архим. Сильвестр (Стойчев)

Тема II. Основные характеристики богословия

В Священном Писании нет термина «богословие», но, тем не менее, в нём можно найти тексты, указывающие на основные характеристики такого явления, как богословие, и какие есть необходимые духовно–нравственные условия для занятия богословием.

§5 Богословие как Божественный дар (χάρισμα)

В Священном Писании Нового Завета встречается понятие о даровании Богом человеку дара познания Себя:

«Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил» (Ин. 1:18). «Ныне же, познав Бога, или, лучше, получив познание от Бога...» (Гал. 4:9). Слова эти указывают, что источником богословия является Сам Бог. В самом деле, богословие как выражение богопознания не может быть без Богооткровения. Бог открывает Себя человеку, и это откровение является благодатным даром (χάρισμα).

В этом процессе Откровения как дара и познания этого дара главное место занимает вера. Именно вера является начальным условием богопознания. Разум же, как и другие свойства человеческой личности, преображается в этом опыте веры.

Участие разума в познании Откровения не следует понимать как согласование истин веры с требованиями разума. В таком случае разум сам не изменяется, но, наоборот, хочет перепроверить веру, вложить ее в «прокрустово ложе» своих правил. Религиозный философ Иван Киреевский ввел понятие «верующее мышление», то есть такое мышление, которое является проявлением и результатом веры. Вера меняет разум, изменяет способ его бытия. Ум начинает искать и следовать воле Божией, а не только своим естественным принципам и правилам: «Преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная» (Рим. 12:2).

Следует понимать, что Откровение дано человеку и в его познании участвует ум, воля и чувства человека. Таким образом, Откровение:

• просвещает и преобразует ум («Тогда отверз им ум к уразумению Писаний»

(Лк. 24:45); «Душевный человек не принимает того, что от Духа Божия, потому что он почитает это безумием; и не может разуметь, потому что о сем [надобно] судить духовно. Но духовный судит о всём, а о нём судить никто не может. Ибо кто познал ум Господень, чтобы [мог] судить его? А мы имеем ум Христов» (1Кор. 2:14–16));

• дарованные заповеди направляют волю («ибо такова есть воля Божия, чтобы мы, делая добро, заграждали уста невежеству безумных людей» (1Пет. 2:15); «И мы имеем от Него такую заповедь, чтобы любящий Бога любил и брата своего» (1Ин. 4:21));

• преображает чувства («твердая же пища свойственна совершенным, у которых чувства навыком приучены к различению добра и зла» (Евр. 5:14); «молюсь о том, чтобы любовь ваша еще более и более возрастала в познании и всяком чувстве» (Флп. 1:9); «Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе» (Флп. 2:5)).

§6 Богословие как таинство (μυστήριον)

Богословие называется тайной. Получив Откровение, включившись в процесс познания его, человек всё же не может претендовать на познание Откровения без остатка, так, чтобы не оставалось ничего неясного, непознанного: «Теперь мы видим, как бы сквозь [тусклое] стекло, гадательно» (1Кор. 13:12)11.

Важно осознавать, что богословие – тайна не в смысле загадки или ребуса, требующего расшифровки, но в смысле того, что выходит за пределы тварного мира и всегда будет выходить. Богословие – тайна именно потому, что берёт свое начало за пределами сотворенного и ведет туда же.

Богословие, даже что–то утверждающее, всегда остается тайной, так как само основано на тайне – тайне Богооткровения: «"Тайна» в истинно богословском смысле слова – это именно то, что открыто нашему человеческому пониманию, хотя это откровение никогда не будет исчерпывающим, поскольку касается глубин «божественного мрака"", – пишет митр. Каллист (Уэр)12.

Кроме того, богословие формирует свой особый язык, зачастую антиномичный13. Причина этого, в том числе, и в определенной немощи человеческого языка, который возник как фиксатор опыта, связанного с тварным, посюсторонним миром, и, соответственно, недостаточен для выражения того, что находится за пределами этого мира: «Любое богословское утверждение не достигает цели по причине понимания говорящего. Наше понимание немощно, а язык наш еще менее совершен»14 – говорит свт. Василий Великий.

