святитель Тихон Задонский (Соколов)

Т

Вам дано есть разумети тайны царствия небеснаго, говорит Спаситель своим ученикам (Мф. 13:11), онем же не дано есть. Сии тайны открываются не всем, но только – достойным. «Они (тайны), пишет св. Антоний великий, совершенно отличны от всего, что находится в мире сем. Оне не открываются душам нечистым, но открываются тем людям, которые очистили сердца свои от всего нечистаго и совершенно удалились от порочных дел скоропреходящаго мира сего; открываются тем людям, которые возненавидели и мир сей и души свои, взяли крест и последовали за Господом, и во всем стараются исполнять волю Его. Почему в них вселилось Божество, и даровало им духовную сладость и веселие, которое питает и возращает души их (Хр. Чт. 1829, ч. 34, стр. 45–46)».

О тайнах религии св. Иоанн Дамаскин (Изложения православной Веры, гл. 11) так говорит: «все божественное – выше естества, разума и слова. Напр. кто станет разсуждать, как и для чего Бог привел все из ничего в бытие, и захочет постигнуть сие естественным разумом: тот не постигнет, потому что такое знание есть душевное, бесовское. Но кто, руководствуясь верою, будет размышлять о благости, всемогуществе, истине, премудрости и правде Божией: для того все будет гладко и ровно, и он найдет путь правый. На вере основывается все, как человеческое, так и духовное. Без веры и земледелец не проводит бразды на земле, и купец не вверяет жизни своей малому древу на бурной глубине морской... Верою совершаем все дела, как Божеския, так и человеческия... Вера есть согласие без всякой пытливости». О тайнах религии (есть тайны и в природе) говорит тот же св. Отец следующее: «иное значит доступное для ведения, а иное – выразимое. Иное же совершенно непостижимое и неизреченное, что Бог безначален, безконечен, вечен, присносущ, несотворен, непреложен, неизменен, прост, несложен, безтелесен, невидим, неосязаем, неописан, неограничен, недомыслим, необъемлем, непостижим, благ, праведен, создатель всех тварей, всемогущ, вседержитель, всеведущий, всепромыслитель, властитель и судия, – сие мы знаем и исповедуем. Также – и то, что Бог есть един, или единая сущность; – что Он есть и познавается в трех Ипостасях, т. е. во Отце и Сыне и Св. Духе; что Отец, Сын и Св. Дух по всему едино суть, кроме нерожденности, рождения и исхождения; что единородный Сын и Слово Божие и Бог, по благоутробию Своему, нашего ради спасения, благоволением Отца и содействием Св. Духа, зачавшись безсеменно, родился нетленно от св. Девы... О том свидетельствуют св. Писание и все святые. Но в чем состоит сущность Божия? Каким образом Бог существует во всем? Каким образом единородный Сын и Бог, уничижив Себя, соделался человеком от Девических кровей, образовавшись во утробе по особенному сверхестественному закону? Или каким образом ходил по водам, не омочив ног, – того мы не знаем и изречь не можем. Таким образом, мы не можем ничего сказать, ни даже помыслить о Боге, кроме того, что нам показано, изречено и открыто свыше в Божественном писании Ветхаго и Новаго завета».

Вопр. Какое общее наставление касательно таин Божественных преподает свят. Тихон?

Отв.Таинстве Пресвятыя Троицы, святейшия Евхаристии и о прочих такожде, что не открыто в св. Божием слове и что открыто, но ты понять не можешь, любопытно не испытывай, да не в сеть диавольскую впадешь, и в ней запутаешься, и изыти из нея невозможешь и тако погибнешь. Ибо что веры единой требует и разум наш превосходит, то испытывать очень опасно. Берегись испытывать то, что – выше тебя. Веруй во всем так, как св. Церковь верует: сей есть путь безопасный». В ином месте: «Кто много на солнце смотрит и прилежно внимает оному, у того глаза помрачаются и повреждаются: так, кто Бога, вечное солнце, любопытно разсматривает и непостижимыя Его тайны тщится испытать, у того ум помрачается и в великое заблуждение впадает. Берегись, человек, испытывать, что тебе не дано знать. Довольно нам то только о Боге разсуждать, что св. Его слово открыло».

Вот краткое известие о семи таинствах Православной Христовой Церкви, изложенное свят. Тихоном в наставлении Воронежскому духовенству.

Вопр. Что есть тайна, или Таинство?

Отв. Таинство есть служение, которое, под некиим видом зримым, приносит в душу верную незримую благодать Божию.

Вопр. Колико есть Таинств?

Отв. Седьмь: 1) Крещение, 2) Миропомазание , 3) Покаяние, 4) Евхаристия, 5) Брак, 6) Священство и 7) Елеосвящение.

Вопр. Кто установил Таинства?

Отв. Христос Господь установил, иныя – Сам, иныя же – чрез Апостолов.

Вопр. Для чего установлены Таинства?

Отв. Во свидетельство любви Божией к нам, и – для спасения нашего.

Вопр. Что дает нам таинство ко спасению души?

Отв. Всякое таинство дает нам благодать Божию – от св. Духа, врачующую наши болезни, очищающую душу от грехов, освящающую и спасающую человека. Без таинств нашей Православной Церкви для человека спасение невозможно.

Вопр. Из чего состоит таинство?

Отв. Из двух вещей, без которых не может быть таинства. 1) Из материи, т. е. вещества, приличнаго тайне и 2) из формы, т. е. из совершения, или слов священных, которыми совершают тайну.

Вопр. Что надобно твердо сохранять во всякой тайне?

Отв. Четыре вещи: 1) да будет священник, правильно хиротонисанный. 2) Да будет подобающая и приличная вещь для имеющей совершиться тайны, напр.: в крещении – вода, в евхаристии – хлеб и вино, в елеосвящении – елей, также и в прочих – приличныя им вещи. 3) Должен священник ведать, какими словами совершается Тайна, а притом должен иметь крепкое намерение к совершению тайны, дабы по чину Церковному действовать и совершать оную силою Св. Духа, а без сего намерения, или когда священник не ведает, какими словами тайна совершается, или когда в безпамятстве действует без всякаго намерения, никогда не совершает тайны, но, яко неключимый раб, вечно в погибель осуждается. 4) Хотящие приять таинство, да имут крепкое усердие и желание ко принятию.

Примеч. О каждом таинстве порознь см. в этой же книге под соответственными наименованию их буквами.

Вопр. Церковь Ветхозаветная какие имела таинства, (12) предизображавшие тайны благодати Новозаветной?

Отв. Обрезание и Агнец пасхальный. I) О таинстве обрезания св. Иоанн Дамаскин (Изложение правосл. веры, гл. 25) говорит следующее: «обрезание дано было Аврааму до закона, после благословения и обетования, как – знак, отличающий его, сынов его и домочадцев от народов, с которыми он обращался... Обрезание было также образом крещения. Ибо как обрезание отсекает не какой-либо полезный член тела, но безполезный излишек: так и чрез св. крещение отсекается от нас грех; но грех, как очевидно, есть излишек пожелания, а не какое-либо полезное желание. Невозможно, чтобы кто-нибудь совершенно не имел пожелания, или совершенно не вкушал удовольствия; напротив – то, что есть безполезнаго в удовольствии, или безполезное пожелание и удовольствие есть грех, который обрезывается св. крещением. Оно полагает на челе нашем знамение, т. е. честный крест, для отличия нашего не от народов (ибо все народы приняли крещение и запечатлены знамением креста), но для различения верующаго от неверующаго в каждом народе. Итак, когда явилась истина (Христос), образ и тело сделалось безполезными. Потому обрезываться ныне не нужно и противно св. крещению. Ибо обрезывающийся должен есть весь закон (ветхозаветный) творити (Гал. 5:3). Господь был обрезан, дабы исполнить закон, и соблюдал весь закон и субботу, дабы исполнить и утвердить закон. Но когда Он крестился, и Дух Св. явился человекам, сходя на Него в виде голубя, с того времени проповеданы – духовное служение Богу и духовный образ жизни и Царство небесное».

II) Об Агнце пасхальном: он был вторым таинством подзаконным и, знаменуя поспешное бегство Израильтян, означал также искупление наше страданием Божественнаго Агнца, единороднаго Сына Божия, от века в совете Триипостасном закланнаго. С пасхальным агнцем нераздельны были дни опресноков и изображали чистоту жизни духовной. Они начинались наутрие пасхи и в продолжение их приносимы были великолепныя жертвы.

