Азбука веры Православная библиотека Жития святых Сказание о жизни и чудесах святого славного пророка Божия Илии



Сказание о жизни и чудесах святого славного пророка Божия Илии

Св. Пророк Илья представ к царю Израильскому Ахаву. Обличал его в идолослужению Ваалу: не видя, что царь, сея не внемлет его увещаниям, сказал, жив Господь Бог сил Бог Израиле, которому я предстою: не будет в эти годы ни росы, ни дождя, пока я не скажу. После чего настало на земле бездождие и голод, и продолжалось 3 года и 6 месяцев.

И восстал Илья Пророк яко огнь, и слово его яко свеча горящее... Коль прославился еси Илья, чудесами твоими; и кто подобен тебе похвалиться;... Вписан в обличения на времена, утолите гнев прежде ярости, и обратите сердце отчее к сыну, и устроит колена Иаков. Блажен видевший тебя, и любовью украшен. (Сирах. 48, 1, 10, 11).

Из Св. Писания видно1, что Святой Пророк Илья был из страны Галаадской, которая лежала в колене Гадовом и граничила с западной стороны рекою Иорданом, а с востока Аравией. Вместе с другими соседними странами она входила в состав земли обетованной, в которой, по словам Священного, Писания, текли медь и млеко2. Это была страна гористая, богатая всякого рода растениями, ароматическими и целебными травами3, но обитаемая большею частью развращенными язычниками, идолопоклонниками и разбойниками4. А потому Иудеи без большой нужды не поселялись среди Галаадскихъ гор. Местом рождения Пророка, Писание называет местечко Фесви или Фесве, находившееся в колене Гадовом, за Иорданом, между Иабоком и Сароном5. Название места рождения Св. Пророка, от которого он именуется Фесвитянином, что значит пленяющий, обращающий, согласуется с его действиями. Илья, по словам сына Сирахова6 обратил сердце отца к сыновьям и устроил колена Иаковлевы.

Предание древней христианской церкви отца праведного Ильи именует Соваком. Он происходил из колена Левина и принадлежал к потомству Первосвященника Аарона7.

По сказанию того же предания, рождение Ильи ознаменовано было чудесным явлением. Отец его Совак видел, что тотчас по рождении Ильи, некие светлые мужи беседовали с младенцем, вместо пелен, огнём поливали его; пламень же огненный предлагали, ему вкушать, как пищу. Такое видение естественно привело Совака в изумление. Желая уразуметь смысл сего таинственного события, он вскоре после рождении сына пошёл в Иерусалим и там поведал служителям алтаря Господня о своём чудном видении. Один из Священников, муж благоговейный и прозорливый, выслушав Совака, сказал ему: Не бойся сего чудного знамения о сыне твоём. Сие отроче удостоится быть селением света благодати Божьей; слово его будет сильно и действительно как огнь; душа исполнится ревности о Господе; он будет судить Израиль оружием и огнём, и житием своим благоугодно будет Богу8.

Лета детства Пророк провёл в Иерусалиме. Там он получил первое познание о Всемогущем Боге Израилевом; там посеяны были в сердце его и первые смена благочестия. Ибо он жил в кругу благочестивых Священников, которые занимались воспитанием его.

Пришедший в зрелый возраст Илья посвятил жизнь свою Богу, возлюбив девственную чистоту9, и потому почти все время до вступления на поприще пророческого служения, он провёл в пустыне в безмолвном уединении, ибо жизнь между сограждан не могла представить ему отрадного. Беззакония совершались в развращённом Израиле, Цари пребывали в нечестии, судьи и старейшины не заботились о правде, и более стремились не к взаимному охранению общего блага, а к собственным выгодам; народ служил идолам и погрязал в пороках, между тем как истинные Богопочитатели подвергались жестоким гонениям, поруганию и смерти. Кроме того Израильтяне так же вступали в непозволенный законом союз с людьми, чуждыми им по происхождению и по вере: иноплеменники селились между ними и распространяли свои заблуждения и обычаи, окончательно вытесняя то, что было еще хорошего в нравах народа. Гнев Божий видимо тяготел над народом Израильским. Пророк это видел, и чувство глубокого соболезнования пробуждалось в душе его. Он пламенно молился Богу за Царя, прося Господа об обращении его на путь отеческого закона и правды, молился за народ, чтобы Господь человеколюбию смягчил загрубевшее его сердце и возбудил в нём чувства искреннего раскаяния о своих грехах.

Проливая обильные слезы о погибели столь бесчисленных душ человеческих, Святой Илья сетовал на жестокое гонение, которому подвергались праведные; но более всего сокрушался о том, что нечестивые оскорбляли истинного Бога.

Наконец, нечестие народа Израильского истощило долготерпение Божие. Разгневанный отступлением от спасительной веры и закона, Бог восхотел наказанием обратить Царя и народ на путь истины, и повелел Илье идти к Ахаву, который в это время царствовал в Израиле, избрав столицею своею города Самарию, находившейся в участке Ефремовым.

Ахав наследовал престол после отца своего Амврия, о котором Священное Писание говорит, что он прелукавнова паче всех, бывших пред ним Царей Израильских10. Но сын нечестием превзошёл отца. Злодействовал, говорит об нём тоже Священное Писание, паче всех Царей Израилевых, бывших прежде его11. В царствование его идолопоклонство введенное Иеровоамом, первым Царём Израильским, дошло до крайних пределов.

Иеровоам служение язычеству начал тем, что на двух противоположных границах своего царства воздвигнул алтари, на которых поставил по золотому тельцу. В сих идолах, представлявших Египетские божества, нечестивый Царь указывал своим подданным богов изведших Евреев из земли Египетской12 и идяху людие, по повелению Царя, пред лицем юницы единыя даже до дана, и оставиша храм Господень13. Для отправления при идолах ложного богослужения, в замен отвергнутых им сыном Левьиных, Иеровоам набрал жрецов из простого народа, и даже учредил праздник по подобию Иерусалимского, при открытии которого в Вефиле сам принёс жертву на жертвенник пред идолом14.

Ахав, вступив в непозволенный законом брак с Иезавелью, дочерью Ефваала, Царя Сидонского, вместе с нею ввел в царстве Израильском служение отечественному идолу Ваалу. Это был главный из идолов внесённых Иезавелью. С помощью Ахава она устроила в новом отечестве алтари божествам Финикийским. Для совершения при них служения привела своих жрецов, учредила свои праздники и свое богослужение, которое справляла великолепно и торжественно. Четыреста дубравных жрецов питались ее столом; но содержанием ее пользовалось гораздо большее число тех, которые прославляли Ваала.

Из ревности к новому идолослужению, Ахав сам в своей столице построил капище в честь Ваала; в окрестностях столицы насадил рощи, которые посвятил Сидонскому идолу. Все должны были следовать примеру Царя и супруги его, и кто сопротивлялся, тот гоним был, или должен был скрываться и в бегстве искать себе спасение.

