епископ Виссарион (Нечаев)

Милосердие к ближним

Слово в 17-ю годовщину Братства святителя Николая11.

Облецытеся, якоже избраннии Божии, святи и возлюбленнии, во утробы щедрот. (Кол. 3:12).

Братство святителя Николая, учреждённое для вспоможения бедному духовенству в содержании его детей во время воспитания их в духовно-учебных заведениях, сегодня празднует семнадцатую годовщину своего существования. Служение ближним в их нуждах – телесных и духовных; разного рода благотворительность, есть долг, который, в пределах возможности, должен быть исполняем каждым христианином, наипаче же людьми, добровольно принявшими на себя участие в сем служении в качестве членов благотворительных обществ. – Бывает иногда, что люди, соединившиеся для служения какому-нибудь доброму делу, сначала горячо принимаются за него, a потом ослабевают в усердии к нему, даже совсем устраняются от участия в нём, новые же деятели не являются взамен их, – и благотворительное общество расстраивается и иногда совсем прекращает своё существование за недостатком членов и средств. Ни того, ни другого, благодарение Господу, до сих пор не случилось с благотворительным Братством, приютившимся под сенью здешнего храма; но за будущее нельзя ручаться. Во всяком случае ревность к делам благотворения мы должны возбуждать и поддерживать в себе напоминаниями о их обязательности и спасительности. К числу сих напоминаний относится избранное нами на сей раз для размышления сильное слово апостола из послания к Колосским христианам: «Облецытеся, якоже избраннии Божии, святи и возлюбленнии, во утробы щедрот».

Облецытеся во утробы щедрот. Под щедротами, к которым располагает христиан апостол, разумеется милосердие к ближним, или сострадательное участие к ним в их жалком положении, в их нуждах душевных и телесных. Те и другие нужды весьма разнообразны и сочувствие к ним должно быть выражаемо деятельным образом. Начнём с первых. Вот ближний твой недугует невежеством в деле веры, не понимает важности христианского звания, предан грубому суеверию. Ты же, напротив, богат духовным ведением, основательно и всесторонне усвоил христианское вероучение. Поделись же твоим богатством с духовно-неведущим, наставь его, изведи из мрака суеверий, чтобы не напрасно носил он звание христианина и притом православного, чтобы, именуясь христианином, он не казался похожим по невежеству и суеверию на язычника. – Ближний твой недалёк от опасности попасть в сети лжеучителей, которых так много в наше время, или уже запутался в этих пагубных сетях. Не смотри равнодушно на его жалкое положение, поспеши образумить его, раскрыть ему глаза на бездну погибели, готовую поглотить его, если он по легкомыслию уклонится, или уже уклонился от пути истины, если удалится или уже удалился от святой церкви, которая есть столп и утверждение истины, – поспеши сласти его. – Ближний твой предан неутешной скорби и малодушию по случаю болезни, смерти дорогих ему людей, житейских неудач, бед и напастей. Он, может быть, ропщет на Бога и готов впасть в отчаянье, в этот грех Каина и Иуды. Прими в нём участие, войди в его положение, дай ему понять, что ты сочувствуешь ему, раздели его скорбь. Скорбь тяжела, когда не с кем разделить её, не перед кем высказать и выплакать своё горе. Скорбь, разделённая посредством беседы, молитвы, чтения, даже одного безмолвного вздоха сочувствия, теряет свою остроту, – и плачущий вместе с плачущими есть великий благодетель их. – Ближнему твоему грозит искушение быть вовлечённым в общество людей нечестивых и порочных, или уже он вовлечён в это общество, прикоснулся к смоле и очернился. Поспеши и к нему на помощь, как поспешил бы к утопающему. Всеми зависящими от тебя мерами, какие внушит тебе искреннее участие к нему, постарайся отвлечь его от пагубного для него знакомства и укажи ему в соответствующих его положению и способностям занятиях средство избавиться от скуки. – Ближней твой при встрече с затруднительными обстоятельствами теряет голову, не знает, как поступить, на что решиться. Подай ему добрый совет и тем предупреди его неблагоразумный шаг, жестокую ошибку, в которой он потом стал бы горько раскаиваться, когда убедился бы, что сделанная ошибка непоправима. – Вообще во всех случаях, требующих духовной помощи ближнему, не уклоняйся от неё отговорками, в роде следующей: «это не моё дело, каждому до себя, – куда мне спасать других, хоть самому бы спастись как-нибудь». Грешно так говорить: христианин должен помнить заповедь любить ближнего, как самого себя, должен знать, что «обративший грешника от ложного пути его, спасёт душу (свою) от смерти (от вечной погибели) и покроет множество (своих) грехов» (Иак. 5:20). Не говори: «неприлично навязываться с духовною помощью, когда её от меня не требуют, предлагать услуги, которых не просят». Нехристианское рассуждение! Христианская любовь отличается предупредительностью. При виде угрожаемого погибелью грешника она не дожидается от него вызова на помощь, справедливо опасаясь, что если будешь ждать его, то пожалуй и не дождёшься, и время к спасению погибающей души будет безвозвратно потеряно. Христианская любовь поступает с нуждающимися в духовной помощи, как поступает Господь с грешниками. Обретохся, говорит Он, не ищущим мене, явлен бых не вопрошающим о мне (Ис. 65:1). – Не говори: «не моё дело входить в духовные нужды ближнего, следить за душевным его состоянием, вразумлять и утешать его, – на то есть пастыри церковные, духовные отцы». – Пастырям за всеми и за всем не уследить, – ты ближе к человеку, имеющему нужду в духовной помощи; грешно было бы тебе отказываться от неё под тем предлогом, что ты не духовное лицо. Оттого-то и гибнут нравственно люди, что не встречают нашего участия к себе. Оттого-то самые заботы о спасении их со стороны пастырей духовных оказываются бесплодными, что не поддерживаются прочими членами христианского общества. Оттого-то широкою рекою по лицу земли разливается неверие, нечестие, разврат, хищничество, что зрители этого зла, за немногими исключениями, не почитают себя обязанными противодействовать ему силою нравственного влияния. Оттого-то с беспримерною дерзостью распространяются среди нас, особенно среди молодёжи, противообщественные учения, что распространители их не видят дружного, единодушного отпора со стороны людей благомыслящих. Оттого-то безнравственные люди не стыдятся делать зло, что некого стыдиться, – все равнодушно смотрят на них, как будто, так и должно быть. – На ряду с духовными нуждами требуют вашего сострадательного участия телесные нужды ближних. Этих нужд очень много: много на свете алчущих, нагих, бесприютных, больных, беспомощных старцев, вдов и сирот. Ко всем таковым должна прийти на помощь благотворительность частная и общественная. Уклоняться от той и другой грешно, особенно людям, располагающим не скудными, даже обильными средствами жизни. Господь для того наделяет избытком одних, чтобы они делились с другими. Провидением Божиим для того допущено неравномерное распределение земных благ, чтобы одолжениями со стороны одних и благодарностью за них других скрепить братский союз между людьми. Если бы все понимали это намерение Божие и согласно с ним богатые не скупы были к бедным, зрелище вопиющей бедности и нищеты реже поражало бы наши взоры, и врагам общества было бы меньше поводов восставать против неравномерного владения собственностью, вооружать бедных против богатых, и колебать основы общежития.

