В.А. Юлин

Епископ Орловский и Севский

6 февраля 1906 года Владыка Серафим был назначен на Орловскую кафедру. В Орловской епархии в сане епископа Орловского и Севского он провел 1906–1908 г.

В период революционной смуты 1905 г. Орловская губерния подверглась сильнейшему разгрому: «множество помещичьих усадеб было сожжено, разграблено, и сельская молодежь... пьянствуя по ночам, обкрадывала амбары, кидала в окна священнических домов камни и кирпичи, и разрушала даже самые дома. Родители из-за боязни скрывались и молчали»66. Обстановка усугублялась тем, что местные власти пребывали в растерянности, часть духовенства увлеклась новыми политическими идеями, в семинариях творились беспорядки, даже церковные старосты бастовали.

В одном из своих писем В. Т. Георгиевскому, историку древнерусского искусства, епископ Серафим писал: «Слышал я, что Орловская епархия одна из самых трудных и неустроенных, но не воображал, что центральная русская епархия может быть в таком запущении и неустройстве во всех отношениях... Но я хотел бы очень остаться здесь надолго и добиться переустройства епархии. Надо же русскую губернию привести в порядок. Больно видеть это... С 1 февраля, дня моего приезда в Орел, я еще не спал ни одной ночи как следует. Бью набат, стремясь к скорейшему возрождению приходской жизни. Веду беседы с миром и клиром по городам и в залах Думы. Последствия прекрасные»67.

В этом же письме у него есть слова: «В первый раз я соприкасаюсь с семинарией... Никакого понятия не имеют о воспитании, педагогике и влиянии на юношество. Нет ни власти, ни прямоты, ни самостоятельности в начальстве. Юношество никогда не может уважать слабость, лицемерие, скрытность и бесхарактерность».

Важным стимулом к действию послужило письмо, с которым святой праведный Иоанн Кронштадтский обратился к своему духовному сыну – епископу Серафиму: «...Господь Вас возвышает, а не унижает и ведет к доброй славе; она не угаснет. Поминайте конец Златоуста, Григория Богослова, Василия Великого».

Владыка решил сам открыто начать в городах и селах словесную и духовную борьбу со смутой, претворяя в жизнь Постановление Святейшего Синода о т 18 ноября 1905 г. об устроении и возрождении приходской жизни.

В своем первом обращении к духовенству и пастве 6 февраля 1906 г. епископ Серафим произнес знаменитые слова: «Держа в одной руке крест, другою я бью в набат, возлюбленные!»68. Он призывал священнослужителей «брать кресты и идти в толпу, поспешать на площади, где волнуется народ... сильным благодатным словом вразумлять и озлобленных, и совращенных, проповедующих насилия и смуты... Созывайте всех в храмы для покояния и... возрождения в приходах христианских общин, которые только и могут направить свободный русский народ на истинный путь! Призывайте русских людей к любви, единению и единодушию! Непослушных и упорных приводите к покаянию мольбой и слезами!» Этот свой набат он повторил во всех городах и многих селах двенадцати уездов Орловщины, всюду собирая съезды духовенства, раньше занимавшиеся исключительно нуждами епархии, и соединяя их с мирянами.

Исполняя свой замысел, уже 21 февраля 1906 г. Владыка Серафим созвал в Орле съезд духовенства, представителей администрации, земства и учителей. На этом съезде все откровенно высказывались и выслушивали наставления архипастыря о возрождении приходской жизни в епархии.

С 1 марта 1906 г. Владыка Серафим начал объезжать уездные города, села и везде вел беседы, распространял среди духовенства литературу, проводил собрания, на которые приглашались и местные жители. С большой энергией он заботился об укреплении строгого порядка, существующего на незыблемых основах Православия. Живое мощное слово его звучало за каждым богослужением. Он отличался кипучей, идейной деятельностью и горячим стремлением вознести духовенство на подобающую высоту. Собственным примером он показывал, как надо работать: «ходить по домам прихожан, знакомиться, стараться разузнать их нужды, облегчать их горе участием, советом, хлопотами и залечивать сердечные раны... »69.

Не страшась угроз и смертных приговоров, Преосвященный Серафим шел твердым и неуклонным путем к духовному возрождению народа, своей паствы, призывая пастырей выполнять свой долг. Результаты этого титанического труда не замедлили сказаться. Работа избранных приходских советов с молодежью привела к тому, что хулиганство прекратилось, обстановка в селах стала приходить в норму.