Мрак идолопоклонства покрыл большую часть земли обетованной, злая Иезавель старалась сгладить даже самые следы Богодарованной Веры, и для достижения своей цели не пренебрегала никакими средствами. Пророки Господни преимущественно были предметом ее ненависти и преследования. И вероятно все погибли бы от рук ее служителей, если бы Авдий, домостроитель царский, находившейся в милости у Ахава, не принял их под свою защиту. Об нём Св. Писание говорит: Авдий же был человек весьма богобоязненный15, он скрыл сто мужей в двух пещерах и питал их хлебом и водою. Гонение так было велико, что наконец, во всем царстве Израильском оставалось только семь тысяч человек, которые сохранили веру в истинного Бога.

Пророк явился к Ахаву в то время, когда он со своими подданными открыл праздник в честь своего идола Ваала. Исполненный ревности к Богу он начал обличать Царя в заблуждении и укорял в том, что он оставил истинного Бога, покланяется идолам, и весь народ Израильский влечёт с собою в погибель. Видя же, что Царь не слушает его увещаний, Свитой Илья смело и решительно произнёс страшное слово: жив Господь Бог Израилев, пред Которым я стою ! в сии годы не будет ни росы, ни дождя, разве только по моему слову.16

Что слышит Царь и народ? Страшное слово, которое ІІророк произносит так смело и решительно. В продолжение следующих лет не будет ни росы, ни дождя, пока он не возвестит о семь. И в этом клянется Священным именем Иеговы. Слово Ильи исполнено о было Божественной силы. Но Израильтяне познали ли в нём истинного посланника Божия, а в его угрозе грядущее наказание за его нечестие? – Те, у кого в сознании еще не было вовсе изглажено истинное понятие о Боге Израилевом, а в сердце по временам слышался голос спасительного закона, конечно, поспешили покаяться в своих неправдах и умоляя ли Бога о помиловании.

Пророк Илья по приказании Господне. Скрылся от преследования царя Ахава н жены его Иезавели в пустыне при потоке Харафе. Сюда по велению Божию, каждодневно прилетали к Пророку вороны и забывая свои голодных детей своих, питали его принося ему утром хлеб, а вечером мясо.

Слово Пророка не могло не произвести впечатления и на Царя: но он не позаботился предотвратить гнева Божия сердечным раскаяньем. Ложные пророки, окружавшие его и Иезавель, конечно, постарались подавить в нём действе, произведённое пророчеством: они не придали в глазах его особенной важности словам Пророка и Царь Св.

успокоился; но вскоре увидел исполнение пророчества Ильи. Время обыкновенной засухи прошло, настала пора дождей; но дождя совершенно не было, земля не давала росы. Исполнилось и пророческое слово Боговдохновенного Моисея: и небеса твои, которые над головою твоею, сделаются медью, и земля под тобою железом17. Слово Божие, изреченное устами Пророка, скоро оказало свое действие. Земля, не орошаемая дождём, стала суха как камень. Все иссохло, зелень поблекла, деревья, прежде плодоносные, сделались бесплодными, реки и источники иссякли, знойный воздух захватывал дыхание, благоразтворенность исчезла, тишина служила наказанием, ночь разгорячалась от дня, сады, нивы и поля опустели; не было ни пашущих, ни сеющих, все гибло и животные и люди, вся природа возвещала гнев Божий. Так было в течение трёх лет. Открылся голод, наполнивший ужасом смерти и окрестные с Израильским царством земли.

ІІророк Божий ожидал, что Ахав, претерпев наказание и познав свое заблуждение, обратится к истинному Богу; но Ахав, как Фараон, коснел в ожесточении и оставался как бы нечувствительным к бедствию народа. Он не принёс раскаяния в своих грехах, молитва о помиловании не преклонила главы его. Среди всеобщего несчастия он не забыл о Пророке, устами коего низведено было с неба наказание. Считая его виновником народного бедствия, он хотел убить Пророка и для чего послал искать его по всем странам: но все поиски были напрасны. Господь скрыл своего раба от преследования.

И был глагол Господень ко Ильи: пойди отсюда и обратись на восток и скройся у потока Хорафа, что против Иордана из этого потока ты будешь пить, а воронам Я повелел кормить тебя там18. И исполнил Илья, как сказал ему Господь, пошёл к потоку Харафову и поселился при нём. Вот новое жилище Пророка: недалеко от Иордана лежит дикая пустыня; безмолвие, царствующее в ней нарушается только криком пустынных птиц; между кустарниками по зелени извивается свежий источник. Здесь то пребывал человек Божий; небо служило ему покровом, голые утесы вместо стен, камни вместо пола, зелень и листья были его ложем. Недавно Пророк быль гам, где земля делалась степью; только в одном необитаемом месте оставалась прохлада и зелень,– и это место сделалось жилищем его. Источники иссохли; один источник остался холодным и полным, – и его воды утоляли жажду Пророка; хищные, ненасытные птицы, нечистые по закону, бесчувственные к своим птенцам, оставляющие их умирать с голоду, как бы изменили свое свойство и природу, питали поборника Божия; наставало утро, и Пророк находил, подле себя пищу для дня, доставленную воронами; наступал вечер, они же приносили ему хлеб и мясо. Так было во все время пребывания Ильи при Хорафе, и таким образом сохранил Господь Пророка от скорбей, постигших богоотступный народ.

Почему же Бог повелел воронам, а не другим птицам питать Пророка? Св. Златоуст представляет следующую причину: «Так как, говорит он, Илья возненавидел Иудеев, как сыновей непотребных; то Бог, не выражая словами, говорит ему об этом посредством чадоненавистников как бы так: не имей такой ненависти к детям – Иудеям, какую имеют вороны к своим птенцам. Смотри теперь на переменившихся воронов; смотри, Илья, на их человеколюбие; те, кои не имеют любви к собственным птенцам, тебе служат, как гостеприимцы... Подражай перемене воронов, и будь снисходителен к Иудеям; я соглашаюсь и на твое мнение, и милосердствую о наказанных19. По прошествии некоторого времени этот поток высох, ибо не было дождя на землю20. Праведнику угрожала новая опасность более ужасная, чем та, которой он подвергался от Царя, опасность голодной смерти. Но она не устрашила его. Он веровал, что Тот, Который сохранял его от голода посредством жадных птиц, сохранит его и в настоящих обстоятельствах. И был глаголь Господень ко Ильи, глаголя: встань и пойди в Сарепту Сидонскую, и оставайся там; Я повелел там женщине вдове кормить тебя.21 Ему надлежало совершить, путешествие, сколько длинное, столько же и трудное; он должен был проходить и между скалами и по пустынным пескам, при всеобщем опустошении, палимый жаром солнечным; должен был идти из земли Израильской, из своего отечества, в землю язычников и идолопоклонников, в землю, из которой взята Иезавель – непримиримая ненавистница Пророка, в царство отца ее, жестокого тирана, который, по связи с Ахавом, конечно, не упустил бы случая погубить Пророка.

Наконец Илья достиг цели своего путешествия – Сарепты. Он подошёл к городским воротам и увидел женщину, собиравшую дрова. По внутреннему откровению Божию он узнал, что это самая та вдовица, к которой послал его Бог. Пророк подозвал ее к себе и сказал: Принеси мне воды в сосуде и испью. Когда она пошла за водою, он сказал в след ей: Прими и мне и кусок хлеба в руке своей, для меня. Вдовица отвечала на это Пророку: жив Господь Бог твой, что у меня ничего нет печеного, а только есть горсть муки в кадке и немного масла в кувшине; и вот, я собираю пару сухих деревяшек, и приду домой, и приготовлю это для себя и для моего сына; съедим это и умрем”.

