А.Н. Новиков

Праведная и подвижническая жизнь Серафима Вырицкого

Содержание

Глава I. Отрочество Глава II. Супружеская жизнь Глава III. Монашество Глава IV. Вырицкий старец Глава V. Годы войны Глава VI. Под Покровом Царицы Небесной  

 

Глава I. ОТРОЧЕСТВО

Иеросхимонах Серафим, в миру Василий, духовник Александро-Невской Лавры родился в 1865 году. Его родители Николай и Хиония Муравьевы были крестьянами Ярославской губернии Рыбинского уезда с. Черемушки.

После смерти родного отца десятилетний отрок Василий остался за старшего в семье, состоящей из больной матери и родной сестры.1

По промыслу Божьему обездоленная семья Муравьевых не была оставлена в этот трудный час Для семьи нашелся добрый человек, проживающий по соседству, работающий старшим приказчиком в одной из лавок Санкт-Петербурга. Вместе с ним Василий едет в столичный город на заработки.

Но в душе мальчика заветная мечта: с детских лет пойти в монастырь. Поэтому, в ближайшее время, прибыв в Санкт-Петербург, испросив разрешения хозяина, он ранним утром приходит к вратам Александро-Невской Лавры и просит привратника о встрече с игуменом. Однако, из-за столь раннего времени, ему отказывают и предлагают встретиться со схимником. При этой встрече Василий просит на коленях старца взять его в монастырь на любую работу, но получает следующий ответ: пока оставаться в миру, чтобы создать благочестивую семью, воспитать своих детей, а уж после, вместе со своей супругой разделить участь монашеского молитвенного подвига.

По своей кротости и смирению, уже в те годы Василий Муравьев воспринял подобное благословение как должное и в дальнейшем прожил свою жизнь именно так, как ему предписано по Божьему промыслу.

В своих повседневных делах, в обращении с людьми, в молитвах, основой ему служили три главных заповеди: правда, любовь и добро, которые он впоследствии завещал не только родным и близким, но и всем, кто нуждался в его духовной помощи.

Способности, данные от Господа Бога, помогали ему в ранней трудовой деятельности. Так, работая в купеческой лавке, он самостоятельно научился грамоте, освоил историю русского государства и, обладая хорошими математическими наклонностями, в шестнадцать лет был назначен сначала младшим приказчиком, а в семнадцать лет старшим приказчиком. Все свое жалование, состоящее из 9–12 рублей в год, Василий высылал больной матери.

Глава II. СУПРУЖЕСКАЯ ЖИЗНЬ

Со своей будущей супругой Ольгой Ивановной Найденовой Василий Николаевич Муравьев был знаком с детства. Оля Найденова, 1872 года рождения, также происходила из крестьянской семьи Ярославской губернии Рыбинского уезда с. Черемушки и с отроческих лет, втайне, мечтала посвятить себя монастырскому послушанию.

По своей настоятельной просьбе, она вместе со своими родственниками посещает женский монастырь Иверской иконы Божией Матери Московской губернии. При встрече со схимонахиней Пелагеей этой обители, Ольге Найденовой было пророческое благословение: жить в миру, выйти замуж за благочестивого мужчину, прожить с ним довольно продолжительное время семейной жизни, а уж после, по обоюдному согласию, посвятить себя монашеству.

В то время подобное благословение для Ольги было воспринято тоже как должное и через несколько лет, будучи семнадцатилетней девушкой, она соединила свою жизнь со своим одинаковомыслящим двадцатичетырехлетним другом Василием Муравьевым.

Хозяин купеческой лавки, для укрепления материальной стороны подобного союза своего любимого и исполнительного приказчика не пожалел довольно крупной суммы денег, чтобы тот уже мог вести самостоятельное свое коммерческое дело, имеющее связь по заготовке пушнины.

Впоследствии коммерция Василия Николаевича Муравьева получила благополучное развитие не только в России, но и за ее пределами! в таких странах как Франция, Германия, Англия и другие. В душе молодого коммерсанта появляется желание бескорыстно помогать всем нуждающимся. Поэтому большую часть своих доходов он отдает на нужды монастырей и богаделен,

В семье Муравьевых к тому времени рождается сын Николай, а затем дочь Ольга 2.

