Легенда о Евдоксии

В обширном круге легенд, связанном с личностью императора Константина Великого (337), видное место занимает легенда о нахождении св. Гроба. Коптский вариант легенды сохранился в двух рукописях: одна, почти полная, – VII – VIII в., а другая (лишь фрагменты) – VI – VII в., намного древнее, чем самая ранняя византийская (IX в.).

В коптском варианте легенды нахождение св. Гроба приписывается Евдоксии, сестре Константина. Однако это не реальная историческая личность. У Константина была сестра Констанция, вышедшая замуж за Лициния, вначале союзника Константина, а затем врага его и христианства, которого Константин победил и умертвил. Близкая по теме другая легенда этого круга – легенда об обретении Честного Креста, которое стали приписывать матери Константина, Елене.

Первое упоминание об открытии св. Гроба при Константине встречается у Евсевия, епископа Кесарийского, современника Константина (338/9), в его «Жизни Константина». Самое раннее упоминание об обретении Креста – у Кирилла, епископа Иерусалимского (386), а Амвросий, епископ Миланский (397), впервые называет в связи с этим имя Елены.

В эфиопской легенде обретение Креста приписывается сестре Константина, Феодосии, которая нашла Крест «после смерти своей матери Елены и сама получила имя Елены».

Коптская легенда о Евдоксии создана, очевидно, в конце V – начале VI в. Возможно, на выбор имени героини повлияло то обстоятельство, что у Феодосия II (408 – 450) была супруга Евдокия, путешествовавшая на поклонение в Иерусалим, и дочь Евдоксия.

При Константине на месте св. Гроба была построена церковь Воскресения, «Анастасис», в виде ротонды на двенадцати колоннах, и базилика, посвященная знамению Креста. Сохранились остатки колонн от пропилеев и лестниц, которые окружали эти строения. 12 внутренних и 16 наружных колонн базилики использовали для строительства мечети Омара (Куббат ас-Сахра, 687 – 691). Церковь Воскресения была сожжена в 614 г. при персидском нашествии и впоследствии множество раз отстраивалась и разрушалась. В 1810 г. ее заново выстроили, а купол ее восстановлен в 1868 г.

Коптская легенда о Евдоксии, несомненно, творение талантливого автора, написана ярко и сильно, но в духе своего времени, и современного читателя в ней кое-что может шокировать. Так, например, Христос, поручая деве найти место его погребения, говорит: «Встань и ступай в Иерусалим. Там ты найдешь людей из Моего колена и из рода Иосифа, Моего отца, и Марии, Моей матери. Они покажут тебе место, в котором (было) Мое Воскресение». Когда Евдоксия усомнилась в том, как она, слабая девушка, сможет все это сделать, он сказал ей: «Я открою сердце царя и сердце всех его вельмож . ... и они послушаются тебя». Таким образом, Евдоксия должна была быть уверена, что Константин пойдет ей во всем навстречу, но, сообщив императору о своем видении, она говорит, будто бы ей было сказано: «Если вы не поспешите сделать это, смертью умрете». Более того, вышеприведенные слова Христа она передает Константину таким образом: «Когда ты прибудешь в Иерусалим, Мой город возлюбленный, тот, в котором безбожные иудеи причинили Мне злодеяния, и схватишь их, и будешь принуждать их (сказать, говоря): «Где Гроб моего Господа?», укажут тебе (люди) из Моего колена ...». И в самом деле, прибыв в Иерусалим, Евдоксия, вместо того, чтобы искать «людей из колена Иисуса и из рода Иосифа и Марии», велит схватить всех иудеев и спрашивает их о местоположении Гроба. Когда же они отговариваются незнанием, она велит «повесить их за голову», после чего один из них соглашается сообщить требуемое, и его приводят к царевне с тяжелой цепью на шее. Он (когда с него сняли цепь и «его сердце укрепилось») и отводит ее к христианскому пресвитеру, которому известно местоположение Гроба. Любопытно, что применение подобного «метода» встречается и в апокрифе пророка Иеремии, где Навуходоносор, чтобы найти Иеремию, «подвешивает» юношей, а старцам надевает на шею цепи. Пытаемые таким образом сообщают царю, как найти Иеремию. Когда Иеремия находится, он просит царя «дать покой» народу, и царь освобождает старцев и опускает «подвешенных» юношей. Но «из песни слова не выкинешь»...

