инок Дамиан

Приложение. Новый Афон

А. С. БОЧКОВ, член Русского исторического общества.

Мысль об устроении православного монастыря в Абхазии возникла в русских правительственных кругах сразу после её вхождения в состав России в 1810 году. Было учреждено «Общество восстановления православного христианства на Кавказе». Его деятельность ознаменована строительством в некогда православной Абхазии православных храмов, открытием православных школ, основанием православного монастыря. Русское правительство и обратилось за помощью в этом святом деле к Свято-Троице-Сергиевой Лавре. 18 июля 1872 года был подписан указ об основании при Пицундском храме мужского монастыря с миссионерскими целями и о назначении содержания монастырю в размере 1200 рублей в год. Святитель Иннокентий назначил настоятелем нового монастыря архимандрита Свято-Троице-Сергиевой Лавры Феофила, избравшего из монахов Лавры для монастырских должностей во вновь открываемой обители иеромонаха, иеродиакона и пять послушников. Эта монашествующая братия прибыла в Пицунду в 1873 году и ревностно занялась великим делом устроения святой обители. Однако скудные средства, отпущенные на содержание монастыря, не позволили продолжить строительство.

В это время русские иноки Святой Горы Афон стали хлопотать о переселении в Россию. Они постоянно испытывали притеснения со стороны греческого духовенства, стремившегося к господству на Востоке и на Афонской Горе. 1874 год был тяжёлым для русской братии Пантелеймонова монастыря. Судебный процесс с греками был в полном разгаре. Протатом (правительством Афона) было решено, чтобы Пантелеймонов монастырь больше не назывался русским, чтобы игуменом в нём всегда был грек и русская братия ему во всём всегда подчинялась. Игумену было предоставлено право самому определять численность братии и выдворять из монастыря неугодных монахов. Так открыто формулировалось определение Протата. А тайно велись приготовления для полного удаления русских из Пантелеймонова монастыря и перемещения иноков силами турок в Малую Азию в один из заброшенных монастырей. Более того, в результате происков греков газеты Стамбула обсуждали возможность высылки русских иноков в дебри экваториальной Африки. Игумен Пантелеймонова монастыря отец Макарий и духовник обители отец Иероним обратились к русскому посланнику в Константинополе графу Н. П. Игнатьеву с просьбой об организации переселения русских афонских иноков в русские владения на Кавказе. Для принятия русских монахов с Афона в Россию были созданы благоприятные условия.

26 августа 1875 года афонские делегаты иеромонах Арсений, монахи Иоанн, Агапий и Иерон приехали в Тифлис, затем отправились в Сухумский округ для выбора места. Место это должно было удовлетворять многочисленным условиям, связанным с хозяйственной деятельностью, но, главное, с предстоящим духовным подвигом. Место это должно было располагаться подальше от селений.

Особую роль играла безопасность обители во время возможных политических нестроений и военных действий, когда монастырь, не защищённый крепостными стенами, легко мог быть ограблен и разорён.

Выбор посланников Афонского Пантелеймонова монастыря пал на живописное и плодородное место на левом берегу реки Псырцхи в центральной части Абхазии. Здесь, в 25 километрах от города Сухума, на развалинах античной греческой колонии Анакопии, некогда возвышался древний храм святого апостола Симона Кананита. Первые семена христианского вероучения Икона святого апостола Симона Кананита здесь были посеяны святыми апостолами Андреем Первозванным и Симоном Кананитом. Апостол Андрей оставил апостола Симона в Абхазии, а сам отправился в землю джа- кетов. Апостол Симон, ревностный и неутомимый проповедник христианства, мученически пострадал от грузинского царя Адеркия.

Место для монастыря было выбрано 6 сентября 1875 года, а 27 ноября последовало распоряжение об отводе 327 десятин земли и передаче монастырю развалин храма апостола Симона Кананита и башни, оставшейся со времён генуэзцев. Братии были предоставлены права рыбной ловли и переданы в собственность 1000 десятин строевого и такое же количество дровяного леса. Вскоре монастырь получил ещё особый земельный участок для и хозяйственных работ. Эти угодья были утверждены за монастырём с наименованием его Ново-Афонским Симоно-Кананитским. По имени обители вся местность была названа Новым Афоном.

23 ноября 1875 года с Афона в Абхазию приехали искусные в строительстве иноки, среди которых особенно выделялся иеромонах Иерон, будущий настоятель обители, обладавший необыкновенными дарованиями инженера и архитектора.

