профессор Яков Алексеевич Богородский

Еврейские цари

Содержание

Предисловие
Состояние евреев пред избранием царя и избрание Саула Саул Давид Соломон
Предисловие
История еврейского народа, имеющая своим источником исключительно библейские повествования, в общем чрезвычайно отрывочна. В некоторых своих частях она очень полна, так полна, как ни одна из историй древнейших народов. В других же частях нить ее или совсем, или почти прерывается на расстоянии целых веков. Замечательно, что обилие ея источников совпадает главным образом с важнейшими эпохами и в то же время с наиболее счастливыми моментами в жизни народной. Так, мы имеем довольно сведений о самом зарождении еврейскаго народа в обильных подробностями сказаниях о жизни предков его – трех великих патриархов: Авраама, Исаака и Иакова мы знаем довольно подробно, как род размножившийся в целый народ, начал самостоятельную, жизнь после продолжительного рабства и получил подробные законы – религиозные и гражданские; знаем обстоятельно, как возникла и процветала монархия, и как иудеи после плена и бедственного существования под иноземным владычеством геройски завоевали себе независимость при Маккавеях. Напротив мы ничего положительного не знаем о жизни евреев в Египте от смерти Иосифа до рождения Моисея, очень мало знаем о смутном периоде судей, о далеко не блестящем времени по разделении монархии и еще меньше о времени плена вавилонского. Другую особенность еврейской истории, находящуюся во внутренней связи с вышеуказанною, составляет то, что она есть не столько история самостоятельного развития народной жизни, сколько история попечения Промысла Божия об избранном народе. Светлые периоды народной жизни, исторические данныя о которых наиболее обильны-это те периоды, в которые водительство Промысла Божия ощутительно, так сказать, на каждом шагу, Второз. 23; и4; напротив темные периоды- те, в которые Бог гневался на народ за грехи, и спасающая рука Промысла временно как бы удалялась. Псал. 79; Ис. 5:5. Так как Промысл Божий большей частью воздействовал не непосредственно на весь народ, а чрез посредство воздвигаемых им руководителей народа, то история евреев и сосредоточивается главным образом около этих лиц, имеет как бы биографический характер. Такими центрами ее в особенности служат: патриархи, Моисей, некоторые судьи, особенно Самуил, цари, некоторые пророки, священник Ездра и братья Маккавеи. Из всех эпох библейско-еврейской истории наибольшим обилием данных, сгруппированных около лиц, руководивших судьбами народа особенно отличается важная эпоха возникновения монархии и первых трех царей. Это конечно не даром. Здесь высшая точка материального благоденствия и в частности политического величия потомков Авраама. Но эта эпоха важна и со стороны религиозно-нравственного состояния народа, в церковно-историческом, так сказать, отношении. Просветительная деятельность прор. Самуила, труды для богослужения Давида, его вдохновенные псалмы, пример его личного благочестия, покровительство пророкам и священникам, построение Соломоном храма – все это не могло не иметь благотворного влияния на религиозно-нравственное состояние народа; такие деятели, как прор. Самуил и царь Давид, были столь добрыми пастырями, поставленными Иеговой над народом, что труды их не могли пропасть даром. В силу этого двойного значения эпоха первых еврейских царей привлекает на себя особенное внимание, и мы посвятили ей особый труд, который показался нам не лишним в виду крайнего недостатка подобного рода сочинений в нашей богословской литературе... Но мы не брали на себя задачи осветить избранную эпоху со всех сторон, обнять народную жизнь во всех ее проявлениях это-задача неисполнимая для того, кто не желает вращаться в области чистых предположений. Задача наша определилась выше объясненным характером библейских данных, в силу которого история еврейского народа группируется главным образом около избранных лиц. Поэтому мы и взялись написать историю трех лиц, в течение столетия руководивших жизнью народа, бывших ее центром и высшим выражением. Хотя это не то же, что история народа в обширном смысле, тем не менее это одна из существеннейших ея частей; потому что деятельность лиц, стоящих во главе народа, не только государственная, но и частная-их домашний быт и поведение-имеет общенародное значение, определяется наличными силами и свойствами народа и обратно влияет на народ. Если справедливо вообще изречение: каждый народ заслуживает того правительства, какое у него в данное время есть, то это еще более нужно сказать о евреях, которых Иегова то награждал за благочестие, то наказывал за пороки. Достаточно сказать, что такие лица, как цари, были органами божественного воздействия на народ, чтобы сделать ясным глубокое значение всего, что история сохранила о них, как об общественных деятелях и просто как о людях. Кто бы как ни рассуждал, несомненно, что цари и их сподвижники всегда, в силу естественных условий человеческой жизни, суть высшие представители наши, ее цвет, воплощают в себе в большей или меньшей мере все наличные духовные силы народа. Таковыми были в особенности три первых еврейских царя: Саул, Давид и Соломон. Воспроизвести живые, верные действительности образы этих трех лиц было нашей главной задачей, причем мы старались выяснить: каковы были эти лица сами по себе, по своим внешним и внутренним качествам и нравственному достоинству; какие были их деяния (похвальные и непохвальные); что в их деятельности обусловливалось их личными свойствами и наклонностями; как относились они к внушениям Промысла Божия, к событиям счастливым и несчастным и к лицам, с которыми им приходилось сталкиваться, и наконец какое вообще имели значение они сами и их деяния для народа Божия. Мы положили в основание своей работы текст канонических книг св. писания, как заключающий в себе безусловную истину,– и твердое воззрение православного богословия на происхождение и состав канонических книг, и нашли излишним предпосылать своему труду рассуждение о достоинстве библейского текста, о происхождении, составе и характере различных книг св. писания, и проч. Но так как истина библейского текста в том виде, как мы ее понимаем, не редко отрицается вольнодумцами, то мы по местам старались отстоять ее и сделать ясною, не столько впрочем прямою полемикою с ложными взглядами (хотя прибегали и к ней), сколько положительным раскрытием предмета и такими объяснениями темных мест, которые казались бы удовлетворительными и устраняющими всякое другое объяснение тексту. То, что мы имели возможность прочитать из литературы избранного предмета, показало, что личности царей еврейских или мало выяснены, или неверно поняты. У писателей так называемого ортодоксального, или консервативно-церковного направления заметны или излишняя идеализация, не в меру хвалебный тон, или излишняя строгость суждения. У крайних рационалистов мы видим напротив злое отрицание всего возвышенного в лицах, признанных праведниками, и усилие возвысить лиц, не признанных таковыми, и в общем – полное извращение истины. У умеренных рационалистов являются бесцветные личности, урезанные, неполные изображения с оговорками и сомнениями, с кропотливой и неуместной критикой текста. Оставляя в стороне две последние группы писателей, мы находим, что и ортодоксальные писатели далеки были от того реального, исторического образа еврейских царей, какой дают возможность создать библейские данныя о них. В предлагаемой книге сделана попытка воспроизвести этот правдивый образ.