́н еси́, Го́споди Бо́же, во ве́ки.

Пе́снь 8

Ирмо́с: В Вавило́не о́троцы,/ Боже́ственною распала́еми ре́вностию,/ мучи́теля и пла́мене́ преще́ние му́жески попра́ша/ и, посреде́ огня́ вве́ржени, ороша́еми, поя́ху:/ благослови́те, вся дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Манове́нием вся нося́й, нога́ми пречи́стыми на го́ру взыде Фаво́рскую Христо́с,/ на не́йже па́че со́лнечныя лучи́ облиста́ лице́м,/ и́же зако́ну старе́йшия и благода́ти показа́ пою́щия:/ благослови́те, вся дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Непристу́пною сла́вою на горе́ я́влься неизрече́нно Фаво́рстей,/ неодержи́мый и незаходи́мый Свет, О́тчее сия́ние,/ тва́рь уясни́в, челове́ки обожи́, пою́щия:/ благослови́те, вся дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Священноле́пно стоя́ще Моисе́й же и Илия́ на горе́ Фаво́ре,/ Боже́ственныя начерта́ние я́сно ипоста́си ви́девше,/ Христа́, во Оте́честей облиста́вша сла́ве, воспева́ху:/ благослови́те, вся дела́ Госпо́дня, Го́спода.

И́же во зра́це Боже́ственнаго ра́ди явле́ния лице́ просла́вися иногда́ Моисе́ово,/ Христо́с же, я́ко ри́зою, Све́том и сла́вою одева́ется,/ Све́та бо самоде́телен Сый, озаря́ет пою́щия:/ благослови́те, вся дела́ Госпо́дня, Го́спода.

От светоро́дна о́блака Христа́ ученицы́ объя́та зря́ще на Фаво́ре/ и ни́цы на зе́млю па́дше, ум просве́щше,/ со Отце́м сего́ поя́ху и Ду́хом:/ благослови́те, вся дела́ Госпо́дня, Го́спода.

Ин

Ирмо́с: Седмери́цею пе́щь/ халде́йский мучи́тель/ Богочести́вым неи́стовно разжже́,/ си́лою же лу́чшею спасе́ны, сия́ ви́дев,/ Творцу́ и Изба́вителю вопия́ше:/ о́троцы, благослови́те,/ свяще́нницы, воспо́йте,/ лю́дие, превозноси́те во вся ве́ки.

Услы́шавше, Влады́ко, от Отца́ свиде́тельствуема,/ и я́ко челове́ческа тверде́йша зра́ка зре́ти лица́ Твоего́ блиста́ния не терпя́ще,/ Твоя́ ученицы́ на зе́млю ниц па́даху, со стра́хом пою́ще:/ свяще́нницы, благослови́те, лю́дие, превозноси́те во вся ве́ки.

Ца́рствующим еси́ Ца́рь прекра́сен и и́же всю́ду владя́щим Госпо́дь си́лен,/ Блаже́н и во све́те живы́й непристу́пней,/ Ему́же ученицы́ уди́вльшеся, Моисе́й же и Илия́ вопия́ху:/ о́троцы, благослови́те, свяще́нницы, воспо́йте,/ лю́дие, превозноси́те во вся ве́ки.

Я́ко Не́бом владу́щему, и земле́ю госпо́дствующему,/ и над преиспо́дними о́бласть иму́щему, Христе́, предста́ша Ти:/ от земли́ у́бо – апо́столи, я́ко с Небесе́ же – Фесви́тянин Илия́,/ Моисе́й же – от ме́ртвых, пою́ще согла́сно:/ лю́дие, превозноси́те во вся ве́ки.

Уны́ние ражда́ющия печа́ли на земли́ оста́виша апо́столов избра́ннии, Человеколю́бче,/ я́ко Тебе́ после́доваша, ко и́же от земли́ преложе́нию Боже́ственнаго жития́./ Те́мже и, по достоя́нию Твоего́ Богоявле́ния улучи́вше, поя́ху:/ лю́дие, превозноси́те его́ во ве́ки.

На 9-й пе́сни Честне́йшую: не пое́м, а́ще и в Неде́лю, но пое́м припе́в пра́здника:

Велича́й, душе́ моя́,/ на Фаво́ре преобрази́вшагося Го́спода.