Организованная епископом Серафимом открытая дискуссия на пастырских собраниях духовенства с участием мирян принесла, по его мнению, «громадную пользу: после таких совещаний невольно начало возрождаться единение между прихожанами и пастырями». «Трудно поднимать духовенство, но мир поможет, если епископы будут жертвовать собой», – говорил Владыка Серафим. Как отмечалось в публикации «Орловская епархия в 1906–1908 гг. при Преосвященном епископе Серафиме (Чичагове)», «вынесенная Владыкой на своих плечах эта борьба, окончившаяся такою беспримерною победой и при том с высоко-пастырскою мудростью, одним духовным влиянием, защитою невиннопострадавших в аграрных беспорядках, помощью голодающим, подчинением своей духовной власти мирян и возрождением деятельности духовенства, – есть невиданный, исторический факт, чрезвычайно поучительный и заслуживающий серьезного изучения... В истории Орловской епархии – это лучшая ее страница»70.

Занимаясь переустройством церковноприходской жизни в Орловской епархии, Владыка Серафим пришел к убеждению, определившему всю его дальнейшую архипастырскую деятельность, – что полнокровное развитие епархиальной жизни возможно лишь на основе активно действующих приходских общин.

Преосвященный Серафим в своей стратегии – в деле возрождения приходских общин – учитывал главную особенность Орловской губернии, где 88% населения составляли крестьяне. Из старших и авторитетных в приходе членов он организовал в сельских общинах епархии «приходские советы», что, с одной стороны, давало возможность удерживать молодежь от связанных с пьянством бесчинств и грабежей, а с другой – поддерживало пастырей в их борьбе со смутой. «Психологически момент был таков, что молодое поколение, не признавая родительской власти, боялось еще общественного мнения и воздействия, так как все дела и вопросы теперь решались на сходах и собраниях»71. На приходские советы были возложены обязанности как по линии церковного дела, так и по линии благотворительности. Всего за 1906 г. более чем в 700 приходах была начата работа таких советов, что составило две трети самостоятельных приходов. В обязанности советов наряду с обеспечением условий для нормального развития пастырско-литургической и административно-хозяйственной деятельности приходов должно было входить решение всей совокупности духовно-просветительских и социально-благотворительных задач: создание больниц, школ, библиотек и других образовательных учреждений. Владыка Серафим проявлял особую заботу о расширении благотворительности. Так, например, 30 апреля 1907 г. он дал указание о кружечном сборе в пользу слепых, а в июне того же года он создал Серафимовское братство для помощи нуждающимся ученикам церковных школ Орловской губернии. Сам разработал систему преподавания, лично посещал экзамены в гимназии и в школах. По его инициативе открываются новые читальни, 9 июля 1907 г. было объявлено о созыве первого собрания Епархиального Учительского совета. Обращаясь к учителям церковноприходских школ, Владыка напомнил им, что «грамота прежде всего необходима для познания Евангелия, для просвещения христианским учением, и что без религии и веры человек остается невеждою и зверем»72. Церковная школа с возрождением приходской жизни становится еще более необходимой, чем прежде.

17 октября 1907 г. епископ Серафим дал указание заботиться о чистоте церквей, о создании при каждой церкви певческих хоров, о собеседованиях в праздничные и воскресные дни после вечернего чтения, он разрешил накануне праздников читать краткие жития святых на русском языке, ежемесячно собирать приходские собрания, а также окружные или благочиннические собрания и заседания членов исполнительной комиссии, а в декабре 1907 г. предложил привлекать достойных учащихся к выборам в приходские советы. Все это должно было привести к укреплению веры, к повышению уровня духовности прихожан, к организации школ, библиотек, больниц, способствовать христианскому воспитанию молодого поколения.

Возрождение приходской жизни должно привести к возрождению духа любви в людях, взаимопомощи, патриотизма, поднятию нравственности, восстановлению семьи. Без единения православных невозможно противостоять влиянию инославия и многочисленных сект. В эпоху всеобщего шатания умов, когда колышутся устои самой религии и Отечества, Преосвященнейший Серафим старается направить деятельность братств, помимо борьбы с расколом и сектантством, и на борьбу с атеизмом, анархизмом и прочими «измами». Во всех случаях он неизменно действовал силой убеждения.

Пристальное внимание Владыка Серафим уделял монастырям и восстановлению в них исконных обычаев и традиций. Им были изданы специальные указания и постановления по возрождению духовной жизни в монастырях.

Его деятельность встречала все большее признание и уважение не только среди орловского епархиального духовенства, но и в кругах всего русского епископата.

