протоиерей Вячеслав Резников

Полный круг проповедей

Седмица 23-я по Пятидесятнице

Понедельник. О чудесах и о вере

Лк.10:22–24

1Сол.1:1–5

Однажды Господь сказал: «Все предано Мне Отцом Моим; и кто есть Сын, не знает никто, кроме Отца, и кто есть Отец, не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть». После этого Господь, «обратившись к ученикам, сказал им особо: блаженны очи, видящие то, что вы видите». Тех же, кто имея очи не видит, – Господь укоряет такими словами: «Если бы Бог был Отец ваш, то вы любили бы Меня, потому что Я от Бога исшел и пришел» (Ин.8:42). Значит, как Сын открывает Отца, так же и Отец открывает Сына; и люди, приходящие к Иисусу Христу, не столько познают чужое и незнакомое, сколько узнают родное.

Так же мыслит и Апостол Павел. «Всегда благодарим Бога за всех вас», «зная избрание ваше», – пишет он Фессалоникийцам. «Потому что наше благовествование у вас было не в слове только, но и в силе». Получается, что в чудесах Апостол видел не столько причину обращения людей, сколько – свидетельство, «удостоверение» того, что они уже избрали Бога, и сами Им избраны.

Хотя и чудо способно рождать веру. После превращения воды в вино «уверовали в Него ученики Его» (Ин.2:11). А иногда Апостол пишет с горьким укором: «Столько чудес сотворил Он пред ними, и они не веровали в Него» (Ин.12:37)! Но чаще – прежде, чем сотворить чудо, Господь требовал веры. Прежде чем вернуть зрение слепцам, Он спросил: «веруете ли, что Я могу это сделать» (Мф.9:28)? Также Иаиру, когда принесли весть о смерти дочери, Господь сказал: «Не бойся, только веруй» (Мк.5:36). А придя в Свое отечество, Он «не совершил там многих чудес по неверию их» (Мф.15:38)…

Дело в том, что человек – не зеркало, просто отражающее нечто; и не бумага, на которой пиши что хочешь. Бог «просвещает всякого человека, приходящего в мир» (Ин.1:9), и человек несет в себе эту таинственную печать Божественного просвещения. Бог вдунул душу живую, и эта душа должна помнить, ради чего создана, и с Кем должна быть в союзе любви. В том-то и ужас, что Сотворивший человека «пришел к своим, и свои Его не приняли». Это непостижимо и противоестественно. Но зато «тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими» (Ин.1:12). Господь чудесами старался пробуждать тех, кто почти забыл о своем небесном отечестве. Но с другой стороны, если чудо совершалось, – это было свидетельством, что перед Господом души, которые все-таки помнят, из Чьих уст вышли, которые вместе со всеми от века благочестивыми царями и пророками именно «желали видеть» «и слышать».

Чудо и вера всегда рядом, как Бог и человек. Чудо, это – все, что делает Бог. Это и сотворение мира, и установление в нем определенного порядка. Это и промысел о всем творении, и – особый, о каждом человеке. Но только вера способна опознать чудо, как чудо, а не как «естественное», просто еще «научно» не объясненное.

И дай Бог, чтобы и вера наша и видела, и рождала чудеса, и чтобы чудеса эти еще более оживляли и укрепляли нашу веру.

Вторник. О молитве Господней

Лк.11:1–10

1Сол.1:6–10

Однажды, когда Господь «в одном месте молился, и перестал, один из учеников Его сказал Ему: Господи! научи нас молиться, как и Иоанн научил учеников своих». И далее следует молитва «Отче наш». По Матфею же Господь Сам предложил ученикам эту молитву, предварительно сказав: «А молясь, не говорите лишнего, как язычники; ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны; не уподобляйтесь им; ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него» (Мф.6:7–8). В чем же особенность христианской молитвы, и в чем ее отличие от молитвы языческой?