Вопросы:

1. Объясните, почему богословие является даром.

2. Объясните выражение «верующее мышление».

3. В каком смысле богословие есть тайна?

Обязательно к прочтению:

Григорий Палама, свт. Духовное ведение. Гл. 21–29 // Сто пятьдесят глав. Краснодар: «Текст», 2006. С. 36–55.

Флоровский Г., прот. Откровение и истолкование // Догмат и история. М., 1998. С. 19–39.

Рекомендуемая литература:

1. Алипий (Кастальский–Бороздин), архим., Исаия (Белов), архим. Понятие о богословии // Догматическое богословие. Свято–Троицкая Сергиева Лавра, 1999. С. 7–16.

2. Богослов // Православная энциклопедия. М., 2002. Т. 5. С. 514–515.

3. Богословие // Православная энциклопедия. М., 2002. Т. 5. С. 520.

4. Григорий Палама, свт. Естественные человеческие способности. Гл. 15–20 // Сто пятьдесят глав. Краснодар: «Текст», 2006. С. 30–36.

5. Григорий Палама, свт. Духовное ведение. Гл. 21–29 // Сто пятьдесят глав. Краснодар: «Текст», 2006. С. 36–55.

6. Давыденков О., свящ. Введение // Догматическое богословие. М., 2005. С. 3–14.

7. Диодор (Ларионов), монах. Богословие как монашеское делание // Богослов.RU. Научный богословский портал [Электронный ресурс] / URL: http://www.bogoslov.ru/text/4226984.html

8. Диодор (Ларионов), монах. Что такое богословие? // Богослов. RU. Научный богословский портал [Электронный ресурс] / URL: http://www.bogoslov.ru/text/2356123.html

9. Иларион (Алфеев), митр. Откровение личного Бога. Богословие и богопознание // Православие. М.: Изд–во Сретенского монастыря, 2012. Т. 1. С. 367–375.

10. Лосский В. Н. Божественный мрак // Очерк мистического богословия Восточной Церкви. М., 1991. С. 20–36.

11. Лосский В.Н. Два «монотеизма» // Догматическое богословие. М., 1991. С. 200–203.

12. Максим Исповедник, прп. Вопросоответы к Фалассию. Вопрос XLVI. Каково различие зеркала и гадания (1Кор. 13:12)? // Творения. М., 1994. Кн. 2. С. 138.

13. Флоровский Г., прот. Откровение и истолкование // Догмат и история. М., 1998. С. 19–39.

* * *

11

См. толкование этого места у прп. Максима Исповедника: Максим Исповедник, прп. Вопросоответы к Фалассию. Вопрос XLVI. Каково различие зеркала и гадания (1Кор. 13:12)? // Творения. М., 1994. Кн. 2. С. 138.

12

Каллист (Уэр), митр. Святая Троица – парадигма человеческой личности // Материалы международной

богословско–философской конференции «Пресвятая Троица». М., 2001. С. 276.

13

Антиномия (греч. άντινομία – противозаконие), в философии и богословии – противоречие между двумя логически обоснованными положениями. Павел Флоренский писал: «Антиномия разума – это краеугольный камень при объяснении в построении догматов. Догмат потому и абсолютен, что он сопряженно противоречив...». Подробнее см.: Антиномия // Православная энциклопедия. М, 2001. Т. 2. С. 494–498. В. Лосский говорит об антиномическом понимании догматов: «Вершина Откровения есть догмат о Пресвятой Троице, догмат «преимущественно» антиномичный». Лосский В. Н. Божественный мрак // Очерк мистического богословия Восточной Церкви. М., 1991. С. 36.

14

Цит. по: Давыденков Олег, свящ. Введение // Догматическое богословие. М., 2005. С. 7.


Источник: Издательский отдел Украинской Православной церкви, Киев, 2016. Рекомендовано к печати Ученым советом Киевской духовной академии и семинарии, журнал № 139 от 30 августа 2016 г.

Комментарии для сайта Cackle