После смерти дочери, по обоюдному согласию они живут как брат и сестра, неся в душе правдивость, любовь и доброту.

С началом февральской революции 1917 года Василий Николаевич закрывает свое коммерческое дело и всем своим служащим, нуждающимся в материальной поддержке раздает все свое состояние. Значительную часть своих финансов он вкладывает на нужды Александро-Невской Лавры, Воскресенского Ново-Девичьего женского монастыря Петербурга и монастыря в честь Иверской иконы Божией Матери Московской губернии. 3

1917–1920 гг.– период, когда Василий Николаевич и Ольга Ивановна получают благословение духовника Иверской обители о. Варнавы на испытательный срок. В течение этого определенного времени супруги, оставаясь в миру, готовятся к монашескому подвигу.

Глава III. МОНАШЕСТВО

С 1920 года, находясь в Александро-Невской Лавре, Василий Николаевич Муравьев принимает монашество с именем Варнава, несет ряд послушаний, в том числе как казначей монастыря. В 1927 году, с принятием схимы, нарекается Серафимом, в честь преподобного Серафима Саровского и избирается братией духовником Лавры.

Для его супруги, Ольги Николаевны Муравьевой, по Божьему промыслу суждено было принять монашество в Воскресенском Ново-Девичьем монастыре тогдашнего Петрограда: в 1919 году постриг с именем Христины; после принятия схимы, наречься Серафимой в честь святой мученицы Серафимы. 4

Во время тяжелых испытаний для многих наших соотечественников, живущих в бывшем столичном городе Российского государства, духовник Александро-Невской Лавры о. Серафим был тем человеком, который с отеческой любовью, сердечной теплотой молитвы помогал избавляться от самых страшных грехов, человеческой ненависти и братоубийства.

Ежедневная восьмичасовая исповедь старца стала отражаться на постоянных болях в ногах. Как бы последним толчком к развитию этой болезни послужил случай, когда он принимал исповедовавшихся на протяжении двух суток. Однако, даже после этого, несмотря на невыносимые боли, духовник Александро-Невской Лавры о. Серафим продолжает принимать своих духовных чад, которых становилось каждый раз все больше и больше. Наконец, когда болезнь ног окончательно приковала его к постели, то по настоятельной просьбе врача и по благословению епископа Григория, старцу было предписано покинуть Лавру и переехать в поселок Вырица, за шестьдесят километров от города.

Через два месяца после своего отъезда, последнему лаврскому духовнику больше не суждено было увидеть свою братию. За одну ночь все монашествующие Александро-Невской Лавры были арестованы и многие, впоследствии, расстреляны.

Шел 1930-й год…

Глава IV. ВЫРИЦКИЙ СТАРЕЦ

Пройдет гроза над русскою землею

Народу русскому Господь грехи простит

И крест Святой Божественной красою

Над храмом Божьим вновь ярко заблестит.

И звон колоколов всю нашу Русь святую

От сна греховного к спасенью пробудит.

Открыты будут вновь обители святые

И вера в Бога всех соединит.

иеросхимонах Серафим

1939 г.

Для о. Серафима поселок Вырица явился именно тем местом, где он, по Божьему промыслу находился под покровом Царицы Небесной и по молитвам преподобного Серафима Саровского. Об этом, впоследствии, подтвердят его родные и близкие.

Период предвоенных лет явился еще одним испытанием не только для Православного Отечества, но и для самого о. Серафима. Болезнь ног то обострялась, не давая вставать с постели, то отпускала для того, чтобы принять новых и новых людей, которые в великом множестве шли ежедневно к нему за молитвенной помощью.

Но посетителями его были не только люди думавшие о своем спасении. Из воспоминаний родственников о. Серафима известно, что с 1938 по 1940 гг. несколько раз, в ночное время, проводились обыски представителями новой власти.

