протоиерей Вячеслав Резников

Седмица 22-я по Пятидесятнице

Понедельник. О видах лжи

Лк.9:18–20

Кол.2:13–20

В послании к Колоссянам, которых смущали разные лжеучители, апостол Павел пишет: Бог «вас, которые были мертвы во грехах», оживил вместе с Ним, простив нам все грехи, истребив учением бывшее о нас рукописание, которое было против нас». «Он взял его от среды и пригвоздил ко кресту; отняв силы у начальств и властей, властно подверг их позору, восторжествовав над ними Собою». Это – реальность. Это – то, что с нами произошло; то, что всегда с нами. И эти слова сказаны не для заучивания, но чтобы мы возрадовались о избавлении от неминуемой погибели, о сокрушении лютого врага, и благодарили бы Господа нашего Спасителя.

Враг как раз и старается любыми путями увести от реальности, от правды. Он может предложить обратить пристальное внимание не на сам предмет, а на его тень. Ветхий Завет и был такой тенью новозаветных событий. А некоторые даже приняв Христа, не только сами излишне увлекались наблюдением этой тени, но и других принуждали. И Апостолу приходилось освобождать смущенные совести. «Итак, – пишет он колеблющимся, – никто да не осуждает вас за пищу, или питие, или за какой-нибудь праздник, или новомесячие, или субботу: это есть тень будущего, а тело во Христе». Какой бы причудливой и занимательной ни была тень, но – что она по сравнению с самой реальностью, объемной и многокрасочной!

Но если врагу не удается оттянуть вниз, он начинает манить круто вверх. Ему все равно: вверх, вниз, влево, вправо, – лишь бы увести от того, что есть на самом деле. Не желающим возвратиться к простым обрядам Ветхого Завета он может предложить интеллектуальную утонченность, открыть как бы сокрытые от прочих тайны, призвать к чрезмерному, не по разуму, аскетизму. Но – «никто, – предостерегает Апостол, – да не обольщает вас самовольным смиренномудрием и служением Ангелов, вторгаясь в то, чего не видел, безрассудно надмеваясь плотским своим умом». Апостолы как раз и проповедовали только то, что сами «слышали, что видели своими очами, что рассматривали, и что осязали» их руки (1Ин.1:2).

Вне реальности – только ложь, как бы «высоко» или «низко» она ни выглядела. Когда Господь спросил учеников: «за кого почитает Меня народ»? – в ответ посыпалось множество самых удивительных, но далеких от истины мнений: одни почитали Его «за Иоанна Крестителя, а иные за Илию; другие же говорили, что один из древних пророков воскрес». Но некоторые о Нем говорили и то, что Он просто-напросто обманщик, и «обольщает народ» (Ин.7:12). Вне истины самые «возвышенные» варианты лжи смыкаются с самыми простыми и низменными.

А мы должны пребывать в реальности – и душой, и плотью и кровью. Мы должны держаться «Главы, от Которой все тело, составами и связями будучи соединяемо и скрепляемо, растет возрастом Божиим». А говорить правильные слова, не живя ими, иметь вид благочестия, не имея его силы (2Тим.3:6), – значит подавать повод к глумлению над Христом и христианством. Поэтому когда Петр на вопрос Спасителя: а сами они за Кого Его почитают? – от лица всех учеников Духом Святым ответил: «За Христа Божия», – Господь все же «строго приказал никому не говорить о сем». Еще земной путь Христов не стал реальностью; еще не пригвоздил Он ко кресту бывшее против нас рукописание; еще не посрамил враждующие против нас начала и власти; и еще не оживил нас вместе с Собою, простив нам все грехи.

Вторник. О противоестественном

Лк.9:23–27

Кол.2:20–3:3

В послании к Колоссянам Апостол пишет: «Итак, если вы со Христом умерли»… А через несколько строк читаем: «Итак, если вы воскресли со Христом»… И тут же снова: «Ибо вы умерли»… Итак, живы мы или мертвы? Умерли или воскресли? И вообще: что для нас жизнь и что смерть? В мирском сознании они не терпят друг друга рядом. Или одно, или другое. Пусть еле теплится, но это – жизнь. Пусть героическая, достойная удивления, но это – смерть. Но для христианина, по слову Апостола, «жизнь, или смерть… – все ваше» (1Кор.3:22). Апостол и укоряет тех, кто как бы не до конца умер: «если вы со Христом умерли для стихий мира, то для чего вы, как живущие в мире», делаете нечто, не свойственное этому состоянию? И тех же людей он укоряет как бы в неполном воскресении: «если вы воскресли со Христом», то и делайте то, что безусловно доказывает подлинность вашего воскресения. Заметим, что не говорит Апостол: «если вы хотите умереть», или «если вы хотите воскреснуть», но в обоих случаях утверждает: «вы воскресли», или: «вы умерли, и жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге».