Божественное участие Трех Лиц Пресвятыя Троицы – Отца и Сына и Св. Духа в сотворении вселенной боголепно воспевается в Церковной трисвятой песни: «Свят, Свят, Свят еси, Господи Боже мой, властительный содетелю всея твари! Свят, Свят, Свят еси, Господи Боже мой, строителю всего мира и яже в мире! Свят, Свят, Свят еси, Господи Боже мой, Иже от четырех стихий составил еси тварь! Свят, Свят, Свят еси, Господи Боже мой, четырьми времены круг лета венчал еси! Свят, Свят, Свят еси, Господи Боже мой: Тебе поет солнце, Тебе славит луна. Свят, Свят, Свят еси, Господи Боже мой! Тебе хвалят звезды и работают источницы. Свят, Свят, Свят еси, Господи Боже мой! Ты простерл еси небо, яко кожу. Свят, Свят, Свят еси, Господи Боже мой! Ты утвердил еси землю на водах. Свят, Свят, Свят еси, Господи Боже мой! Ты оградил еси море песком. Свят, Свят, Свят еси, Господи Боже мой! Ты к дыханию воздух пролиял еси. Свят, Свят, Свят еси, Господи Боже мой! Архангельския силы Тебе служат. Свят, Свят, Свят еси, Господи Боже мой! Ангельския Силы Тебе кланяются. Свят, Свят, Свят еси, Господи Боже мой! Помилуй мя, недостойное создание Твое, имени Твоего ради Святаго.

Аминь (из Акафиста Пресвятей Троице)».

О сотворении вселенной св. Димитрий Ростовский в зерцале Православнаго Исповедания (Ч. 1) кратко, так говорит: глаголется Бог творец в первом члене Символа веры, потому, что вся видимая, т. е. небо, землю, море, воздух, древа, животных и человека по плоти; а – также и невидимая: Ангелов, душу человека, единым Своим Божественным Словом в шесть дней сотворил.

Человека же Бог сотворил так: персть взем от земли, создал его и вдунул в лице его дыхание жизни: создал же для своего прославления и наследия вечной жизни, начертав в душе его образ и подобие Свое, дав ему безсмертие, которое он погубил грехом своим, в преступление заповеди Божией, вкушением от запрещеннаго древа, желая быть сам бог. И так сделался весь тленен, телом подвержен трудам, болезням и временной смерти; а душею – стал зол, и ко греху преклонен и по естеству вечной погибели достоин, будучи осужден праведным гневом Божиим на безконечное мучение, коему и все его потомки, яко греху тому все причастные, подлежательны стали.

Поучимся, возлюбленный брате, от Святого Димитрия Ростовского благодарному чувству к Творцу и Промыслителю: «Благодарю Тебе, Господа Бога моего, взывает он, благодателя прещедраго, яко сотворил мя еси по образу Своему и по подобию, и от небытия в бытие привел мя еси; славою и честию венчал еси; не сотворил мя еси ни зверем, ни скотом, ни иным каким животным, ночеловеком, разумною тварию: безсмертием и самовластием душу мою почтил... Аще бо кто благодарен и виновен (т. е. обязан) бывает врачу за малое только недуга врачевание, колико аз паче, Господи, Иже мя всего цела, действенна, жива, здрава от небытия в бытие привел еси, и на веки безконечные устроил мя еси! Благодарю Тебе, Господа моего, благодетеля прещедраго, яко вся мене ради туне сотворил еси. Мене радинебо, земля, солнце, луна и все звездное небесное украшение; мене радизвери, скоти, птицы пернаты, всякое животное; мене радиморя, реки, источники, озера, рыбы, киты превеликие; мене радилеса, дубравы, пустыни различныя, древа плодоносныя; мене радизелия, корения, семена, овощи различныя; мене ради – вся видимая и невидимая сотворена суть, о Боже мой (стихослов. пятая)!

Вопр. Благодарение сие к одному ли Лицу относится, или ко всем Трем Лицам Пресвятыя Троицы?

Отв. Ко всем, потому что все Три Лица Пресвятыя Троицы –  и Бог Отец и Бог Сын и Бог Дух Святой участвовали в творении вселенныя и человека.

Вопр. Убо три Творца?

Отв. Не три, но един. Ибо един Бог, в Троице покланяемый и славимый (Катих. св. Димитрия Ростов.).

О порядке творения и о прочем – к великому делу мироздания относящемся, святой Димитрий Ростовский в летописи своей следующее изложил: «в начале созда Бог небо и землю, и бездну водную темную, или, как еллины называют, хаос, т. е. стихий смешение нераздельное... Создал же сие всесильный Господь из ничего, и от небытия приведе в бытие... И первая Богом созданная тварь, или вещество было начатком прочих тварей.

Создатель, начиная первую оную тварь невидимую и неукрашенную, или вещество, образовать в совершенство и украшение, во-первых повелел возсиять из тьмы свету. Как некий художник, в полунощи востав на дело свое, возжигает первее свещу, да видит: так премудрый Создатель Бог, хотя Он и всевидец, зрящий и в темной бездне все, как – во свете, прежде всего, как свещу во храмине, в темной первобытной бездне свет дневный засветил, изрекши: да будет свет, и бысть свет... По возсиянии света во тьме бездонной, Бог разделил свет от тьмы, и нарече свет днем, а тьму наименовал нощию; и бысть то день первый, который мы ныне называем неделею, и месяц первый, который потом наречен март, и число месяца сего – первое... Во вторый день, который мы называем понедельником, Создатель всесильным Своим Словом произвел небеса от вод бездных. Словом Господним, вещает Псаломник, небеса утвердишася, и Духом уст Его – вся сила их. (Пс. 32:6). В третий, называемый у нас вторником, Господь Бог, собрав воды во едино совокупление, явил сушу и нарек ее землею; и повелел ей прозябать семена, и произращать всякую траву и древа. В четвертый день, который у нас называется среда, Бог сотворил два светила великия – солнце и луну, такожде и звезды. В пятый день, который у нас четверток, Бог создал рыбы и гады водныя, и птицы от вод произвел. В шестый день – он у нас пяток – Бог создал зверей, скотов, и гады земные, по роду их; после же всех тварей – создал Адама и Еву, и ввел их в рай пищный (Быт. 1). А в седьмый день почил Бог от всех дел Своих, и наречен день сей суббота, т. е. покой, яко почи в онь Создатель, и освятил день оный (Исх. 20:11). По прошествии же Ветхаго завета, и по наступлении Новыя благодати, честь и святость дня седьмаго и субботняго прешла на день первый недельный, ради Христова воскресения, в сей день совершившагося.

Вопр. Что святой Димитрий в летописи своей извлекает из созерцания мироздания?

Отв. Сказав вкратце о создании зримых тварей в продолжение шести дней, благоразумно и душеполезно поступим, если начнем хотя мало из них поучаться, по примеру св. Давида, вещающего: поучихся во всех делех Твоих; в творениих руку Твоею поучахся (Пс. 142:5). Чему поучаться из творении Божиих можем? Познанию Бога и себя самих. Познанию Бога. О сем так говорит св. Василий Великий в Шестодневе (бесед. 6): «аще в сих (творениих) поучимся, себе самих познаем, Бога уразумеем, Создавшему нас поклонимся, Владыце поработаем, Отца прославим, Питателя нашего возлюбим, Благодетеля почтим». Читаем в древней истории, что когда некоторый философ спросил Антония Великого безкнижного: чем ты, отче, пользуешь и утешаешь душу твою в пустыни, без книжного чтения? Святой Антоний отвечал: «книга моя есть вся видимая тварь, от Бога созданная, и когда пожелаю прочести словеса Божия, сию книгу, самим Богом сочиненную, предлагаю очам моим, и умом моим научаюся в ней, и пользуюся и исполняюся духовнаго утешения, радуюся о Бозе, Спасе моем, и славлю всемогущую Его силу». Мудр ответ преподобного старца, который всю зримую тварь назвал книгою; в книге сей небо и земля суть как бы два листа, на коих, сколько видим прекраснейших Божиих созданий, столько имеем писмен, поучающих нас о Боге. Прекрасно небо с светилами своими: коль краснее – Создавший небо и светила небесная! Добра есть земля с богатствами своими: коль лучший Создавый землю и вся, яже – на ней! Премудро все устроено горнее и дольнее: коль же премудр – устроивый все Создатель! Познаем и наше недостоинство, рассматривая, что все небесное и земное устроено от Бога – ради времянныя нашея жизни, да служит нам; но несравненно лучшее – в будущей жизни вечной благостию Его уготовано нам бренным. Достойны ли мы таковыя милости Божией, будучи прах и пепел? И благодарны ли за таковые Его благодеяния? Согласно мысли Святого Антония, св. Златоустый говорит: «имеяй душу разумную человек, прежде нежели были книги, имел тварь, вместо книги, посреде предлежащую (на 1 Кор. гл. 2 беседа 3).