Та́же Ирмо́с: Рождество́ твое́: Посе́м вторы́й лик пое́т то́йже припе́в и Ирмо́с. И ко второ́му кано́ну припева́ют то́йже припе́в.

Пе́снь 9

Ирмо́с: Рождество́ твое́ нетле́нно яви́ся:/ Бог из боку́ Твое́ю про́йде,/ я́ко Плотоно́сец яви́ся на земли́/ и с челове́ки поживе́./ Тя, Богоро́дице, тем вси велича́ем.

Ужа́сни но́вым светоли́тием внеза́пу ученицы́ осве́щшеся, друг дру́га зря́ху,/ уди́вльшеся же и к земли́ прекло́ньшеся,/ Тебе́, Влады́це всех, поклони́шася.

Шум из о́блака посыла́шеся богогла́сен, известву́я чу́до:/ Оте́ц бо Све́тов, – Сей е́сть Сын Мой возлю́бленный, – апо́столом вопия́ше:/ Того́ послу́шайте.

Но́вая ви́девше и пресла́вная, глас Оте́ческий внуши́вше,/ на Фаво́ре Словесе́ слуги́, изображе́ние Первообра́знаго,/ Сей е́сть, – вопия́ху, – Спас наш.

О́бразе непреме́нный Су́щаго, недви́жиме, печа́ть неизме́нна,/ Сы́не, Сло́ве, му́дросте и мы́шце, десни́це Вы́шняго, Си́ло,/ Тя воспева́ем со Отце́м же и Ду́хом.

Ин

Ирмо́с: Устраши́ся всяк слух/ неизрече́нна Бо́жия снизхожде́ния,/ я́ко Вы́шний во́лею сни́де да́же и до пло́ти,/ от деви́ческаго чре́ва быв Челове́к./ Те́мже Пречи́стую Богоро́дицу, ве́рнии, велича́ем.

Да твое́ пока́жеши я́ве неизрече́нное второ́е сни́тие,/ я́ко да Вы́шний Бог яви́шися,/ стоя́ посреде́ бого́в, апо́стол на Фаво́ре,/ Моисе́я же и Илию́, неизрече́нно осия́л еси́./ Те́мже вси Тя, Христе́, велича́ем.

Прииди́те, Мне покори́теся, лю́дие, возше́дше на го́ру святу́ю пренебе́сную,/ невеще́ственно ста́нем во гра́де Жива́го Бо́га/ и у́зрим мы́сленно Божество́ невеще́ственное,/ Отца́ и Ду́ха, в Сы́не Единоро́днем облиста́ющее.

Привле́кл еси́ любо́вию мя, Спа́се,/ и премени́л еси́ Боже́ственным Твои́м жела́нием,/ но попали́ огне́м невеще́ственным грехи́ моя́/ и насы́титися Твое́й пи́щи сподо́би,/ да, обое́ игра́я8, велича́ю, Бла́же, вели́чия Твоя́.

Свети́лен:

Све́те неизме́нный, Сло́ве, Све́та Отца́ нерожде́нна, в явле́ннем све́те твое́м,/ дне́сь на Фаво́ре Свет ви́дехом Отца́, Свет и Ду́ха,/ Све́том наставля́ющаго всю тва́рь. (Три́жды.)

На хвали́тех, Вся́кое дыха́ние: поста́вим стихи́ 4, глас 4.

Подо́бен: Зва́нный свы́ше:

Пре́жде Честна́го Креста́ Твоего́ и страда́ния,/ пои́мь, и́хже проразсуди́л еси́, от свяще́нных учени́к,/ на Фаво́рскую, Влады́ко, возше́л еси́ го́ру,/ показа́ти восхоте́в сим сла́ву Твою́:/ и́же и ви́девше Тя, преобрази́вшася/ и па́че со́лнца просия́вша,/ ни́цы па́дше,/ си́ле Твоея́ удиви́шася, взыва́юще:/ Ты безле́тен Свет еси́, Христе́,/ и сия́ние О́тчее,/ а́ще и во́лею пло́ть яви́лся еси́, Неизме́нне. (Два́жды.)