Нижеследующий перевод сделан по изданию Т. Orlandi, В. A. Pearson, Н. A. Drake, Eudoxia and the Holy Sepulchre. A Constantinian Legend in Coptic. Milano, 1980. Существует и русский перевод легенды: О. Лемм, Коптская легенда о нахождении Гроба Господня. – «Записки Восточного отделения Русского археологического общества», т. IV, СПб, 1889, с. 1 – 19. Следует, однако, учесть, что перевод этот, хотя и до сих пор представляет значительную научную ценность, за прошедшие 100 лет не мог не устареть.

Случилось в дни Диоклетиана царя, когда умножились моления святых в изгнании и в рудниках, и . . . всех в его царстве, внял Бог и увидел их мучение, и плач, и воздыхание. Ибо услышал Господь Бог ....

Ибо множество народа, мужчины и женщины, воины, начальники, и их жены, и дети, и служители, и садовники увидели радость друг друга, и великое усердие к Богу, и чудеса, которые Бог совершил через . . . получил их венец. Они поклонились на небесах нашему Спасителю, Царю жизни, Блюстителю всего, моля его об их братьях и об установлении церкви нашего спасения, (об) искуплении и воздаянии всякому верующему в нее.

Это же совершили мученики . . . Двадцать четыре пресвитера, и ангелы, и архангелы, и херувимы, и серафимы поверглись все на свое лицо пред Сыном Бога, моля его...

«... из мира всего, Господи, потому что не исполнились еще времена, которые Твой Отец установил до скончания века .. . (Помилуй,) Господи, род Твоих рабов христиан, ибо Ты – слава церквей всех, и пошли Твои Силы мощные, и опрокинь престол высокомерного царя беззаконного, нечистого, и поставь нам царя праведного, и прославь Твое великое славное имя».

Эти (слова) они говорили в молениях и слезах. Восплакал также Сын Милосердия. Он встал со Своего престола и повергся к стопам Своего Отца, прося Его и говоря так: «Мой Отец, воззри на Мою муку и Мое страдание, через которое Я исправил мир, чтобы дать жить Твоему имени и проповедовать крещение спасения всему роду Адамову. Я поступал, Мой Отец, согласно всему, что Ты приказал Мне, ибо они уверовали в Мое воскресение и Мой крест и построили церкви во Имя Твое. Но беззаконный Диоклетиан разрушил Мои места и сделал их пустынными. Нет же, Мой Отец, воззри на святых, повергшихся пред Моим престолом».

Отец протянул Свою руку и приветствовал Его, говоря: «... царство, Мой Сын, и ... через Тебя и ... земля . . . через Тебя. Ступай, Мой Сын, и сделай по молитве Моих избранных, и пошли Михаила, Твоего архистратига, с Твоим воинством, чтобы он опрокинул престол бесстыдного на него и поставил Константина на его место. Прикажи ему это, чтобы он укрепил его сердцем (преданным) божественности. Ибо Я прославлю . . . которые Я совершил .... и силы все для царства ... и земля подчинится ему, потому что он убоится Меня, и Твоего страдания, и Твоего креста, Мой Сын возлюбленный».

Тотчас же сошел с неба Михаил, архистратиг воинства небесного, и воинство ангелов. Он протянул жезл, который в его руке, и опустил его на престол Диоклетиана; он опрокинул его на лицо его, и было три часа дня. Взяли его приближенные и подняли его. Он встал в великом гневе и сказал так:

«Клянусь моим великим богом Аполлоном, я истреблю весь род христиан, ибо эти (люди) в своих злодеяниях обратились к волхованиям, и вот что произошло со мной. Ибо они думают, что благодаря их колдовству я убоюсь их Бога и перестану гнать их! Они не знают, что нет бога, который (так же) могуществен, как Аполлон, и Зевс, и каждый из остальных богов. Ибо если человек, у которого много богов, отправляется в какую-либо страну на войну, то его друзья (т. е. боги) охраняют его царство, пока он не обретет победу и не возвратится в целости в свой дом. Этот же, Которого славят христиане и становятся мучениками, умирая за Его имя, не смог спасти от рук иудеев Себя Самого. Как же Он сможет спасти этих всех от моих рук?».