У вдовы ничего более уже не было для поддержания жизни. Употребив в пищу последнюю горсть муки, она должна была вместе с сыном ждать смерти. Но Пророк, как бы желая более испытать благочестие вдовы, сказал ей: не бойся, пойди, сделай, что ты сказала; но прежде из этого сделай маленькую лепешку для меня и принеси мне; а для себя и для своего сына сделаешь после. Ибо так говорит Господь Бог Израиля: мука в кадке не кончится, и масло в кувшине не убудет – до того дня, когда Господь даст дождь на землю”. Вдова пошла и сделала так, как повелел ей Пророк и радушно предложила ему часть из печенья своего. Сердечная вера вдовы язычницы, пожертвовавшей последним достоянием ради великой добродетели милосердия, была щедро награждена Господом. С того времени, как она напитала в своём дом праведного мужа, не истощалась у неё, по объявленному Пророком глаголу Господню, кадка с мукою, и кувшином с елеем не была пуста. Бедная вдова во все время голода жила так, как бы его вовсе не было в стран той.

Вскоре глубокая скорбь посетила вдову. Сын вдовицы нечаянно сделался болен, и болезнь была так тяжка, что в непродолжительное время отрок умерь. Осиротевшая вдова, проливая слезы, обнаружила пред Пророком скорбь свою. Она уже видела, что у неё живёт человек Божий, который, может оказать ей помощь; своею молитвою может преклонить Бога на милость, да возвратить ей сына на утешение. Вдова, видя свою потерю, жаловалась Пророку: что мне и тебе, человек Божий? ты пришел ко мне напомнить грехи мои и умертвить сына моего.22 Так бедная мать при писывала смерть сына своего грехам своим, держа на руках холодный труп сына. Дашь ли сына твоего, сказал Илья, взял умершего, внёс, его в ту горницу, в которой сам пребывал и молился, положил его на свой одр, преклонил колена и дерзновенно воззвал к Господу: увы мне, Господи, свидетелю вдовы, у нее же азъ ныне пребываю, Ты озлобил ecu еже уморити и сына ее. Пророк как бы говорил к Богу: Ты, Господи, не сделаешь этого потому, что вдовица заслуживает лучшей награды; Ты Сам нашёл ее достойною своих милостей23. Потом он троекратно простирается над телом отрока, трижды дует на лицо его и за тем опять взывает к Господу: Господи, Боже мой! душа отрока сего да возвратится в него. И внял Господь молитве Своего Пророка и вере вдовицы. Отрок ожил, Илья свел его с горницы к матери и сказал ей: видишь, жив, есть сын твой. Обрадованная мать в избытке чувства исповедала Пророку: се уразумех, яко человек Божий ecu ты, и глаголь Господень во устах твоих истинен.

В первый раз уста человеческие молились о воскресении мертвеца. Орудием всемогущества Божия избран Илья. Время Евангелия приближалось и заря бессмертия уже бросала первые лучи свои на смертную ночь, которая облегала весь мир. – Какой урок для неблагодарного, покланявшегося идолам Израиля, что бедная чужестранка вдовица получила часть в таком великом благодеянии, какого не видел еще Израиль24.

Три года и шесть месяцев не было ни дождя, ни росы, и земля не произрастала ни хлеба, ни травы. – Всемилосердый Бог, жалея гибнущих и поспешая оказать им милость, но чтя Пророка, и не позволяя без его согласия отменить произнесенный им приговор, Сам приходит ходатаем, Владыко к рабу, Создатель к бреннию, и убеждает уста, которыми связаны были облака, разрешить их от болезни рождения25. Иди и явись Ахаву и дам дождь на лице земли26.

Оставив Сарепту, Пророк пошёл в Самарию, столицу царства Израильского.

В то время как Пророк приближался к столице, Ахав позвал к себе своего домостроителя Авдия. Сей богобоязненный муж, и среди нечестия, окружавшего его при дворе, соединяя со страхом Божиим любовь к почитателям Бога истинного, пользовался доверенностью Царя. Это был тот самый ревнитель благочестия, который скрыл у себя Пророков Господних от преследования Иезавели. Когда Авдий пришёл к нему, то он сказал ему: пойди по земле ко всем источникам водным и ко всем потокам на земле, не найдем ли где травы, чтобы нам прокормить коней и лошаков и не лишиться скота.27 Так как на равных местах, кроме голой земли, ни чего не было, то они решились осмотреть низменные места. Там еще могли оставаться кое-какие источники, а при них и трава. Но, как и здесь, по причине засухи, источники были весьма редки, то они, желая сберечь и время, и чтобы поиски были успешнее, когда вышли из города, разделились между собою. Ахав пошёл одним путём, а Авдий – другим.

В то время, как Авдий, погруженный в горестные мысли, шёл по указанному Царём пути, видит, что на встречу ему идёт человек величественного вида. Авдий остановился, узнал в путешественнике человека Божия и поклонился ему до земли. Боле трёх лет неслышно было об Илье, может быть, думали, что он умер, – и вот он явился так неожиданно. Авдий как бы не верил глазам своим, что видит пред собою Илью, и обратился к нему: Ты ли ecи сам, Господи мой Илье? Пророк отвечал: Азь если, потом продолжал: иди и поведай господину твоему, глаголя: се Илья. Эти слова показались смертным приговором Авдию, которому Царь повелел однажды искать Пророка всюду, где только можно было; ему представилось, что его посылают на верную смерть, и он печально отвечал Пророку: чем я провинился, что ты предаешь раба твоего в руки Ахава, чтоб умертвить меня? а ты теперь говоришь: «пойди, скажи господину твоему: Илия здесь. Когда я пойду от тебя, тогда Дух Господень унесет тебя, не знаю, куда; и если я пойду уведомить Ахава, и он не найдет тебя, то он убьет меня; а раб твой богобоязнен от юности своей. Разве не сказано господину моему, что я сделал, когда Иезавель убивала пророков Господних, как я скрывал сто человек пророков Господних, по пятидесяти человек, в пещерах и питал их хлебом и водою?28 Так страх поразил Авдия; но Илья ободрил его клятвенным уверением: И сказал Илия: жив Господь Саваоф, пред Которым я стою! сегодня я покажусь ему. (5 Книга Царств, глав. 18).

Глубоко опечаленный тем, что, не смотря на страшное бедствие, в котором народ ясно должен был видеть наказуемую его руку Божию, нечестие не уменьшилось и Ваал по- прежнему был чествуем как истинный Бог. Пророк, для обращения заблудшего Израиля на путь правды, от имени Божия, решился представить новое доказательство того, что истинный Бог есть Иегова, а не Вааль. Оставшись один, он в пламенной молитве к Господу просил себе силы на предстоящий подвиг.