И́же пре́жде век Сый Бог Сло́во,/ и́же Све́том, я́ко ри́зою, одева́яйся,/ преобразу́ющийся пред ученики́ Твои́ми,/ па́че со́лнца, Сло́ве, просия́л еси́,/ Моисе́й же и Илия́ Тебе́ предста́ша,/ ме́ртвым и живы́м Тя, Го́спода, пове́дающе/ и твое́ сла́вяще неизрече́нное смотре́ние, и ми́лость,/ и мно́гое милосе́рдие,/ и́мже спасл еси́ мир,/ грехо́м погиба́ющий.

От Деви́ческаго о́блака Тя рожде́нна,/ и пло́ть бы́вша,/ и на горе́ Фаво́рстей преобразу́ющася, Го́споди,/ и о́блаком све́тлым Тя окружа́ема,/ глас Роди́телев возлю́бленнаго Тя Сы́на,/ ученико́м предстоя́щим Тебе́, я́ве ска́зоваше,/ я́ко Единосу́щна и Единопресто́льна./ Те́мже Петр удивля́яся, –/ добро́ е́сть зде быти, – глаго́лаше,/ не ве́дый, е́же глаго́лаше,/ Благоде́телю Многоми́лостиве.

Сла́ва, и ны́не, глас 8. Византи́ево:

Поя́т Христо́с Петра́, Иа́кова и Иоа́нна/ на го́ру высоку́ еди́ны/ и преобрази́ся пред ни́ми и просвети́ся лице́ его́, я́ко со́лнце,/ ри́зы же его́ бы́ша белы́, я́ко свет;/ и яви́шася Моисе́й и Илия́ с Ним, глаго́люще,/ и о́блак све́тел осени́ их./ И се глас из о́блака, глаго́лющ:/ Сей е́сть Сын Мой возлю́бленный,/ о Не́мже благоволи́х,/ Того́ послу́шайте.

Славосло́вие вели́кое, и отпу́ст.

На Литурги́и антифо́н 1, глас 2.

Стих 1. Псало́м 65: Воскли́кните Го́сподеви, вся земля́,/ по́йте же И́мени его́, дади́те сла́ву хвале́ его́.

Моли́твами Богоро́дицы, Спа́се, спаси́ нас.

Па́ки други́й лик то́йже стих: Воскли́кните Го́сподеви: Моли́твами Богоро́дицы, Спа́се, спаси́ нас.

И па́ки 1-й лик, стих 2-й. Псало́м 76: Глас гро́ма Твоего́ в колеси́, освети́ша мо́лния Твоя́ вселе́нную,/ подви́жеся и тре́петна бы́сть земля́.

Моли́твами Богоро́дицы, Спа́се, спаси́ нас.

Та́же 2-й лик, стих 3-й. Псало́м 103: Во испове́дание и в велеле́поту обле́клся еси́,/ одея́йся све́том, я́ко ри́зою.

Моли́твами Богоро́дицы, Спа́се, спаси́ нас.

Сла́ва, и ны́не: Моли́твами Богоро́дицы, Спа́се, спаси́ нас.

Антифо́н 2.

Псало́м 47. Стих 1: Го́ры Сио́нския, ре́бра се́верова,/ град Царя́ Вели́каго.

Спаси́ ны, Сы́не Бо́жий,/ преобрази́выйся на горе́, пою́щия Ти:/ Аллилу́ия.

Други́й лик, то́йже: псало́м 77, стих 2: И введе́ я в го́ру святы́ни Свое́й,/ го́ру сию́, ю́же стяжа́ десни́ца его́.

Спаси́ ны, Сы́не Бо́жий, преобрази́выйся на горе́, пою́щия Ти:/ Аллилу́ия.

Стих 3: Го́ру Сио́ню, ю́же возлюби́,/ и созда́, я́ко единоро́га, святи́лище Свое́.

Спаси́ ны, Сы́не Бо́жий, преобрази́выйся на горе́, пою́щия Ти:/ Аллилу́ия.

Сла́ва, и ны́не: Единоро́дный Сы́не и Сло́ве Бо́жий:

Антифо́н 3. Псало́м 124, глас 7.