Когда он произнес в великой гордыне эти свои (слова), он (т. е. Михаил) второй раз положил руку на его лицо, и его престол опрокинулся на него. Восплакал беззаконный плачем горьким и возопил, говоря: «Горе мне сегодня, ибо вот отнято у меня мое царство!»

Взяли же его и подняли во второй раз. И нашли, что он ослеп на оба глаза. Восплакали вельможи и его друзья, говоря: «Что случилось с тобой, наш господин царь?». Он же, трясясь всем телом, возопил великим голосом: «Призовите ко мне скорее Константина, потому что Бог христиан уже дал ему царство. Ибо когда второй раз был опрокинут на меня мой престол, я услышал голос великих множеств с неба, говорящих так: „Август Константин, царь праведный, тот, которого Господь наш Бог поставил нам царем вместо беззаконного и бесстыдного Диоклетиана, царя-насильника“. Скорее призовите его ко мне».

Пошли тотчас стратилаты войска, чтобы привести его, и нашли его сидящим у третьих врат дворца с теми, которые несут его. Они поверглись на свои лица и поклонились ему. Они (т. е. свита Константина) подивились тому, что произошло. И те, кто сидел и разговаривал с ним, и другие, кто стоял, они тоже поклонились царю. Он же явился пред лицо Диоклетиана. Сказал ему Диоклетиан царь: «Мой брат Константин, царь праведности, прости меня, потому что ты говорил со мной много раз тайно: „Оставь идолов, иначе Бог христиан не потерпит тебя таким (т. е. в качестве идолопоклонника)», (а) я не послушал тебя. И вот отняли у меня сегодня мое царство и отдали его тебе».

Тотчас же удалили его (т. е. Диоклетиана) стратилаты из дворца. Отвели его слуги к вратам Антиохии и оставили там просить милостыню у прохожих, и у тех, которые входят, и у тех, которые выходят, до дня его смерти. В конце же своей жизни он поднял глаза свои к небу, говоря: «Един Бог христиан!». Тотчас же глас дошел до него с неба: «Не будет покаяния тебе, о Диоклетиан, (ни) в этом веке, ни в будущем, но ты пребудешь среди скрежета зубов до дня суда. А после суда кладезь бездны будет тебе местопребыванием, потому что множество раз ты произносил хулу на Духа Святого». Спустя же семь лет, которые он просил милостыню, с ним случилось следующее: внезапно язык наполнил его рот (т. е. распух), он был изъеден червями и умер.539

Константин же, когда воссел на царство римлян, Бог был с ним. Он тотчас написал так по всему своему царству: «Я Константин, царь римлян, пишу по всему своему царству, от севера до юга и от востока до запада, и по островам, которые в море, по всей земле царства. Я повелеваю, чтобы служили Богу небесному, и Его Христу Иисусу, и Духу Святому и перестали произносить своими устами имена идолов, но чтобы разрушили храмы и места жертвоприношения тельцов ... и сделали их местами слез, и чтобы строили церкви, и приносили в этот день в них просфору. И те, кто в изгнании и в рудниках, и те, кто повсюду в темницах, и те, кто в местах заключения, да будут освобождены во второй день месяца тобе540, ибо этот день да будет освобождением всей земли моего царства, потому что это день, в который Господь обонял благоухание с земли ... после Диоклетиана, (творившего) пред Богом мерзости и беззакония».

И он тотчас же дал писания Дионисию, архистратигу его войска, который тоже боялся Бога, и тот послал их из Антиохии новым комитам и игемонам из всех епархий его царства. Они сделали . . . согласно повелению царя Константина во второй день тобе и отпустили исповедников-мучеников, мужчин и женщин, вдов, сирот и остальных, епископов, и пресвитеров, и диаконов, и монахов, начальников, воинов, в общем, всех, кто был заключен во имя Иисуса Христа. Они вышли из своего мучения и принесли первую просфору второго числа месяца тобе во всем его царстве, согласно тому, как царь повелел Дионисию, его архистратигу. И прославилось имя нашего Господа Иисуса Христа. Аминь.