По донесении Авдия о пришествии Пророка, Ахав поспешно пошел навстречу ему; и едва увидел, сказал ему: ты ли ecu развращай Израиля? Не развращаю азь Израиля, но разве ты и дом отца твоего, его оставите вы Господа Бога вашего, и идосте в след Ваала, отвечал человек Божий. В след за этим, имея в виду, что время уже положить преграду нечестию, если оно может быть остановлено, или, по крайней мере, показать чистоту и искренность отвергаемой веры и тщетность идолослужению, Пророк требовал от Царя поклонения истинному Богу. Но как Ахав возражал против сего, то для решения спора, кому должно покланяться, Богу ли Аврамову или Ваалу, Пророк предложил Царю собрать народ на гору Кармил. Сюда должны были явиться и служители Ваала и Астары, чтобы видеть, на чьей стороне будет правда. И ныне, говорит Пророк Царю, пошли и собери ко мне всего Израиля на гору Кармилскую, и пророков студныя Вааловы четыреста и пятьдесят, и пророков дубравных четыреста, ядущих трапезу Иезавелину.

Св. Пророк Илья, чтоб доказать ничтожность ложных Богов и могущество истинного Бога. Свел с неба на приготовленную жертву огнь Сей огонь потребил как жертву так и дрова, жертвенник из 12 камней и воду, которая была столь изобильно излита на жертву, что выполняла собою ров вокруг жертвенника.

Царь изъявил согласие на предложение Пророка: послал гонцов во все страны своего царства с повелением, чтобы народ и жрецы Ваала собрались на Кармил.

Тогда эта гора находилась почти в самой средине Израильского царства; ее вершина оканчивалась обширною равниною, на которой легко могло поместиться значительное количество народа. Во время Пророка Ильи на Кармиле стоял только один полуразрушенный жертвенник, построенный вероятно еще в счастливые дни Израильского царства. Вокруг него-то собрались десять колен Израилевых, предводимые своими ложными учителями.

Вдохновенный всем пламенем любви к Богу Израилеву, Илья, человек незнатный, в волосяной одежде, опоясанный кожаным поясом, вступает в средину собрания и при всеобщем молчании говорить народу: доколе вы хромаете на оба колена ваша? Аще есть Господь Бог, идите в след Его, аще ли Ваал есть, то идите за ним. Народ не отвечал. Аз, продолжал Илья, есть Господь Бог, идите в след Его, аще ли Ваал есть, то идите за ним. И не отвещаша ему людие словесе. И рече Илия: дадите ми два юнца, да изберете себе единаго, и растешите и на уды, и возложите и на дрова, да не приложите огня. И аз растешу юнца другаго, и возложу на дрова, и огня не возгнещу. Егда призовете имена богов ваших, и аз призову Имя Господа Бога моего. И будет Бог, Иже аще послушает огнем, Той есть Бог. Народ отвечал на это: добр глагол Илиин, иже глагола, да будет тако29.  Потом Илья обратился с речью к жрецам: и так возьмите которого ни будь вола, и сделайте то, что я сказал, прежде меня: потому что вас очень много; призовите имена богов ваших, а огня не кладите.

Невозможно было служителям Ваала отказаться от такого предложения. Оно уже принято было общим голосом народа. И так жрецы должны были сделать так, как повелел Пророк. Заклав вола на устроенном ими жертвеннике, они с утра до полудня взывали к Ваалу: Послушай нас, Ваале, послушай нас. И не было ни гласа, ни послушания. Ибо идоли язык–серебро и злато, дело рук человеческих: уста имуть и не возглаголют; очи имуть и не узрят; уши имуть и не услышат30.

В полдень, посмеиваясь безуспешности усердной мольбы их к мнимому богу, Илья сказал: Зовите гласом великим, яко бог есть, яко не праздность ему есть, и негли что ино строить, или спит сам, и восстанет. Так живый ла небесех посмеется нечестивым, и Господь поругается им31. Не смотря на это, служители Ваала с тем же усердием продолжали свои молитвы, которые по своему обычаю сопровождали различными обрядами; с громким воплем бегали вокруг жертвенника, скакали через дрова и жертву, секли себя ножами и мечами, так что обливались кровью. Так они безумствовали до вечернего жертвоприношения. Но не было ни голоса, ни послушания.

По наступлении времени вечернего жертвоприношения, Илья сказал жрецам Вааловым: Отступите ныне, да и азь сотворю жертву мою. Жрецы в замешательстве отступили. Тогда Илья сказал народу: подойдите ко мне. Весь народ приблизился к нему. Илья стал строить жертвенник. Взял двенадцать камней, по числу колон Израилевых, как повелел ему Господь32, он воссоздал раскопанный алтарь, провел вокруг его ров, образовав из него водоем, подложил под жертвенник дрова, рассек вола, приготовленного для всесожжения и положил его на алтарь. Потом сказал помогавшим ему Израильтянам наполните четыре сосуда водою и вылейте ее на жертвенник и на дрова. И сделали так, как повелел Пророк. Илья приказал сделать это не однажды или дважды только, но трижды, так что самый ров вокруг жертвенника до верха наполнился водою. Таким образом, когда все было приготовлено, воцарилось глубокое молчание. Взоры всех в трепетном ожидании остановились на Пророке. Без шума и смятения, с полным надежды сердцем, подняв руки к небу, Илья молитвенно воззвал к Богу отцев: Господи Боже Авралов, и Исаков, и Иаковль! Послушай мнение Господи послушай мене днесь огнем, и да разултют вcе люди сие, яко Ты ecu Господь Бог един Израилев, и азъ раб Твой, и Тебе ради сотворих дела сия. Послушай мене, Господи, послушай мене огнем, и да разумеют вcе люди сие, яко Ты еси (един) Господь Бог, и Ты обратил ecu сердца людей сих в след Teбe. И молитва едва была окончена, как низошёл огнь от Господа с неба и, подобно молнии, быстро потребил жертву, дрова, камни под жертвенником, даже воду во рве и самый прах. Народ, видя ясное знамение Божественной силы в с нисшедшем огне пал ниц в благоговении и единодушно исповедал: Во истину Господь Бог, той есть Бог.

После сего Илья, в святой ревности против нечестивых жрецов Ваала, повелел народу схватить их и заколоть. На потоке Киссовом, струившемся у подножия горы, четыреста пятьдесят человек лишились жизни за развращение народа Божия. Здесь Бог исполнил рукою Пророка Свою заповедь: И пророк той ложный или видят сон да умереть.

Теперь раскаявшийся в своем заблуждении народ ждал от Бога помилования: но, не видя исполнения своих надежд, находился в глубокой скорби и недоумении. Ахав, после совершения Ильёю чуда, посмотрел на небо, отыскивая признаков дождя и, не заметив ничего, печально склонил голову. Когда он находился в таком положении, приходит к нему Пророк и говорит: Ступай, кушай и не беспокойся более; потому что я слышу уже шум обильного дождя, который напоит землю водою.

Ахав сел за трапезу, а Пророк, в сопровождении одного ученика, взошел на гору и здесь семь раз покланялся до земли, моля Бога о ниспослании дождя. Но во время молитвы повелел отроку своему прилежно смотреть в сторону к морю, не заметит ли чего ни будь на небе, и когда заметит, то пришел бы сказать ему об этом. Шесть раз уходил отрок, и снова возвращался, говоря: что на небе в стороне к морю ничего не видно. Наконец возвращается в седьмой раз и отвечает: что усмотрел облака мале, аки след ноги мужские, возносящий воду из моря. Выслушав отрока, Пророк повелел ему идти предварить Ахава, чтобы он скорее отправлялся в путь, да не постигнет его дождь. Между тем показалось небольшое облако, быстро увеличиваясь, закрыло собою небо, поднялся ветер и сильный

дождь низошёл на землю. Так после трех с половиною лет Пророк отверз небо. Царь от полноты радостного сердца заплакал: но, повинуясь повелению Пророка, отправился в путь. Во время самого дождя Пророк, подкрепленный Божией помощью, бежал пред колесницею Ахава до Израиля.