Вопр. Что святитель Димитрий Ростовский в сем же месте летописи говорит о создании человека?

Отв. Премудрый и преблагий Создатель, намерясь сотворить человека, разумную тварь, для котораго и всю вселенную создал и украсил, предуготовал ему, как будущему царю всея земли, особенное превосходнейшее, совершеннейшее, наипрекрасное для жительства место, аки град царский, насадил на востоке пресветлый рай. О сем св. Иоанн Дамаскин так говорит: «поелику Бог из невидимаго и видимаго создания имел создать человека, по образу Своему и по подобию, яко некаго царя и начальни всея земли и – на ней сущих: предпоставил ему, яко некую царственницу (столицу), рай, в коем пребывая, он мог иметь блаженную и пребогатую жизнь. Божественный рай, Божиими руками во Едеме насажденный, был хранилищем и вместилищем всякаго веселия и душесладостия. Ибо Едем толкуется сладость; находился на высоте всея земли, воздухом освежался самым благорастворенным, тонким и светлым; всегда красовался цветущими садами; полн благовония и света, и всякия красоты чувственныя, и доброты, превосходящия помысл: место божественное и жилище достойное человека, созданнаго по образу Божию (О Вере, кн. 2, гл. 13)».

Примеч. О сотворении человека, которое представлено здесь в общем только обзоре, подробнее говорится ниже в статье: человек.

Вопр. Как святой Иоанн Дамаскин рассуждает в Изложении Веры о трапезе Божественной или о святых и пречистых тайнах Господних?

Отв. поелику, говорит он, мы по естеству двояки и сложны: то и рождение должно быть двоякое, равно и пища сложная. Потому дано нам рождение водою и Духом, я говорю о крещении; а пища есть сам Хлеб животный, сшедый с небесе (Ин. 6:51), Господь наш Иисус Христос. Ибо Он, готовясь принять за нас добровольную смерть, в ту ночь, в которую предал Сам Себя, завещал Новый Завет святым Своим ученикам, а чрез них и всем верующим в Него. В горнице Святаго и славнаго Сиона, вкусив с учениками Своими ветхозаветной Пасхи и исполнив ветхий завет, Он умыл ноги ученикам, потом, преломив хлеб, дал им, говоря: приимите, ядите, сие есть тело Мое, еже за вы ломимое во оставление грехов. Подобным образом, взяв чашу с вином (и водою), подал им, говоря: пиите от нея вси, сия есть кровь Моя Новаго завета, яже за вы изливаемая во оставление грехов: сие творите в Мое воспоминание (Мк. 14:22–24, Лк. 22:19, 20, 1Кор. 11:23–25 )...

Вопр. Как святой Иоанн Дамаскин чудо претворения хлеба и вина в Тело и Кровь Христову в таинстве Евхаристии – приближает к нашему понятию?

Отв. Если, говорит он, слово Божие живо и действенно (Евр. 4:12), если по слову Его: да будет свет, и бысть свет; да будет твердь, и бысть твердь (Быт. 1:3, 6); если небо, земля, вода, огонь, воздух и вся красота их, и самое благороднейшее животное – человек совершены Словом Господним; если Сам Бог – Слово добровольно стал человеком, и из чистых и непорочных кровей святыя Приснодевы составил Себе плоть: неужели Он не может хлеб соделать Своим Телом, а вино (и воду) Своею Кровию? Он сказал в начале: да произрастит земля былие травное (Быт. 1:11); и земля, возбуждаемая и укрепляемая Божиим повелением... даже до ныне орашаемая дождем, производит свои прозябания. Так и здесь Бог сказал: сие есть тело Мое, и сия есть кровь Моя, сие творите в Мое воспоминание; и по Его всесильному повелению так бывает и будет до того времени, когда приидет; ибо сказано: дондеже приидет (1Кор. 11:26). И для сего новаго делания, чрез призывание, делается дождем осеняющая сила Святаго Духа... Како будет сие, идеже мужа не знаю, говорит святая Дева? Дух Святый найдет на тя, и сила Вышняго осенит тя, отвечает ей архангел Гавриил (Лк. 1:34, 35). И ныне, если ты спрашиваешь, каким образом хлеб делается Телом Христовым, а вода и вино – Кровию Христовою? Отвечаю тебе и я: Дух Святый находит, и совершает то, что – превыше слова и разумении.

Вопр. Почему сия пребожественная трапеза преподается под видом хлеба и вина?

Отв. Хлеб и вино, говорит св. Иоанн Дамаскин, употребляются потому, что Бог знает человеческую немощь, которая многого с неудовольствием отвращается, когда оно не утверждено обыкновенным употреблением. И так Бог, по обычному Своему снисхождению, чрез обыкновенное по естеству совершает вышеестественное. Как в крещении, поелику люди омываются водою и помазуются елеем, Бог с елеем и водою соединил благодать Духа, и сделал крещение банею возрождения: так и здесь, поелику люди обыкновенно в пищу употребляют хлеб, а в питие воду и вино, Бог с сими веществами соединил Свое Божество, и сделал их Своим Телом и Кровию, чтобы чрез обыкновенное и естественное мы участвовали в вышеестественном... Если же спросишь: каким образом сие бывает? То довольно услышать, что сие совершается Святым Духом также, как Господь и от святыя Богородицы сосоставил Себе и в Себе плоть Духом Святым. И мы ничего не знаем более; знаем только, что слово Божие – истинно, действенно и всесильно, но образ претворения неизследим. При сем можно еще сказать и то, что как хлеб – чрез ядение, и вино и вода чрез питие естественным образом прелагаются в тело и кровь ядущаго и пиющаго, и делаются не другим телом, отличным от прежнего его тела: так и хлеб предложения, вино и вода, чрез призывание и наитие Святого Духа, сверхестественно претворяются в Тело и Кровь Христову, и составляют не два тела, но одно Тело Христово.

Вопр. Какое указание делает св. Иоанн Дамаскин из Ветхого завета на новозаветную Божественную трапезу?

Отв. Мельхиседек, священник Бога всевышнего, с хлебом и вином встретил Авраама, возвращавшегося после поражения иноплеменников (Быт. 14:18). Оная трапеза прообразовала сию таинственную трапезу, равно как и тот священник был прообразованием и изображением истинного Первосвященника Иисуса Христа: ибо сказано: Ты еси иерей во век, по чину Мелхиседекову (Пс. 109:4; Евр. 5:4–6). Хлеб сей изображал также и хлебы предложения... Хлеб и вино суть не образы тела и крови Христовой – да не будет! Но – самое обоженное Тело Господа. Ибо сам Господь сказал: сие есть тело Мое, а не образ тела; – сия есть кровь Моя, а не образ крови. И прежде сего говорил он Иудеям: аще не снесте плоти Сына Человеческаго, ни пиете крови Его, живота не имате в себе. Плоть бо Моя истинно есть брашно, и кровь Моя истинно есть питие. И еще: ядый Мя жив будет (Ин. 6:53–57). Если же некоторые и называли хлеб и вино вместообразными – т. е. образами тела и крови Господней, как, наприм. богоносный Василий в Литургии; то называли так сие приношение не по освящении, но – до освящения (т. е. до времени пресуществления их в истинное тело и в истинную кровь Христову).

Вопр. Как изъясняет св. Иоанн Дамаскин силу и действие таинственной трапезы?