Стих 1: Наде́ющимся на Го́спода,/ я́ко гора́ Сио́н не подви́жится во век.

Тропа́рь, глас 7:

Преобрази́лся еси́ на горе́, Христе́ Бо́же,/ показа́вый ученико́м Твои́м сла́ву Твою́,/ я́коже можа́ху,/ да возсия́ет и нам, гре́шным,/ Свет Твой присносу́щный/ моли́твами Богоро́дицы,/ Светода́вче, сла́ва Тебе́.

Стих 2: Го́ры о́крест его́,/ и Госпо́дь о́крест люде́й Свои́х от ны́не и до ве́ка.

Тропа́рь: Преобрази́лся еси́:

Псало́м 14. Стих 3: Го́споди, кто обита́ет в жили́щи твое́м?/ Или́ кто всели́тся во святу́ю го́ру Твою́?

Тропа́рь: Преобрази́лся еси́:

Псало́м 23. Стих 4: Кто взы́дет на го́ру Госпо́дню?/ Или́ кто ста́нет на ме́сте святе́м его́?

Тропа́рь: Преобрази́лся еси́:

Вхо́дное: Го́споди, посли́ Свет Твой и и́стину Твою́,/ та мя наста́виста и введо́ста мя в го́ру святу́ю Твою́.

Тропа́рь: Преобрази́лся еси́:

Сла́ва, и ны́не, Конда́к, глас то́йже:

На горе́ преобрази́лся еси́,/ и я́коже вмеща́ху ученицы́ Твои́,/ сла́ву Твою́, Христе́ Бо́же, ви́деша,/ да егда́ Тя у́зрят распина́ема,/ страда́ние у́бо уразуме́ют во́льное,/ ми́рови же пропове́дят,/ я́ко Ты еси́ вои́стинну О́тчее сия́ние.

Трисвято́е.

Проки́мен, глас 4: Я́ко возвели́чишася дела́ Твоя́, Го́споди,/ вся Прему́дростию сотвори́л еси́. Стих: Благослови́, душе́ моя́, Го́спода,/ Го́споди Бо́же мой, возвели́чился еси́ зело́. Апо́стол, Петро́ва посла́ния, зача́ло 65. Аллилу́ия, глас 8: Твоя́ су́ть небеса́,/ и Твоя́ е́сть земля́. Стих: Блаже́ни лю́дие, ве́дущии воскликнове́ние. Ева́нгелие от Матфе́я, зача́ло 70. За Досто́йно: Ирмо́с: Рождество́ твое́ нетле́нно яви́ся: и до отда́ния.

Прича́стен: Го́споди, во све́те Лица́ Твоего́ по́йдем/ и о И́мени твое́м возра́дуемся во ве́ки.

На трапе́зе же разреша́ем на ры́бу, и еле́й, и вино́, а́ще среда́ или́ пято́к.

Подоба́ет ве́дати: я́ко преда́ние и́мамы от святы́х оте́ц, от спаси́тельнаго сего́ пра́здника Преображе́ния снеда́ти гро́здие, иде́же обрета́ется, благослове́ние прие́мше от иере́я. Принесе́ну бы́вшу гро́здию в це́рковь и по анафо́ре раздробле́ну. Глаго́лется же сия́ моли́тва на благослове́ние гро́здия от святи́теля или́ от иере́я:

Бо́же, Спаси́телю наш,/ благоволи́вый виногра́д нарещи́ Единоро́днаго Твоего́ Сы́на,/ Го́спода Бо́га и Спа́са на́шего Иису́са Христа́,/ и Тем плод безсме́ртия нам дарова́,/ Сам и ны́не пло́дный сей виногра́д благослови́/ и нас, рабы́ Твоя́, вкуша́ющия от него́, И́стиннаго Виногра́да прича́стники сотвори́, неврежде́нну жи́знь на́шу сохрани́, и мир нам всегда́ да́руй,/ и ве́чными Твои́ми неотъе́млемыми дарова́нии жи́знь на́шу украси́,/ моли́твами Пречи́стыя Влады́чицы на́шея Богоро́дицы и Присноде́вы Мари́и/ и всех Твои́х святы́х, от ве́ка Тебе́ благоугоди́вших,/ я́ко Благ и Человеколю́бец Бог еси́,/ и Тебе́ сла́ву возсыла́ем,/ Безнача́льному Отцу́, со Единоро́дным Твои́м Сыно́м/ и с Пресвяты́м, и Благи́м, и Животворя́щим Твои́м Ду́хом,/ ны́не, и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Моли́тва над вся́ким плодо́м