Местность, предназначенная для строительства, была дикой и пустынной, и понадобились громадные труды создателей монастыря, чтобы расчистить непроходимые заросли, выровнять гористую местность, засыпать пропасти – одним словом провести все необходимые подготовительные работы и почти без помощи специалистов воздвигнуть на скалах величественные храмы, жилые здания, хозяйственные постройки, освоить обширные земельные владения для ведения аграрного хозяйства и, в частности, для выращивания новых для Абхазии культур.

В течение зимы 1875–1876 года иноки заготовили материалы, и ранней весной 1876 года были заложены одновременно четыре каменных здания монастыря с храмом и школой для абхазских мальчиков. Благодаря активным усилиям братии к 1 октября 1876 года удалось закончить строительство монастырских зданий и храма.

17 октября 1876 года монастырь был освящён, но 8 апреля 1877 года его внутренняя жизнь прервалась до 1 октября 1878 года в результате военных действий между Россией и Турцией. Монахи покинули обитель и приняли участие в деятельности санитарных отрядов. Здания нижней части монастыря, включая Покровский храм, во время боев были полностью разорены и сожжены.

В октябре 1878 года работа в обители вновь закипела. Храм был вновь построен за четыре месяца и освящён 3 февраля 1879 года. С особым усердием иноки трудились над восстановлением древней церкви во имя святого апостола Симона Кананита. К реставрации исторического памятника был привлечён известный знаток церковной археологии кн. А. И. Гагарин76. 10 мая 1882 года состоя лось торжественное освящение обновлённого храма. Высочайшее утверждение прав монастыря последовало 8 декабря 1879 года, по окончании военных действий. Обитель должна была соблюдать общежительный устав афонских монастырей. Из афонского Пантелеймонова монастыря в обитель могли переходить только монахи, входившие в русское братство. В случае невозможности дальнейшего пребывания на Афоне братство Пантелеймонова монастыря получало убежище в новой обители. Монастырь не мог испрашивать у правительства пособий или жалованья из казны. Таким образом, обитель получила права юридического лица, что открывало ей свободу созидательной деятельности.

В монастыре шёл процесс благоустроения. 6 июля 1883 года был освящён только что построенный придел Покровского храма во имя Архистратига Михаила.

Игумен Иерон стремился оздоровить болотистую местность, окружавшую монастырь. Он нашёл блестящее инженерное решение проблемы. На реке Псырцха, у её выхода из горного ущелья в долину, была построена высокая каменная плотина со шлюзами. Образовалось глубокое озеро с чистой прозрачной водой. На плотине возвели двухэтажное каменное здание мельницы, а рядом с ним – пекарню. Впоследствии, когда строительство новых монастырских зданий началось на горном склоне, мельницу стали использовать для подъёма воды. Близ мельницы была сооружена водяная лесопильня. От плотины вода по каналам поступала в прачечную, на кирпичный завод, к садам и огородам, а также в нижнюю часть монастыря, где использовалась для хозяйственных нужд. На случай разлива реки было оборудовано искусственное русло, которое позволяло отводить водные излишки непосредственно в море. Вдоль естественного русла создали систему из семи больших прудов с чистой проточной водой. На берегах посадили пирамидальные тополя и плакучие ивы. В прудах разводили карпа, карася, форель и даже кефаль. В нижней части монастыря, за главным братским корпусом, располагались цветник и роскошный сад. В саду рос гигантский куст с несколькими тысячами великолепных махровых роз. Плодоносили неизвестные здесь ранее финиковые пальмы и банановые деревья.

Благоустроив нижнюю часть монастыря, отец Иерон решился приступить к возведению капитальных монастырских строений на горе, стремясь к тому, чтобы братия жила совершенно изолированно от мира.

У моря должны были располагаться лишь гостиницы для паломников и хозяйственные постройки. Насельников монастыря предполагалось разместить в нагорной части монастыря. О всех своих намерениях отец Иерон доводил до сведения духовника Свято-Пантелеимонова монастыря старца Иеронима и без его благословения не начинал ни одного нового дела, тем более что освоение выбранного места предполагало неимоверные труды строителей. Нужно было срезать огромную часть горы, чтобы построить на ровной площадке храмы и келейные корпуса.