Отв. Тело и кровь Христовы входят в состав нашей души и тела, говорит св. Иоанн Дамаскин, но не истощаются, не истлевают, и не извергаются вон – да не будет! Они входят в нашу сущность для сохранения и очищения нас от всякия скверны; для отражения от нас всякого вреда, и если встречают в нас поддельное золото, очищают оное огнем суда, да не с миром осудимся в будущем веке; очищают болезнями и всякими бедствиями, как говорит Апостол (1Кор. 11:31, 32)... Сие таинство называется также причащением, потому что чрез оное мы делаемся причастниками Божества Иисусова. Оно называется еще общением, и действительно есть общение, потому что чрез оное сообщаемся со Христом, а также сообщаемся и соединяемся чрез оное друг с другом... и делаемся единым телом Христовым, единою кровию, и членами друг друга, будучи стелесниками Христа (Еф. 3:6). Посему будем приступать со всяким страхом, чистою совестию и несомненною верою, – и непременно будет нам, как веруем не сомневаясь... Будем приступать к Нему с пламенным желанием, и, сложив крестообразно руки, принимать тело Распятого на кресте; устремив очи, уста и чело, причащаться Божественного угля, чтобы огнь любви, воспламененный в нас сим горящим углем, попалил грехи наши и просветил наши сердца.

Да удалится от нас, говорит св. Иоанн Дамаскин (гл. 10 Изложения веры) сие, напрасно внесенное в трисвятую песнь, прибавление: распныйся за ны. (13) Ибо слова: Святый Боже – разумеешь об Отце; однако же, не Ему одному приписываем имя Божества, но исповедуем Богом и Сына и Святаго Духа. Слова: Святый Крепкий – относим к Сыну; однако же не отнимаем крепости у Отца и Святаго Духа. Слова: Святый Безсмертный – относим к Духу Святому; однако же не представляем, чтобы Отец и Сын не имели безсмертия. Но все сии божии наименования просто и безусловно разумеем о каждой Ипостаси... Что трисвятая песнь относится не к одному Сыну, но к Святой Троице, о том свидетельствуют божественные и священные – Афанасий, Василий, Григорий и весь собор богоносных Отец. Равно и святые Серафимы, троекратным повторением слова: Свят, указывают нам на три Ипостаси пресущественнаго Божества; а единократным употреблением слова – Господь, дают разуметь едино существо и царство Богоначальныя Троицы. Григорий Богослов (в начале 12 слов), говорит: «так Святое Святых, покрываемое Серафимами, и прославляемое троекратным возглашением: Свят – выражает единое господство и Божество»... И писатели Церковной истории повествуют, что когда народ Константинопольский молебствовал об отвращении бедствия, ниспосланного Богом при архиепископе Прокле, один отрок из народа восхищен был вверх, и там святыми Ангелами предана ему сия трисвятая песнь: Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас. И когда отрок возвратился и рассказал открытое ему, тогда весь народ воспел сию песнь, и таким образом бедствие прекратилось. Известно и то, что на святом великом Вселенском четвертом соборе, бывшем в Халкидоне, сия трисвятая песнь была воспета теми же словами, как о сем упоминается в деяниях сего Собора (к концу 1-го деяния). (14) И так, по истине смешно, что сию Трисвятую песнь, преданную Ангелами, оправданную прекращением бедствия, одобренную и утвержденную Собором толикого множества святых Отцов, и еще прежде воспетую Серафимами в ознаменование Трисвятого Божества, теперь своим безрассудным мнением попрал, или, по крайней мере, стал исправлять Кнафей (армянин), будто бы он – выше Серафимов! Какая дерзость!.. Но мы... всегда будем произносить так: Святый Божий, Святый Крепкий, Святый Безсмертный, помилуй нас.

Вопр. Какие добродетели называются богословскими добродетелями?

Отв. Три сии: вера, надежда и любовь (1Кор. 13:13). И вот что святитель Тихон говорит о первой богословской добродетели – т. е. о вере спасающей. «Сия вера все благодеяния Божии, всему миру вообще от Бога показанныя, себе привлекает и присвояет. Она научает верующаго от сердца исповедать: верую во единаго Бога, Который как всех, так и меня, и все из ничего создал, и согрешившаго и погибшаго меня чрез единороднаго Сына Своего взыскал... Верую во единаго Господа моего Иисуса Христа, Сына Божия, Который меня, заблудшаго, взыскал и спас от грехов, клятвы, смерти, ада и диавола... Верую и в Духа Святаго, Который банею пакибытия меня отродил и обновил служить Богу преподобием и истиною... Вера спасительная, что верует, то небоязненно, где должно, исповедует... Вера сия очищает сердце от всего, что к миру принадлежит»...

Вопр. Что говорит св. Тихон, о второй богословской добродетели, т. е. о надежде?

Отв. поелику всякому человеку природна та немощь и слепота, что чего глазами не усматривает, того и не надеется; и враг не спит, но мечтания в мысли наши влагает различныя, и чрез сие от Бога тщится отвлечь нас: то не неприлично надеждою назваться может та добродетель, которая подвизается против диавольских козней, мечтаний; против упования на самаго себя, на свою силу, разум, на князей, – словом: против упования на все то, что кроме Бога есть; – в едином только человеколюбии, всемогуществе, истине Божией утверждаться тщится... Основание же, опора, твердыня сея надежды есть Спаситель наш Иисус Христос, и – Его заслуги...

Вопр. Как о третьей богословской добродетели, т. е. о любви, говорит святитель Тихон?

Отв. Что есть любовь Божия и какова сладость ея, слово изобразить не может; одни те познают ее, которые вкушают сладость ея. Ибо любовь сия есть духовная и – дело Святаго Духа: яко плод духовный есть любовь (Гал. 5:22). Однако же плодами своими, как солнце – лучами, оказывает себя. 1) Истинный любитель Божий тщится волю Божию исполнять не ради страха наказаний, но ради того, чтобы любимаго не оскорбить... 2) Истинный любитель Божий ради Бога любит всякаго человека, ведая, что всяк человек есть Божий, и Бог его любит... 3) Истинный Божий любитель Бога в сердце всегда обносит и объемлет... 4) Истинный Божий любитель желает всеусердно с любимым соединиться (Пс. 41:2, 5). 5) Истинный Божий любитель тщится подражать Богу во нравах Его... 6) Истинный Божий любитель уклоняется от любви мира сего, потому что любовь Божия с любовию мира сего несовместна... 7) Любитель Божий, когда от немощи согрешит, весьма жалеет, скорбит, гневается на себя и повергает себя с любовным смирением пред Богом.

Вопр. Какие у миролюбцев три главные страсти?

Отв. Их указывает святой апостол Иоанн, говоря: яко все, еже в мире, похоть плотская, и похоть очес и гордость житейская (1Ин. 2:16). I) О первом сынов века сего идоле, т. е. о похоти плоти, святитель Тихон говорит: одна часть блаженства мирскаго состоит в плотоугодии, в банкетах, в пиршествах, веселостях и во всем, что чувства услаждает. Сие мнимое блаженство дотоле показуется нечто быти, доколе совершается и чувств касается; а как совершается и чувствование престанет, то вместо сладости истинная последует горесть. Так, по совершении плотския похоти, грызение совести бывает; по банкетах и по упоении – разслабление членов, умножение вредных мокрот, болезнь в голове, дрожание рук и ног, и всего состава многоразличная немощь... В самократчайшем времени услаждаются сластолюбцы, но во ад сходят – без конца горестную мучения чашу пить. Сие видим в примере евангельскаго богача (Лк. 16:19–24). II) Другая часть, которая составляет мира сего блаженство, или божество есть богатство, или похоть очес. О, сколько таковых, которые богатства, многими трудами снисканнаго, в один час лишились и лишаются? Огню, и татю и прочим бедственным случаям подлежит оно. Но хотя бы кто и до кончины владел оным, возмет ли его с собою, исходя из мира? Нет: – сребро, злато, камение драгое, земли, отчины, крестьяне, слуги, кони, кареты – и все сокровища здесь остаются; один отходит от мира, как и в мир сюда вошел. Гроб мал как нищаго, так и богатаго вмещает. Все прочее уже не его: другому в руки перешло... III) Третие божество мира сего есть честь и слава, или гордость житейская. Но сие блаженство подобно сонному мечтанию, или меху, воздухом надменному, который дотоле показуется полным, доколе воздух не выйдет. Честь и слава – коль трудно снискиваются! И коль легко теряются! И чем большая честь, тем удобнее погубляется: ибо столько врагов она себе имеет, сколько властолюбивых и завистливых сердец!.. Светлое, но воистину горькое славолюбивых житие горчайшею заключается смертию. Смотри, где слава их, наполнявшая вселенную? Погреблась с ними во гробе и изчезла: заключились в трехаршинном месте те, которые всем светом не довольны были; попираются ногами от низких те, которых весь свет трепетал... Обратились в прах те, которые желали быть почитаемы как боги; и нельзя узнать теперь, где Александр, победитель вселенныя, и где последний его род лежит... И так видишь, продолжает святой Тихон, что троечастное мира сего блаженство подобно блаженству того, кто в сновидении яст, пиет, от всех приемлет честь; но пробудившись, чувствует алчбу и жажду, и видит себя в презрении и нищете (Из кн. 7).