Св. Пророк Илья пострадает от меча Антихристова. О сем говорится так в Апокалипсисе (г.XI.ст. 7.8.11.12) И когда они Илья к Енох скончаются свидетельство свое, зверь, иже исходит из бездны сотворит с нами брань и победит их и убьет и трупы их оставит на стенах града величаво и по 3-х дней пал дух животен внидет в ня от Бога. И услышав глас великий с небес глаголющий взыдите семо.

Иезавели, жены Ахава, не было при жертвоприношении Пророка. Ахав, прибыв в дом, рассказал ей все, что сделал Илья на горе Кармил, и как по его возвещению дождь ниспал на землю. Выслушав мужа, Иезавель пришла в ярость. Она не обратила внимания на чудо, совершенное Пророком; но ее глубоко тронуло избиение жрецов. Она тотчас послала сказать Илье: если ты Илия, а я Иезавель, то пусть то и то сделают мне боги, и еще больше сделают, если я завтра к этому времени не сделаю с твоею душою того, что сделано с душою каждого из них.33 (жрецов Ваала). Страх объял Пророка Божия, когда он узнал, что Иезавель ищет погубить его. Он поспешно оставил Израиль и с учеником своим удалился на юг в Вирсавию, которая находилась в пределах царства Иудейского.

Но неужели человека Божия, на каждом шагу охраняемого Богом, могло испугать намерение злонравной жены, когда не страшился он четырех сот человек грубых идолопоклонников, имевших на своей стороне Царя? и не случалось ли уже ему подвергаться гонениям гораздо опаснейшим, в которых Пророк силою Божией, чудесно был избавлен от смерти? Не забудем, что Илья по слову Апостола Иакова: человек будет подобострастен нам (5, 17). С другой стороны страх был и делом Божия смотрения. Чтобы великие чудеса, как говорит Блаженный Фсодорит, каковы напр. воскрешение отрока, низведение огня на жертву и другие, не надмили Пророка, благодать Божия по пустила природе дать в себе место боязни, а Пророку через то познать собственную свою немощь34. Пророк бежал от страха лишиться жизни; а Иезавель не была наказана смертью за бесчеловечное намерение убить его. Этим самым Бог научил Своего Пророка, что иногда за лучшее признается управлять родом человеческим с кротостью и долготерпением, хотя не трудно ему послать на нечестивых и громы и молнии, всколебать землю, мгновенно ископать для них ров и всех в конец истребить стремительными ветрами35.

В Вирсавии Пророк оставался не долго. Здесь он оставил ученика своего; а сам отправился в сопредельную с царством Иудейским пустыню каменистой Аравии, и на расстоянии одного дня пути от города остановился. В пустыне он повергся на землю под ветви одного дерева. Но на душе Пророка лежало тяжелое бремя. Что могло утешить его? Ему представлялось, что на Кармиле снова совершаются безумные пляски вокруг золотого тельца; на место избитых жрецов призвано большее число их; улицы Израиля оглашаются хулою на живого Бога; Иезавель упивается кровью малого остатка верующих; алтарь, на котором Бог ниспослал огнь, оставлен в забвении; за дождь воссылаются благодарения Ваалу. В глубокой скорби сердца он обратился к Богу с такою трогательною молитвою: довольно уже, Господи; возьми душу мою, ибо я не лучше отцов моих.36 Пророку, бывшему прежде выше всех потрясений, наконец, приятнее жизни казалась смерть. Она избавляла его от ненависти и преследований, и приводила прямо к желанной праведником цели. Какая тяжелая минута в жизни святого мужа! Всякий раз, как только я думаю об этом поступке Ильи, говорит Святой Григорий Великий, мне приходит на мысль, что сколько человек может быть великим и сильным по благодати Божией, столько же он всегда, даже на высших степенях духовного совершенства, слаб по своей естественной немощи37. Пророк просил себе у Бога смерти, но молитва его не услышана и желание Пророка, происшедшее от сильного волнения, не исполнилось.

Под влиянием столь горестных размышлений он заснул. Но Господь не оставил своего верного раба: Он послал ему с неба Ангела утешителя. Пока Пророк спал, он приготовил ему трапезу для подкрепления ослабевших сил. Потом, прикоснувшись к нему, сказал: встань, ешь и пей. Проснувшись, Илья взглянул вокруг себя и видит: у изголовья его лежит ячменный хлеб и стоит сосуд с водою. Он стал есть и пить, и окончив свою трапезу, опять лег и заснул. Ангел во второй разбудил его и говорить: встань, ешь и пей, ибо дальняя дорога пред тобою. Илья снова вкусил трапезы, и подкрепленный сею чудесною пищей, он шел сорок суток.

Наконец увидел он гору, превосходящую своею высотою прочие. Это гора Синайская. Она, возвышается между скалами. Возле нее находится другая гора: это Хорив. Войдя на гору, он нашел здесь пещеру, которая стала его жилищем. В этом пустынном уединении Илья полный святых чувствований и глубокого благоговения молился и ожидал откровения. И было к нему слово Господне: что ты здесь Илья? вопросил его Бог.

Илья чистосердечно отвечал: возревновал я о Господе Боге Саваофе, ибо сыны Израилевы оставили завет Твой, разрушили Твои жертвенники и пророков Твоих убили мечом; остался я один, но и моей души ищут, чтобы отнять ее. Выслушав жалобы Пророка, Бог повелел ему: выйди и стань на горе пред лицом Господним, и вот, Господь пройдет, и большой и сильный ветер, раздирающий горы и сокрушающий скалы пред Господом, но не в ветре Господь; после ветра землетрясение, но не в землетрясении Господь после землетрясения огонь, но не в огне Господь; после огня веяние тихого ветра, и там Господь. Илья, как сказал ему Господь, стал на горе и ждал шествия Божия. Поднялась страшная буря, разрушались горы, разбивались утесы: но в буре не было Господа и Пророк не пал лицом на землю. За бурею последовало землетрясение, но и это не было знамением шествия Господня. Кончилось колебание земли, пробежал мимо его пламень, которого вершина как бы касалась неба. Но и здесь не было Господа. Когда все это исчезло, Бог явил Пророку Свое присутствие в веянии тихого и приятного ветерка, и тотчас, как Илья услышал шествие Господа, стал у входа пещеры и прикрыл лице свое милотию. Господь опять вопросил его: Что ты здесь, Илье? Пророк дал Ему тот же самый ответ какой дал накануне. После чего Господь сказал ему: пойди обратно своею дорогою чрез пустыню в Дамаск, и когда придешь, то помажь Азаила в царя над Сириею, а Ииуя, сына Намессиина, помажь в царя над Израилем; Елисея же, сына Сафатова, из Авел-Мехолы, помажь в Пророка вместо себя38. Кто убежит от меча Азаилова, того умертвит Ииуй; а кто спасется от меча Ииуева, того умертвит Елисей. Вместе с тем он утешил его, что во Израиле осталось еще семь тысяч мужей, не преклонивших колен Ваалу и не целовавших руки своей в знак обожания его39.