Без смерти нельзя войти в жизнь. Господь однажды показал Царствие Божие еще не вкусившим смерти (Мф.17). И видим, что Петр, Иаков и Иоанн на Фаворской горе подобны щепкам, которые хотя и будешь силой погружать в воду, но вода все равно вытолкнет их по неумолимым законам природы.

Господь говорит: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя и возьми крест свой, и следуй за Мною. Ибо, кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня, тот сбережет ее». А идти за Христом, это значит – стать причастником и Его смерти, и Его жизни.

Но в чем же обрести точку опоры, какой помысел может помочь взять и перевернуть себя?.. Пожалуй, вот какой. Поскольку мы, по утверждению Апостола, «умерли со Христом», действительно умерли, то значит: рабствовать стихиям мира, служить им или бояться их, даже до того, что «не прикасайся, не вкушай, не дотрагивайся», – все это не просто ошибочно. Это для нас -невозможно и противоестественно. А искать «горнего, где Христос сидит одесную Бога», – это не совет, не предложение, не очередные задачи. Потому что «вы воскресли». Уже воскресли. Смерть уже побеждена. А значит не помышлять о горнем Отечестве, не искать его – тоже не просто недостаток, но – совершенное попрание своего христианского естества.

Среда. О преодолении плотского самоутверждения

Лк.9:44–55

Кол.3:17–4:1

Однажды Господь сказал ученикам: «Вложите вы себе в уши слова сии: Сын Человеческий будет предан в руки человеческие». Но ученики «не поняли слова сего».

Апостолы в своих писаниях не старались показать себя в лучшем свете, и мы видим, какими они были до сошествия Святого Духа. Мало того, что не понимали простых слов Христовых, но еще и «спросить Его о сем слове боялись». И все-то их занимала мысль: «кто бы из них был больше»? И однажды Господь, «взяв дитя, поставил его пред Собою, и сказал им: кто примет сие дитя во имя Мое, тот Меня принимает; а кто принимает Меня, принимает Пославшего Меня». И указал им прямой путь к истинному величию: «кто из вас меньше всех, тот будет велик».

Ученики после этих слов, кажется, перестали величаться друг перед другом; но сила плотского самоутверждения осталась и устремилась на чужих, на внешних: «Наставник! мы видели человека, именем Твоим изгоняющего бесов, и запретили ему, потому что он не ходит с нами». Вот – плотской человек: невежество, плюс – предпочтение оставаться в этом невежестве, лишь бы не уронить себя в чужих глазах; плюс – желание быть первым среди своих, или по крайней мере толкнуть чужого.

И лишь когда Святой Дух сошел на Апостолов, они уразумели, что значит – «кто из вас меньше всех, тот будет велик». И они стали учить этому всех, каждого – применительно к его жизненной ситуации. Они говорили это и мужу, и жене; и родителям, и детям; и рабам, и господам. Они говорили: «Жены, повинуйтесь мужьям своим, как прилично в Господе. Мужья, любите своих жен, и не будьте к ним суровы. Дети, будьте послушны родителям вашим во всем, ибо это благоугодно Господу. Отцы, не раздражайте детей ваших, дабы они не унывали. Рабы, во всем повинуйтесь господам вашим по плоти, не в глазах только служа им, как человекоугодники, но в простоте сердца, боясь Бога… Господа, оказывайте рабам должное и справедливое, зная, что и вы имеете Господа на небесах».

Выполнение этих заповедей дает удивительные результаты. Искреннее смирение подвластных обезоруживает старших, буквально вырывает у них милость и снисхождение. Давно замечено, что «кротостью склоняется к милости вельможа, и мягкий язык переламывает кость» (Пр. 25, 15). Также и смиренная милость господ сильнее всего способна вызвать усердие в слугах. То же и по отношению к внешним. Известен рассказ, как ученик некоего старца встретил идольского жреца, несущего бревно, и обозвал его «демоном». Жрец со злобой побил ученика. Вслед за учеником встречает жреца и сам старец, и ласково приветствует: «Спаси тебя Бог, трудолюбче»! Жрец был поражен, и сердце его мгновенно расположилось слушать слово о Христе.

