протоиерей Валентин Амфитеатров

ПОУЧЕНИЕ ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТОЕ

I

Церковь, святая мать наша, указывает нам средства достигнуть истинного христианского совершенства исполнением боговдохновенных наставлений св. апостола Павла.

«Итак облекитесь, как избранные Божии, святые и возлюбленные, в милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение, снисходя друг к другу и прощая взаимно» (Кол. 3:12, 13).

Итак, первое украшение в духовной одежде христианина – милостыня. Необходима ли она? Безусловная необходимость подавать милостыню основывается на внушениях и побуждениях Слова Божия и на самой человеческой природе. «Будьте совершенны, как Отец ваш Небесный совершен» (Мф. 5:48). Но ничто, по словам Григория Богослова, столько не уподобляет человека Богу, как благотворительность. Вот почему у св. Луки заповедь о благотворительности приводится в такой форме: «будьте милосерды, как и Отец ваш Небесный милосерд" (Лк. 6:36). «Всякому, просящему у тебя, давай, и от взявшего твое не требуй назад» (Лк. 6:30); «благотворите, и взаймы давайте, не ожидая ничего; и будет вам награда великая, и будете сынами Всевышнего» (Лк. 6:35). Раскроем Псалтирь, любимую всеми нами книгу, и там услышим Господа, говорящего устами пророка: «Блажен, кто помышляет о бедном [и нищем]! В день бедствия избавит его Господь» (Пс. 40:2). «В вечной памяти будет праведник... Oн расточил, раздал нищим; правда его пребывает во веки» (Пс. 111:6, 9).

Что же касается человеческой природы, то известно, что один вид убожества, нищеты и вообще всякого рода несчастий ближних наших поражает нашу душу, тяжелым камнем ложится на сердце, рождает невольное сочувствие, сожаление и неудержимо влечет чувство наше к состраданию. Только грубое, черствое сердце может оставаться равнодушным в подобных случаях. В первые века христианства учили такой истине: «Отсутствие милосердия в христианине как бы вовсе исключает его из круга людей». Приглядитесь: и бессмысленные, неразумные животные иногда принимают участие одно в другом. Какова должна быть ваша милостыня? Прежде всего, пусть она будет тайною, т. е. мы должны помогать другим не из тщеславия и самолюбия, не для прославления себя среди людей, ни по другим каким-либо побуждениям, но пособие нуждающимся и просящим надо давать бескорыстно и тайно, чтобы таким образом люди не только не знали о нем, но чтобы и сами мы не считали его за особенно значительную добродетель с нашей стороны, а почитали бы себя только верными рабами, приставниками, раздающими дары Божии (см. Мф. 26:45).

Господа ради, не хвалитесь во всеуслышание о том, что и куда пожертвовали, кого чем снабдили, кому в нужный час ссудили. Ведь мы, как христиане, уверены, что делаем милосердие по совести. Пусть лучше нас обзовут жестокими, нежели хвастливыми. Всегда думайте, когда даете милостыню: «Нам Бог дал, и мы дали», да и забудьте, кому дали. Заслуга очень невелика между христианами, если один в нужный час ссудил другого, подобного себе, тем, чем было можно. Какая же это милостыня, если о ней трубят в газетах? Говорят в обществе?! По слову Евангелия, так поступают только лицемеры-фарисеи (см. Мф. 6:2).

Наша милостыня должна быть творима с самоотвержением и подаваема от чистого сердца. Никто нас не неволит давать. Если желаете дать, то делитесь с охотой и радушием. Св. ап. Павел вынужденную милостыню презирал как плод гордости. Во втором Послании к коринфянам он убеждал: "Каждый уделяй (милостыню) по расположению сердца, не с огорчением и не с принуждением; ибо доброхотно дающего любит Бог» (2Кор. 9:7). То есть лучше не давать милостыни совсем, чем после о ней скорбеть. Такая милостыня спасения не делает, а грех усугубляет. «Без рассуждения не делай ничего, и когда сделаешь, не раскаивайся», – говорит Писание (Сир. 32:21).

Милостыня должна быть наша собственная, т.е. мы должны давать ее из наших собственных средств, от нашего достояния, от избытка, приобретенного честным трудом.

Есть люди, которые обманом и коварством приобретают деньги, а потом теми же руками дают милостыню. Такое даяние не есть истинная милостыня. Это равняется тому, что одними и теми же руками одних будем раздевать, а других одевать. Такой милостыней гнушается и Бог, и закон, и совесть. Лучше, не имея своих средств, не оказывать милосердия, чем устраивать такое постыдное подобие милосердия.

Милостыня христианина должна быть сообразна с нашим состоянием, т. е. нашими средствами, нашими доходами. Большая или малая она будет – не важно, у Господа все милосердые, все отзывчивые к неимущим получают равную награду, так как не на количество подаваемого взирает Господь, а на наше расположение. Милостыня – это ключ, которым открывается дверь в царство небесное. Золотой это ключ, железный или деревянный – не важно; а то душеспасительно, лишь бы был у нас этот ключ, и нам было бы чем отпирать двери рая.

