архиепископ Варфоломей (Ремов)

Труд пред Господом

О святителе Филарете писалось очень много, и он надолго останется предметом многообразного изучения. И его личная жизнь, и его много образная церковно-общественная деятельность, и его служения слова – учено-богословское и проповедническое – давали и дают обильный материал для исследования.

На расстоянии пятидесяти лет от его блаженной кончины с благодарностью преклоняемся пред долгим подвигом его жизни и служения. Ведь, этот подвиг велик не только делами исключительными, выдающимися на самом его протяжении, но велик и тою постоянною, изо дня в день, работою, которой Филарет был отдан. Дела, иногда маленькие, иногда даже мелочные, а иногда и очень значительные, постепенно слагаясь, составили ту громаду труда, которую понес святитель и которой мы удивляемся в нем.

Тихое величие исполненной труда необъятного жизни митрополита Филарета берет свою силу в том, что труд его коренится в личном подвиге духовного горения Святителя и с ним сочетается, им сопровождается. Филарет – светильник, возжегшийся от тихого света Божественной Истины, ровным пламенем горящий и не оскудевающий полнотою елея духовного, уготованного тщанием целой жизни.

Он был светильник горящий и светящий! Да, подвижника 19-го века можно почтить этим Христовым словом (ср. Ин. 5:35) о подвижнике зари христианства. И тот и другой сочетали подвиг внутренний с общественным служением: Креститель Иоан – в пустыне Иудейской, Митрополит Филарет – в пустыне русских душ, в той пустыне, которою, по его словам, может быть назван целый мир и самая церковь. 1

Митрополит Филарет горел и светил, он жил подвигом устроения внутренней жизни, устремлением к Божественной Истине и Божественной Жизни. Этот подвиг свой Святитель не нес напоказ, но он и не таился, и не скрывался – он просто целомудренно ходил пред Богом и людьми достойно звания своего. Светильник стоял не под спудом, но на свещнице, горел пред всеми, всем излучал свои дарования. Филарет очень определенно утверждал, что, быв поставлен на общественное служение, человек не может искать уединения, хотя бы и ради подвига – не может отходить от своих общественных обязанностей даже и на короткое время. «Что сказать вам, пишет Святитель наместнику Лавры о. Антонию, об отделении дней на безмолвие? Желательно, чтобы не запустевал путь совершенного безмолвия, но имел ходящих по них и подвизающихся и ради нас обуреваемых море житейским. Только было бы удобнее, если бы безмолствовали не призванные к общественному деянию; а когда призванный к общественному деянию, оставив свое место заключится в безмолвие собственное, как стрещися будет общественное безмолвие?»2 Общественное служение, – по Филарету, путь спасения. Великого деятеля-просветителя Алтая (Арх. Макария Глухарева) он ободряет: «Спасайся, служа спасению других без соблазна и смущения».3 Общественное служение – долг, от которого нельзя отказываться, которого нельзя оставлять самому. Такое правило предлагает Филарет другим, такое же требование он предъявлял и к самому себе. Горькие обиды со стороны власть и влияние имущих4, сознание трудности по слабости сил справиться с обилием дел5, заставляли Святителя подумать о том, чтобы устраниться от дел. Но как? – «Кажется хорошо было бы, если бы меня отставили, а просить сего сомневаюсь, чтобы то не было бегство»6.

Да, слабому телесно Филарету, Господь дал поистине нечеловеческие силы, чтобы вынести на редкость огромную и разнообразную работу в течении очень долгой жизни. С именем Святителя Филарета Московского у нас соединяется представление о твердой воле, несокрушимой энергии, могучем уме. А ведь этот сильный, здоровый дух, обитал в теле слабом, постоянно отягченном болезнями.