Истинный раб Божий не стыдится учиться даже до седых волос. Он невысокого мнения о себе, и поэтому не смущаясь спрашивает учителей. Он и подчиняясь, и господствуя помнит о своей подчиненности Богу. И он постоянно чувствует благоговение перед образом Божиим в любом человеке.

Четверг. О тех, кто с нами, и кто против нас

Лк.9:49–56

Кол.4:2–9

Однажды один из учеников сказал Иисусу Христу: «Наставник! мы видели человека, именем Твоим изгоняющего бесов, и запретили ему, потому что не ходит с нами». Но Господь сказал ему: «не запрещайте, ибо, кто не против вас, тот за вас». Этот отрывок часто приводят в доказательство, что вовсе не обязательно быть в едином стаде, в единой видимой Церкви.

Но ведь ученики в то время были еще плотскими, поэтому и Господь говорил с ними как с плотскими. Когда Святой Дух сойдет на них, то наставит на всякую правду: научит и как разрешать, и как связывать, и как присоединять к Церкви, и как отлучать от нее. Научит и как определять: кто в Церкви, а кто вне ее. В Деяниях Апостолов говорится, например, о некоем Аполлосе, который «был наставлен в начатках пути Господня и, горя духом, говорил о Господе», но не вполне правильно (Деян.18:24–28). Когда же ему «точнее объяснили … путь Господень», он смиренно внял наставлениям. И через это выяснилось, что он «не против вас».

Но в общении с сектантами видим совсем другое. Видим слепоту ко всем аргументам. Они боятся взять в руки книгу по церковной истории. Они не хотят знать фактов участия Божией Матери и святых Ангелов в жизни людей. Разговоры с ними мгновенно превращаются в споры. В их учебных заведениях идет прямое натаскивание против Церкви, без конца повторяются обвинения, которые уже давно и многократно объяснены в церковной литературе. Приходилось слышать от них такие сладкие слова, что, дескать, просто все люди разные: одни хотят молиться в храме, другие – на травке почитать слово Божие. Но в своих собраниях они проповедуют, что Православная Церковь и есть тот самый зверь, в которого древний дракон, то есть диавол вдохнул свой дух (Откр.13).

Невозможно быть просто не с нами. Чтобы удержаться на плаву, им надо активно быть против нас. Они обязательно должны прямо или косвенно нападать на нас, потому что им надо объяснить, почему, вопреки словам Апостола, что «едина вера» (Еф.4:5), – у них все же своя, иная вера, которой всего сотня-другая, а то и десяток-другой, лет.

Слово Божие учит: «С внешними обходитесь благоразумно, пользуясь временем. Слово ваше да будет всегда с благодатию, приправлено солью, дабы вы знали, как отвечать каждому». Духовный человек не будет желать, «чтобы огонь сошел с неба и истребил» всякого, кто не ходит за нами или не принимает нас. Он подойдет с любовью и кротостью, как Акила и Прискилла к Аполлосу. Он внимательно распросит о вере, изложит свою веру. И оттого, отвергнут ли с гордостью его слова, или со вниманием выслушают, будет ясно: с нами здесь или против нас. А дальше тоже по слову Божьему: «Еретика после первого и второго вразумления отвращайся, зная, что таковой развратился и грешит, будучи самоосужден» (Тит.3:10–11).

Пятница. О послании Семидесяти

Лк.10:1–15

Кол.4:10–18

Кроме двенадцати, Господь однажды избрал «и других семьдесят учеников, и послал их по два пред лицем Своим во всякий город и место, куда Сам хотел идти». Господь послал их «как агнцев среди волков». Агнец перед волком и так беззащитен, а Господь лишает их и последней опоры независимости: «Не берите, – говорит, – ни мешка, ни сумы, ни обуви». И не разрешает соблазняться ничем душевным, ничем так сказать естественно человеческим, и даже повелевает «никого на дороге не приветствовать». Он как бы полностью отдает Своих посланцев на волю тех, к кому их посылает.

Как агнцы, должны они входить и в жилища волков, и всех приветствовать: «Мир дому сему». Они должны бросать это приветствие, как семя в неведомую темную землю, не зная, почиет их мир на хозяевах дома, или возвратится к ним в виде неприязни и злобы. Словами и чудесами должны они свидетельствовать, что «приблизилось к ним Царствие Божие». Сыны Царствия узнают в этих агнцах голос пославшего их Пастыря. А волкам должно сказать: «И прах, прилипший к нам от вашего города, отрясаем вам». Ничего вашего мы не искали, кроме вашего спасения. И снова должны засвидетельствовать: «Однако ж знайте, что приблизилось к вам Царствие Божие». Хотя и изгнали благовестника, но Царствие Божие уже стоит, и будет стоять у ворот. Посланец Царствия отойдет прочь, но ненависть, направленная на него, на тебя же самого возвратится.