Он же, царь, еще не принял крещения. После прославления Христа пришел к нему Михаил, архангел небес, наставив его: «Пошли в Египет за святыми, семьюдесятью двумя числом, чтобы они пришли, и окрестили тебя, и наставили в вере твоего спасения». Сделал царь согласно всему, что повелел ему ангел Господень. Он послал и доставил их, и они научили его и всех его домашних, и крестили его со всеми его (присными), и совершили вместе с ним приношение просфоры спасения. Они благословили его, и он отпустил их, чтобы они отправились в свою страну . . . Каждого он послал на его престол с миром.

Царь Константин воссел на престол своего царства и боялся Бога, воздавая Ему славу. Услышали цари персов о тех (событиях) , которые произошли с Диоклетианом, и каким образом он умер. Они исполнились безумия, потому что Диоклетиан давал им дары каждый год для славы их богов. Когда же Константин овладел царством, он не давал им ничего и их богов не искал (т. е. не желал снискать их милости путем жертвоприношений), но только веры в нашего Господа Иисуса Христа, потому что был праведным.

Встали же цари персов, собрались со всем их войском и пришли на реку Тигр. Встал и Константин, собрал свое войско из воинов, которых нашел в Антиохии, потому что надеялся на Господа своего Бога. Он переправился – он и его войско с ним – через Тигр реку и вошел в страну персов. Они (т. е. римляне и персы) стали, чтобы сражаться друг с другом. Когда же увидели римляне великое войско Персии, они испугались, и побежали, и бросили царя одного. И окружили его колесницы персов, чтобы убить его. Тотчас же вошел ангел Бога с облаком светлым в среду персов, схватил его колесницу и его лошадь и принес его в Константинополь порывом своего духа. Царь, увидев, что Господь сотворил с ним, повелел, чтобы написали облако и коня, на котором он сидит, всем в его царстве в память о чудесах Господних, которые Он сотворил с царем Константином, (слишком) чудесные, чтобы их рассказывать. И повелел царь Константин построить стены Константинополя и воздвигнуть их вместе с домом царя. Он нарек ему имя «Город Спасения».

Случилось же по истечении года, что говорили начальники войска царей персов пред царями, говоря им так: «Наши господа, цари земли Персии, внемлите вашим рабам, говорящим пред вашей великой славой: если вы желаете восстать на борьбу с царем римлян, дайте нам власть, и мы приведем его привязанным к вашей колеснице, как собака, к великому городу царства, чтобы вся земля узнала, что нет царей, подобных (царям) царства персов. Ибо мы узнали, почему он спасся в (тот) день, когда мы окружили его. Пришло облако и выхватило его из наших рук, потому что он знает средства магов христиан. Благодаря этому он применил свое искусство и спасся от наших рук. Вот с нами мудрецы-заклинатели, чтобы разузнать те вещи, которые он сделает своим искусством, и научить им нас».

Повелели тотчас же цари персов Канопу, архистратигу войска царей персов, собрать его колесницы, и всадников, и пехоту, чтобы они отправились в Романию, переправились через реку Тигр и расположились в пределах (царства) римлян. Они переправились и вошли в землю римлян. Когда же услышал (об этом) великий царь Константин, он собрал всех своих воинов и счел их. Они составляли сто двадцать десятков тысяч, держащих мечи. И они отправились . . . они пришли в пустыню.

Они пребывали напротив друг друга три месяца. И вот кончились запасы воды и у персов, и у римлян. Возопили оба народа, каждый пред своими богами, народ персов и народ Константина, о воде. Царь же Константин был укреплен Господом, его Богом. Он взял скипетр своего царства, поднялся на вершину гладкой скалы между персами и римлянами, обратил свое лицо на восток, простер руки и стал молиться, говоря: «Боже веков и Отец моего Господа Иисуса Христа, в святое имя Которого я уверовал, Тот, Который спас мою душу от всякой скорби, будь со мной и внемли мне, Отец моего Господа Иисуса Христа, чтобы поняли, что Ты – Господь неба и земли, и дай нам воды из скалы, чтобы напилось все это собрание, и чтобы поняли, что Ты один – Бог».

Когда царь произнес эти слова, он поднял свой скипетр, который в его руке, и ударил им о скалу, говоря: «Во имя моего Господа Иисуса пусть вода обильная изольется, и напьется все это собрание и их животные». И тотчас же излился великий водный источник из скалы вниз в водосток. Появилась великая река, до сего дня существующая в области Романии. Его войско все напилось и их животные.