Вопр. Трие отроцы, каждодневно в 7-й и 8-й песнях канонов прославляемые, чем наипаче себя ознаменовали, в пример всякому – и отроку, и юноше и старцу?

Отв. 1) Воздержанием: и положи Даниил (старейший из них) на сердцы своем, еже не осквернитися от трапезы царевы и от вина пития его: и моли старейшину, яко да не осквернится (Дан. 1:8). 2) Силою и действием поста: и да дадят нам от земных, да ядим, и да пием воду; и да явятся пред тобою лица наша, и лица отрок, ядущих от трапезы царевы... И послуша их до десяти дней. По скончании же десяти дней, явишася лица их блага и крепка плотию, паче отроков ядущих от трапезы царевы... 3) Наградою за пост духовною: и даде им Бог смысл и мудрость во всякой книжней премудрости... (Дан. 1:13–18). 4) Мужественным исповеданием пред раздраженным царем единаго истиннаго Бога. И отвещаша (на понуждение поклониться истукану) Седрах, Мисах и Авденаго: не требе нам о глаголе сем отвещавати. Есть бо Бог наш на небесех, Ему же мы служим, силен изъяти нас от пещи, огнем горящия, и от руку твоею избавити нас, царю! 5) Молитвою покаянною от лица всего народа: праведен еси, Боже, во всех, яже сотворил еси нам, и вся дела Твоя истинна... И судьбы истинны сотворил еси по всем, яже навел еси на ны, и на град святый отец наших – Иерусалим (он был разрушен); яко истиною и судом навел еси сия вся на ны, грех ради наших. Яко согрешихом, беззаконновахом, отступивше от Тебе, и прегрешихом во всех, и заповедей Твоих не послушахом, ниже соблюдохом, ниже сотворихом, якоже заповедал еси нам... И ныне несть нам отверсти уст, студ и поношение быхом рабом Твоим... Но душею сокрушенною и духом смиренным да прияты будем... И 6) благодарственною во спасении своем песнию: и не прикоснуся их огнь, и не оскорби, ниже стужи им. Тогда тии трие – яко едиными устами пояху, и благословляху и славляху Бога в пещи, глаголя: благословен еси, Боже отец наших, и препетый и превозносимый во веки! Благословен еси в храме святыя славы Твоея, препетый и превозносимый во веки! Благословен еси видяй бездны, седяй на Херувимех!.. Благословен еси на престоле славы Твоего царствия, и препетый и превозносимый во веки! Благословен еси на тверди небесней!.. Благословите вся дела Господня Господа, пойте и превозносите Его во веки! Благословите Ангели Господни Господа!.. Благословите небеса Господа, пойте и превозносите Его во веки!.. Благословите солнце и луна Господа, пойте и превозносите Его во веки! Благословите звезды небесныя Господа!.. Благословите всяк дождь и роса Господа!.. Благословите огнь и вар Господа!.. Благословите студ и зной Господа!.. Благословите нощи и дние Господа!.. Благословите свет и тьма Господа!.. Да благословит земля Господа! Благословите сыны человечестии Господа! Благословите Иереи Господни Господа, пойте и превозносите Его во веки... (Дан. 3). Видишь ли, возлюбленне, коль достойно и праведно ежедневно воспоминаются Церковию Христовою и прославляются в канонных песнях ея трие отроцы, Святей Троице равночисленнии!..

Вопр. Что означает Триодь? Сколько Триодей? И что они содержат?

Отв. 1) Триодь есть церковно-богослужебная книга и, как изъясняется в синаксаре на неделю мытаря и фарисея, означает три песни, во образ, мню, Святыя и Животворящия Троицы. 2) Составители Триоди – мнози из святых и богоносных красотодетель Отец наших, добре и яко достояше, от Святаго Духа движимых. Первый же из всех сие умысли великий творец (песней) Косма. 3) Содержание Триоди так в синаксаре излагается. Мысль убо святым Отцем нашим книгою Триодию всею (ея две, как ниже покажется) вкратце все, елико о нас, Божие благодеяние (домостроительство) изложить. Како от Него создани быхом, и от пищи райския изгнахомся, данную нам ко обучению заповедь отвергше, и отвержени завистию первозлобника змия и врага, низложеннаго за гордость. И како отвержени пребывахом от благих и диаволом водими. Како же сниде и в Деву вселися Сын и Слово Божие, преклонив небеса и нас ради бысть человек, и примером жития Своего, на небеса восхождение показа. Како пострада, и воскресе и на небеса взыде паки, и Духа Святаго ниспосла Своим святым ученикам и Апостолом. И како Сын Божий, и Бог совершенный от сих всех проповедася. 4) Триодь, по содержанию своему, разделяется на две части: на Триодь постную и на Триодь цветную. Триодь постная содержит в себе время от недели мытаря и фарисея до святыя Пасхи; а цветная – от святыя Пасхи включительно до недели всех Святых. Ибо в круге сего времени, главным образом, все смотрение за спасение человеческое прекрасне исполнил Христос Бог наш (мол. 3 в пятд. 1), приведый о нас Себе непорочное заколение...

Примеч. Триодь постная – книга покаянная – заменяется, для питания чувств всегдашняго и ежедневнаго покаяния, Октоихом (по-русски – осьмогласник, тоже богослужебная книга) и наипаче в понедельник, вторник – канонами Спасителю умиленными, и на все дни седьмицы – Богородичными на малой вечерни.

Бурю внутрь имея душепагубныя ереси, вторый Иуда – Арий безумный, отвержеся Тебе, Сына Божия, Единаго от троицы быти. Мы же ин состав (Ипостась) Отеч, инСыновен, ин – Духа Святаго глаголем. Но Отчее, Сыновнее и Святаго Духа едино Божество, равну силу, соприсносущное величество сердцем и устнами исповедуем, и, яко рабы в святом крещении просвященны, Тебе – Отцу и Сыну и Святому Духу, Единому Богу, кланяемся, зовуще: аллилуия. (Третий день праздника пресвятой Троице. Из акафиста). Слышаша Пастырие, учителие Святыя Церкви, Ария, лютаго зверя, влезша в словесное Христово стадо и восхищающа овцы от истиннаго исповедания, собравше в Никеи Собор, Бога, а не тварь, Христа исповедаша и равна Отцу – и Сына и Святаго Духа чтуще, со страхом реша: Свят, Свят, Свят еси, Господи Боже мой, Боже Отче, Боже Сыне, Боже Душе Святый! Свят, Свят, Свят еси, Господи Боже мой! Единый истинный Боже, а не три Бози! Свят, Свят, Свят еси, Господи Боже мой, несозданный Отче, несозданный Сыне, несозданный Душе Святый! Свят, Свят, Свят еси, Господи Боже мой, Едине несозданне, а не три несозданнии... Свят, Свят, Свят еси, Господи Боже мой, помилуй мя, недостойное создание Твое, имене ради Святаго Твоего. (Икос 4 из акафиста). Спасти хотя мир, явилася еси на Иорданской реце, Пресвятая Троице: Отче – в гласе, Сыне – в образе человечестем, Душе Святый – в виде голубинном. Темъже и в Тебе, Единаго Бога, в три же Лица научихомся крестити всякаго человека, зовуща: аллилуия.

Вопр. Какая собственно рода человеческого спасаемая молитва ко Трем Лицам Божества?

Отв. Между многими и сия краткая, но многознаменательная: упование мое Отец, прибежище мое Сын, покров мой (и Параклит) Дух Святый.

Вопр. Желал бы я уразуметь таинство Пресвятыя Троицы несколько яснее?

Отв. Никаким подобием нельзя изъяснить вполне сие таинство, и раздельно представить в уме нашем, каким образом Бог есть един в существе, и Троичен – в Лицах. Никакой ум не только человеческий, но и ангельский не может постигнуть его. Мы твердо веруем, что Бог Отец, сущий от века и притом ни от кого не происходящий, рождает Сына и производит Духа Святого. Афанасий Великий в символе своем излагает сие пространнее. Ты же, по наставлению Сираха, высших себе не ищи, и крепльших себе не испытуй. Яже ти повеленна, сия разумевай. Несть бо ти потреба тайных (Правосл. исповед. 10).