К труднейшей работе на горе иноки приступили в 1884 году. Строительство шло под личным наблюдением игумена Иерона. Требовались большие материальные затраты. Первый крупный денежный взнос сделал путешествовавший в Иерусалим елабужский купец Иван Иванович Стахеев77.

Большая денежная помощь поступала из Пантелеймонова монастыря.

Его старцы решили построить подворье НовоАфонской обители в Петербурге, и уже к 1888 году там был сооружен девятиглавый храм по проекту известного архитектора Н.Н. Никонова. Пожертвования прихожан подворья использовались на нужды Ново-Афонского монастыря.

На церемонию закладки монастырского собора в Новый Афон 24 сентября 1888 года приехал Император Александр III с Августейшим Семейством. Одновременно с собором в обители строились монашеские корпуса.

Первый храм в нагорной части монастыря был освящён в честь Вознесения Господня 11 августа 1894 года. Он расположен над Святыми вратами. На каждом из четырёх углов, образуемых монашескими корпусами, был построен храм: на юго-восточном – во имя святого апостола Андрея Первозванного (освящён 28 сентября 1894 года); на юго-западном – в честь преподобных отцов Афонских (освящение последовало 30 января 1896 года); на северо-западном – во имя святого мученика Нерона (освящён 7 мая 1908 года); на северо-восточном – в честь чудотворной иконы Божией Матери «Избавительница» (его освятили 4 октября 1910 года).

Собор, воздвигнутый по проекту архитектора Н. Н. Никонова78 посреди обширного двора внутри четырёхугольника, посвящён святому великомученику и целителю Пантелеймону, а его приделы: Святителю Николаю, святому благоверному великому князю Александру Невскому, святой равноапостольной Марии Магдалине, святому великомученику Георгию Победоносцу. Собор был освящён 28 сентября 1900 года епископом Сухумским Арсением79 при стечении 20 тысяч молящихся. Равного ему по величине и благолепию не было во всём Закавказье. Братия перешла в новосооружённый нагорный монастырь 1 марта 1896 года, а все работы по его созиданию были завершены в 1911 году. Русским инокам, по милости Божией, удалось за исключительно короткое время воздвигнуть в пустынном месте несокрушимую твердыню православной веры – Ново-Афонскую обитель с великолепными храмами и величественными зданиями. Обширные строительные работы, содержание братии, численность которой к 1917 году достигла 730 человек, монастырской школы, многочисленных паломников, рабочих, благотворительная деятельность поглощали огромные средства. Монастырь не получал пособий из казны. Но православный народ своими пожертвования ми оказывал поддержку благоустроению обители. Многое, потребное для жизни, братия производила своим трудом.

Однако на первом месте у его основателей с самого начала были служение Богу, молитва, пост, покаяние. Благолепные церковные службы совершались по афонскому уставу, новоафонская братия в своей внутренней монашеской следовала общежительным традициям Пантелеймоновой обители. Игумен Иерон тщательно следил, чтобы на Новом Афоне исполнялись заветы пантелеимоновских старцев – отцов Иеронима и Макария.

В монастырской школе, где светом Христовой истины просвещались мальчики-абхазы, учёные иноки вели не только педагогическую, но и научную деятельность: они создали абхазскую письменность, заложили основы абхазской православной культуры, воспитали кадры национальной интеллигенции и православного духовенства. Насельники обители передали местному населению передовые сельскохозяйственные и строительные технологии, традиции неутомимого трудолюбия и молитвенного подвига.

В промежутках между службами церковными иноки усердно трудились на монастырских послушаниях. В обители была своя больница с домовым храмом и аптекой. Имелась прачечная с холодным и горячим водоснабжением. В монастыре существовали различные мастерские: иконописная, переплётная, портняжная, сапожная, часовая, медницкая, токарная, столярная, слесарная, литейная, кузничная, кровельная, позолотная, кожевенная.

Везде кипела работа, везде были видны склонённые в скуфейках головы, везде царствовал упорный и размеренный труд, везде тщательно поддерживали порядок и чистоту. Во всех мастерских – иконы с горящими лампадами, аналои с церковными книгами: труд и молитва здесь были связаны неразрывно.