Обращаясь к Владыке, епископ Митрофан Екатеринбургский, бывший викарий, епископ Елецкий писал: «Я часто размышляю о Вашем появлении на Орловской кафедре, о Вашем выступлении, как доброго воина Иисуса Христа лицом к лицу на борьбу с врагами Церкви, Царя, России. Ведь это нечто незабвенное, историческое, великое и не для одной епархии, а для всей нашей Церкви. Ведь в то время, как одни думали отсидеться от революции за крепкими оплотами и стенами, а другие – идти у нее на поводу, Вы открыли новый, единственно спасительный путь – идти ей навстречу, сразиться с ней в духе христианского мужества и любви к истине, духовным орудием, и Вы всех победили и убедили, ибо самые враги наши, видя Ваш вызов, не могли не сознаться, что ненадежно их орудие, коим они думали громить Церковь и святые наши Заветы. О, если бы я мог когда-либо пред сильными мира, хотя я всегда и везде говорю об этой славной странице в истории Церкви в эпоху революции, открыть и поведать эту святую, спасительную деятельность»73.

Вопросам активизации приходской жизни в Орловской губернии было посвящено сообщение, с которым епископ Серафим выступил в Петербурге перед членами Государственной Думы и Государственного Совета.

В своем сообщении епископ Серафим в 1908 г. высказал пожелание Святейшему Синоду как можно скорее приступить во всех российских епархиях к возрождению приходской жизни. Свидетельством все возраставшего авторитета Преосвященного Серафима стало назначение его в 1907 г. присутствующим членом Святейшего Синода.

В «Прощальном обращении к духовенству епархии» Владыка Серафим подвел итоги своей деятельности на Орловской кафедре и общих трудов местного духовенства под его руководством: «В первый год вы установили в приходах посильную благотворительность для научения пасомых должному понятию о приходской общине и развития в них участливости к немощным, бедным и несчастным членам прихода. На второй год вы развили самодеятельность членов приходских советов, приучая их помогать вам в наблюдении за благочинием во время церковных служб и крестных ходов, вразумлять молодое поколение, искоренять в селах нехристианские обычаи, разгулы под праздники, наблюдать за преподаванием в церковных школах, прекращать раздоры и всякое зло в самом начале их возникновения. На третий год вы вступили в борьбу с главным бичом русского народа – это пьянством, тайной продажей вина, сильно увеличившейся за время смуты и разгромов, учреждали общества трезвости, библиотеки, как постоянные при церквах, так и летучие, для сел и деревень, основывали кредитные товарищества. Теперь вам предстоит особенно позаботиться о миссионерском деле и об образовании по приходам миссионерских кружков»74.

Пастыри и миряне Орловской епархии называли Преосвященного Серафима «великим объединителем прихода», а его пребывание на Орловской кафедре – «самой блестящей страницей в летописях Орловской епархии за 200 лет ее исторического существования»75.

В адресе от Орловской Городской Думы, преподнесенном епископу Серафиму при прощании его с епархией в 1908 г., говорилось: «Ваше трехлетнее прибывание на кафедре Орловской епархии оставило неизгладимые следы глубокого благоговения, благодарности и признательности Вашему Преосвященству в сердцах всех русских православных людей, преданных Православной Вере, Самодержавному Государю и дорогой Родине. В тяжелую годину общерусской смуты и нашей местной жизни, Промыслом Божиим и волею нашего Возлюбленного Монарха Вы поставлены были нашим Архипастырем и руководителем в борьбе с врагами Церкви, семьи и государственности. И мы с глубоким чувством уважения не могли не видеть Ваши просвещенные и любвеобильные заботы о пробуждении чувства христианского долга и об объединении пастырей с пасомыми на святых началах, которыми так была всемогуща и славна Церковь в первые века христианства и в годины тяжелых испытаний нашего Отечества»76.

В 1908 г. за организацию приходской жизни в Орловской епархии Государь Николай II наградил Владыку Серафима орденом Святой Анны I степени.

Но не только дела в Орловской епархии занимали Владыку Серафима все эти годы. Он внимательно следил за общественно-политической ситуацией в России начала XX в., которая была отмечена нарастанием революционного движения при ослаблении самодержавного строя, что, в частности, наглядно показали поражение России в Русско-японской войне 1904–1905 гг., отрыв образованной части русского общества от традиционных, основанных на Православной Вере духовных и исторических начал русской жизни, активизация разрушительной для российской державы деятельности новых «вождей» и «пророков» из среды обезбоженной революционной интеллигенции. В этой обстановке в России стали появляться многочисленные общественно-политические организации, предлагавшие различные пути выхода страны из кризиса.

В их числе был право-монархический салон графини С. С. Игнатьевой, вдовы видного деятеля право-консервативного движения графа А. П. Игнатьева, убитого эсэром-террористом в 1906 г.

