профессор Сергей Михайлович Зарин

20) Проф. пpoт. Т. И. Буткевич.

Пессимизм Шопенгауэра и его сравнение с христианским аскетизмом. Прав. Обозр. 1883. Август.

Имея в виду собственно воззрение Шопенгауэра, о. Буткевич счел нужным, однако, в конце своей статьи коснуться и аскетизма христианского, главным образом и собственно – потому, что Шопенгауэр стремится во что бы то ни стало доказать тожество своих строго – аскетических требований с аскетическими предписаниями «первоначального и действительного христианства”. По уверению Шопенгауэра, «истинное христианство положительно носит на себе тот аскетический основной характер который его философия указывает в отрицании воли к жизни”; «антикосмические тенденции» христианства – вне всякого сомнения”.1339

Имея в виду апологетическую задачу, о. Буткевич делает попытку кратко1340 охарактеризовать аскетизм христианский со стороны его оснований и сущности, причем в некоторых случаях и сама терминология определяется у него задачами сравнительного метода.1341 О. Буткевич находит «формальное1342 сходство”, некоторую точку соприкосновения в аскетизме христианском с аскетизмом, рекомендуемым Шопенгауэром, поскольку и христианство действительно и обязательно требует отрицания эгоистической воли, подавление и искоренение своеволия,1343 подчинения человеческой воли воле Божией.1344 «Существенными признаками христианского аскетизма действительно нужно признать самоотвержение и послушание”1345 воле Божией. Движущим началом в этом случае является не эгоизм, а чистая любовь к Богу, а следствием и вместе целью – не уничтожение воли человека, а сообщение ее содержанию и направлению тожества с волей Божественной, так что последнее становится уже вместе и его (т. е. христианина) волей”.1346

Но воля Божия «полна жизни” («Аз есм путь, истина и живот”). Отсюда путь отречения от своеволия ведет аскета христианского «не к уничтожению., не в нирванну или ничто, но в жизнь вечную.1347 Другими словами, – христианин делается аскетом для того, чтобы усилить свою волю к жизни”.1348 И действительно, «христианский аскет далек от квиэтизма”; «его психическая жизнь не бедна, но, напротив, кипуча”.1349

Из сказанного уже не трудно вывести, что «всякий истинный христианин есть уже и аскет”.1350 «Христианство” от всякого человека «требует аскетизма”, который «для каждого человека является таким же необходимым делом, как и нравственность вообще”.1351 С этой точки зрения мы обязаны согласиться, что «монашество или отшельничество есть только известная форма христианского аскетизма, а не сущность его”.1352

Но и христианские отшельники, аскеты в узком и специальном смысле этого слова, далеко не соответствуют типу аскета Шопенгауэровского, если иметь в виду, в частности, их отношение к миру внешнему, к обществу. «Христианский отшельник разорвал внешние связи с миром, но внутренняя связь у него стала еще сильней“, так как существенной целью его отшельничества является воспитание любви к Богу, с которой любовь к ближнему связана неразрывно.1353 Если он отрекается от мира, то это отречение касается не мира вообще, а собственно и исключительно дурного мира.1354

Христианский аскет ушел от мира, но он не бросил его и помогает людям зависящими от него средствами, преимущественно молитвой, советами и наставлениями.1355 Вообще аскет «христианский полон бесконечного хотения. потому что объектом его хотений является бесконечная жизнь“.1356 Необходимо различать между сущностью аскетизма и его второстепенными, несущественными принадлежностями и случайными проявлениями. Так, напр., не к первой, а ко второй стороне принадлежим безбрачие, неядение скоромной пищи и т. под. Их нельзя считать «необходимым условием христианского аскетизма; они суть только вспомогательные средства аскетизма и при том чисто внешние, т. е. такие, которые можно принять, но без которых, однако можно и обойтись христианскому аскету.1357

Таково – в существенных своих чертах и основных положений – рассуждение почтенного профессора относительно сущности и смысла христианского аскетизма. Выражая свои мысли возможно кратко, как бы конспективно, без подробного их обоснования и детального их раскрытия, о. проф. Буткевич предлагает мысли вообще правильные и делает замечания, заслуживающие внимания. Из них заметим след.: 1) аскетизм – требование общехристианское; 2) монашество – только одна из форм аскетизма, но не сущность его. Рассматривая аскетизм христианский по сравнению с аскетизмом философии Шопенгауэра, о. проф. употребляет иногда и термины, взятые из этой философской системы, но это существу дела не вредит.

Важнее то обстоятельство, что почтенный автор рассматриваемой статьи, желая резче и рельефнее оттенить понимание аскетизма христианского в отличие от аскетического принципа философии Шопенгауэра, в некоторых случаях допускает преувеличения, когда, например, утверждает, что безбрачие – такое чисто внешнее аскетическое средство, которым можно с одинаковым правом и пользоваться и не пользоваться. Такое представление дела не вполне точно. Но это уже сравнительно мелочи. В общем же исследование довольно содержательное.

* * *

1339

Ср. стр. 602–603.

1340

Ср. стр. 602–603.

1341

Ср., напр., «христианин делается аскетом для того, чтобы усилить свою волю к жизни». стр. 606. ср. 612.

1342

Курсив автора.

1343

стр. 612.

1344

стр. 606.

1345

стр. 608.

1346

стр. 607.

1347

Kypcив автора.

1348

стр. 606.

1349

стр. 607.

1350

стр. 608.

1351

ibid.

1352

Стр. 609.

1353

стр. 610.

1354

стр. 611. Курсив автора.

1355

стр. 610.

1356

стр. 612.

1357

стр. 608.


Источник: Аскетизм по православно-христианскому учению : Этико-богослов. исслед. Сергея Зарина : в 2 книгах. 1907. / Книга первая: Критический обзор важнейшей литературы вопроса. - СПб.: Типо-Литография С.-Петербуржской Тюрьмы. 1907. – 388 с.

Комментарии для сайта Cackle