Когда же его народ перестал пить, заговорил с ними царь с великим милосердием, увещевая их следующим образом: «Удалитесь, народ римлян, чтобы и ваши братья, то есть персы, пришли и тоже пили, потому что они умирают в этой пустыне от жажды, они, и их цари, и их животные». И тотчас удалились слуги царя Константина. Он сделал знак рукой царям персов и их войску, многочисленному, как песок на берегах моря, говоря им так: «Встаньте, вельможи царства персов, вы и все ваше войско с вами, идите и пейте воду, которую Господь Бог Вседержитель послал нам, и благословляйте Его и воздавайте славу Ему».

Тогда цари персов, имена которых следующие: Никомед, и Ур, и Армен, и Лемонт, и Аппиан, пять царей персов541 поверглись ниц и поклонились царю Константину и его войску, говоря: «Благословен Господь Бог царя Константина, Господь неба, и земли, и моря, и всего того, что в них, Тот, Который сместил Диоклетиана, беззаконного перед Ним, поставив воина . . . . Константина, согласно тому, что мы видели. Отныне мы не станем более воевать с Богом неба».

Когда пять царей персов сказали эти слова, повергшись на свое лицо, пошел царь Константин, поднял их, поцеловал и повел, идя впереди них, пока они не напились со всеми своими животными и со всем войском. И они благословили его и возвратились в свою землю в великой радости, воздавая славу Богу и Его возлюбленному Сыну. И они более не восставали на страну (римлян) во все дни Константина царя.

И после этого царь Константин вернулся в Константинополь со своим войском, благословляя и воздавая славу Богу за милость и чудеса, которые Он сотворил явно (букв, «лицом к лицу»). Случилось же, что после того, как царь поместился в своем доме, и Бог дал ему покой от всех его врагов, которые вокруг него, пришли к нему цари персов и другие цари, вплоть до варваров, цвет которых разный, и поклонились ему до земли, давая ему дары многочисленные. Со своей стороны царь Константин устроил им великие пиры царские. Они же ели и пили с ним с великой пристойностью, ибо боялись цари чудес Бога, которые Он совершает с царем Константином.

Случилось же после этих (событий), что была у царя Константина сестра девственная, имя которой Евдоксия, которая боялась Бога со своего рождения и не знала никогда мужского ложа, но жила в великой строгости и многочисленных аскетических подвигах. Она же спала в своей спальне, обитой золотом и серебром по стенам и потолку ... (и украшенной) драгоценными камнями, потому что царь сделал ее (т. е. спальню) ей. И она боялась Бога. В этот же день, в середине ночи спала дева на своем ложе, покрытом золотом и серебром, причем одеяние льняное, расшитое золотом, и пурпуром, и камнями драгоценными, покрывало деву, то, которое принесли в дар царю цари персов, и он дал его своей сестре, чтобы она облекалась им. И вот человек светлый стал над девой, (держа) царский скипетр в правой руке. Сказал он ей так: «Евдоксия, Евдоксия!». Она же вскочила и сказала: «Вот я, мой господин!». Она поверглась на свое лицо и поклонилась ему, говоря: «Кто ты, мой господин?».

Он взял ее за руку, поднял ее и сказал ей: «Не бойся, дева святая, та, над которой бдят ангелы Моего Отца, Который на небе, но укрепись и соберись с силами. Ибо Я – Тот, Который спасает вас от скорбей всех. Почему ты спишь на ложе из золота, и серебра, и полотна, и виссона, и всяких драгоценных камней, и не искала места Моего воскресения?».

Поскольку она боялась говорить перед Ним, Он протянул Свою правую руку, перекрестил ее сердце, отнял от нее страх и дал ей силу говорить. Сказала она Ему: «Кто ты (явившийся) так, что великая слава окружает Тебя, мой Господин?». Сказал он ей: «Я – Тот, Которого распяли при Понтии Пилате. Иди посмотри на Мои руки и Мое ребро». Сказала дева: «Я верю, Господи. Что Ты велишь сделать Твоей рабе?»

