О приходе мастеров церковных из Царьграда к Антонию и Феодосию

И это вам, братья, расскажу другое дивное и преславное чудо о той богоизбранной церкви Богородичной. Пришли из Царьграда четыре мастера церковных, люди очень богатые, в пещеру к великому Антонию и Феодосию, и спросили они: «Где хотите ставить церковь?» Те же им ответили: «Там, где Господь место обозначит». Пришедшие же сказали: «Как же так, – свою собственную смерть предвидя, – места еще не назначили, столько золота вручив нам?» Тогда Антоний и Феодосий, призвав всю братию, стали расспрашивать греков, говоря: «Скажите истину: как это было?»

Мастера же эти рассказали: «Однажды, когда мы еще спали в домах своих, рано, на восходе солнца, пришли к каждому из нас благообразные скопцы, говоря: «Зовет вас Царица во Влахерну». Когда мы пошли, взяв с собою друзей и ближних своих, то пришли все в одно время и рассудили, что одно и то же повеление Царицы слышал каждый из нас и одни и те же посланцы были у нас. И вот увидели мы Царицу и множество воинов при ней, мы поклонились ей, и она сказала нам: «Хочу церковь построить себе на Руси, в Киеве, повелеваю же это вам, возьмите золота себе на три года». Мы же, поклонившись, сказали: «О, Госпожа Царица! В чужую страну посылаешь ты нас, – к кому мы там придем?» Она же сказала: «К ним посылаю, к Антонию и Феодосию». Мы же сказали: «Зачем же, Госпожа, на три года золота даешь нам? Им и прикажи о нас, чтобы на пропитание от них нам было потребное, а одаришь нас, чем сама захочешь». Царица же сказала: «Сей Антоний, только благословив, отойдет из этого мира на вечный покой, а сей Феодосии через два года после него отойдет к Господу. Вы же возьмите золота с избытком, а что до того, чтобы почтить вас, то не может так никто, как я: дам вам, чего и ухо не слыхало и что на сердце человеку не всходило. Я и сама приду посмотреть церковь и в ней буду жить». Дала она нам и мощи святых мучеников: Артемия и Полиевкта, Леонтия, Акакия, Арефы, Якова, Феодора, сказав нам: «Это положите в основание». Мы же взяли золота с избытком. И сказала она нам: «Выйдите наружу, посмотрите церковь». И увидели мы церковь на небе, и, вернувшись, поклонились Царице, и спросили: «О, Госпожа, каково имя церкви?» Она же сказала, что хочет ее своим именем назвать. Мы же не посмели ее спросить: «Как твое имя?» Она же сказала: «Богородицина будет церковь», и дала нам эту икону, говоря: «Она будет наместной». Мы же, поклонившись ей, пошли в дома свои, неся эту икону, полученную из рук Царицы».

И тогда все прославили Бога и Ту, Которая Его родила. Антоний же ответил: «О, чада, мы никогда не выходили из места сего». Греки же клятвенно говорили: «Из ваших рук взяли мы золото перед многими свидетелями, и до корабля с ними вас проводили, и через месяц после вашего ухода отправились в путь, и вот сейчас десятый день, как мы вышли из Царьграда. Спрашивали мы Царицу о величине церкви, и она сказала нам: «Я меру послала – пояс Сына моего, – по его повелению».

И отвечал Антоний: «О, чада, великой благодати Христос удостоил вас, ибо вы его воли вершители. Звавшие вас, те благообразные скопцы – пресвятые ангелы, а Царица во Влахерне – Сама, зримо явившаяся вам, Пресвятая, Чистая и Непорочная Владычица наша, Богородица и Приснодева Мария, стоявшие же при ней воины – бесплотные ангельские силы. Подобные же нам, и данное вам золото – то Бог ведает, так как он сам сотворил и свершил это со своими рабами. Благословен приход ваш, и добрую спутницу имеете вы, эту честную икону Госпожи, и она даст вам, как обещала, чего ухо не слышало и что на сердце человеку не всходило: этого никто не может дать, кроме Нее и Сына ее, Господа Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа, пояс которого и венец, принесенные сюда варягами, являются мерой ширины, и длины, и высоты той пречестной церкви, – голос с неба известил это от великой славы».

Греки же со страхом поклонились святым и сказали: «Где то место? Покажите». Антоний же сказал: «Три дня будем молиться, и Господь обозначит нам». И в первую ночь, когда он молился, явился ему Господь и сказал: «Обрел ты благодать передо мной». Антоний же сказал: «Господи! Если я обрел благодать перед Тобой, пусть будет по всей земле роса, а место, которое тебе угодно освятить, пусть будет сухо». Наутро нашли сухим то место, где ныне церковь стоит, а по всей земле была роса. На другую же ночь, также помолившись, Антоний сказал: «Пусть будет по всей земле сухо, а на месте святом роса». Пошли и нашли так. В третий же день, ставши на месте том, помолившись и благословив место это, измерили золотым поясом ширину и длину. И, воздев руки к небу, сказал Антоний громким голосом: «Услышь меня, Господи, ныне отметь место огнем, пусть разумеют все, что Тебе оно угодно». И тотчас пал огонь с неба и пожег все деревья и терновник, росу полизал и долину выжег, рву подобную. И все, бывшие со святыми, от страха упали, как мертвые. Так положено было начало той божественной церкви.


Источник: СПб.: Наука, 1997. – Т. 4: XII век. - Подготовка текста Л. А. Ольшевской, перевод Л. А. Дмитриева

Комментарии для сайта Cackle