В дружеских письмах к наместнику о. Антонию Филарет то и дело жалуется на различные недомогания свои 7, а с годами замечает, что слабеет 8. Однако и в последние годы жизни Филарет работал с немалым напряжением. «Многие в последнее время, сообщает Сушков, уговаривали св. труженика поберегать свои силы, меньше утомляться работой, щедрее разделять труды с викариями своими, но на все советы один ответ: – «Я тогда и здоров, когда работаю». Все же говорили ему, нужен отдых. «Я отдыхаю на разнообразии занятий».9 Разнообразие и обилие дел все же были очень затруднительны. Святитель зорко следил за вверенною ему церковью Московскою и подлинно управлял ею, входя внимательно и тщательно даже в мелочные дела по разнообразным отраслям жизни епархиальной. А кроме этого Филарет имел много дела. Ведь, он на деле был Митрополитом Всеросийским, «природным Патриархом» Русской церкви10. И святитель не успевает: дней по 24 часа не хватает ему.11 У молодого Филарета «дела истинно полны руки», «домашнего и чужого» 12, на закате дней своих восьмидесятилетний старец говорит об «узах дел».13 «Меня, печалуется он, как волны бьют люди дела и не в одну немощную телесную природу. Из Петербурга дают мне много дела: и потом иногда, как приметно, недовольны, не только делом моим, но и мною. Потому что некоторые люди своими пристрастными глазами смотреть заставляют и других. Желательно быть в единстве с добрыми людьми, и конечно горько, когда сего и с сими не оказывается».14

Это призвание относится к последним годам жизни Святителя (1860 г.), показывает сколь затруднительно было ему угодить на всех. Нужно удивляться умению Филарета вести сложный труд управления, тем более тяжелый, что дело приходилось иметь с живыми потребностями живых людей. И как он основательно разбирался, какую наблюдательность и знание жизни обнаруживал, как много прозревал, как метко умел находить ошибки, как верно указывал меры и средства, способы выйти из затруднений! Его резолюции по самым мелким трудам продуманы, взвешены, обоснованны. Все и всегда он старался знать, и был всегда в курсе дел. На спех дел он не решал никогда, всегда по тщательном рассмотрении.

«Смирим свой помысел» – пишет Святитель Арх. Гавриилу (Розанову) – «уменьшим доверие к себе, испытаем свое дело прежде, чем оно пойдет в народ. Советую сие Вам, как себе, и себе, как Вам»15. «Берегитесь самонадеяния» – пишет митрополит наместнику Лавры – «Берегитесь поступать по первым движениям собственной воли, рассуждайте о всяком деле со вниманием».16 Законы тщательный Святитель знал и в мелочах подмечал17: «Указание на закон ошибочно написано. Рекомендуется внимательность». «Рекомендовалась» и «советовалась» консистории и благочинным обстоятельность,18 А также возможная скорость и проворность19. Временами делая выговоры за неисправность и неверность против закона. Митрополит Филарет строго следил 20, чтобы дела велись «со всею бдительностью внимания и со всею законною точностию».21 Также, конечно, и в других отраслях церковной жизни. Одному ректору семинарии Святитель в письме советует: «Все как можно точно надлежит Вам установить по Уставу: тогда ни ветер сверху, ни вода снизу не поколеблют того, что Вы уставите»22. В письме к другу, наместнику Лавры, о. Антонию, Филарет объясняет откровенно и прямо, почему «призванным в служение общественное нельзя не пещись о порядке земных вещей» 23. «Рад бы я не учить вас приказному порядку, но если не буду, то вас и меня будет учить обер-прокурор… будем действовать, когда можно, просто, а когда необходимо, по принятым формам».24 «Не употреблять с худыми людьми законных формальностей из снисхождения значит подвергать себя затруднению»25.