Монахи выращивали яблоки, груши, айву, персики, абрикосы, мандарины, лимоны, апельсины, маслины, сливы, фундук, лавровый лист, виноград, а также кукурузу, картофель. В монастыре были созданы уникальный ботанический сад с редкими субтропическими растениями, питомники плодовых и декоративных насаждений, разбиты цветники. На двух пасеках располагались 450 ульев, обеспечивавших воском монастырский свечной завод. В обители была своя электростанция, которой управлял специалист-монах. Монастырь имел собственный конный завод. На всех послушаниях соблюдалась строжайшая иноческая дисциплина. Во главе каждого дела был поставлен старец, которому беспрекословно подчинялись все работающие под его руководством и который сам ежедневно являлся к игумену с докладом о выполненных послушаниях и для получения благословения на следующий день.

Молитва и труд были основным правилом монастырской жизни. Священномученик протоиерей Иоанн Восторгов говорил: «Знаменитый Ново-Афонский монастырь – это краса и оправдание русского церковного дела на Черноморском побережье».

Однако процветание монастыря длилось недолго. В 1917 году началось его разорение. К 1924 году в монастыре остались в основном больные, немощные, престарелые иноки в количестве 250 человек. Многие из братии покинули родную обитель и удалились в горы Абхазии.

В 1924 году в трапезной Ново-Афонского монастыря председатель Совнаркома Абхазии Нестор Лакоба объявил оставшейся братии о закрытии обители. Он говорил об этом с явным сожалением. «Дорогие отцы, – сообщил он, – мне категорически предложили в Москве закрыть ваш монастырь. Я долго протестовал, отстаивая его. Вы знаете, что он дорог мне так же, как и вам, потому что я воспитанник монастырской школы, учреждённой когда-то в былые годы дорогим покойным отцом настоятелем Иероном для абхазских мальчиков, где когда-то воспитывался и я на всем полном монастырском содержании. Абхазы с благоговением вспоминают о вашей миссионерской деятельности среди нашего народа, о том, что некоторые из ваших учёных монахов, в совершенстве изучив наш язык, изобрели нам абхазскую письменность, благодаря которой проглянул луч просвещения в среду наших людей. Но простите меня, отцы, потому что я не властен отменить или хотя бы даже отсрочить на некоторое время это решение, ибо это решение самого Сталина...»

Не исключено, что эту речь Нестору Лакобе, впоследствии ставшему председателем Абхазского ЦИК, тоже припомнили властители Грузии, в состав которой Абхазия была принудительно включена в начале 1930-х годов. Нестор Лакоба неожиданно скончался в 1936 году. Есть все основания полагать, что он был злодейски умерщвлён по приказу свыше. Не случайно вскоре после смерти Лакобы его объявили «врагом народа»...

На прощальное Всенощное бдение в Ново-Афонском монастыре народ собирал звон набатного колокола. Ворота во внутренний двор были заперты, их охраняла милиция. В ответ на просьбу пропустить верующих на прощальную службу прихожане услышали издевательства и насмешки. Тогда мужчины-абхазы, расшвыряв милицию, навалились на ворота, и людская волна хлынула в монастырский двор.

После окончания службы настоятель архимандрит Иларион обратился с амвона к братии с напутственными словами. Через некоторое время иеромонахи начали раздавать церковную утварь, иконы и книги прихожанам. Однако при выходе из собора милиционеры всё это отнимали у верующих. В тот же день архимандрит Иларион и архидиакон Питирим были арестованы. Отец Питирим был препровождён в Москву и принял мученическую кончину.

Во времена гонений на веру и Церковь многие монахи оказались в труднодоступной Псхуской долине. Только с 1928 по 1930 год сюда пришло 188 иноков. В 1926 году в селении Псху в восьми храмах служили 12 иеромонахов. В 1930 году все монашествующие в этой местности были арестованы, и большинство из них погибли от рук чекистов. По рассказам, часть арестованных погрузили на баржу, вывезли в море и потопили. Пострадали и многие местные христиане.

В 1930-е годы братские корпуса Ново-Афонского монастыря были переоборудованы под гостиницы для отдыхающих. В зданиях нагорной части монастыря открыли санаторий, соборный храм обители стал клубом, на месте погребения настоятеля обители игумена Иерона и братии устроили танцплощадку. Иконы уничтожали или увозили из монастыря...