В дополнение и в пояснение, прочитаем символ или изложение Веры святого Григория Неокесарийского. Един Бог, Отец Слова Живаго, Премудрости и Силы Самосущей и Образа вечнаго: совершенный Родитель совершеннаго, Отец Сына Единороднаго. Един Господь, Единый от Единаго, Бог от Бога, образ и выражение Божества, Слово действенное, Мудрость, содержащая состав всего, и Сила, зиждущая все творение; истинный Сын истиннаго Отца, Невидимый Невидимаго, Нетленный Нетленнага, Безсмертный Безсмертнаго, Вечный Вечнаго. И Един Дух Святый, от Бога исходящий, посредством Сына явившийся, т. е. людям; Жизнь, в которой причина живущих; Святый Источник, Святыня, подающая освящение. Им является Бог Отец, Который над всем и во всем; и Бог Сын, Который чрез все. Троица совершенная, славою, и вечностию, и царством нераздельная и неразлучная. Посему нет в Троице ни сотвореннаго, ни служебнаго, ни привходящаго, чего бы прежде не было, и что вышло бы после. Ни Отец никогда не был без Сына, ни Сын – без Духа: но Троица непреложна, неизменна, и всегда одна и таже.

Поклонимся Ей выну, и молим Ее, да введет нас в разум и познание Ея славы и величия, молитвами Пресвятыя Богородицы, Святаго Григория вразумившия.

Разность лиц Отца и Сына и Святаго Духа ясно усматривается в поклонении иже во святых отца нашего Димитрия Ростовскаго Пресвятей Троице (см. 1 ч.). Благоговейно прочтем сие. Все силы души моея, приидите, поклонимся Богу, в Троице единому – Отцу и Сыну и Святому Духу. Все мысли сердца моего, приидите, поклонимся Троице, во Единице почитаемой. Все чувства тела моего, приидите, поклонимся, и припадем, и восплачемся пред Господом, сотворшим нас. Поклоняюся Тебе, Пресвятая, единосущная, животворящая и неразделимая Троице, Отче, Сыне и Святый Душе! Верую в Тя, и исповедую, славлю, благодарю, хвалю, почитаю, превозношу и молю Тя: помилуй мя непотребнаго раба Твоего (Трижды). Поклоняюся Тебе, Боже Отче, яко от небытия в бытие привел мя еси, образом Твоим Божественным украсил мя еси. Поклоняюся Тебе, Боже Сыне, яко честною Твоею кровию стяжал мя еси, от законныя клятвы искупил мя еси, крещением святым просветил мя еси. Поклоняюся Тебе, Боже Душе Святый, яко оживил мя еси, светом веры облистал мя еси. Поклоняюся Тебе, Боже Отче, яко дал ми еси душу Божественным и животворящим вдохновением. Поклоняюся Тебе, Боже Сыне, яко душу Твою за мя положил еси на крест. Поклоняюся Тебе, Боже Душе Святый, яко избавляеши душу мою от смерти, очи мои – от слез, и нозе мои – от поползновения... Поклоняюся Тебе, Богу Отцу, очищающему вся беззакония моя. Поклоняюся Тебе, Богу Сыну, исцеляющему вся недуги моя. Поклоняюся Тебе, Богу Духу Святому, избавляющему от истления живот мой. Поклоняюся Тебе, Богу Отцу, не до конца прогневающемуся ни во век враждующему. Поклоняюся Тебе, Богу Сыну, не по беззакониим моим творящему мне. Поклоняюся Тебе, Богу Духу Святому, не по грехом моим воздающему мне. Поклоняюся Тебе, Богу Отцу, ущедряющему мя, якоже щедрит Отец сыны. Поклоняюся Тебе, Богу Сыну, знающему страстное естество мое и слабость. Поклоняюся Тебе, Богу Духу Святому, врачующему немощи моя и очищающему мя от всякия скверны... Поклоняюся Тебе, Боже Отче, упование мое! Поклоняюся Тебе, Боже Сыне, долготерпеливе, прибежище мое! Поклоняюся Тебе. Боже Душе Святый, незлобиве, покровителю мой!

Сие, падши ниц на землю, глаголи:11

Достойно есть воистину поклонятися, славословити и благодарити Тя, Троице Святая, юже вся небесныя силы, Херувими, Серафими – трисвятыми песньми восхваляют, вси святии благодарят, всякое создание раболепно поклоняется; и аз, бренный червь, ползящий пред величеством неприступныя славы Твоея, бездерзновенен, в надежде милости Твоея, дерзаю, безстудно припадаю и молю: даждь всегда Тебе, Создателю моему, неосужденно и неленостно кланятися, Тебе единаго знати, Тебе любити и боятися, Твоя повеления хранити, Твоих заповедей путем ходити, Тебе хвалити и славити до последняго моего издыхания, да и по разлучении от бреннаго ми тела, и паки с ним совокуплении, не лиши мя с угоднейшими Тебе радостне – Свят, Свят, Свят, восклицати во веки, аминь.

В точном изложении Православной Веры Иоанна Дамаскина о Боге Отце так читаем: веруем во единаго Отца, начало и причину всего, и ни от кого не родившагося, Который один не имеет причины и не рожден; есть Творец всего, а Отец по естеству одного, единственнаго и единороднаго Сына Своего, Господа и Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа, от Отца рожденнаго прежде всех веков; Света от Света, Бога истиннаго от Бога истиннаго, рожденнаго, несотвореннаго, единосущнаго Отцу, Которым все сотворено. Когда мы говорим, что Он прежде всех веков, то сим показываем, что Его рождение – не во времени, и есть безначальное. Ибо не из небытия в бытие приведен Сын Божий, сый сияние славы и образ Ипостаси Отчей, живая премудрость и сила, Ипостасное Слово, существенный, совершенный и живый Образ невидимаго Бога; но всегда был со Отцем и в Отце, и рожден от Него вечно и безначально. Ибо Отец никогда не был без Сына; но Отец всегда вместе с Сыном, от Него рожденным. Ибо без Сына Он не мог бы назваться Отцем... Нельзя сказать о Боге, чтобы Он не имел естественной силы рождения. А сила рождения в том состоит, чтобы из себя, т. е. из собственной сущности, рождать одинаковое с собою по естеству...

И если мы не согласимся, что Сын существовал из начала вместе с Отцем, от Котораго Он рожден: то допустим изменение Ипостаси Отца в том, что Он, не бывши Отцем, стал после Отцем. Правда, что тварь произошла в последствии времени; однако же не из сущности Божией, а волею и силою Божиею приведена из небытия в бытие; а потому (при сотворении) не произошло никакого изменения в естестве Божием... Творение у Бога, как действие воли, не совечно Богу. Бог и человек творят не одинаково. Человек никакой вещи не приводит из ничего в бытие, но что делает, то делает из готовой материи, и притом не по одному движению воли, а прежде обдумывает, воображает в уме то, что хочет делать, потом уже действует руками, принимает труды, утомление. Напротив, Бог единым мановением воли все из ничего привел в бытие. Так и рождают Бог и человек не одинаково... Но да будет к нам милостив Тот, Кто – выше всего и Кто превышает всякую мысль и разумение!

О Боге Сыне святой Иоанн Дамаскин так излагает учение Святыя Церкви: «И так Святая, Кафолическая и Апостольская Церковь учит, что есть Отец и вместе единородный Сын Его, рожденный от Него не во времени, безстрастно и непостижимо, так, как ведает сие только Бог всяческих. Как огонь и происходящий от него свет существуют вместе, не прежде бывает огнь, а потом уже свет, – но огонь и свет вместе, и всегда в нем пребывает, и отнюдь от него не отделяется: так рождается и Сын от Отца. Но свет, который рождается от огня, не отделяясь от него, не имеет собственной самостоятельности без огня, потому что свет естественное качество огня; напротив, единородный Сын Божий, неотдельно и неразлучно от Отца рожденный и  всегда в Нем пребывающий, имеет Свою Ипостась, кроме Ипостаси Отчей.

Он совершен, имеет Свою Ипостась, и кроме нерожденности во всем подобен Отцу; называется Единородным, ибо один рожден от Отца и рожден единственным образом; – Дух Святый, хотя исходит от Отца, однако не образом рождения, а образом исхождения. Здесь другой образ бытия, также непостижимый и недоведомый, как и рождение Сына Божия. Потому все, что имеет Отец, имеет Сын, кроме нерожденности, которая означает не различие в сущности, или достоинстве, а образ бытия. Так Адам не рожден, ибо есть создание Божие, Сиф – рожден, ибо он от Адама; и Ева произошла из ребра Адамова: все они различаются между собою не по естеству, так как они все – люди; а – по образу бытия.