К великому Филарету хотят относиться отрицательно за законническую точность, в скорлупу которого заключился великий дух его. Ясно заключился, потому, что вынужден был заключиться, он вынужден был следить, потому что и за ним следили. Но напрасно суровую оболочку, до некоторой (только!) степени характерной для Филарета, которою прикрыт в Николаевское время человек симпатиями своими живший в лучших сторонах дней Благословенного,26 принимает за сердцевину души Святителя. Филарет, ректор Академии, был строгим и благостным, требовательным и снисходительным, и это по отзыву Фотия, которого трудно было заподозрить в сочувствии Филарету, 27 таким и остался Филарет и во все дни жизни своей. Он хотел быть справедливым и человеколюбным.28

Строгости ради нее самой проявлять не желал, а признавал ее предохраняющее, воспитывающее значение. Филарету пришлось иметь дело в Московской епархии далеко не с одним благочестием народа и духовенства. В народе замечалось возбуждение религиозное, но больше не здоровое – с уклоном в сторону суеверия, раскола и сектантства, усердно работавших. «А навстречу им из среды монашества и духовенства, в особенности сельського, выступали не менее серьезные недуги, хотя и иного характера, как-то: грубость, нетрезвость, нерадение, небрежение по службе, вымогательства, взяточничество. Нужен был врач, и Филарет был таким «врачом опытным и добросовестным»). 29 В редких весьма случаях Филарет предпочитает строгость: это тогда, когда иное решение дела подало бы повод к соблазну. «Неблагообразную рану» Филарет не находил правильным «закрывать блестящим покровом».30 Неукоснительное внимание и строгость к виновным имели целью «должное предостережение»,31 Чтобы «не продолжались соблазны вредные и посрамительные для духовенства».32 «То правда, пишет Святитель, что ныне ищут обыкновенно больших очков, чтобы разглядеть сучец в оке служащаго церкви и обратить его в бревно. И это так известно, что пора учиться осторожности».33 Эти заботы о предохранении от соблазнов и о порядочности и воспитанности подчиненных делали из Филарета строгого и требовательного начальника. В личных отношениях сюда примешивалась еще и вспыльчивость его, которой многие более боялись, чем следует, даже слишком, чем еще сильнее приводили в гнев Митрополита, не терпевшего трусости и низкопоклонства.34 Но там, где не было поводов для проявления вспыльчивости, Филарет был благодушен и даже обаятелен. Письма и резолюции его производят умиряющее впечатление спокойной ровностью тона и скромной благожелательностью, склонной снисходить, прощать, доверять. «Вспыльчивый нередко, как знавал и я его и испытывал на себе, пишет профессор П.С. Казанский, он в деле всегда был мягче слов»35. Святитель находил, что «Начальнику надобно иметь твердый характер», …но с благодушием, и «не хорошо быть жестоким».36 Таким был сам Митрополит. «Муж меры…он всегда действовал умеренно»,37 не вдаваясь в крайности чрезмерной строгости и послабления. «Надобно терпеть немощи в надежде исправления, но надобно беречься, чтобы послабление слабым не обратилось в искушение некрепким, чтобы гнилой член не безобразил и не заражал тела».38 Но сердце Святителя хорошо запомнило, что «старец Серафим учил не бранить за порок, а только раскрывать его срам и последствие.39 Записав у себя это на календаре, чрез некоторое время Филарет снова записывает: «Миру тяжело, спешите все быть справедливыми, имейте Господа пред собою, с Ним легко, с Ним грехи не тяжки»40. И мерность Святителя с осторожностью снизходит, с бережностью милосердствует. Дело об одном провинившемся монахе затрудняло Филарета: ему грозило строгое наказание, «а между тем и строгости остеречься надо, да не преломится сокрушенная трость».41 Наложенное наказание Святитель готов смягчить и желает только знать о добром настроении наказанного.42 На желания «ревнителей обличений»,43 вроде А.Н. Муравьева, указывать достойное строгого воздействия, Святитель отвечал добродушным не исполнением таких желаний; «Андрей Николаевич смотрит оком ревности тогда, когда можно бы смотреть оком простоты».44 Когда «кто-то сетовал пред Митрополитом, что едва слышно дьякона», почти лишившегося голоса, Владыка в отвел молвил: «Если удалять от места за слабостью голоса, так меня надобно удалить».45

Митрополит Филарет умел выбрать себе добрых сотрудников и ценить их.46 Добрых и усердных работников на ниве Божьей Святитель поощряет, 47приближает их, советуется с ними,48 как пользуется советами и услугами профессоров Академии, которых называет «братией»49.