Годы и десятилетия запустения, слава Богу, остались позади. В 1990 году в Новом Афоне было организовано православное братство святого апостола Симона Кананита. Главным направлением в его деятельности стало возрождение монастыря. Монашеская жизнь в обители начала возрождаться, когда на Новый Афон прибыла братия московского Афонского подворья во главе с игуменом Петром (Пиголём), который был назначен полномочным представителем Пантелеймонова монастыря по возрождению Ново-Афонской обители. В 1994 году, на праздник Благовещения Пресвятой Богородицы, в храме святого апостола Симона Кананита была совершена первая Божественная литургия. Внешние условия существования возрождённой обители складывались тогда и складываются сегодня непросто. Но иноки монастыря, несмотря на это, день за днём неустанно возносят молитвы Богу, идут путём духовного возрастания...80

* * *

76

Здесь ошибка. В реставрации древнего храма в память св. ап. Симона Кананита привлекался не упоминаемый здесь кн. Александр Иванович Гагарин (1801–1857, ген.-лейт., градонач. Дербента, Кутаисский ген.-губерн.), а кн. Григорий Григорьевич Гагарин (29.04/11.05.1810 – 30.01.1893)– русский исследователь искусства, архитектор, обер-гофмейстер Двора Его Императорского Величества, вице-президент Императорской Академии художеств. В 1848 г. Г. Г. Гагарин прикомандирован к кн. М. С. Воронцову, командующему и наместнику Отд. Кавказск. окр., «в учёном и художественном назначении быть употребленным», он много работал для нужд кавказских городов и сверх нескольких орденов получил чин ген.-майора: в Тифлисе по его проекту построен театр, восстанавлены фрески в Сионском соборе и в старых грузинских монастырях, включая Грузинскую Бетанию, основал Тифлисский Музей древностей, прилагая старания, чтобы обратить русскую церковную живопись к византийским идеалам и образцам. – Прим, ред.

77

Здесь ошибка. Иван Иванович Стахеев, выдающийся в торговом мире человек, скоропостижно скончался в 1835 г. и во всех делах фирмы участвовал его брат Дмитрий Иванович (1818–1888), не менее талантливый купец. Оба брата широко прославились удивительными масштабами благотворительности. Стахеевы владели золотыми приисками в Зап. Сибири, нефтяными промыслами, пароходствами, заводами, фабриками, мельницами, сотнями магазинов, занимались издательским делом. В их ведении был весь хлебный рынок Прикамья и они вели широкую хлебную торговлю с Англией, Францией, Германией, Голландией и др. странами. Только проценты с капитала, пожертвованного на благотворительные цели в 1892г., дали сумму в 986400руб. И такие невероятные суммы расходовались на благо Родины и народа. Сами елабужские меценаты категорически запрещали рекламировать свои многочисленные благодеяния, считая, что доброделание должно быть тихим.

78

Никонов Николай Никитин (1849–1918), архитектор, мастер «русск. стиля», автор мн. культовых и жил. зданий. Среди наиб, значительных построек в СПб.: доходный дом Н.П.Басина на пл. Островского (1879), ц. Покрова и «Братский дом» на Боровой ул. (1901), Иоанновский жен. мон. на наб. р.Карповка (1911), ц. Казанской иконы Божией Матери в Териоках (1915). Строил церкви, часовни, монастыри в Москве, Ревеле, Полтаве, Новом Афоне, на о. Валаам – более 50 только культовых зданий за три десятилетия самостоятельной творческой работы – это довольно много. Комплекс Симоно-Кананитского монастыря с громадным Пантелеймоновским собором и по сей день сохраняет значение одной из самых заметных архитектурных достопримечательностей Абхазии. Проектируя Ново-Афонский монастырь, Никонов предпочёл использовать в его композиции формы «византийского стиля».

79

Епископ Арсений (в миру Алексей Феодорович Изотов; 10/22.01.1823– 16/29.04.1909) в 1845г. окончил Тверск. Духовн. семинарию, 6.12.1858г. рукоположён в священника, 19.12.1880г. пострижен в монашество и в назначен настоятелем в сане игумена в Николаевскую Теребенскую пустынь. 4.12.1885г. назначен настоятелем Русск. посольск. ц. в Константинополе. С 9.10.1893 г. – настоятель Моек. Симонова мон. В 1894г. управлял делами Иерусалимск. Духовн. Миссии. 8.02.1895 г. хиротонисан во епископа Сухумского. Скончался вЖелтиковом монастыре ок. Твери.

80

Опубл.: Русский инок. – 2009, май-июнь.



Источник: Поделиться ссылкой на выделенное

Комментарии для сайта Cackle