Так, однажды, к дому, где проживал больной старец среди бела дня подъехала машина. Трое представителей в «кожанках» потребовали впустить их в комнату, чтобы забрать о. Серафима с собой» Однако, родные объяснили, что в таком болезненном состоянии они дедушку не отдадут. Тогда, старшим группы был приглашен врач, который обнаружил у а Серафима множество болезней, от которых при транспортировке он мог скончаться.»

Был случай, когда во время очередного «ночного визита», лежащий на постели, больной о. Серафим подозвал к себе одного из производящих обыск. Старец смотрел своими добрыми и ласковыми глазами на человека, которому было поручено со всей строгостью выполнить поручение. Но сила любви о. Серафима выдержала подобную человеческую жестокость и победила. Спросив имя этого человека, он взял руку его и погладил ее, затем, приложил к голове его свою правую руку и произнес: «Да простятся грехи твои, раб Божий...». В этот момент лицо грозного представителя власти смягчилось и дальнейший разговор происходил так, как будто это были самые близкие друзья. Подобным образом старец избавил от недуга ненависти и жестокости остальных производящих обыск.

Да, это были трудные, но в то же время светлые дни старца, когда он творил чудеса, спасая души людей, поддерживая их духовно, укрепляя в вере.

Глава V. ГОДЫ ВОЙНЫ

И в радости и в горе, монах, старец больной

Идет к святой иконе, в саду, в тиши ночной.

Чтоб Богу помолиться за мир и всех людей

И Старцу поклониться о Родине своей.

«Молись Благой Царице Великий Серафим,

Она Христа десница, Помощница больным.

Заступница убогим, одежда для нагих,

В скорбях великих многих, спасет рабов своих..

В грехах мы погибаем от Бога отступив

И Бога оскорбляем в деяниях своих».

иеросхимонах Серафим

1942 год

Во время войны 1941–1945 гг. от каждого человека в нашей стране требовалось хоть небольшая помощь, чтобы победить врага. Для о. Серафима, в его бесконечных постах, такой помощью была постоянная молитва, которую он возносил не только в своей келье, но и на камне5 «в саду, в тиши ночной», перед иконой преподобного Серафима Саровского.6 Взывая к силе Всевышняго о прощении людских грехов, вырицкий старец просил Царицу Небесную о спасении душ наших.

Из воспоминаний посетителей о. Серафима. В начале войны, многие женщины поселка Вырица приходили к о. Серафиму за советом: «Что нам делать? Покидать ли свои дома?» Старец говорил: «Дома ваши будут целы. И, вообще, вся Вырица будет цела». Так оно и было.

Из воспоминаний Надежды Александровны Буровой. Она часто посещала больного отца Серафима и помогала ухаживать за ним» помнит следующее: «Когда в Вырицу пришли немцы, то батюшка молился о спасении поселка». И Вырица была спасена – ни дома, ни жители не пострадали.

Из воспоминаний Леонида Викторовича Макарова. Его семье, когда в 1944 году немцы угоняли работоспособных людей поселка Вырица в Германию, отец Серафим предсказал, что они вернутся все живыми и будут жить в большом городе. Что и сбылось. Несмотря на то, что его семья попала в концентрационный лагерь, они вернулись и потом стали жить в городе на Неве.

Из воспоминаний Евдокии Васильевны Федоровой. Она пришла к отцу Серафиму узнать о без вести пропавшем на поле сражения своем муже. Слова, сказанные старцем этой женщине: «Поминай в храме как без вести пропавшего, но сущаго, а там и сам весточку подаст»,-вселили надежду на весточку. Так вскоре и произошло. Однажды в окошко к Евдокии постучали и передали записку, в которой ее муж писал, что находится недалеко от поселка Вырица, в лагере военнопленных, также просил приехать и привезти теплую одежду. Наскоро собравшись, обрадованная женщина, вскоре, увидела своего родного человека. Но счастью ее не было конца, когда лагерное начальство пошло ей на встречу и по просьбам отпустило единственного кормильца.

Есть много и других свидетельств, подтверждающих праведную и подвижническую жизнь отца Серафима, о его молитвенном спасении человеческих судеб.