Не забывает Митрополит поощрить усердие консисторских чиновников, награждает щедро печника, предотвратившего падение потолка в одном из помещений Лавры50. Интересы приходов и духовенства Митрополит Филарет старался защищать и о них заботиться: например, он отказал 30 Егерскому полку в желании пользоваться лучшею приписною церковью Серпухова,51 отклонил предложение кн. С. М. Голицына, чтобы духовенство собирало на Человеколюбивое Общество потому, что «духовенство очень часто употребляется для благотворительных сборов»52. Прихожанам Святитель позволяет избрать кандидата на священническое место и, отклоняя одного, предоставляет поискать другого53; дельному и проявившему «довольный смысл» клирику дает хорошее место, спокойно отказывая в неосновательных просьбах54. Духовенство он старался возвысить и материально, и духовно. Он понимал, что бедность страшно принижает духовенство. Поэтому, заботясь об духовных школах, особенно об Академии, и повышая требования к их питомцам, кандидатам священства55, Митрополит Филарет старался об обеспечении духовенства56, а особенно его вдов и сирот 57, а также престарелых и потерявших способность к труду священно- и церковно-служителей.58 Он вообще радовался всяким проявлениям любви и милосердия 59. Чистый душою, «лжи он не знал и в людях редко видел её»60, и находил, что «надо беречься склонности к подозрению»61. Наученный опытом быть осторожным он остается при взгляде, что «надобно, как можно более верить хорошему, как можно менее – худому». Однако опыт показывает, что и взор осторожности нужен»62. Филарет осознавал свою ответственность за подчиненных, а потому зорко и бдительно следил за добрым порядком жизни, поддерживая колеблющегося, предостерегая искушаемого, предотвращая зло, или, по крайней мере, борясь с ним 63. Филарет, хотя и велик был, но по человечески ошибался. Средние натуры обыкновенно не умеют, или не имеют мужества сознаваться в своих ошибках, исповедать своей неправоты. Большие люди честной натуры в ошибках своих признаются и в этом – большое их достоинство. Митрополит Филарет желал, чтобы ему прямо и откровенно указывали его ошибки 64, и очень не желал, чтобы старались его не беспокоить, не тревожить65, чтобы не смели утруждать66. Он ждал указаний «к исправлению ошибок» от своих викариев67, от наместника Лавры68, от консистории69 и от всех, с кем ему приходилось соприкасаться в деятельности70. «Знать слово осуждения, находил Святитель, не бесполезно. Это – врачевство против гордости и наставление об осторожности».71 «Дело не о том, пишет он наместнику о. Антонию, чтобы уклонится от неприятностей, а о том, что в запутанных и темных обстоятельствах полезнее и безопаснее от нарушения долга».72 В Филарете «чувство долга, глубоко укрепленное, господствовало над всем, над порывами его духа, над его деятельностью».73 На всю свою деятельность Святитель смотрел, как на работу для Бога; на ней лежит печать живого религиозного отношения к своей жизни. Правда или неправда его решений – правда или неправда пред Богом. Поэтому Митрополит Филарет думал, что и за резолюции ему «надобно отвечать пред судом Христовым»74, а самую власть духовную понимал определенно, как власть молитвы, кротости и любви, снисходительности к немощам человеческим и, наконец, примера, труда на пользу подчиненных.75 Этот идеал Святитель Филарет осуществлял долгим – целожизненным подвигом молитвы и труда, лучезарно сияющим примером жизни.

Жизнь Филаретова, скажем словами Сушкова, – истинная эпопея; стройность и согласованность происшествий; постепенность развития духовных сил, последовательность самовоспитания, постоянство в труде; непоколебимость мудростью утвердившейся воли; непрестанное внимание к тайному голосу строгой совести; вера младенческая; любовь к Богу и ближнему беспредельная; надежда в помощи свыше смиренная; терпение – твердое утешительною покорностью воле Провидения; сила непрерывной молитвы, молитвы внутренней; во дни и в нощи, во сне и во бдении, в пути и на месте, в трудах и досуге, в беседе и в уединении; битва непримиримая с искушениями мира – и победа духа над плотью»76.