Еще надо сказать, что эти посланцы – до Пятидесятницы. И чудеса не они совершают Святым Духом, но – Сам Дух Святой как бы помимо их. Когда они возвратились, в них – радость детей, которым дали понажимать кнопки за пультом огромной машины: мол, получается! «Семьдесят учеников возвратились с радостью и говорили: Господи! и бесы повинуются нам о имени Твоем». А в Пятидесятницу, кроме прочих даров, Апостолы получили и дар ведения, и уже могли различать, кто имеет достаточную веру, чтобы быть исцеленным (Деян.14:9), а кто находится в узах неправды (Деян.8:23). Они уже знали, в какую землю какое бросить семя.

Сейчас, как и тогда, «жатвы много, а делателей мало». И сейчас тоже – как агнцы среди волков. И хотя у нас нет таких даров, но все-таки идти надо. Один старец сказал впавшему в уныние священнику: «Ты, иерей Божий, сей семя Слова Божьего. Сей и на доброй земле, и в тернии, и при дороге: может, где и взойдет». Но – как и тогда, надо чувствовать неловкость даже от чужого праха, прилипшего к ногам. И при всех своих деяниях не следует думать о себе как о истинном делателе, и всегда молить «Господина жатвы, чтобы» все-таки выслал настоящих «делателей на жатву Свою». И – быть готовым отойти в сторону, когда Господь их действительно пошлет.

Суббота. О удивительной вере

Лк.7:2–10 2Кор.5:1–10

Некоторые исповедуют могущество Господа Иисуса Христа, но при этом как-то не чувствуют своего недостоинства. А некоторые – наоборот: остро переживая свою убогость, не находят утешения в помыслах о могуществе и любви Небесного Отца. А римский сотник, о котором сегодня говорит Евангелие, и верит в силу Господа Иисуса, и одновременно не считает себя достойным даже явиться пред Его очами. Хотя жизнь его исполнена добрых дел. О нем ходатайствуют иудейские старейшины. «Пришедши к Иисусу», они сказали, что «он любит народ наш, и построил нам синагогу». А о чем же так заботится сотник? Оказывается, даже не о себе, а о своем слуге! «Услышав об Иисусе, он послал к Нему Иудейских старейшин просить Его, чтобы пришел исцелить слугу его». Вот какой человек! Но у ворот дома Иисуса встретили друзья сотника и передали еще более удивительные слова: «не трудись, Господи! ибо я недостоин, чтобы Ты вошел под кров мой; потому и себя самого не почел я достойным придти к Тебе; но скажи слово, и выздоровеет слуга мой».

А далее нам приоткрывается, откуда у этого человека такая правильная, последовательная вера. «Ибо я и подвластный человек, – продолжает сотник, – но имея у себя в подчинении воинов, говорю одному: «пойди», и идет; и другому: «приди», и приходит; и слуге моему: «сделай то», и делает». И видим, что источник веры сотника – его способность удивляться. И разве не удивительно уже то, что человек способен слышать сказанное другим человеком? Неужели не ясно, что и говорящего, и слушающего, и уста, и уши создал Единый и приспособил одно к другому?

А еще более удивительно – человеческое общество. Одни люди подчинены другим, у каждого свое дарование, и все вместе способны делать одно дело. Наверное, сотник особенно удивлялся тому, как это Бог подчинил ему людей, на его взгляд более достойных, и они даже на смерть идут по его слову! Каково же слово Того, Кто все это сотворил и устроил? Сотник по существу повторяет слова пророка Исаии: «Как дождь и снег нисходит с неба, и туда не возвращается, но напояет землю, и делает ее способною рождать и произращать», – «так и слово Мое, которое исходит из уст Моих, – оно не возвращается ко Мне тщетным, но исполняет то, что Мне угодно, и совершает то, для чего Я послал его» (Ис.55:10–11).