Глава VI. ПОД ПОКРОВОМ ЦАРИЦЫ НЕБЕСНОЙ

Слава Великому Господу Богу

СРадостно дух мой воспой,

Сердцем стремлюсь я к святому чертогу

Там, где Иисусе сладчайший мой!

Ты в моей жизни едина надежда,

В скорбях, болезнях Тобой я живлюсь.

Будь Ты мне радость, покров и надежда,

Сам на всю жизнь я Тебе предаюсь.

Слава Великому Господу Богу

Радостно дух мой воспой,

Сердцем стремлюсь я к святому чертогу

Там, где Иисусе сладчайший мой!

иеросхимонах Серафим

1946 год

С окончанием войны настало время, когда здоровье старца с каждым годом стало ухудшаться, но несмотря на то, что он уже не мог так часто вставать с постели, к нему по-прежнему, приходило за благословением и молитвой множество народа.

Из воспоминаний Н. Как-то она, в восьмилетнем возрасте, вместе со своей мамой пришла к отцу Серафиму за благословением. Старец дал ей конфеток и апельсин. А перед тем, как им уходить, батюшка говорит: «Если вам на пути попадется злая собака, то прочитайте молитвы «Отче наш..» и «Богородице Дево, радуйся...» и она убежит. И правда, как только они вышли из калитки, то на них, вскоре, напала злая собака, которая отчаянно лаяла. Тогда она сказала маме: «Не бойся. Помнишь, нам батюшка велел читать молитвы «Отче наш...» и «Богородице Дево, радуйся...». Как только этим молитвы были прочитаны, то собака убежала.

Так, отец Серафим преподал ей урок для дальнейшей жизни: любое зло отгонять молитвами.

Из воспоминаний Н. о прозорливости о. Серафима. Одна раба Божия пошла к о. Серафиму, а другая женщина передала с ней батюшке корзинку яиц. Однако она не передала, а оставила в лесу, в кустах. При встрече с отцом Серафимом ей было сказано: «Будь осторожна, когда на обратном пути зайдешь в лесочек, за яичками, там змея». Ужас охватил ее, когда так и произошло.

Из воспоминаний Любови Николаевны Н. о том, как ее пятнадцатилетнего сына Бориса в 1945–46 гг. исцелил отец Серафим.

Во время войны мальчик находился в эвакуации и где-то, видимо, ушиб ногу в голеностопном суставе. Нога, впоследствии, сильно заболела и стала гнить так, что Борис не мог ходить. Врачи отказались чем-либо помочь, говоря, что это хроническое заболевание. Любовь Николаевна поехала к отцу Серафиму, который благословил ее и сына заочно. Потом велел матушке Серафиме налить святой воды и сказал, чтобы Любовь Николаевна дома в чистом сосуде погружала крест в эту воду, которую необходимо пить и смачивать больное место. Любовь Николаевна исполняла это неукоснительно. Через год Борис уже ходил и с матерью приехал на благословение к отцу Серафиму, после чего болезнь ноги совершенно исчезла. Когда пришел год призыва в армию, он был взят на службу в десантные войска, где непрерывно служил три года и сделал двадцать прыжков с парашютом.

Из воспоминаний родных и близких. Накануне своего дня смерти отцу Серафиму, ночью, было явление Божией Матери. Перед этим старец сказал: «Не бойтесь, зажгите все лампады». На вопрос всех присутствующих, чтобы это значило, он вдруг с радостью сообщил, что по милости Божией, ему было следующее видение: он видел женщину в голубом облачении, от которой исходил чудный свет. Женщина, жестом правой руки, молча, указала вверх. Спустя мгновение явление исчезло...

В последние часы перед смертью старец просил читать Акафист Царице Небесной, преподобному Серафиму Саровскому и святителю Николаю чудотворцу. Также завещал всем, знавшим и нуждающимся в его живой молитвенной помощи, приходить к нему на могилку и беседовать как с живым.