Св. Пророк Илья и Св. Енох явятся на землю пред вторым пришествием Господа Иисуса Христа и будут пророчествовать. Пророк Малахия в главе 4, от. 5 говорит. Се Аз пошлю Вам Илью Фесвитянина прежде пришествия дня Господня великого и npосвященного. иже устроит сердце отца к сыну и сердце человека к искреннему его.

Когда видение кончилось, Илья встал и отправился в путь. Теперь его дорога лежала не через Аравийскую пустыню; он шел чрез пустыню Сирийскую и через селения Моавитян и Аммонитян. В местечке Авельмауле (близ устья Иордана) Илья увидел Елисея, того, которого Господь повелел помазать вместо себя в Пророка. Сей возделывал землю двенадцатью парами волов. Илья, подошёл к нему, возложил на него свою милоть и от имени Божия приветствовал его Пророком Израильским. Елисей тотчас оставил свою работу и идя за Пророком, удалявшимся от него, просил у него позволения прежде проститься с своими родителями. Молю тя, говорил он Илье, позволь мне поцеловать отца моего и мать мою, и я пойду за тобою. Он сказал ему: пойди и приходи назад, ибо что сделал я тебе. Придя домой, Елисей объявил своим волю Божию о нем, устроил жертвенник из своих земледельческих орудий и, заколов пару волов, на которых сам пахал, принес благодарственную жертву Господу, из остатков которой учредил пиршество для своих соотечественников и затем последовал Пророку, неразлучно пребывал с ним в пустыне и верно служа ему до самого взятия Ильи на небо.

Прошло несколько лет после помазания Елисея в Пророка и было слово Господне к Илии Фесвитянину: встань, пойди навстречу Ахаву, царю Израильскому, который в Самарии, вот, он теперь в винограднике Навуфея, куда пришел, чтобы взять его во владение40. Навуфей был муж рода знатного. Он имел виноградник, который находился в соседстве с загородными садами Ахава. Царю захотелось присоединить его к своим садам. Он призвал к себе Навуфея и сказал ему: отдай мне виноградник свой, я сделаю из него сад, соединив его с прочими, которыми владею, потому что он близко от моего дома; а тебе дам иной виноградник, который лучше твоего, а если угодно тебе, то, вместо виноградника, я дам тебе денег столько, сколько стоит твое владение. Навуфей отвечал Ахаву: сохрани меня Господь, чтоб я отдал тебе наследство отцов моих. Благочестивый Израильтянин был прав. По закону Моисееву нельзя было ни продать, ни променять земли отцов41. Царь весьма был огорчен справедливым отказом Навуфея; печальный возвратился домой, лег в постель, закрыл лицо свое и не хотел есть хлеба. Жена его взошла к нему и сказала: отчего ты так печален и не ешь даже хлеба. Навуфей огорчил меня, отвечал Ахав. Я просил его, чтобы он отдал мне свой виноградник за цену серебра, или, если бы он захотел, я дал бы ему другой виноградник вместо этого; но он отказал мне в моем желании. Есть отчего падать духом, Царь, заметила ему жена; встань, ешь хлеб и будь спокоен, а я достану тебе виноградник Навуфея.

Тайно от Ахава, она написала указ от имени его, запечатала его царскою печатью и отправила к вельможам и гражданам Самарии. В нем повелевалось сначала открыть пост, потом составить собрание и в нем посадить Навуфея на первое место. Это необходимо было или для того, чтобы он был приметнее и не мог скрыться, или для того, чтоб раздражить против него собрание. Напротив его должны были сесть два мужа, дети законно-преступных отцов, для того, чтобы они лжесвидетельствовали на него, утверждая, что он не благословил Бога, и не почтил Царя. Клевета в хуле на Бога прибавлена была для того, чтобы казнь была вернее42. Далее в указе повелевалось, чтобы Навуфей, когда собрание произнесет над ним свой суд, выведен был на место казни и побит камнями43. Так и сделали: назначили пост, открыли собрание; Навуфей посажен был на первое место; явились два бесстыдных человека, которые стали лгать на Навуфея пред собравшимися гражданами, говоря, что он не воздает должного почтения Богу и Царю. Когда граждане услышали такую хулу на Бога и такое неуважение к Царю, тотчас произнесли над Навуфеем приговор казнить его смертью. И Навуфей, выведенный из города на лобное место, согласно с законом Моисеевым против преступников этого рода44, побит был камнями.

Когда Иезавель узнала, что Навуфей предан смерти, то с торжествующим видом сказала Ахаву: встань, возьми во владение виноградник Навуфея Изреелитянина, который не хотел отдать тебе за серебро; ибо Навуфея нет в живых, он умер. Когда Ахав услышал, что сделала жена его, пришел в крайнее негодование, он знал невинность Навуфея. Но как виноградник, со времени смерти убиенного, принадлежал уже Царю, то, вскоре после сего печального события, он отправился туда для вступления во владение незаконно приобретенным имуществом. В это время явился Илья Господь и повелел идти в Самарию прямо на встречу Ахаву и сказать ему: так говорит Господь: так как ты убил Навфея и несправедливо овладел виноградником его, то таков над тобою суд Божий: на том месте, где свиньи и псы полизали кровь Навуфея, полижут и твою кровь и блудницы омоются в крови твоей45.

С беспокойным взором Ахав осматривал новое владение, напоминавшее ему о допущенном им преступлении. Но это беспокойство еще более увеличилось в нем, когда он вдруг увидел Илью. В гневе и трепете он вскричал: нашел ты меня, враг мой? Да, отвечал Илья, потому что ты делаешь противное Господу; ты сотворил лукавое пред Господом и таким образом прогневал Его. Вот что говорит тебе Господь моими устами: Я наведу на тебя всякое зло. Я искореню тебя и род твой, истреблю весь дом твой, даже до малых детей и животных от первого до последнего во Израиле. Я накажу тебя, как наказал Иеровоама, сына Наватова, как наказал Ваасу, сына Ахиева, за все беззакония, которыми ты прогневал Меня и за то, что вместе с собою заставил грешить народ Мой46.

Суд Божий простирается на весь род Ахава, даже на детей в семействе его, потому что Царь не ограничил своего преступления смертью одного Навуфея; но, чтобы быть полным обладателем имения его, он умертвил и детей сего мужа47. Виновницей зол Иезавели Пророк особенно предсказывает наказание Божие. Таков над тобою суд Господень, сказал Илья, обращаясь к ней: псы съедят тебя в прегради Израиля48.