Во-первых, я называю Бога Отцом, и в то же время исповедую, что живет мой Отец не здесь, а в ином, и даже совсем ином месте: «на небесах». Тем самым я сразу уподобляю себя блудному сыну из евангельской притчи (Лк.15), который вдруг пришел в себя и вспомнил, что где-то далеко у него есть Отец, и пора к Нему возвращаться. И я понял, что мое спасение только в бесконечном возрастании славы, милосердия, и могущества моего Отца, чтобы их хватило покрыть и мои грехи. Об этом я молюсь прежде всего: «да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое».

Я своими глазами увидел, куда завела меня моя греховная воля. Я отрекаюсь от нее, и отныне – «да будет воля Твоя, яко на небеси, и на земли». Хочу, чтобы отныне и на земле, и во мне – воля Отца столь же безусловно совершалась, как на небе, в мире бесплотных Ангелов, беззаветно Ему преданных.

Далее прошу: «хлеб наш насущный даждь нам днесь». Но почему именно «наш», а не просто «насущный», как в притчах Соломона? Там все понятно: «нищеты и богатства не давай мне, питай меня насущным хлебом», то есть не давай мне лишнего, а только необходимое. Но мы упорно просим именно «наш насущный» хлеб. Значит, выражаем готовность принять, как насущный хлеб, даже то, если Господь сочтет, что для нас «насущно» остаться «днесь» вообще без хлеба.

«И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим». А этим прошением Господь в наши собственные руки вверяет наше спасение: как будем прощать, так и нам простится. Кажется, вот оно, в руках!..

Но с ужасом вижу, «что, когда хочу делать доброе, прилежит мне злое. Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием; но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего, и делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих. Бедный я человек! кто избавит меня от сего тела смерти» (Рим.7:21–24)? И остается только умолять: «не введи нас во искушение». Да, мы знаем, что не Бог нас искушает, «но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственной похотью» (Иак.1:13–15). Но все же молимся, чтобы Господь избавил нас от последствий нашей греховной похоти. Да, нам сказано: «С великой радостью принимайте», «когда впадаете в различные искушения» (Иак.1:2). Что же, и будем радоваться, когда Господь этому попустит. Ну а пока – молимся, чтобы все-таки и не впасть. И Сам Господь, хотя и говорил: «Моя пища есть творить волю Пославшего Меня и совершить дело Его» (Ин.4:34), но тоже молился в Гефсиманском саду: «Отче Мой! если возможно, да минует Меня Чаша сия» (Мф.25:39).

И далее просим у Бога, чтобы окончательно избавил нас от князя, от властителя мира сего: «но избави нас от лукавого». Не хотим ничего общего иметь с тем, кто нас, обнищавших, послал пасти свиней, и заставил мечтать лишь о том, чтобы разделить со свиньями их пойло. Хотим быть только Твоими, потому что знаем: «Твое есть Царство, и сила, и слава во веки. Аминь» (Мф.6:13). Таким образом, христианин стремится войти в Божественную жизнь, в Божественную волю, в Божественную славу. А язычник – наоборот: старается стащить своих «богов» на землю, и заставить работать на свои житейские нужды.

По Матфею, Господь особо заострил внимание на том прошении, исполнение которого всецело зависит от нас самих. Он подчеркнул: «Ибо, если вы будете прощать людям согрешения их, то простит вам и Отец ваш Небесный; а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших» (Мф.6:14–15). И опытные наставники запрещали тем, кто находится во вражде, произносить молитву Господню. Потому что если мы, строя в душе планы мести, просим Бога: «И остави нам долги наша, якоже и мы оставляем должником нашим», то – или не понимаем, что говорим. Или – просим себе такого же зла, какое желаем врагу. Или – просто издеваемся над Тем, Кому молимся.