Если мы говорим, что Отец есть начало Сына и больше Его, то сим не приписываем Ему пред Сыном первенство во времени, или по естеству; ибо чрез Него Отец веки сотворил (Евр. 1:2). Но творим сие только потому, что Отец есть причина, т. е. что Сын родился от Отца, а не Отец – от Сына. Как не говорим, что иная сущность огня, иная – света: так нельзя и сказать, что иная сущность Отца, иная – Сына; напротив сущность Их – одна и та же. Как говорим, что огонь обнаруживается чрез свет, и свет от огня почитаем не служебным орудием: так говорим, что Отец, что ни творит, творит чрез своего Единороднаго Сына, не как – чрез служебное орудие, но чрез естественную и Ипостасную Силу. И как говорим, что огонь светит, и также говорим, что свет огня светит: так все, что творит Отец, также творит и Сын (Ин. 5:19). Впрочем, свет не имеет собственной самостоятельности, отдельной от огня: напротив – Сын есть совершенная Ипостась, неотлучная от Ипостаси Отчей. Потому что в тварях нельзя найти подобия, которое бы совершенно изображало образ бытия Святыя Троицы.

О Духе Святом тот же святой Иоанн Дамаскин в том же месте сие излагает: «равным образом, мы веруем и во единаго Духа Святаго, Господа, и животворящаго, от Отца исходящаго, и в Сыне почивающаго, со Отцем и Сыном споклоняемаго и сславимаго, как единосущнаго и совечнаго; в Духа от Бога, праваго, владычественнаго; в источник премудрости, жизни и освящения; Бога со Отцем и Сыном сущаго и именуемаго, не созданнаго, полнаго, Создателя, Вседержителя, вседетельнаго, всесильнаго, безпредельно-могущественнаго, обладающаго всею тварию, но не обладаемаго; Который сообщает обожение, а Сам не приемлет обожения; наполняет, а Сам не требует наполнения; сообщает, но ничего не заимствует; освящает, но не освящается. Веруем во Утешителя, потому что принимает прошения всех; во всем подобнаго Отцу и Сыну, от Отца исходящаго, чрез Сына подаваемаго, и всею тварию приемлемаго, самозиждущаго, все осуществляющаго, освящающаго и содержащаго; Ипостаснаго, в собственной Ипостаси существующаго, неотлучнаго и неотдельнаго от Отца и Сына, и имеющаго все, что имеет Отец и Сын, кроме нерожденности и рождения. Ибо Отец не имеет причины бытия Своего и не рожден, потому что не от кого-либо, а от Себя имеет бытие, и все, что имеет, не от другаго имеет; напротив сам Он есть начало и причина бытия, какое каждому существу свойственно по естеству. А Сын от Отца по рождению; Дух же Святый, хотя также от Отца, но не по рождению, а – по исхождению: и хотя мы научены, что есть различие между рождением и исхождением; но в чем состоит это различие, и что такое рождение Сына и исхождение Святаго Духа от Отца, сего не знаем».

О единосущии Лиц Пресвятыя Троицы так гласит символ святого Афанасия, патриарха Александрийского: «Иже хощет спастися, прежде всего подобает ему держати Кафолическую Веру... Вера же Кафолическая сия есть, да Единаго Бога в Троице, и Троицу во Единице почитаем, ниже сливающе Ипостаси, ниже существо разделяюще. Ина бо есть Ипостась Отчая, ина Сыновняя, ина Святаго Духа. Но Отчее, и Сыновнее, и Святаго Духа едино есть Божество, равна слава, соприсносущно величество. Яков Отец, таков Сын, таков и Дух Святый. Не создан Отец, не создан Сын, не создан и Дух Святый. Непостижим Отец, непостижим Сын, непостижим и Дух Святый. Вечен Отец, вечен Сын, вечен и Дух Святый: обаче не три вечные, но Един вечен; яко же не три несозданные, ниже три непостижимые, но Един непостижимый и Един не созданный. Подобне: Вседержитель Отец, Вседержитель Сын, Вседержитель и Дух Святый; но Един Вседержитель. Тако: Бог Отец, Бог Сын, Бог Дух Святый; обаче не три бози, но Един Бог. Равне: Господь Отец, Господь Сын, Господь и Дух Святый: обаче не три господие, но Един есть Господь. Зане якоже особно куюждо Ипостась Бога и Господа исповедати христианскою истиною понуждаемся; тако три Бога или три Господа глаголати Кафолическим благочестием возбраняемся... И в сей Святей Троице ничтоже первое, или последнее, ничтоже более, или менее; но целы три Ипостаси, соприсносущны суть Себе и равны. Хотяй убо спастися, тако о Святей Троице да мудрствует».

I. Есть труд телесный и есть труд душевный. Есть покой телесный и есть покой душевный. Тело упокоевается, когда на пути или после усиленной деятельности почивает: тако душа упокоевается, когда в чистой и непорочной совести почивает, и от ней ни в чем ни смущается. Се есть пресладкий душевный покой! Сладко упокоевается тело, когда по трудах почивает: в пресладком покое находится и душа, когда чистую и непорочную имеет совесть. Имеет свое беспокойствие тело, имеет – и душа. Тело лишается покоя, когда находится в трудах; душа лишается покоя, когда ее смущает злая совесть. Душевный покой отнимается: 1) всяким грехом и беззаконием. У блудника, и прелюбодея и у всякого нечистоты любителя не может быть покой душевный; у злобного, мстителя и убийцы не может быть покой душевный; у вора, хищника и судии – мздоимца не может быть покой душевный; у лживого и обманщика не может быть покой душевный. Словом: у всякого грешника, который закон Божий разоряет, не может быть покой душевный. Ибо, разоряя закон, разоряет и покой совести и раздражает ее... Тщится отнять покой души у людей благочестивых сатана всяким и различным искушением и злыми помыслами, когда их старается в грех привести, и так совесть их обеспокоить и раздражить. О возлюбленне! берегись сего шепотника, да не потеряешь покой души. Сколько раз чувствуешь злое какое-либо помышление, восстающее в сердце твоем: знай точно, что тогда приступает к душе твоей враг, и дает ей злый совет свой, как Еве змий... Не попущай же душе твоей слушать долго шептания его; но тотчас, как только услышишь совет его злый, отвращайся его и обращайся ко всесильному Иисусу, заступнику и Спасителю твоему, и молись Ему, да поможет тебе в подвиге твоем. Скучен и труден подвиг сей; но преславная последует победа... 3) Беспокоит благочестивую душу тот же враг чрез злых людей. Отсюда бывает, что благочестивая душа претерпевает всякую ненависть, озлобление, гонение, клевету. И сие есть кознь злого духа. Первее сам тревожит и искушает благочестивую душу; но когда не удастся ему успеть, насылает на нее злых людей. II. Не должен ты в праздности жить, но в трудах благословенных упражняться. Ибо праздность или удаление от трудов есть само собою грех; поелику она противна заповеди Божией, которая велит нам в поте лица снести хлеб (Быт. 3:19). И Апостол святой ясти тому запрещает, кто не хочет делать. Следовательно, в праздности живущие и чужими трудами питающиеся непрестанно грешат, и дотоле грешить не престанут, доколе в благословенные труды не отдадут себя. От сего выключаются немощные и престарелые, которые, хотя и желали бы трудиться, но не могут. III. Как не всякий труд полезен, так не всякая праздность порочна. Злые те и беззаконные труды, которые ради беззаконных дел подъемлются. Злый труд и пагубный злобного, который для ближнего козни и хитрости соплетает, сети простирает и ров погибели копает. Злый труд – пагубные тщания хищников, которые по путям и стезям скитаются, что бы обнажить путников. Беззаконный труд и подвиг лукавца, который старается прельстить и обмануть брата своего. Тяжкая и мерзкая работа и труд для мамоны. Душепагубная болезнь и труд завистливых, которые, ради добра ближнего, снедаются и мучатся. Как сии и прочие сим подобные труды не похвальны и богопротивны: так свобода от них и упразднение достохвально. Блажен тот покой и праздность, когда ум – от злых мыслей, сердце от похотей лукавых упокоевается, очи не смотрят ничего худого, уши не слышат ничего, язык и уста не глаголют ничего, руки не делают ничего, что закону Божию противно. Сию субботу не токмо на каждой седмице, но и на каждый день, час и минуту праздновать должно нам.