Сказал ей Господь Иисус, наш Спаситель: «Встань и ступай в Иерусалим, и открой место Моего мартириона542 который есть Мой Гроб, место, в которое положили Мое тело и в котором Я воскрес на третий день. Тот, кто пришел перед Моим Отцом, – Михаил архангел. Он направил свой путь по велению Моего Отца, отвалил камень и сел на него. Камень же тот находится сбоку от двери места Моего Воскресения. Встань же и ступай, о дева святая, и открой место Моего Воскресения. А я буду с тобой, пока ты не исполнишь все то, что Я повелел тебе. Потому что вот уже триста шестьдесят пять лет543 со дня, когда Я воскрес из мертвых. Ибо знали архиереи, и пресвитеры народа, и книжники, что Я – Сын Бога. Они знали также, что Я воскрес из мертвых на третий день и вознесся во славе. Они же держали совет в своем лукавстве, говоря друг с другом, сидя в собрании развратителей: „Что же нам делать? Вот Он воскрес из мертвых. Ибо если узнают все те, кто видели его, они уверуют в Него, так что и Израиль перестанет слушаться нас, и они уверуют. Дайте совет нам, о книжники Дома Израиля». Ответил Кайфас544 архиерей, говоря: «Нет мудрости, лучшей, чем эта: встанем и прикажем глашатаям, чтобы они возгласили в Сионе и Иерусалиме: „Человек всякий, который будет выбрасывать мусор (из) своего дома, да не достигаете вы другого места, кроме места этого Назорея, то есть Иисуса, и то, что будут сметать с улиц городов ежедневно, и всякие гончарные изделия, которые разобьют, да бросаете вы их на гроб этого обманщика, потому что пришли приверженцы Петра и те, кто (был) с Ним, и взяли Его тайно, чтобы обмануть нас. Мы же – невозможно, чтобы мы оставили закон архипророка Моисея"". Услышал (это) народ иудеев, и они сделали так, как научили их. И вот уже триста шестьдесят пять лет они делают это. Теперь же встань и ступай в Иерусалим. Там ты найдешь людей из Моего колена и из рода Иосифа, Моего отца, и Марии, Моей матери. Они покажут тебе место, в котором (было) Мое Воскресение, и ты откроешь его, потому что грядут из стран всех, чтобы прийти и поклониться месту воскресения Сына Бога».

Сказала Евдоксия дева: «Мой Господь, (но ведь) я – женщина. Вот Твой раб Константин – он мужчина и царь, подвластный Тебе». Сказал ей Спаситель: «Я открою сердце царя, и сердце всех его вельмож и всех его правителей, и всего войска его царства, и они послушаются тебя, о дева мудрая!». Ответила же дева, сестра царя, говоря: «Все, (что)545 Ты сказал мне, я, Твоя раба, готова исполнить».

И, сказав эти (слова), она перестала Его видеть. (Тогда) она кликнула евнухов и девственниц, служащих ей. Они услышали ее голос и поспешно пришли к ней. Сказали они ей: «Наша госпожа, отвори нам». Когда же она отворила двери своей спальни, они обоняли благовоние и увидели, что лицо ее – в блеске. Они затрепетали, поверглись и поклонились ей, ибо она сидела на своем престоле из слоновой кости. Она велела призвать к себе Палантина, ее главного евнуха. Пришли и стали у двери ее спальни тринадцать евнухов, согласно обычаю, вооруженные и готовые действовать согласно тому, что выходит из уст ее. Сказала она голосом мягким: «Палантин, правитель моего дома, ступай и подними телохранителей царя, пусть они доложат Юлию, главному евнуху царя: „Твоя раба Евдоксия546 желает войти приветствовать тебя, пока дворец не пробудился"".

Когда сообщили об этом царю, он повелел, чтобы поместили ее престол около его, по правую руку, потому что он очень любил ее ради ее праведных дел. Когда же она вошла, шли перед нею сто евнухов, и десять царских телохранителей, и ее тринадцать евнухов, а также шесть девушек ее. Когда царь увидел ее, он взглянул, и увидел облик ее лица в блеске, и он тотчас понял, что Бог явился ей и наставил ее в таинствах. Царь вскочил с престола, обнял ее и поцеловал ее уста, и глаза, и грудь, и руки. Благословил ее брат царь, говоря: «Христос да благословит тебя и да укрепит тебя, пока ты не исполнишь все, что велел тебе Господь». Он посадил ее по правую руку от себя и сказал стоящим снаружи: «Удалитесь, пока я не поговорю с девой Христа Иисуса».

