епископ Виссарион (Нечаев)

Ламех

Кому уподобилася еси, многогрешная душе, токмо первому Каину и Ламеху оному, каменовавшая тело злодействы и убившая ум безсловесными стремленми?

Каков родоначальник, таковы и потомки. Каин был убийца – и Ламех, один из потомков его, опозорил себя убийством (Быт.4:23). Подражание детей родителям, потомков предкам – явление обыкновенное, хотя не исключительное. Недаром говорит присловье: «Яблоко от яблони недалеко падает». Нечестие, как и благочестие, передается как бы в наследство от родителей детям. Эта несчастная наследственность объясняется влиянием примера, часто с неотразимой силой действующего на детей, хотя нельзя отрицать некоторого участия здесь природного предрасположения, передаваемого детям с кровью родителей, – ибо и сам первородный грех путем природного предрасположения распространяется в потомстве Адамовом. Пусть примут это к сведению родители: нечестивые родители должны отвечать пред Богом не только за себя, но и за своих детей и дальнейших потомков, если передадут им в наследство свое нечестие.

Убийце Ламеху уподобляется каждая душа, злыми делами (злодействы), словно тяжелыми камнями, поражающая насмерть свое тело. Грехи убийственны для самого тела, для его здоровья: пьянство оканчивается часто параличом и смертью без покаяния, любострастие истощает физические силы и юношу превращает в старика, корыстолюбие и честолюбие отнимает сон и аппетит, зависть сушит и так далее. Но прискорбнее же все то, что уподобляющаяся Ламеху душа убивает ум бессловесными стремлениями.

Тяжкие, подобно Ламеху, грешники часто бывают весьма умные люди – как сыновья Ламеха, из которых один был изобретателем музыкального искусства, другой изобрел литейное и плавильное искусство и первым стал делать из меди и железа сосуды, земледельческие орудия, копья и мечи. К сожалению, ум грешников расходуется на изобретение одних житейских удобств и на умножение одних земных благ. Пристрастие к этим удобствам и благам убивает в грешной душе восприимчивость к истине, или учению Божественному. В ней господствуют одни бессловесные стремления, то есть свойственные бессловесным влечения к удовлетворению одних чувственных потребностей и даже прихотей. Человеку, отдавшемуся этим влечениям, вы напрасно стали бы возвещать то, что нужно для спасения души, для ее просвещения, очищения и освящения: ваши убеждения на него не подействуют – для него они то же, что для слепого свет, для глухого музыка. Он видя не видит, слыша не слышит. Бессловесные стремления убили в нем ум – восприимчивость к свету Божественной истины. Надобно прежде освободиться от этих бессловесных стремлений, чтоб оживить эту восприимчивость.

Мужа убих, глаголет (Писание), в язву мне и юношу в струп (мне), Ламех рыдая вопияше; ты же не трепещеши, о душе моя, окалявши плоть и ум осквернивши.

Ламех, совершив убийство, поведал о нем своим женам (Быт.4: 23). Он рыдал перед ними, что убил взрослого и юношу. Но ему не удалось убить их так, как убил Каин. Каин не столкнулся с сопротивлением Авеля, Ламех же хотя убил мужа и юношу, но и сам получил от них жестокие побои, следы которых – язва и струп – остались на его теле. Это было причиной того, что Ламех рыдал от боли, когда говорил женам о совершенном им убийстве. Видно, боль от побоев была очень чувствительна для него.

Но чем естественнее это чувство в Ламехе, тем непонятнее отсутствие его в грешнике, совершающем подобное преступление в отношении к себе самому. Грехи, которыми он оскверняет плоть, совершая их для угождения плоти и через посредство ее, и ум, помрачая его чистоту страстями, суть язвы и струпья, которые следовало бы непрестанно оплакивать и за которые, пока не очищены будут покаянием, нельзя не трепетать при мысли о неумытном Суде Божием, угрожающем нераскаянным. Но привычка к грехам убивает наконец в душе чувство боли, причиняемой ими в совести, убивает саму совесть, совсем заглушая ее обличительный голос, и подавляет страх Суда Божия. Поистине жалкое положение. Опасности его может не признавать только равнодушная к своему спасению душа. Во что бы ни стало она должна победить в себе это пагубное равнодушие.

О, како поревновах Ламеху, первому (древнему) убийце, душу яко мужа, ум яко юношу, яко брата моего тело убив, яко Каин убийца, любострастными стремленми!

Ламех убил других – грешник, преданный любострастным стремлениям, или сластолюбию, неумеренным чувственным наслаждениям, убивает самого себя по душе, по уму и по телу. Душу он убивает в том смысле, что она становится нечувствительной к своему позору, к своему нравственному уничижению, походя в этом отношении на бездушное, лишенное чувств существо. Ум убивает он тем, что подавляет в нем восприимчивость к учению истины. Тело он убивает тем, что расстраивает его здоровье, сокращает его жизнь. Во всех этих случаях он так же безжалостно поступает в отношении к себе, как Ламех безжалостно убил взрослого и юношу и Каин – родного брата.


Источник: Виссарион (Нечаев), еп. Уроки покаяния в Великом каноне св. Андрея Критского, заимствованные из библ. сказаний. М. 2009

Комментарии для сайта Cackle