В 1905–1906 гг. этот салон ставил далеко идущие цели, связанные с объединением Черной сотни77. Постепенно из сугубо политического салон превратился в религиозно-политическое собрание ведущих деятелей консервативного толка (иерархов Церкви, членов черносотенных организаций – по преимуществу из Союза Русского Народа, правых публицистов). Общее количество участников составляло несколько десятков человек. В «духовных беседах» у графини участвовал и епископ Серафим. Между ним и графиней сложились дружеские отношения, которые передались и детям. Например, сын графини А. А. Игнатьев был шафером на свадьбе Леониды, дочери Владыки Серафима.

Что же касается тематики бесед и участия в них Владыки Серафима, то об этом написал митрополит Евлогий (Георгиевский) в своей книге «Путь моей жизни»: «Был еще салон графини Игнатьевой. Тут же еженедельно устраивались вечера с докладами и тоже велись разговоры на религиозные темы. Руководил беседами Преосвященный Серафим (Чичагов), который первый поднял вопрос об оживлении прихода; бывали епископ Вологодский, член Государственного Совета, епископ Саратовский Гермоген и другие. На этих вечерах обсуждалась современная церковная политика. Я побывал в семье графини Игнатьевой несколько раз...»78. Уместно также добавить, что имя Владыки Серафима, как активного участника собраний монархистов, вновь оказалось на слуху, когда он покинул Кишинев и обосновался на Тверской кафедре. Вскоре после Февральской революции 1917 г. Чрезвычайная следственная комиссия Временного правительства занялась расследованием деятельности так называемого черного салона графини Игнатьевой и степени его влияния в высших правительственных кругах. Дело в том, что среди документов, отобранных при обыске на квартире графини Игнатьевой, оказалось 37 писем архиепископа Серафима, написанных им графине в период с 14 августа 1908 г. по 3 ноября 1914 г. По заключению следователя В. М. Руднева, эти письма «не доказывали возможности какого-либо влияния на политику двора» и носили «характер обмена мнениями и личными впечатлениями» по поводу общего состояния дел в Кишиневской епархии и способов борьбы с «инородным влиянием», осложнявшим деятельность Союза Русского Народа (СРН) в этой епархии.

Что же привело епископа Серафима в «стан черносотенцев»? Почему он принял самое активное участие в такой монархической организации, как СРН?

Во-первых, программные декларации Союза находились в наибольшем созвучии с традиционными идеалами русской государственности, на которых был с детства воспитан Владыка Серафим.

Во-вторых, социальную базу Союза определяли не городские люмпены, а близкие святителю Серафиму по духу представители аристократии, русской национальной интеллигенции, научной и культурной элиты, высшего духовенства. Ведь ни у кого не повернется язык назвать «погромщиками-черносотенцами» выдающегося химика Д. И. Менделеева, филолога-академика А. И. Соболевского, одного из корифеев ботанической науки академика B. Л. Комарова (впоследствии – президент Академии наук СССР), биолога и селекционера И. В. Мичурина, известного историка академика Η. П. Лихачева, знаменитого медика и практикующего врача профессора C. П. Боткина, художников В. М. Васнецова, Н. К. Рериха, М. В. Нестерова, К. Е. Маковского, великую актрису М. Г. Савину, замечательного музыканта, создателя первого в России оркестра народных инструментов В. В. Андреева, выдающегося книгоиздателя И. Д. Сытина, командира легендарного крейсера «Варяг» В. Ф. Руднева и многих других. А ведь они были членами СРН и активно участвовали в его деятельности. Членом Союза мог стать любой русский человек, разделявший его программу и плативший членские взносы. Это была открытая организация. В нее вступали купцы, ремесленники, кустари, мелкие служащие, казаки, наемные рабочие, крестьяне, которые записывались в СРН целыми селами особенно в губерниях, где был силен инородческий и иноверческий гнет.

В-третьих, следует подчеркнуть высочайший духовный уровень, отличавший это движение, возникшее в церковной ограде, то есть в тесном взаимодействии с Православной Церковью. Руководящую роль в СРН играли «маяк Православия» святой праведный Иоанн Кронштадтский, духовным сыном которого был епископ Серафим, будущие патриархи – Тихон (Белавин), Сергий (Страгородский) и Алексий (Симанский). Священники и архиереи нередко были руководителями отделов СРН и активными членами других монархических организаций.