В следующий раз, если благоугодно Господу, продолжим нашу беседу о милосердии. Теперь же я приглашаю вас с умилением воздать хвалу Богу, с полным сознанием того, что, слава Богу, много добра и счастья в Божием мире. Грех нам, христианам, роптать на свою участь. Благ Господь, приемлющий наши скудные молитвы и приношения, и «милость Его, нашего Господа, возвеличилась до небес!» (Пс. 35:6). Аминь.

II

Облекитесь, как избранные Божии,

святые и возлюбленные, в милосердие.

(Кол. 3:12)

Какое значение имеет милостыня и какие ее плоды? Подаяние милостыни, прежде всего, приобретает нам любовь и благословение Божие. «Благотворящий бедному дает взаймы Господу», – учил премудрый Соломон (Притч. 19:17). Милостыня очищает наши грехи и снискивает нам помилование. Св. Златоуст в проповеди своим слушателям говорил: «Узнай, грешник, что милостыня – твоя защитница; милостыня может загладить грехи и избавит от Суда».

Милостыня, совершаемая по чувству и долгу христианского милосердия, не есть, как некоторым кажется, растрата нашего имущества, но служит доказательством его приумножения. Всякому известно: чем больше рассеивается семян, тем обильнее получается жатва, так же точно: чем щедрее раздается милостыня, тем более подающий ее пожнет и соберет плодов своего благотворения. Это сравнение мною не придумано, а взято из Слова Божия, из книги Притчей, где в XXII главе говорится: «[Человека, доброхотно дающего, любит Бог, и недостаток дел его восполнит.] Mилосердый будет благословляем» (Притч. 22:8, 9), и из Евангелия от Луки, где в VI главе читаем такие слова Господа: «давайте, и дастся вам: мерою доброю, утрясенною, нагнетенною и переполненною отсыплют вам в лоно ваше; ибо, какою мерою мерите, такою же отмерится и вам» (Лк. 6:38). Будем же сеять доброе, полезное, благотворное. Если сами на земле не дождемся, когда посеянное нами вырастет и расцветет, то увидим ниву своего милосердия там, на небесах, где нет ни нужды, ни вздохов, ни бедных, ни должников, ни заимодавцев, где люди живут вечно, как Ангелы Божии на небесах (см. Мф. 22:30).

Вообще милостыня утверждает наше благополучие в жизни. Пророк Давид называет счастливым человека, который помнит сердцем бедняка и убогого. «В день бедствия избавит его Господь. Господь сохранит его и сбережет ему жизнь; блажен будет он на земле. И... не предаст его в руки врагов его. Господь укрепит его на одре болезни его» (Пс. 40:2–4). Священники-духовники, которым Промыслом Божиим суждено видеть людей страждущих и лежащих на смертном одре, могут засвидетельствовать то, что люди милостивые бывают спокойны, покорны воле Божией, внимательны, дружелюбны, приготовлены к утешению, ожидающему христиан в вечности. Умилительно смотреть на них, сияющих любовью и миром. Но, увы, тяжко расстаются с жизнью люди жестокого, скупого нрава. Они верили, что все можно за деньги получить, можно даже подкупить смерть. Напоминание о вечности им досаждает и устрашает их. Борьба таких людей со смертью ужасна, расставание с миром полно отчаяния.

Нельзя, говоря о святости благотворения, скрыть причин, охлаждающих усердие многих христиан к подаянию милостыни. В последнее время появилось слишком много мнимых нищих. Нищенство обратилось в неблаговидное ремесло. Одаренные крепостью сил и вполне здоровые люди, вместо того, чтобы снискивать себе содержание честным трудом, занимаются писанием к разным лицам, умоляя тех о помощи, притворно называя себя бедными, увечными, покинутыми. Таким образом, они собирают милостыню, которую беззаботно расходуют на порочные утехи. Иные просят помощи по случаю пожара, когда на самом деле у них нечему было гореть; другие просят на погребение детей, матери, родных, когда у них никто не умирал. Все это невольно охлаждает усердие к делу благотворительности, затрудняя возможность отличить истинно нуждающихся от попрошаек. Однако, чтобы не ошибиться, лучше давать, по мере возможности, нежели – имея – отказывать. Христос Спаситель не делает различия между просящими. В Евангелии, подавая милостыню, не заповедано производить суд и следствие над просящим денег или хлеба.

Итак, не станем осуждать просящих! Не будем отвращать свое лицо от них. Ведь и сами мы у Господа просители, неимущие и немощные. Господи! Господи! «Не отвержи нас от Лица Твоего и Духа Твоего Святаго не отыми от нас!» (Пс. 50:13). Но обнови умы и сердца всех молящихся Тебе, дабы мы не прогневали Тебя алчностью, скупостью, и Ты за наше недостоинство не отвращал бы лица Своего от нас, но чтобы Дух Твой Святый вразумлял нас на всякую истину и милосердие. Аминь.


Источник: Небесный дар любви : Духовные поучения / Прот. Валентин Амфитеатров. – Москва : Издательство им. свт. Игнатия Ставропольского, 2003. — 271 с. (Печатается по изданию: Прот. Валентин Амфитеатров. Духовные поучения. М. 1911 г.)

Комментарии для сайта Cackle