святитель Василий Великий

Грех

Поскольку иные грехи бывают непроизвольны, а в ином случае грешим с лукавым намерением, то и определение Правосудного об этих грехах не одинаково. Ибо положим, что подвергается суду блуд и что на суде две блудницы; но одна, будучи продана содержателю развратного дома, по нужде бывает во грехе, доставляя собой прибыль лукавому господину, а другая по сластолюбию добровольно предает себя греху. Поэтому в одном случае находит себе извинение грех непроизвольный, а в другом осуждается грех худого произволения. Опять, иной согрешил, будучи сначала воспитан худо, потому что и на свет произведен родителями неправедными, и рос, слыша и видя речи и поступки беззаконные; а у другого было многое, что призывало его к добродетели – честное воспитание, советы родителей, взыскательность учителей, слышание словес Божиих, образ жизни упорядоченный и все прочее, чем душа руководится к добродетели, но и он впоследствии поползнулся в подобный грех; таковой не по справедливости ли будет признан достойным тягчайшего наказания? Один будет осужден вследствие спасительных побуждений, всеянных в умы наши, и именно за то, что не воспользовался ими здраво; а другой, сверх того, и за то, что сделал напрасными все данные ему пособия и по невнимательности увлекся в порочную жизнь (1).

* * *

Блажен муж, иже… на седалищи губителей не седе (Пс. 1:1)39. О тех ли говорит седалищах, на которых покоим тела свои? И какое отношение дерева ко греху, так что седалища, которое было прежде занято грешником, мне должно избегать, как чего-то вредного? Или надо думать, что под седалищем разумеется неподвижное и постоянное коснение в одобрении греха? Этого должно остерегаться нам, потому что ревностное коснение во грехе производит в душах некоторый неисправимый навык. Ибо застаревшая душевная страсть или временем утвержденное помышление о грехе с трудом врачуются или делаются и совершенно неисцелимыми, когда навыки, как всего чаще случается, переходят в природу. Поэтому должно желать, чтобы нам даже и не прикасаться ко злу. А другой путь – тотчас по искушении бежать его, как удара, наносимого стрелком, по написанному у Соломона о злой жене: но ты отскочи, не медли на месте, не останавливай взгляда твоего на ней (Притч. 9:18). И теперь знаю таких, которые в юности поползнулись в плотские страсти и до самой седины по привычке к злу пребывают во грехах. Как свиньи, валяясь в тине, непрестанно более и более облипают грязью, так и эти люди через сластолюбие с каждым днем покрывают себя новым позором. Итак, блаженное дело – и не помышлять о зле. Если же, уловленный врагом, принял ты в душу советы нечестия, не стой во грехе. А если и тому подвергся, не утверждайся во зле. Поэтому не сиди на седалище губителей. Если ты понял, какое седалище разумеет Писание, а именно называет так продолжительное пребывание во зле, то исследуй, кого именует оно губителями. О моровой язве люди сведущие в этом говорят, что она, если прикоснется к одному человеку или скоту, через сообщение распространяется на всех приближающихся. Таково свойство этой болезни, что все друг от друга наполняются той же немощью. Таковы и делатели беззакония, ибо, передавая друг другу болезнь, все вместе страждут недугом и вместе погибают. Не случалось ли тебе видеть, как блудники сидят на торжищах, осмеивают целомудренных, рассказывают свои срамные деда, свои занятия, достойные тьмы, и перечисляют случаи своего бесчестия, как подвиги или другие какие-то доблести? Это губители, которые стараются собственный свой порок передать всем и усиливаются сделать многих себе подобными, чтобы избежать поношения, когда пороки будут общими. Огонь, коснувшись удобосгораемого вещества, не может не обхватить всего этого вещества, особенно если подует сильный ветер, который переносит пламя с одного места на другое. Так и грех: прикоснувшись к одному человеку, не может не перейти ко всем приближающимся, когда раздувают его лукавые духи. Так дух блуда не ограничивается тем, чтобы подвергнуть бесчестию одного, но тотчас присоединяются товарищи: пиры, пьянство, срамные повести и непотребная женщина, которая вместе пьет, одному улыбается, другого соблазняет и всех распаляет к тому же греху. Ужели мала эта зараза, маловажно такое распространение зла? А подражающий лихоимцу или человеку, который другим каким-нибудь пороком достиг значительной власти в обществе, стал правителем народов или военачальником и потом предался самым постыдным страстям, – ужели подражающий ему не приемлет в душу свою пагубы, обратив в свою собственность порок того, кому подражает? Блистательное положение в свете показывает вместе с собой и жизнь людей, поставленных на виду. Воины всего чаще подражают военачальникам, живущие в городах берут для себя примеры с начальствующих; и вообще, когда многие почтут достойным подражания порок одного человека, тогда справедливо и прилично будет сказать, что от него распространяется в жизни какая-то пагуба душ. Ибо грех в лице именитом многих поползновенных привлекает подражать тому же.