Внешне жизненный путь Филарета не сложен. Принадлежа Московской церкви по рождению и по происхождению, Филарет не принадлежал ей всего лишь 13 лет из 85 лет его жизни (1782–1867). Действо Василия Михайловича Дроздова – под родительским кровом – школа благочестия и благоговения. Затем годы учения в Коломенской Семинарии, обильно дополняемые дома самообразованием, блестяще закончившиеся в Троицкой семинарии. С 1803 года он осененный кроткою тенью Митрополита Платона, учитель родной Лаврской Семинарии, с 1806 года проповедник при Лавре, с 1808 – инок. Оторванный от родной почвы, но взлелеянный вниманием Митрополита Амвросия, Филарет процветает в Петербурге. С 1812 года ректор Академии, краса её и любимец образованного Петербургского общества, Филарет получает обильные знаки внимания Императора Александра I. Епископ с 1817 года, он в 1821 году, после краткого пребывания в Твери (с 1819 года) и в Ярославле (с 1820 года), несет служение предстоятеля церкви Московской (с 1826 года в сане Митрополита) до самой кончины своей (1867 года, Ноября 19).

Исполнилось 50 лет со дня смерти Митрополита Филарета. 18 и 19 ноября 1917 года наша Академия творила поминовение Святителя молитвенное – в Академическом храме и ученое – в торжественном собрании.77 Представители Академии выступали со своими речами и в торжественном заседании Московского Общества Любителей Духовного Просвещения, под председательством Его Святейшества, Святейшего Патриарха Тихона, 3 декабря 1917 года.

О Святителе Филарете можно повторить его же слово похвалы другому: «Награда служения» его «у Господа и да будет она многа и совершенна»78. Но наша обязанность вечно хранить память о Святителе и свидетельствовать её. Сила нравственной личности Митрополита Филарета ощущается и осознается всеми православными русскими людьми. Московская Духовная Академия, к которой Митрополит Филарет относился как к родной79, честь которой была ему дорога80, посвящает эти страницы с благодарностью и благоговением великой памяти великого Святителя.

И. Варфоломей

* * *

1

Письма к Антонию, ч. 3, стр. 6, 9, 92, 95, 104, 111, 123, 145, 153, 203, 208, 281, 282, 286, 334, 337, 339, 419, 427; ч. 4, стр. 41, 42, 43, 48, 60 – 63, 79, 109, 144, 148, 153, 166, 182, 183, 212, 219, 247, 352, 369, 378, 396, 397, 484, 525.

2

Письма к Антонию, ч. 3, стр. 112; ч. 4, стр. 112, 412, 421, 432, 468, 470.

3

Н.В. Сушков, «Записки о жизни и времени Святителя Филарета, Митрополита Московского» (Москва 1868), стр. 282.

4

Выражение Муравьева. Письма к А.Н. Муравьеву (Киев 1869), стр. 489.

5

Письма к Антонию, ч. 4, стр. 128.

6

Письма к родным, стр. 186,

7

Письма к Антонию, ч. 4., стр. 397, 470; ср. ч. 1, стр. 189 (здесь такое же признание в 1835 году).

8

Письма к Антонию, ч. 4, стр. 213.

9

Письма к Антонию, ч. 3, стр. 6, 9, 92, 95, 104, 111, 123, 145, 153, 203, 208, 281, 282, 286, 334, 337, 339, 419, 427; ч. 4, стр. 41, 42, 43, 48, 60– 63, 79, 109, 144, 148, 153, 166, 182, 183, 212, 219, 247, 352, 369, 378, 396, 397, 484, 525.

10

Письма к Антонию, ч. 3, стр. 112; ч. 4, стр. 112, 412, 421, 432, 468, 470

11

Н.В. Сушков, «Записки о жизни и времени Святителя Филарета, Митрополита Московского» (Москва 1868), стр. 282.