И все эти Божьи чудеса всегда вокруг нас, и всем нам даны глаза и уши. Так что удивляться надо скорее тому, что кто-то ничего этого не видит и не слышит. Но Господь все-таки «удивился» сотнику «и, обратившись, сказал идущему за Ним народу: сказываю вам, что и в Израиле не нашел Я такой веры». Потому что вера, как и любовь, – акт свободной воли, и поэтому всегда – чудо, всегда – подвиг, и всегда достойна удивления.

Воскресение. О загробных тайнах

Неделя 22

Лк.16:19–31

Гал.6:11–18

Господь сказал, что в конце концов одни люди пойдут «в муку вечную», а другие – «в жизнь вечную» (Мф.25:46). Но как представить себе вечную муку, и неужели она угодна Богу, Который есть Любовь (1Ин.4:16)? Сегодняшнее Евангелие – на эту тему.

Жили два человека. Один «был богат, одевался в порфиру и виссон, и каждый день пиршествовал блистательно. Был также нищий, именем Лазарь, который лежал у ворот его в струпьях». Так и проходила их жизнь. Для богача – Лазаря как будто не существовало, и не было случая, чтобы он хоть что-то подал ему. Лазарь же никогда не питал ни злобы, ни зависти. Не строил планов передела мира, не мечтал о «раскулачивании» жестокого богача, и даже не надеялся на милостыню с его стороны. Мечты его были строго в пределах его возможностей: он желал лишь «напитаться крошками, падающими со стола богача». Оба были постоянны в своей жизни. И богатый – в упорном нежелании считать Лазаря за человека, и Лазарь – в своем кротком принятии своего жребия. Но вот оба умерли. И там их постигает тоже разная участь, только наоборот: Лазарь «отнесен был Ангелами на лоно Авраамово», а богач оказался «в аде», «в муках».

Далее узнаем, что оттуда, где богач, видно то место, где находится Лазарь. Узнаем также, – что люди и там не лишены свободы: они могут говорить, выражать свои чувства и пожелания. Богач буквально шкурой ощущает, куда завели его грехи, и в то же время видит, чего удостоился Лазарь. Но суд Божий для него – ничто: удостоившийся пребывать «на лоне Авраамовом» для него как и прежде, «в струпьях». И он, как будто Лазарь – бессловесное животное, обращается к Аврааму: «Отче Аврааме! умилосердись надо мною, и пошли Лазаря, чтобы омочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучусь в пламени сем». Авраам терпеливо и кротко объясняет то, что и так уже всякому ясно: «Чадо, вспомни, что ты получил уже доброе твое в жизни твоей, а Лазарь злое; ныне же он здесь утешается, а ты страждешь». И Авраам объясняет богачу еще одну особенность загробного мира. «Между нами и вами утверждена великая пропасть, так что хотящие перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не переходят». Там, в отличие от нынешнего века, уже закрыта возможность деятельно помогать друг другу.

Но говорить не запрещено. И богач продолжает: «Так прошу тебя, отче, пошли его в дом отца моего, ибо у меня пять братьев: пусть он засвидетельствует им, чтобы и они не пришли в это место мучения». По отношению к Лазарю все то же: пусть сбегает!.. Но неужели у богача проснулось нечто доброе, забота о братьях, желание наставить их на благой путь? Увы, нет. Тут не забота о братьях. Тут – косвенное обвинение Бога и оправдание себя: если бы мне в свое время было послано чудесное знамение, я не был бы здесь. А так – я не виноват, и каяться не в чем!

Очевидно дело не только в прожитой жизни, но и в самооценке ее пред Богом. Господь не просто подытоживает наши дела, но и дает возможность последнего слова. Богач говорит одно, но мог бы сказать и другое. Что мешает воскликнуть: «Прости, Лазарь, мое жестокосердие! Помолись за меня, отче Аврааме! Господи, помилуй меня»! Неужели небожители не стали бы ходатайствовать за него, и неужели Господь не оказал бы милость? Как не отнимается у нас за гробом свобода, так не может иссякнуть и Божественная любовь. Значит в вечную муку идет тот, кто сам отталкивает спасающую Божью руку, кто отвергает всякую очевидность, всякое вразумление от Моисея, пророков и апостолов. И когда, например, видишь, как иной богослов, прижатый прямыми Господними словами (Мф.25:46), буквально извиваясь, оспаривает возможность вечных мук, тут-то особенно остро чувствуешь их неизбежность.


Источник: Полный круг проповедей / Протоиерей Вячеслав Резников, - М., Изд-во Братства святителя Алексия, 1999 г. - 512 с. ISBN 5-86060-036-4

Комментарии для сайта Cackle