Го́споди, Бо́же наш, положи́вый ве́рующим в Тя по́льзование творе́нии Твои́ми, Сам благослови́ предлежа́щия плоды́ сия́ сло́вом Твои́м, мо́лимся Тебе́, ми́лостию и человеколю́бием Единоро́днаго Сы́на Твоего́, с Ни́мже благослове́н еси́, со Пресвяты́м, и Благи́м, и Животворя́щим Твои́м Ду́хом ны́не, и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Внима́й: я́ко а́ще кто от бра́тии снесть гро́здие пре́жде сицева́го пра́здника, то преслуша́ния запреще́ние да прии́мет и да не вку́сит гро́здие чрез ве́сь а́вгуст ме́сяц, я́ко запове́данный уста́в презре́в; я́ко да от сего́ навы́кнут и про́чии повинова́тися уста́ву святы́х оте́ц.

Сие́ же запреще́ние да быва́ет и блюду́щим виногра́ды бра́тии.

Гро́здию же на трапе́зе по пра́зднице сем три́жды в неде́лю подоба́ет предлага́тися бра́тии: си́речь в понеде́льник, в сре́ду, в пято́к, да вкуша́ют бра́тия.

Сей уста́в быва́ет и на смо́квах, и над про́чими овощми́, я́ве, я́ко времена́ их, ко́е когда́ приспе́ет.

Сия́ же глаго́лем, кроме́ приноси́мых блюду́щим смо́кви и раздае́мым: снеда́ют бо сия́.

Преображение Господне. Все три синоптических Евангелия содержат весьма сходные описания Преображения Господня (Мф.17:1; Мк.9:2; Лк.9:28). Вскоре после того, как Спаситель открыл ученикам, что Ему надлежит много пострадать от иудеев, быть убиту и в третий день воскреснуть, Он возвел трех апостолов – Петра, Иакова и Иоанна на гору Фавор и преобразился перед ними: лицо его просияло, как солнце, одежды сделались белы, как снег.

Преображение Христово сопровождалось явлением ветхозаветных пророков Моисея и Илии, которые говорили с Господом о его близком отшествии.

Изумление учеников достигло предела, когда всех осенило светлое облако, и из него послышался глас: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, о Немже благоволил; того послушайте».

Святоотеческая мысль, углубляющаяся в священную тайну Преображения, видит его с трех сторон. Во-первых, что есть Преображение для Самого Христа, что нового раскрыл Он нам в себе. Здесь самый сокровенный момент Преображения, и потому святые отцы́ избегают пространно рассуждать о нем, чтобы земными словами не исказить несказанного. Во-вторых, рассматривается участие в Преображении святых пророков Моисея и Илии и апостолов Петра, Иакова и Иоанна; эта сторона события освещается гораздо подробнее. В-третьих, Преображение Христово есть неиссякаемый источник нравственного научения и духовного назидания.

Празднованием Преображения Господа Церковь исповедует соединение во Христе двух естеств – человеческого и Божественного. Преображение есть явление Сына при свидетельстве Отца в Духе Святом, то есть откровение всех Лиц Святой Троицы. Для Спасителя Преображение состояло не в изменении, не в каком-либо возрастании его Божественной природы, обладавшей изначальной полнотой, но в явлении его Божества в природе человеческой.

У учеников, возведенных на Фавор, действием Божества открылись духовные очи, благодаря чему они оказались способны созерцать Божественный Свет. По мысли святого Григория Паламы, Фаворский Свет – это «Слава Божия» и «Царство Божие», в нем апостолам была открыта «тайна восьмого дня», тайна того светоносного «града», Нового Иерусалима, о котором свидетельствует Апокалипсис. «Господь преобразился не без причины, но дабы показать нам будущее преображение естества нашего и будущее Свое пришествие на облаках во славе с ангелами», – говорит святитель Иоанн Златоуст.