12

Выражение Муравьева. Письма к А.Н. Муравьеву (Киев 1869), стр. 489.

13

Письма к Антонию, ч. 4, стр. 128.

14

Письма к Антонию, ч. 4, стр. 213.

15

Письма к высочайшим особам и разным лицам, т. 1, стр.68.

16

Письма к наместнику Лавры архим. Афанасию, стр. 126.

17

Полное собрание резолюций (Москва 1903), т. 1, стр. 240, ср., как пример звания закона, стр. 250.

18

Полное собрание резолюций, т.1, стр. 80, и примеч. 2.

19

Полное собрание резолюций, т. 1, стр. 9, 111, 428

20

Полное собрание резолюций, т. 1, стр. 257, 259.

21

Полное собрание резолюций, т. 1, стр. 569; ср. т. 2, стр. 42.

22

Письма Гавриилу (Короткову), Архиепископу Рязанскому, стр. 2.

23

Письма к Антонию, ч. 1., стр. 132.

24

Письма к Антонию, ч. 1., стр. 142

25

Письма к Антонию, ч. 1. , стр. 207.

26

Слова и речи, т.2 ,стр. 401; т. 3, стр. 1–8; ср. письма Филарета, особенно к родным.

27

Корсунский. Петербургский период деятельности Филарета. Вера и Разум, 1885, т. 1, ч. 2 (отд. церк.), стр. 142–143; 767,

28

Полное собрание резолюций, т. 1, стр. 104.

29

Н.А. Заозерский. Митрополит Филарет, как администратор и судия в Московской епархии. Статья в Сборнике, изданном в Обществе Любителей Духовного Просвещения по случаю празднования столетия юбилея со дня рождения (1782–1882) Филарета Митрополита Московского (М. 1863), т. 2, стр. 72–73.

30

Письма к Антонию, ч. 2, стр. 337 ( это – из письма ректору академии).

31

Письма к Антонию, ч. 2, стр. 316.

32

Полное собрание резолюций ,т. 1, стр. 11; стр. 20, 31, 75, 229, 301;письма к Антонию, ч. 2, стр. 75, 317.

33

Письма к Антонию, ч. 1., стр. 272.

34

Два ярких примера такой вспыльчивости Митрополита Филарета приведены в ярких и искренних, но ненамеренно пристрастных записках Еп. Никодима о Филарете, Митрополите Московском, моя память. Чтения в Ими. Обществе Истории и древностей Российских.

35

Письмо П.С. Казанского А. Н. Бехметовой. В сборнике «У Троицы в Академии» (М. 1914, стр. 558.

36

Еп. Никодим. О Филарете, Митрополите Московском, моя память. Стр. 33; Письма к Арх. Гавриилу, стр. 27; письма к Антонию, ч.3, стр. 450, 451; Письма к разным лицам, т.2, стр.313.

37

То же письмо П. С. Казапского. «У Троицы в Академии», стр. 558.

38

Письма к Антонию, ч. 1., стр. 182.

39

Записи Митрополита Филарета на календаре; сообщил п. Каптерев. Русский архив, 1914, №11, стр. 299 то же в письмах к Антонию, ч. 2, стр. 405.

40

Записи на календаре, Р. Архив, 1914, №11, стр. 303.

41

Письма к Антонию, ч.3, стр.191; для характеристики бережности отношения к больным местам жизни и всей церкви Московской и отдельных пасомых см. письма к Афанасию, стр. 53, 45,46; письма к Антонию, ч. 4.стр. 347; у Сушкова Записки, стр. 1–11.

42

Полное собрание резолюций, т. 1, стр.35, 107–108, 168, 198, 199, 216, 438, 439, 541, 557.

43

Письма к Антонию, ч. 3 ,стр.215.

44

Письма к Антонию, ч. 2., стр.321.

45

Сушков. Записки, стр. 282.