Среда. О чем просить

Лк.11:9–13

1Сол.2:1–8

Господь говорит: «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят». Но «всякий» как раз мог бы привести много примеров, когда его прошения исполнены не были. Апостол Иаков объясняет: «Просите и не получаете, потому что просите не на добро, а чтобы употребить для ваших вожделений» (Иак.4:3). И в Евангелии есть указания, какие прошения похвальны и будут непременно удовлетворены. «Положим, – говорит Господь, – что кто-нибудь из вас, имея друга, придет к нему в полночь и скажет ему: «друг! дай мне взаймы три хлеба, ибо друг мой с дороги пришел ко мне, и мне нечего предложить ему». Он пришел не потому, что ночью вдруг захотел есть. Ему надо исполнить священный, заповеданный Богом закон гостеприимства. И он будет стоять и просить, не смущаясь ни отказами, ни укоризненными словами. И если его просьбу не исполнят сразу, то все равно исполнят «по неотступности его» (Лк.11:5–8).

И другой пример. Евангелист Лука рассказывает про вдову, как она, загнанная в угол своими обидчиками, просила защиты у судьи, который так прямо и говорил о себе: «я и Бога не боюсь, и людей не стыжусь» (Лк.18:3–7). Но так уж она достала его своими отчаянными просьбами, что и этот бессовестный человек пошел ей навстречу, только бы отвязалась. И Господь заканчивает: «Бог ли не защитит избранных Своих, вопиющих к Нему день и ночь, хотя медлит защищать их»?

Апостолы Христовы именно день и ночь вопияли к Богу. Но чтобы их молитвы были услышаны, – они еще и постоянно испытывали свои сердца, чтобы в них не было «ни заблуждения, ни нечистых помыслов, ни лукавства», «ни слов ласкательства», «ни видов корысти», ни искания «славы человеческой».

Господь обращается к тем, кто считает Его своим Отцом. Если сын попросит хлеба, неужели отец даст камень? Если попросит рыбы, неужели даст змею? Если попросит яйцо, неужели даст скорпиона? Ну, а если сын попросит змею или скорпиона, не зная, какой яд кроется в них? Если попросит камень, думая, что это и есть хлеб?..

Кого называют отцом, тому доверяют. Даже человек способен «нежно обходится с детьми своими». Даже слуга Божий имеет дерзновение говорить: «мы, из усердия к вам, восхотели передать вам не только благовестие Божие, но и души наши».

«Тем более Отец Небесный». Поэтому будем просить с сыновним доверием, и не забывать благодарить за все исполненные просьбы. А еще больше – благодарить за просьбы неисполненные. Потому что именно тут, может быть, сильнее всего сказывается Его любовь, которая «не ищет своего» (1Кор.13:5), не ищет славы и похвал, а ищет только истинной пользы и совершенного блага своему возлюбленному.

Четверг. О разделении сатаны в себе

Лк.11:14–23

1Сол.2:9–14

Однажды Господь «изгнал беса, который был нем; и когда бес вышел, немой стал говорить». А фарисеи, вместо того, чтобы прославить Исцелителя, и порадоваться за исцеленного, сказали: «он изгоняет бесов силою веельзевула, князя бесовского». Откуда такая мысль? Лишь бы отмахнуться от истины? Или – кто упорно враждует против истины, тот неизбежно начинает верить только в силу бесов?

А Господь далее показывает, что в этих словах не Ему укор, но приговор самому темному царству. Он показывает, что и во лжи может быть прославление истины, и тем большее прославление, чем бессовестнее ложь. Он говорит: даже если вы правы, даже если Я «силою веельзевула изгоняю бесов», то значит «сатана разделился сам в себе». Ну а если так, то «как устоит царство его»?

Как часто мы наблюдаем смертельную борьбу зла со злом же. Страсти борются за человека. Гневливость разрушает блудные союзы. Тщеславие не дает воли чревоугодию. А иногда низкие страсти в прах сокрушают гордость. Кажется, победил ту или иную страсть, а на самом деле просто хозяин у тебя переменился, а ты так и остался рабом.