Ахав, пораженный страшными словами Пророка, залился слезами, разодрал свои одежды, посыпал прахом свою главу, наложил на себя пост и в глубокой печали отправился в город. Непритворная скорбь долго не сходила с лица его; и вретища, которым он опоясал себя еще со дня убиения Навуфея, не снимал с себя. Бог, видя искреннее раскаяние его в своем злодеянии, хотя и временное, смягчил над ним строгость своего суда. Когда Пророк, исполнивши повеление Божье, шел домой, Господь сказал ему об Ахаве: видишь, как смирился предо Мною Ахав? За то, что он смирился предо Мною, Я не наведу бед в его дни; во дни сына его наведу беды на дом его.49

Скоро и точно исполнился над домом Ахава суд Божий, изреченный устами Пророка. Ахав без всякой причины объявил войну Сирии, не вняв увещаниям Пророка Михея, который предсказал ему поражение и смерть, если он предпримет войну противную пред начертаниям Божьим. В первом сражении одна неприятельская стрела, пущенная на удачу, поразила Ахава в грудь. Ахав тотчас оставил поле битвы, но тяжело раненый, не мог оставить своей колесницы и находился на ней до самой смерти. Облитая кровью колесница отвезена была к источнику Самарийскому. Здесь блудницы омыли кровь с нее и сами как бы измылись в ней, так было ее много; а псы и свиньи лизали ее50.

Но бедственнее была участь Иезавели. Ииуй один из преемников Ахава, помазанный на царство Израильское во исполнение данного Богом Илье на горе Хориве повеления, был орудием исполнения второго предсказания. Когда Ииуй делал первый по вступлении на престол торжественный въезд в город, Иезавель роскошно нарядилась, подошла к окну и стала смотреть на проходивший мимо дворца поезд. Своим великолепным убранством она думала обольстить нового Царя, – и чтобы быть замеченною им сделала ему приветствие. Ииуй приказал стоявшим близ нее слугам выбросить ее из окна. Она была тотчас выброшена, стены здания окропились кровью ее, кони растоптали труп ее. Немного спустя, когда Царь приказал погребсти тело ее, ничего почти не нашли уже: псы съели его51.

Таким же образом погибли от меча Ииуева и прочие члены дома Ахавова. Аорам, сын Ахава, когда Ииуй входил в Иезраиль, был также здесь. Он жил в сем городе для излечения ран, полученных в войне с Азаилом, Царем Сирийским. Когда узнал, что приближается к городу Ийуй, он вышел к нему на встречу спросить, с какою целью он идет сюда, и когда увидел в Ииуе врага своего, искал спасения в бегстве. Ииуй застрелил его из лука и приказал бросить труп его на земле Навуфея52. После этого Ииуи приказал избить сынов, сродников и ближних Ахава, так что ни один из нечестивого дома не остался жив53. И так Господь сотворил все, что возвестил Ахаву от имени Его верный раб Его Илья. Изби Ииуй всех оставшихся в дому Ахавли во Иезраиле, яко не остаются его останки54.

По смерти Ахава, вступил на престол Израильский сын его Охозия, который царствовал два года. Не смотря на такое короткое время, он успел показать себя лукавым пред Господом. Воспитанный в правилах своей нечестивой матери, он во всех поступках своих подражал своему отцу и матери Иезавели. Также, как отец, служил идолу Ваалу; и в упорстве, с каким противился воле Божией, он превзошел даже Ахава. Поэтому тяжесть проклятия должна была пасть на него. Первый чувствительный удар нанесло ему отпадение Моавитян. Этот народ долгое время был в зависимости от Царя Израильского, но при Охозие усилился и возвратил себе независимость. Другим ударом была жестокая болезнь Охозии: случилось раз, что во время прогулки, Царь упал с террасы своего дворца, расшибся и заболел. Его болезнь наконец так усилилась, что он сам увидел опасность своего положения и вместо того, чтобы в сердечном смирении просить себе у Бога исцеления, он отправил послов к жрецам Веельзевула, идола Аккаронскаго, узнать, какой будет иметь исход его болезни. Пророк Божий в это время жил в пустыне. Более пяти лет прошло с того времени, как он оставил Самарию. Что делалось в столице, ему было неизвестно. По повелению Господню, он опять оставляет свою пустыню для наказания нечестия, но уже в последний раз. Ангел Господень явился Илье и сказал: иди на встречу послам Охозии и скажи им разве нет Бога во Израиле, что вы идете спрашивать о выздоровлении Царя у Ваала, скверного бога Аккаронскаго. Вот что говорит Господь: не встанет он с одра, на который лег; он умрет55. Илья пошел на встречу послам и возвестил им все, что повелел ему сказать Ангел. Послы возвратились к Царю, и на вопрос его: что значит скорое возвращение их, они рассказали ему, что случилось с ними на пути. К нам вышел на встречу, говорили они, неизвестный человек, который остановил нас и велел от имени Божия сказать тебе: что ты не встанешь с своего одра, а умрешь на нём, потому что есть Бог во Израиле, Которого одного должно было просить об исцелении. Выслушав их Царь спросил: а каков на вид этот муж, который сказал вам это? Послы отвечали: он с длинными косматыми волосами и опоясан кожаным поясом. Это Илья Фесвитянин, сказал Царь, и немедленно послал под начальством старейшины отряд воинов в пятьдесят человек схватить Илью и привести к себе. Пророк в это время находился на уединённом утесе горы, вероятно Кармила. Начальник отряда, увидев Илью, повелевал ему следовать за ним. Человек Божий, говорил он, тебе приказывает Царь: сойди с горы и иди с нами. – Если я человек Божий, отвечал Илья, то пусть снизойдет огонь с неба и потребит тебя и воинов. И тотчас низошёл огонь небесный и пожрал начальника с отрядом его. Разгневанный Царь, желая отмстить смерть погибших воинов, отправил другой такой же отряд, но и его постигла, по молитве Пророка, та же участь. Не вразумившийся, видимою казнью Божьею, Царь опять посылает отряд воинов в пятьдесят человек, во что бы то ни стало, взять Пророка. Но начальник сего отряда был много благоразумнее своих предшественников. Когда он увидел Пророка, до земли поклонился ему и на коленях со слезами умолял его так: Человек Божий! пощади жизнь мою и сих рабов твоих, пришедших со мною, да не поразит нас огнь небесный, как двух первых с людьми их. – Тогда Ангел Господень сказал Илье: не убойся от лица их, сойди с горы и поди с ними56. На сей раз Илья помиловал посланных от Царя и, вновь смиренной просьба их, пошёл с ними к Охозии. Явившись к нему, он повторил то, что сказал уже посланным его, то есть, что он, так как презрел истинного Бога, то не встанет с одра болезни своей. Предсказание Пророка исполнилось: Охозия вскоре умер.

Оставив Самарию Илья отправился в мирные равнины Иордана, остановился в Галгалах, недалеко от Иерихона, где никогда знаменитый вождь Израиля Навин положил двенадцать камней в память чудесного перехода Израилитян чрез Иордан. Но Пророк уже оканчивал свое земное поприще; по Божественному откровению ему уже известно было, что он подобно одному из древних праотцов – Еноху будет взят живой на небо. Равным образом предчувствовал это и товарищ его уединения Елисей. Он также предизвещен был Богом, что учитель его скоро оставит землю, и не хотел разлучиться с ним. Однажды они вместе шли из Галгал по направлению к Вефилю. На пути желая испытать верность Елисея, Илья сказал ему: останься здесь, а я схожу в Вефиль, куда посылает меня Господь.