Владыка Серафим был активным членом Русского Монархического Собрания. Он участвовал в деятельности интеллектуального штаба монархистов Москвы. В 1907–1909 гг. входил в состав Совета и позднее был избран одним из шести почетных членов этой старейшей национально-патриотической организации. В Орле, а затем в Молдавии он занимал посты почетного председателя местных отделов СРН, участвовал в Четвертом Всероссийском монархическом съезде в Москве весной 1907 г. На съезде присутствовало большое число священнослужителей. 28 апреля 1907 г. около 20 из них (в основном из сельских приходов) провели пастырское собрание, на котором председательствовал Владыка Серафим.

Возможности воздействия духовенства на развитие политических событий в России епископ Серафим придавал важное значение. С трибуны Орловской городской думы он предостерегал против «разрушительных действий вражеского духа», готового сокрушить ради своих преступных целей «основные устои государства и народной нравственности».

Подчеркивая патриотическую роль, которую призван сыграть СРН, Владыка не исключал возможности проникновения в Союз «волков в овечьей шкуре», цель которых сеять вражду и распри, а иереи Церкви должны стоять за Веру, Царя и Отечество и учить этому своих пасомых.

Следует отметить, что активное участие епископа Серафима в монархическом движении едва не стоило ему жизни: на него было совершено покушение, но он чудом остался жив.

* * *

66

«Орловская Епрхия в 1906–1908 гг. при Преосвященнейшем епископе Серафиме (Чичагове)». Кишинев, Епархиальная типография. Год издания не указан. (Предисловие). – С. 2.

67

Епископ Серафим (Чичагов). Письмо В. Т. Георгиевскому от 29 марта 1906 г. Цит. по кн.: «Да будет воля Твоя». М., 2003. – С. 762–763.

68

Житие священномученика митрополита Серафима (Чичагова). (1856–1937). Цит. по кн.: «Да будет воля Твоя». М., 2003. – С. 18.

69

Павлова О. И. «Орловская епархия при епископе Серафиме (Чичагове), 1906–1908 гг.». Цит. по ж.: «Ныне и присно». 2004. №2. – С. 78.

70

«Орловская Епархия в 1906–1908 гг. при Преосвященнейшем епископе Серафиме (Чичагове). Кишинев, Епархиальная типография. Год издания не указан. (Предисловие). – С. 3.

71

«Орловская Епархия в 1906–1908 гг. при Преосвященнейшем епископе Серафиме (Чичагове). Кишинев, Епархиальная типография. Год издания не указан. (Предисловие). – С. 3.

72

Павлова О. И. «Орловская епархия при епископе Серафиме (Чичагове) 1906–1908 гг.». Цит. по ж.: «Ныне и присно». 2004, № 2. – С. 79.

73

«Орловская Епархия в 1906–1908 гг. при Преосвященнейшем Епископе Серафиме (Чичагове). Кишинев. Епархиальная типография. Год издания не указан. (Предисловие). – С. 3–4.

74

Цит. по ж.: «Ныне и присно». 2004. № 2. – С. 79.

75

Цит. по ж.: «Ныне и присно». 2004. № 2. – С. 81.

76

«Орловская Епархия в 1906–1908 гг. при Преосвященнейшем епископе Серафиме (Чичагове). Кишинев. Епархиальная типография. Год издания не указан. (Предисловие). – С. 4.

77

* Словосочетание «черная сотня» вошло в русские летописи в XII в. В средневековой Руси общество делилось на два разряда лиц – «служилых людей» и «черных», или земских (людей земли). «Черными» были горожане и сельчане (свободные крестьяне), из которых формировались «черные сотни» (местные общества). В XVII в., в «смутное время», нижегородская черная сотня, собравшаяся вокруг Кузьмы Минина, спасла Москву и всю Россию от поляков и русских изменников. Ополченцы Кузьмы Минина стояли за Дом Пресвятой Богородицы и православную христианскую веру, ополчались против разорителей земли Русской ради спасения веры отеческой и Отечества от погибели. Черносотенное движение выступило в начале XX в. под лозунгами защиты Российской империи и ее традиционных ценностей «православия, самодержавия, народности». Стараниями либеральных и советских историков и публицистов сформулировано представление о «черной сотне» как о бандах деклассированных элементов, промышлявших погромами и убийствами.

78

Митрополит Евлогий. Путь моей жизни. Гл. XIII. – С 215 (период 1907–1912).



Источник: Серафим значит пламенный : Земная жизнь св. митр. Серафима (Чичагова) / В.А. Юлин. – М. : Благотворит. фонд дворян. рода Чичаговых : Аванти, 2003. – 62 с., [2] л. цв. ил., портр. : ил., портр.; 21 см.; ISBN 5–901787–10–2

Комментарии для сайта Cackle