А в общественной жизни идет борьба тирании с анархией. Только порадуешься, что свергнута жестокая тирания, как наступает такой разгул анархии, что с тоской вспоминаешь прежние времена. А едва кто-то начнет восстанавливать порядок, сразу такие реки крови потекут, что подумаешь: ну его, этот порядок!

Но все же радостно вспомнить мгновенье, когда, например, многолетняя страсть вдруг отпустила, и оказалось, что она не всесильна. Или – самый первый глоток свободы. Или – чувство радости, когда узнаешь, что появился человек, бросивший вызов анархии и распаду. Во всем этом залог того, что зло не устоит, потому что оно всегда разделяется само в себе и восстает само на себя.

Ну а по-настоящему противостоять злу может лишь то, что имеет силу соединять. Причем, соединять даже разделенное по природе. Апостол Христов в Духе Христовом пишет: «мы были тихи среди вас, подобно как кормилица нежно обходится с детьми своими» (1Сол.2:7). И тут же: «вы знаете, как каждого из вас, как отец детей своих, мы просили и убеждали и умоляли поступать достойно Бога, призвавшего вас в Свое Царство и славу».

Материнская нежность, соединенная с отцовским мудрым и властным назиданием, – вот сила, способная поистине «перстом Божиим» окончательно побеждать бесов.

Пятница. О Боге и о сатане

Лк.11:23–26

1Сол.2:14–19

Апостол Павел пишет к Фессалоникийцам: «Мы» «с большим желанием старались увидеть лице ваше». «И раз, и два хотели придти к вам; но воспрепятствовал нам сатана». Кажется, благочестивее было бы сказать: «но не было на то воли Божией». Но Апостол сказал то, что сказал.

Вспомним Ветхозаветную книгу Иова. В самом ее начале с удивлением видим, как Бог кротко, поучительными примерами из жизни, наставляет… сатану, как будто еще надеясь его спасти! «Обратил ли ты внимание, – говорит Он, – на раба Моего Иова? Человек непорочный, справедливый, богобоязненный и удаляющийся от зла» (Иов.1:6–8). Сатана возразил: «Разве даром богобоязнен Иов? Не Ты ли кругом оградил его, и дом его, и все, что у него» (Иов.1:10)? И тогда Бог предает Своего верного раба во власть сатаны, который лишает Иова имущества, детей, дома, а потом поражает «проказою лютою от подошвы ног его по самое темя его» (Иов.2:7–8). Жена сказала: «ты все еще тверд в непорочности своей! Похули Бога и умри». А он в ответ: «ты говоришь, как одна из безумных: неужели доброе мы будем принимать от Бога, а злого принимать не будем» (Иов.2:9–10)?

Но вот пришли друзья, «и возвысили голос свой, и зарыдали; и разодрали каждый верхнюю одежду свою, и бросили пыль над головами своими к небу. И сидели с ним на земле семь дней и семь ночей; и никто не говорил ему ни слова, ибо видели, что страдание его весьма велико» (Иов.2:12–13). Наконец, открыл Иов уста свои и проклял день свой. И начал Иов, и сказал: «погибни день, в который я родился, и ночь, в которую сказано: зачался человек! День тот да будет тьмою» (Иов.3:1–4). А друзья стали как бы защищать Бога. Стали утверждать, что, несомненно, Иов имеет тайные грехи, и ему надо покаяться, чтобы вернуть Божию милость. Иов упорно отказывался согласиться. Он, хотя самую перемену и принял, как Божию волю, но потом, изо дня в день ощущая всю несправедливость, всю беспощадную жестокость своей новой участи, отказался верить, что он и сейчас в Божиих руках. Совесть Иова протестует, и он наотрез отказывается назвать черное белым. Он не хочет уступить своей непорочности и благословить это бессмысленное и несправедливое мучительство.