Елисей отвечал: Клянусь Господом, я не оставлю тебя. Когда они пришли в Вефиль, то здесь сыны Пророческие, узнав о прибытие Елисея, сошлись к нему и спрашивали: знаешь ли ты, что Господь ныне возносит господина твоего? Я это знаю, отвечал Елисей, и прошу вас не говорить об этом никому. Илья в Вефиле опять сказал своему ученику: побудь здесь; Господь повелевает мне сходить в Иерихон. И Елисей опять изъявил свою готовность сопутствовать ему, с клятвою уверяя, что он не оставит его. Когда Илья и Елисей пришли в Иерихон, то здесь сыны Пророческие, как бы из опасения, чтобы ученик Ильи внезапно не оставил своего учителя, также спрашивали Елисея: знает ли он, что Господь скоро возносит Илию на небо? Елисей запретил и им говорить кому либо об этом. В Иерихон Илья еще раз пытался остановить своего ученика, говоря: что по повелению Божию он должен сходить на берега Иордана. – Но Елисей решительно отвечал Пророку: и берега Иордана увидят меня с тобою. И так они пошли вместе.

В это время пятьдесят сынов Пророческих, которым также до последней минуты не хотелось расстаться с Пророком, в недальнем расстоянии, следовали за ними. Когда два Пророка пришли к Иордану, Илья снял с себя свою милоть, свил её, ударил ею по водам и воды тотчас расступились оставив свободный проход Пророкам. По чудесном переходе чрез Иордан, Илья уже довольно испытавший любовь и преданность к себе своего ученика, сказал ему: проси, что сотворю ти, прежде неже взят буду от тебе. Елисей, исполненный святой ревности и истинной любви к Пророку, отцу по духу, отвечал: да будет убо дух, иже в тебе, сугубо во мне. Ожесшочил ecu просити, заметил Илья, но аще узриши мя вземлема от тпебе, будет ти тако; аще ли не узрели не будет. Беседуя таким образом, они продолжали идти по полям, соседним Иордану. Вдруг огненная колесница, с огненными конями, показалась на дороге, по которой они шли и отдалила их друг от друга. – Не смотря на ужас, какой могло возбудить это чудное явление, Елисей увидел, что его учитель и друг торжественно сел на эту колесницу; вихрь поднял ее и он сталь возноситься над землею выше облаков. Отче! отче! вскричал Елисей, колесница Израилева и конница его57; но остановился на этих словах, потому что Илья уже скрылся из глаз его в пространствах небесных. Глубокая скорбь объяла Пророка, почувствовавшего теперь всю тяжесть одиночества. Он снял с себя свою одежду и разорвал ее. Но, когда после того взглянул на землю, он заметил на дороге милоть Ильи, которая упала сверху в то самое время, когда Пророк возносился. Елисей с благоговением поднял ее и возложив на себя, вместо своего плаща, возвратился к берегам Иордана.

При переходе через реку открылась чудесная сила милости. Сняв с себя, он ударил ею по водам. Воды расступились, и Пророк свободно прошел по дну на другой берег. Иерихонские Пророки, бывшие свидетелями этого чуда, познали, что на Елисей почил дух великого Ильи, вышли к нему на встречу и, поклонившись до земли, приветствовали его; но в тоже время просили, чтоб он позволил им послать пятьдесят человек искать Пророка: ибо, говорили они, может быть, Дух унёс его в какое либо пустынное неизвестное место. Елисей, хотя уверен был в бесполезности этих поисков; однако принуждён был уступить настоятельной их просьбе. Три дня Пророки искали Илью, прошли всю страну и не нашли его. Тогда весь Израиль убедился, что Илья Фесвитянин живой перешёл от земли на небо.

Когда Илья вознесен был на небо? В конце царствования Иосафата, Царя Иудейского, и вскоре после смерти Охозии, Царя Израильского, как повествуются эти события в Св. Писании. Но Охозия умер в 22 год царствования Иосафата. Отсюда с вероятностью можно положить, что Илья взят на небо около 898 г. до P. X. Если Пророк, явившийся в трети или четвертый год царствования Иосафата, было 30 лет от роду, то, очевидно, он взят на небо около 48 лет от рождения. Общее древнее предание назначает 20 день июля днём вознесения Ильи.

* * *

2

Исход. 3, 8.

3

Иерем.8, 22

5

Adrichom. In Dtscript.terrae sanctae.

7

Чет. Мин. Жизнь Св. Пророка Ильи 20 Июля.

8

Чет. Мин. Июль. 20. Жйт . Св. Пр. Ильи.

9

Жит. Св. Пр. Ильи в Чет. Мин.

10

3 Царств. 16, 25.

11

3 Царств. 16, 33.

12

3 Царств. 12, 28.

13

3 Царств.

14

3 Царств. 12 32 33

17

Второзак. 28. 23.

18

3 Царств. 17, 3, 4.

19

Ʃις Tov Пροфńχην Ηλίάν λοʒós Op. Chr. m. V I

20

3 Царств. 17, 7.

21

3 Царств. 17, 8.

22

3 Царств. 17, 18.

23

Хр. Чт. 1851 г. ч.2 стр. 507

24

Хр. Чт. 1851 г. ч. 2 стр. 507

25

Блаж. Феод. толк, на 3 кн. Ц . Твор. Св. От. г. 13, кн. 4.

29

3 Царств. 18, 24.

32

3 Царств. 18, 31.

34

Тол. Бл. Феод. на 3 кн. Ц. в Твор. Св. Отц. г. 13, кн. 4.

35

Тол. Бл. Феод. 3 кн. Цар. Твор. Се. Отц. г. 13, кн. 4.

36

3 кн. Царст. 19, 4.

37

Григ. Великий moral. lib. XIX . cap. V.

38

3 Царств. 19, 15 и 16.

39

3 Царста. 19, 14– 19.

40

3 Царств. 21, 17, 18.

42

Библейская Истор. Высокопреосвящ. Филарета. Изд. 1827 г. 317 стр.

43

3 Царст. 21, 8– 10.

44

Левит. 14, 18. Исход. 22, 38.

45

3 Царств. 21, 19

46

3 Царств. 21, 22.

48

3 Царств. 21, 23.

49

3 Царств. 21, 29.

50

3 Царств. 22, 38.

51

4 Царств. 9, 30, 31.

53

4 Царст. 9, 10.

54

4 Царст. 10, 11.

55

4 Царств. 1, 3, 4.

56

4 Царств. 4, 15. 5.

57

Слова Елисея значили: ты, отче, составлял собою всю силу Израилеву, помогая царству Израильскому своею молитвою и ревностью много более, нежели множество ратных колесниц и вооружённых всадников.


Источник: Печатать позволяется с тем, чтобы по напечатанному представлено было в Цензурный Комитет узаконенное число экземпляров. Москва, Октября 15 дня 1869 года. Московская Духовная Академия. Цензор Архимандрит Игнатий. Сказания о жизни и чудесах святого славного пророка Божия Илии : (20 июля / 2 августа) / [редкол.: А. В. Бугаевский (пред.), архимандрит Владимир Зорин, иерей Владимир Вигилянский]. – Москва : Скиния, 2007. – 30 с. : ил.; 20 см.; ISBN 5–86544–014–4

Комментарии для сайта Cackle