46

Например, викария – преосв. Порфирия он ценит за знания порядка дел, прилежание и внимательность, а также за добродушную простоту обращения; ректора семинарии – арх. Игнатия, как правильного и спокойного администратора. О первом – Собр. мнений и отзывов, т. дополн. (СПБ. 1887), стр. 506; о втором – Письма к выс. Особам и др. лицам, т. 2, стр. 93; Собр.мн. и отз., т. 4, стр. 574.

47

Полное собрание резолюций. Т. 1, стр. 109.

48

Цит. Статья Заозерского в Юбил. Сб. О, Л, Д, П,, т. 2, стр.69.

49

У Заозерксого, Юб. Сб., т. 2, стр 70; ср. письма.

50

Полное собрание резолюций, т. 2, стр. 11; т. 1, стр. 174.

51

Полное собрание резолюций, т. 1, стр. 204–205.

52

Полное собрание резолюций, т. 1, стр. 226–227.

53

Полное собрание резолюций, т. 1, стр. 30–31.

54

Полное собрание резолюций, т.1, стр. 3–7; стр. 130–131; т. 2, стр. 213.

55

Полное собрание резолюций, т. 1, стр. 297.

56

Полное собрание резолюций, т. 1, стр. 18, 32, 80.

57

Полное собрание резолюций, т. 1, стр. 3, 21, 31–34, 66, 117, 197, 404; т. 2, стр. 43.

58

Полное собрание резолюций, т.1, стр. 190, 488.

59

Полное собрание резолюций, т.1, стр. 330.

60

Письмо П. С. Казанского. «У Троицы в Академии», стр. 558.

61

Письмо Филарета, хранящееся в собрании автографов Имц. Публ. Библ. (СПБ, 1891), стр. 60.

62

Письма к Антонию, ч. 3, стр. 126. Осторожность Митрополита Филарета была постоянною спутницею его дел, всей его деятельности; по его убеждению, нужно всегда беречься с мирною и терпеливою осторожностью. Письма к Игумении Сергии (Тв. 1890), стр. 27; письма к Арх. Гавриилу, стр. 8; письма к Арх. Алексию, стр. 273, 277; Полное Собрание резолюций, т. 1. Стр. 272, 131.

63

Письма к Антонию, ч. 2., стр. 183–185, 483.

64

Письма к Антонию, ч. 3, стр.242.

65

Письма к наместнику Лавры, архим. Афанасию, стр. 42.

66

Еп. Никодим. Моя память, стр. 54.

67

Письма к Иннокентию, Еп. Дмитровскому. Прибавление к Творениям Св. Отцев, ч. 24, стр. 444.

68

Письма к Антонию, ч. 1, стр. 9, 93; ч. 2, стр. 18, 416 – 417 , 441, 463– 465, 482, 485; ч. 3, стр. 3, 33, 41, 343; ч. 4, стр. 426.

69

Письма к Еп. Иннокентию. Приб. к Тв. Св. Отцев, ч. 39, стр. 349–350.

70

Сушков, приложения, стр. 115; письма к высоч. Особам и раз. др. лицам, т. 1, стр. 30 – письмо к Арх. Гавриилу (Розанову).

71

Письма к Антонию, ч. 2, стр. 412.

72

Письма к Антонию, ч. 2, стр. 20.

73

Письма П. С.Казанского. «У Троицы в Академии» стр. 558.

74

Письма к Афанасию, стр. 117.

75

У Сушкова, стр. 154; слова и речи, т. 5, стр. 577.

76

Сушков. Записки, стр. 292.

77

Богословский Вестник за 1917 г., т. 2, стр. 435

78

Письма к Антонию, ч. 2, стр. 487.

79

У Еп. Никодима Моя память, стр. 67 и 66.

80

Письма к Арх. Алексию, стр. 10, 28.


Источник: Варфоломей [Ремов], иером. Памяти великого святителя. I. Труд пред Господом // Богословский вестник. 1918. Т. 1. № 1-2 С. 5 -16.

Комментарии для сайта Cackle