Одним из подобных примеров является рассказ его родных, которые после смерти отца Серафима, как многие соотечественники этих трудных лет испытывали крайне бедственное положение, недостаток в пищевых продуктах, прочей материальной помощи.

Так, помолившись перед могилкой старца, им, по Божией милости, было послано видение самого отца Серафима. Слова, сказанные им в этот момент: «Помните, что я всегда с вами, но с этого времени буду находиться в лице другого человека»,– оказались пророческими.

На следующий день, после этого чудного явления, родные получили телеграмму из Москвы от митрополита Крутицкого и Коломенского Николая. В ней сообщалось следующее: «Высылаю деньги на ваши нужды и жду вашего приезда, чтобы оказать и другую какую-либо посильную помощь.» Подписано было: «Ваш Дедушка».

Со дня кончины старца Александро-Невской Лавры иеросхимонаха Серафима прошло более сорока лет, однако человеческая память о его трудном, но славном молитвенном подвиге и поныне жива. Поистине не зарастает народная тропа к месту его упокоения.

Ушел родной,

Ушел всеми любимый,

Ушел с последней молитвах на устах.

Но не тоскуй,

Не падай духом в скорби,

Он за тебя помолится и там, на небесах…

схимонахиня Серафима7

Сестра Ольга прожила от своего рождения не более двух лет и скончалась.

Сын, Николай Васильевич Муравьев, закончил в Петербурге Пажеский корпус, затем юридический факультет университета и авиационную школу. Знал одиннадцать иностранных языков. Был женат и имел троих детей. В 1930 году трагически погиб. Дочь Ольга в годовалом возрасте умерла.

Из воспоминаний родных и близких. Чета Муравьевых часто посещала своего духовника монастыря в честь Иверской иконы Божией Матери о. Варнаву, который предсказал Василию Муравьеву о том, что Иверская обитель будет разгромлена и от нее останется только колокольня, которую увидит не сам Василий, но его внуки и правнуки.

Схимонахиня Серафима почила о Господе в 1945 г. Место ее захоронения находится на кладбище храма Казанской иконы Божией Матери пос. Вырица.

Преемственность подобного молитвенного подвига была характерна только преподобному Серафиму Саровскому, но для спасения России в войне 1812 года.

Икона изображающая преподобного Серафима Саровского, кормящего дикого медведя.

Эти стихи написаны в последний день старца монахиней Серафимой (Анной Павловной Морозовой), его келейницей. По последнему благословению старца она приняла схиму и вскоре переехала в Пюхтицкий монастырь. Там же почила о Господе.

* * *

1

Сестра Ольга прожила от своего рождения не более двух лет и скончалась.

2

Сын, Николай Васильевич Муравьев, закончил в Петербурге Пажеский корпус, затем юридический факультет университета и авиационную школу. Знал одиннадцать иностранных языков. Был женат и имел троих детей. В 1930 году трагически погиб. Дочь Ольга в годовалом возрасте умерла.

3

Из воспоминаний родных и близких. Чета Муравьевых часто посещала своего духовника монастыря в честь Иверской иконы Божией Матери о. Варнаву, который предсказал Василию Муравьеву о том, что Иверская обитель будет разгромлена и от нее останется только колокольня, которую увидит не сам Василий, но его внуки и правнуки.

4

Схимонахиня Серафима почила о Господе в 1945 г. Место ее захоронения находится на кладбище храма Казанской иконы Божией Матери пос. Вырица.

5

Преемственность подобного молитвенного подвига была характерна только преподобному Серафиму Саровскому, но для спасения России в войне 1812 года.

6

Икона изображающая преподобного Серафима Саровского, кормящего дикого медведя.

7

Эти стихи написаны в последний день старца монахиней Серафимой (Анной Павловной Морозовой), его келейницей. По последнему благословению старца она приняла схиму и вскоре переехала в Пюхтицкий монастырь. Там же почила о Господе.


Источник: А.Н. Новиков. Праведная и подвижническая жизнь Серафима Вырицкого // Санкт-Петербургские епархиальные ведомости. 1990. № 1–2. C. 24-28.

Комментарии для сайта Cackle