Вопр. Какие духовные мысли в душе свят. Тихона произвели сии простые слова: туда и мы пойдем?

Отв. Бывает, любомудрствует он (Част. 11, ст. 11), что когда люди в какое место, или град, или на некое дело пойдут, другие домашним их или соседям говорят так: ваши-де туда то пошли, или на такое-то дело, вот туда и мы пойдем. Христиане! и нам сие слово: и мы туда пойдем, в разсуждении отшествия нашего от мира, приличествует. Братия и предки наши отошли от мира сего, и на оный век пошли: и мы туда пойдем. Оставили они мир и его утехи: оставим и мы. Оставили они сродников своих, друзей, домы, дорогий убор: оставим и мы. Оставили они вотчины и деревни свои: оставим и мы. Оставили они сребро, злато и все свое богатство: оставим и мы. Оставили они саны свои, титулы, имена и всю славу: оставим и мы. Ничего они с собою не вынесли: не вынесем и мы. Наги они отошли от мира сего: наги отъидем и мы, и отъидем вскоре. Почто же много утруждаемся и собираем? Пошли они к праведному Судии своему принять по делом своим: пойдем и мы. Ах пойдем к Судии всех – Богу, Который смотрит не на лица, но на совесть и дела, у Которого цари и подданные их, господа и рабы их, богатые и убогие, князи и земледельцы – равны. К таковому Судии на оный век пошли предки и братия наши: пойдем и мы туда... Все туда идут и никто оттуда не возвращается. Пойдем и мы, и не возвратимся. Покаемся убо и заранее приготовим себя к часу смертному, да с доброю надеждою отыдем отселе, и от Христа Господа получим милость... Вот тебе, возлюбленный читателю, некоторые духовные мысли, почерпнутые свят. Тихоном из слов: и мы туда пойдем! Поучимся у него и мы сему искусству.

Вопр. Какое пособие святой Тихон предлагает к избежанию тщеславия?

Отв. Сие размышление – (Част. 2, л. 175). «Не для чего человеку возноситься и тщеславиться: чести ли ради и славы? Она, как дым, или как пузырь на воде, исчезает. Богатства ли ради? Но оно, по подобию денег, из рук в руки переходит; а ежели неправдою собрано, то оно бедственно и тебе самому. Ибо другому кому не чаешь и не хочешь, достанется, а тебе пагуба останется.

Разума ли ради тщеславиться будешь? Бог дает разум и премудрость, и когда Он возьмет Свое, то всех будешь безумнее. Красоты ли ради и крепости тщеславиться? Но оне, как цвет травный, зноем болезни увядают и изсыхают.

Благородством ли тщеславиться? Оно – предков твоих, а не твое: они заслужили, а не мы; чужим тщеславиться так безумно, как щеголю чужим платьем красоваться.

Добродетелию ли тщеславиться? Ежели она есть истинно в тебе, Божие то дело, а не твое. Что имаши, его же неси приял (1Кор. 4:7)? Когда Бог отъимет Свое, то и останутся только грехи твои.

Что есть еще, чем можешь величаться? Посмотри на свое рождение: кто с большим трудом и болезнию рождается, как человек? Посмотри на воспитание: какое животное большаго требует смотрения, попечения, очищения, питания, бережения, пока возрастет, – как человек? Многия животныя, тотчас по рождении своем, сами себе достают пищу; а человек столько времени чужими руками носится, одевается, чужими трудами питается, согревается, сохраняется!..

Посмотри на содержание жития своего: кто более старается о пищи и питии, как человек?

Посмотри на одежду: откуда имеешь ее? Овца, заяц, лисица, волк, рысь, медведь одевают тебя. Так ты убог, что и одеяния своего не имеешь. Посмотри на состояние свое: кто большим бедам, страстям, тлению, болезням, немощам подлежит, как человек? Кто большему страху, печали, скорби, суете, подвержен, как человек? Отвсюду окружен бедствиями: созади – грехи, впереди – смерть, сверху – суд Божий, снизу – ад, со сторон – соблазны мира и козни бесовския, внутрь – страсти. В таком ли бедствии гордиться и тщеславиться?

Посмотри еще на начало и конец свой: земля еси, и в землю пойдеши (Быт. 3:19). Приникли во гробища, распознай тамо царя от воина, славнаго от безчестнаго, богатаго от нищаго, крепкаго от немощнаго, благороднаго от худороднаго: тут хвались своим благородством; тут тщеславься своею красотою, разумом и честию. О, бедная тварь! бедная по началу, бедная по житию, бедная по концу.

Помяни еще, кто ты? Создание, по образу Божию созданное, но образ Божий погубившее, падшее, растлевшееся, скотом несмысленным приложившееся, но милосердием Божиим возстановленное, Сына Божия страданием и смертию искупленное. Сын Божий тебя ради смирился: и тебе ли гордиться? Сын Божий тебя ради рабий зрак принял: тебе ли искать владычества? Сын Божий тебя ради обнищал: тебе ли гоняться за богатством? Сын Божий безчестие принял: тебе ли чести домогаться? Сын Божий не имел, где главы подклонить: тебе ли расширять великолепныя здания? Сын Божий умыл ноги ученикам Своим: тебе ли стыдно послужить братии своей? Не стыдно ли тебе – рабу гордиться и тщеславиться, когда Господь твой смиряется? Не будет иметь тот участия в славе Его, кто не хотел быть участником в смирении Его. Аминь».

Вопр. Какие христианские мысли и рассуждение в уме свят. Тихона произвели видимые тьма и свет?

Отв. "Есть свет телесный и видимый, размышляет он; есть свет душевный и невидимый; также и тьма есть телесная и видимая, и есть тьма душевная и невидимая. Телесным светом – тело, а душевным душа просвещается; и телесною и видимою тьмою – тело, а душевною и невидимою тьмою душа помрачается и потемняется. Бог и познание Божие есть свет душевный; незнание Божие есть тьма душевная. Вера есть свет душевный; неверие же и суеверие есть тьма душевная. Страх Божий есть свет душевный; а безстрашие есть тьма душевная. Добродетель всякая есть свет душевный; но всякий грех есть тьма душевная. Память смерти, суда Христова и вечности блаженной и неблагополучной есть свет душевный; но забвение о них есть тьма душевная. Истинное покаяние и дела с ним сообразныя – дела добрыя суть свет душевный; а нераскаянность и всякое злое дело – тьма душевная... Видишь, христианин, свет и тьму; убегай от тьмы, да не пребудеши во тьме, и в тьму кромешнюю не будешь ввержен. Возлюби свет, да во свете пребудеши, и к вечному свету прейдешь. Во тьме ходит, и не знает куда идет, яко тьма ослепила очи ему, – тот, кто во грехе живет. Во свете ходит, кто Бога знает, и в истинном покаянии находится, и темных дел убегает, и плоды покаяния приносит. Аз есмь свет миру, глаголет Господь: ходяй по Мне не имать ходити во тьме (Ин. 8:12)... Ходим же за Господом не ногами, но сердцем, волею и нравами... Христе, Свете истинный! Просвети очи сердец наших и направи ноги наша в след Тебя ходить, да имамы свет животный».

* * *

12

Некоторые обряды Ветхого завета называются у древних св. Отцов таинствами не в том смысле, чтобы они сообщали благодать Св. Духа, как новозаветные таинства, но в смысле внутреннего, нравственнаго и прообразовательнаго, значения, которое имелось в каждом обрядовом установлении.

13

У армян, иаковитов – прилагаются слова сии к трисвятой песни: Святый Боже, по тому одностороннему разумению, яко бы сия песнь поется в честь одного Сына, распятого за нас, а – не всех Трех Лиц Божиих, как издревле понимала Православная Церковь.

14

Деяния св. седьми Вселенских Православных Соборов печатаются на русском языке при духовном журнале: Православный Собеседник, который издается при Казанской Духовной Академии.


Источник: Учение иже во святых отца нашего Святителя Тихона, новоявленного угодника Божия, всея России чудотворца. Об истинах православно-христовой веры и церкви изложенное в азбучном порядке и катихизической форме: с присоединение немногих ст. из писаний святых отцев и учителей церкви. - Санкт-Петербург: Тип. Дома призрения малолет. бедных, 1864. - XVI, 482 c.

Комментарии для сайта Cackle