Убеждая христиан к щедротам, то есть к милосердию, апостол не сказал: облецытеся в щедроты, но – в утробы щедрот. Это весьма знаменательно. Милосердие к людям вообще, которое заповедует апостол, он сравнивает с жалостливостью матери к плоду утробы, или чрева своего. «Утроба моя болит, зрящи твое распятие, Сыне мой. Утробою уязвляюся и лютое оружие сердце мое проходит», – взывает Богоматерь, стоя у креста Сына своего и Бога. В образном смысле это выражение материнской жалости прилагается к самому Богу, когда исповедуется Его благоутробное милосердие (Лк. 1:78). Это значит, что Бог также любит и жалеет людей, как мать своих детей. С подобною, свойственною матерям, любовью и жалостью и каждый из нас должен относиться к бедствующим и страждущим. Их бедствия и страдания мы должны принимать к сердцу также горячо, как в сердце матери отзывается болезнь или другое какое бедствие её детей. Мы должны ставить себя в такое отношение к жалкому положению, по душе и по телу, наших ближних, как бы мы сами были в этом положении, как бы сами переживали те муки и страдания, какие терпят они. И это потому, что ближние наши в духовном отношении суть как бы кровные наши, члены одного и того же духовного тела, т. е. Церкви Христовой. Посему аще страждет един уд, с ним страждут вси уды (1Кор. 12:26). Боль одного члена отзывается во всех не только близких к нему, но отдалённых от него членов одного и того же телесного состава.