В этом его правда, и неправда его друзей, что и засвидетельствовал, наконец, Сам Бог: «Горит гнев Мой на» вас «за то, что вы говорили о Мне не так верно, как раб Мой Иов» (Иов.42:7). Бог был рядом, и, снова связав сатану, вернул Иову благополучие. А Иов, в свою очередь, увидев пред собою Бога, забывает все, что пережил, и отрекается от всего, что говорил: «Так, я говорил о том, чего не разумел, о делах чудных для меня, которых я не знал. Выслушай, взывал я, и я буду говорить, и что буду спрашивать у Тебя, объясни мне. Я слышал Тебя слухом уха; теперь же мои глаза видят Тебя; поэтому я отрекаюсь и раскаиваюсь в прахе и пепле» (Иов.41:3–6).

И вот, спустя много веков, продолжая, наверное, вразумлять сатану (ведь любовь не имеет предела), Бог указал ему и на Апостола Павла. А в жизни Павла было еще более поучительного, чем в жизни Иова. Наверное, Бог в каких-то пределах дал власть сатане и над Павлом. Но, в отличие от Иова, который только стонет, Апостол, просвещенный Христом, ясно видит, где чьи дела. И он прямо и спокойно говорит: «но воспрепятствовал нам сатана». Он не смешивает благой плод терпения гонений с грехом самих гонителей, «которые убили и Господа Иисуса и Его пророков, и нас изгнали, и Богу не угождают, и всем человекам противятся».

Так что все надо называть своими именами. И ужасно, когда люди, подобно друзьям Иова, пытаются быть адвокатами Бога, стараясь с точки зрения Божественной любви объяснить сатанинскую жестокость. Порой лучше помолчать и помолиться друг за друга, веря в неизбежную победу Господа Бога над всем царящим в мире злом.

Суббота. О цветах добра и цветах зла

Лк.8:15–21

2Кор.8:1–5

В послании к Коринфянам Апостол Павел делится радостью о преуспеянии Македонских христиан, «ибо они среди великого испытания скорбями преизобилуют радостью, и глубокая нищета их преизбыточествует в богатстве их радушия; ибо они доброхотны по силам и сверх сил – я свидетель». «Они весьма убедительно просили нас принять дар и участие их в служении святым». «И не только то, чего мы надеялись, но они отдали самих себя, во-первых, Господу, потом и нам по воле Божией».

Преподобный Симеон Новый Богослов отмечал, что прекрасный цветок любви к Богу вырастает только на безвидном и неприглядном стебле страха Божия. Увидишь иногда где-нибудь в горах алый тюльпан, и с удивлением подумаешь: как из этой серой земли мог возникнуть его яркий, сочный цвет? Так и здесь: великое испытание скорбями, глубокая нищета, и вдруг, – из этой печальной земли – «радость и богатство радушия»! С какой силой выбивается этот мощный росток: доброхотность не только по силам, но и «сверх сил»! И не просто соглашаются сделать нечто доброе, но – убедительно просят принять их дар! Чудо – прорастание: великое чудо – цветок; но самое большое чудо – плод. И у Македонян – как плод: «не только то, чего мы надеялись, но они отдали самих себя, во-первых, Господу, потом и нам по воле Божией».

Удивительно, как в Божьем мире все дышит единством. Так, имеющий зерно уже имеет все, и в то же время не имеет еще ничего. В духовной жизни зерно – Слово Божие. Его хранят «в добром и чистом сердце, и приносят плод в терпении». Имеющему зерно Бог еще должен дать и погоду, и дождь ранний и поздний. И сам имеющий в зерне «все» – сколько должен положить труда и терпения, чтобы ему, уже имеющему, было бы, наконец, дано! А иначе – отнимется и то, что имеет: зерно останется без плода. «Итак», не обольщайтесь, но «наблюдайте, как вы слушаете: ибо кто имеет, тому дано будет; а кто не имеет, у того отнимется и то, что он думает иметь».