И поскольку один от другого заимствуют повреждение, то о таковых людях говорится, что они губят души. Итак, не сиди на седалище губителей, не участвуй в собрании людей, повреждающих нравственность и пагубных, не оставайся в обществе советников на зло! (2)

* * *

Kорень греха – смерть (4).

* * *

Невольно вовлекаемый в грех должен знать о себе, что им обладает другой, предшествовавший грех, которому он добровольно служит и которым уже вводится и в те грехи, в какие бы не хотел впасть (4).

* * *

Грех никогда не существует (сам по себе) и не мыслится как особая сущность. Но через оскудение добра получая существование более в делающих грех, нежели в том, что сделано худо, неправедными делами образуется в духовную тьму, которая, впрочем, рассеивается светом правды, потому что свет во тьме светит (Ин. 1:5) и продолжается только до конца самих неправд. Ибо с прекращением лукавых дел и существование греха вместе уничтожается (5).

* * *

Всякий грех должен быть открываем настоятелю или самим согрешившим, или узнавшими о грехе, когда сами они не могут уврачевать его по заповеди Господней (Мф. 18:15). Ибо грех умолчанный есть гнойный вред в душе. Как благодетелем называем не того, кто задерживает в теле вредоносное, а напротив, кто болезненными средствами и надрезываниями вызывает это наружу, или посредством рвоты исторгает вредившее, или вообще через обнаружение болезни делает и способ излечения известным: так, очевидно, скрывать грех значит готовить больному смерть. Ибо сказано: жало смерти – грех (1Кор. 15:56); лучше открытое обличение, нежели скрытая любовь (Притч. 27:5). Поэтому не скрывай грехов один другого, чтобы из братолюбца не сделаться братоубийцей. Не скрывай и у себя самого (5).

* * *

Обнаружение грехов подлежит тому же закону, какому и объявление телесных немощей. Поэтому как телесные немощи люди открывают не всем и не первому встретившемуся, а только искусным в уврачевании, так и обнаружение грехов должно быть перед способными уврачевать их (5).

* * *

Как должно вести себя с теми, которые важных грехов избегают, а малые делают небоязненно?

Прежде всего надо знать, что в Новом Завете нельзя видеть такого различия. Ибо на все грехи простирается один приговор Господа, Который сказал: всякий, делающий грех, есть раб греха (Ин. 8:34); и еще: слово, которое Я говорил, оно будет судить его в последний день (Ин. 12:48). И Иоанн вопиет: не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем (Ин. 3:36), и причина угрозы за неверие не различие грехов, но преслушание. Вообще же, если позволяем себе говорит: грех «малый» и «великий», то можно признать бесспорным, что для каждого велико владеющее им и мало, чем он владеет; как у борцов – победивший крепче, а побежденный слабее одержавшего верх, кто бы он ни был. Поэтому в рассуждении всякого, согрешающего каким бы то ни было грехом, должно соблюдать суд Господа, Который сказал: Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мытарь (Мф. 18:15–17). В рассуждении же всех таковых да соблюдается сказанное апостолом: почему вы возгордились, вместо того, чтобы лучше плакать, дабы изъят был из среды вас сделавший такое дело (1Кор. 5:2)? Ибо при отсечении надобно оказывать долготерпение и сердоболие (5).

* * *

Как надо обращаться от грехов?

Возревновав о расположении Давида, который, во-первых, говорит: беззаконие мое сознал и греха моего я не скрыл, сказал: «исповедуюсь Господу в беззаконии моем» (Пс. 31:5); а потом разнообразно объясняет способ к тому в шестом и в других псалмах; у апостола же поучаясь тому, что засвидетельствовал он Коринфянам чужом грехе, сказав: печаль ради Бога производит неизменное покаяние ко спасению, и, присовокупив свойство печали: вы опечалились ради Бога, смотрите, какое произвело в вас усердие, какие извинения, какое негодование на виновного, какой страх, какое желание, какую ревность, какое взыскание! По всему вы показали себя чистыми в этом деле (2Кор. 7:10, 11). Почему явствует из этого, что надо не только удаляться от греха и скорбеть о согрешающих, но уклоняться и от самих грешников. И это ясно выразил Давид, сказав: отступите от меня все, совершающие беззаконие (Пс. 6:9); апостол же заповедал с таким даже и не есть вместе (1Кор. 5:11) (5).

* * *

39

В переводе П. Юнгерова: блажен муж, который… в обществе губителей не сидел.


Источник: Симфония по творениям святителя Василия Великого. - М. : ДАРЪ, 2008. - 512 с. ISBN 978-5-485-00227-5

Комментарии для сайта Cackle