Требование столь великого сострадания к ближним – конечно не по вкусу людей мира, особенно нашего своекорыстного века, и, по-видимому, неудобоисполнимо. Но предъявляя это требование, апостол поощряет к исполнению его указанием на сильное и трогательное побуждение к сему. Это побуждение заключается в том, что мы, призываемые к милосердию, сами сподобились величайших милостей Господа. Облецытеся, говорит апостол, во утробы щедрот, якоже избраннии Божии, святи и возлюбленнии. – «Избраннии»: как возвышенно положение христианина, созданное любовью к нему Божиею! Он избранник Божий. Достоинство избранника Божия принадлежит вообще человеку, независимо от его христианского звания. Он по самому сотворению превознесён над всеми земными тварями, почтён образом и подобием Божиим, и в этом отношении умалён не многим пред ангелами, поставлен господином над всеми земными тварями и даже после грехопадения удержал это господство. Но несравненно выше достоинство человека-христианина. Не по твоим заслугам, а единственно по милости к тебе, падшему созданию, божественная Любовь соделала тебя избранным своим чадом, – сподобила тебя принадлежать к «роду избранному, царству священников, народу святому, к людям взятым в удел Божий» (1Пет. 2:9), каким был древний Израиль. Для твоего спасения, сам единородный Сын Бога Отца пришёл на землю, и здесь, как Пастырь добрый, взыскал тебя заблудшую овцу, поднял на свои рамена и принёс к Отцу; как милосердый самарянин, преклонился к тебе, лежащему на дороге, израненному и ограбленному разбойниками (страстями и демонами), возлил на твои раны вино и елей, т. е. очистил тебя своею Кровию, водворил тебя в гостинице, святой своей Церкви, и здесь окружил тебя обильными благодатными средствами освящения, пользуясь которыми ты стал святым, освящённым. Но ты ведёшь себя не как свойственно святым, ты оскверняешь себя грехами и оскорбляешь ими твоего Господа. Но Он милосердый не по грехам твоим поступает с тобою и не по беззакониям воздаёт тебе. О продолжает миловать тебя, долготерпеть тебя, как отец сына, дарует тебе прощение грехов и очищает от них в Таинстве Покаяния. Ты поистине возлюбленный Божий сын. Но «если Бог так возлюбил нас, то и мы должны, по слову апостола любви, любить друг друга» (1Ин. 4:11). Без любви к ближнему не может быть истинная любовь к Богу. «Аще кто речет, яко любит Бога, а брата своего ненавидит, ложь есть; ибо не любяй брата своего, егоже виде, Бога, егоже не виде, как может любити» (Ин. 4:20). – Итак вот в чём заключается побуждение к благоутробному милосердию к ближним, которое вкушает св. ап. Павел: в любви и милосердии к нам самим Господа. Какое сильное и трогательное побуждение.

В словах апостола: облецытеся во утробы щедрот, весьма наконец знаменательно выражение: облецытеся. Это означает, что заповедуемое апостолом сострадание к ближним должно составлять для нас такую же потребность, как подребна одежда. Без одежды не живут даже дикари, – и они препоясывают чресла свои куском кожи или ткани. Одежда необходима для избежания стыда, свойственного обнажённым, и для защиты от стужи, производящей дрожание в неприкрытом тёплою одеждой теле. Соответственное сему значение имеет милосердие к ближним. Как одежда согревает тело, так милосердие вносит в душу теплоту, изгоняя из ней холод самолюбия, и согретая милосердием душа ощущает умиление, сопровождающееся слезами, которые под действием его свободно текут из очей, как вода из разогретого солнцем снега или льда. – Наступит некогда страшный суд, на котором все наши греховные деяния, желания, чувствования, намерения обнажатся пред лицом всего мира, Ангелов и человеков. Невыносимый срам и стыд покроет тогда грешника в присутствии бесчисленных зрителей его нравственных безобразий, которые в этой жизни он может быть умел скрывать под благовидными личинами. Трепетом и ужасом исполнится он пред лицем неумытного Судии и Бога, которого он так бесстрашно оскорблял в этой Жизни. Что же спасёт нас от этого стыда пред всем миром, от этого страха и трепета пред страшным судилищем Христовым? Одно раскаяние во грехах, заблаговременно, в этой жизни, приносимое и особенно дела милосердия к ближним. Милосердие – вот та одежда, которая спасёт нас тогда от стыда пред ангелами и человеками, как вещественная одежда ограждает нашу стыдливость. Она же, эта одежда, укроет нас от гнева Судии, избавит нас от трепета пред взором Его, как вещественная одежда избавляет нас от дрожания прикрытых ею во время стужи. С дерзновением и радостью встретят Судию и Бога, чтобы услышать от Него суд милости, те, которые сами были милостивы и сострадательны к ближним.

Итак, облецытеся, братия, в утробы щедрот, – в одежду милосердия, если желаете, чтобы и вам Христос оказал милосердие на страшном суде. Зрелище жалкого духовного и физического положения ближних да возбуждает в душах ваших сострадание и готовность оказать им деятельную помощь. Не лишайте вашего сострадательного участия и тех, для помощи которым существует при здешнем храме Братство святителя Николая. Участие к бедному духовенству в его нуждах, особенно в такой вопиющей нужде, как воспитание его детей, да не подавляется жестокими порицаниями против духовенства со стороны многочисленных недоброжелателей его. Пусть отчасти заслуживают этих порицаний наличные служители церкви; но на смену им явятся дети их, которые, быть может, будут проходить служение церкви более достойным образом. В числе таких достойных могут оказаться и дети духовенства, призреваемые Братством. Если не ради отцов, то ради детей, в виду ожидаемой от них пользы для церкви, и ради самой церкви, да отверзнутся утробы щедрот на благое дело.

* * *

11

Сказано в Моск. Николоявленской церкви 17-го октября 1882 года.


Источник: Виссарион (Нечаев), еп. Духовная пища. Сб. для религиозного чтения. М. 1891

Комментарии для сайта Cackle