Закон прорастания – и в других словах Господних: «нет ничего тайного, что не сделалось бы явным, ни сокровенного, что не сделалось бы известным и не обнаружилось бы». По этому закону не только благие цветы прорастут и будут явлены миру, но и цветы зла. Одни распускаются навстречу свету, который «пришел в мир» (Ин.3:19), к которому тянется каждый, «поступающий по правде». Другие же распускаются как бы в обратную сторону, стараясь скрыться от света. Они, в конце концов, тоже расцветут во всем своем безобразии, чтобы зло для нас наконец-то потеряло и малейший привкус добра.

Но тьма только тогда настоящая тьма, когда она в ответ на Божественный свет. Зло только тогда безнадежное зло, когда оно в ответ на совершенную любовь. Так и добро, и радость, и любовь к Богу, и к ближнему, только тогда поистине таковы, когда они – сквозь зло, сквозь препятствия, сквозь искушения. А иначе – то, что издали кажется живым, поднявшимся к Богу ростком, вблизи может оказаться уже давно завядшим и засохшим.

Воскресение. О свойствах бесов

Неделя 23-я

Лк.8:26–39

Еф.2:4–10

В Евангелии находим много примеров изгнания бесов. Но сегодняшнее чтение особенно много открывает о свойствах злых духов. Во-первых, поражает их сила, и та власть, которую они могут брать над человеком, и тот ужас, который могут наводить. Гадаринский бесноватый был так страшен, «что его связывали цепями и узами, сберегая его; но он разрывал узы, и был гоним бесом в пустыню».

Но тут же видим и слабость, и даже совершенное бессилие бесов. Они не могут переступить черту, которую проведет Бог. Они так и не смогли погубить свою жертву, и даже не смогли увлечь ее подальше от берега. Бесноватый, «увидев Иисуса», «пал пред Ним», чего бесы, конечно, не могли желать.

Видим беспредельную наглость бесов: мучая человека, и не собираясь этого прекращать, они еще смеют просить не мучить их.

Узнаем, что бесы, это – духи, не занимающие пространства: вот, в одном человеке – целый легион. Но находиться они могут лишь в одном месте: сейчас они здесь, но скоро будут изгнаны, рассеются, и войдут во множество других существ.

И снова видим их бессилие пред Богом: даже в свиней не могут войти без Его разрешения. Но опять же видим и огромную силу, когда Бог предает кого-либо в их руки: вот, стадо мирных животных вдруг рванулось с места и погибло в море.

Видим их нетерпеливость: они спешат наброситься на свои жертвы. Действуя более скрытно, они могли бы принести гораздо больше вреда.

Но видим и хитрость, и разум в иных случаях: они не трогают жителей Гадаринской страны, не терзают их, зная, что они и так им принадлежат. Как однажды во время недавней борьбы с алкоголем один человек сказал: «как же хочет сатана, чтобы мы пришли к нему трезвыми»! Пьяный протрезвится и опомнится. Освобожденный от бесов сядет «у ног Иисуса», одетый «и в здравом уме». Но что сказать о том, кто свободно и трезво делает бесовское дело? А ведь так и поступили гадаринские жители, спокойно и вежливо попросив Его «удалиться от них».

Видим и то, как Господь использует силу бесов во вред им же самим. Он наглядно, на низшей твари, показывает людям, что им грозит. Тех, кто создан «во Христе на добрые дела», Он учит помнить о своем достоинстве. И ужасаться надо не гибели бессловесных животных, рожденных «на уловление и истребление» (2Пет.2:12), а тому, что ждет нас, разумных, богоподобных, и даже уже спасенных Господом Иисусом, если отгоним Его от себя своими делами, своей жизнью.



Источник: Полный круг проповедей / Протоиерей Вячеслав Резников, - М., Изд-во Братства святителя Алексия, 1999 г. - 512 с. ISBN 5-86060-036-4

Комментарии для сайта Cackle