Посвящения в тайну будущего века были удостоены лишь избранные из числа двенадцати апостолов, «столпы» апостольского лика (Гал.2:9), которые одни лишь были отмечены переменой имени, совершенной над ними Христом. Эти избранники вместе с пророками Моисеем и Илией олицетворяли на Фаворе всю Церковь – в этом экклезиологический смысл Преображения. В евангельском повествовании Преображение имело еще одно значение: оно должно было при грядущем Голгофском уничижении Христа укрепить апостолов в их вере, дать им незыблемое свидетельство Божества Иисуса Христа и добровольности его Крестных страданий и смерти. Об этом поется в кондаке Преображению: «Да егда Тя узрят распинаема, страдание уразумеют вольное, мирови же проповедят, яко Ты еси воистинну Отчее сияние».

Кроме того Преображение имеет отношение лично к каждому христианину: можем ли мы, имея ту же человеческую природу, что и апостолы, стать участниками Преображения, прикоснуться к жизни будущего века, воспринять Фаворский Свет? В этом стремлении к озарению нетварным Светом и состоит духовный смысл нашей жизни. Образ этого стремления показал Сам Господь на Фаворе в Своей молитве. По свидетельству святителя Григория Паламы, имея в себе от Себя Самого нетварный Свет, Спаситель не нуждался в молитве для осияния Своей плоти, – молился же Он, чтобы показать, что блистание происходит от молитвы, от соединения ума с Богом. Потому и христианину, желающему удостоиться своего личного Фавора, надлежит постоянно упражняться в молитве и добродетели, отвращаясь от земных помыслов и устремляя свой ум, свою любовь к Богу. Вера в то, что эта цель достижима, что обожение человеческой природы возможно – важнейший момент христианского учения о человеке.

Обожение есть условие, предварение спасения. Именно поэтому Преображение – залог Воскресения.

Глубокий назидательный смысл Преображения содержится в отдельных его символах. Высота Горы означает по блаженному Феофилакту возвышенность духа над земными привязанностями, без чего созерцание небесного невозможно. Сама Гора знаменует необходимость двух подвигов – богомыслия и труда, без чего невозможно взойти на высоту: богомыслие возносит ум вверх, труд же способствует смирению. Гора указывает также на уединение и безмолвие, благоприятствующие молитве. Многозначительно и само избрание Христом места, где свершилось Преображение, так как Фавор по-еврейски означает чертог чистоты и света. Возводя учеников именно на Фавор, Господь желал, чтобы из самого названия горы следовало, что для принятия Божественного Света необходимо очищение покаянием.

Впервые церковные источники упоминают о празднике Преображения в начале IV в. Древнейшим изображением события является находящаяся в храме во имя святого Аполлинария в Равенне (Италия) фреска VI века, которая имеет аллегорический смысл: лицо Спасителя заменено крестом в кругу со звездным фоном, апостолы же показаны в виде агнцев. Святые пророки Моисей и Илия стоят по сторонам Креста. На греческих иконах наряду с самим Преображением часто изображались восхождение на гору и схождение с нее. На русских иконах иногда́ имелись некоторые прибавления к канону; так, например, показывалось, как один ангел выводит из гроба Моисея, а другой сводит с облаков Илию. Известна и «ночная » икона Преображения: на образе XVI века устюжского письма фоном для священного события является ночное звездное небо. Полагают, что здесь не одно соблюдение правды исторического факта, но и особый смысл: на ночном фоне молния Преображения знаменует начало нового дня творения – будущего века.

Литература:

1. О великих Господских и Богородичных праздниках. Киев, 1835.

2. Церковная проповедь на двунадесятые праздники. Ч. I. Сост. П. Смирнов. Киев, 1904.

3. Творения иже во святых отца нашего Иоанна Златоуста, архиепископа Константинопольского. Т. 6. Пг., 1915.

4. Трубецкой Е. Два мира в древне-русской иконописи. М., 1916.

* * *

8

игра́я – торжеству́я


Источник: Минея - М. : Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2002-. 12 том. / Минея август. - 2002. / Ч. 1. – 448 с.; Ч. 2. – 432 с.; Ч. 3. – 384 с.

Комментарии для сайта Cackle