Когда же они удалились .... Сказал он ей с лицом радостным: «Скажи мне (о) том, что ты видела». Ибо он знал, что ангелы являлись ей много раз из-за ее чистоты. Сказала она так: «Царь, живи вечно. Я видела невиданные и неслыханные (вещи), о которых страшно рассказывать и говорить. Но Он повелел мне в видении, чтобы я сказала о них твоему величеству. Повели, мой господин, твоей рабе, чтобы я говорила с моим господином». Сказал царь ей: «Говори . . .».

Она ответила, говоря: «Вот, когда я спала, пришел ко мне человек светлый, высокий ростом, со скипетром в правой руке, наполнив всю спальню благоуханием. Он коснулся моего правого бока и сказал мне с большой кротостью: «Евдоксия, Евдоксия, дева добрая!». Я открыла глаза, увидела его и задрожала. Он коснулся моего сердца, и я перестала дрожать. Сказал он мне: „Почему ты спишь на ложе из слоновой кости, покрытом золотом и серебром, а также одеждами, украшенными золотом, льном и топазами, и не ищешь Мой мартирион, место Моего воскресения?». Я же, когда Он удалил от меня страх, желая, чтобы я спросила Его, сказала Ему: „Кто Ты, мой Господин?». Сказал Он мне: „Я – Иисус, Спаситель твоей души. Но встань и ступай в Иерусалим, и открой Мой мартирион и (место) Моего Воскресения. Ибо после того, как Я был распят старшинами Израиля и положен в гроб новый, который Иосиф547 высек в скале, спустя два дня, утром третьего дня, пришел Михаил, архистратиг воинства небесного. Он вошел внутрь, отвалил камень и сел на него. Он уготовил путь Моему Отцу, и Он воскресил Меня из мертвых, именно (в) Мой третий день. Когда же старшины иудеев узнали, что Я воскрес на третий день, они держали совет, чтобы унизить Моего отца и Мое Святое Воскресение. Они приказали народам Сиона и Иерусалима: «Человек всякий, который будет мести свой дом в Сионе и Иерусалиме, пусть бросают мусор на гроб этого На зорея, и то, что будут сметать на площадях и улицах городов, пусть бросают на Его гроб и покрывают его, чтобы никто не вспомнил о Нем». И вот уже триста шестьдесят пять лет они делают это“.

Сказал Он мне: «Когда ты прибудешь в Иерусалим, Мой город возлюбленный, тот, в котором безбожные иудеи причинили мне злодеяния, и схватишь их, и будешь принуждать их (сказать, говоря): «Где Гроб моего Господа?», укажут тебе (люди) из Моего колена и из рода Моего отца и Моей матери по плоти». Теперь же, мой господин царь, займись этим и посмотри, что ты будешь делать. Ибо Он сказал мне: „Если вы не поспешите сделать это, смертью умрете».

Ответил царь: «Дело всякое и совет всякий, которые повелел Господь, я сделаю их и повинуюсь им, подобно тому как я с моей матерью Еленой сделали в день открытия Креста548. Теперь же встань и удались в твой покой, потому что настало время службы твоей и твоих дев. Я же соберу сановников дворца и укажу им, чтобы они приготовили тех, кто пойдет с тобой в Иерусалим».

Она встала и совершила свои служения, согласно ежедневному обычаю. Сказал царь тем, что охраняют его: «Ступайте к вратам дворца и соберите войско царства, потому что у меня есть слово сказать им». Они же пошли тотчас к вратам.

Было у царя две трубы из листового (букв, «битого», т. е. сплющенного в лист) золота. Если бывало сообщение или слово из дома царя ночью, которое он хочет сообщить только своим сановникам, то делалось это так: трубят в первую трубу, и собираются стратилаты и эпархи, вторая же труба – (по ее зову) собираются комиты, и трибуны, и начальники царского дворца. Когда затрубили в первую трубу, пришли тотчас стратилаты и эпархи. Они вошли к царю, стали и поклонились ему, ибо они увидели его лицо исполненным радости. Сказал царь им с радостью и весельем: «Внемлите мне, сановники царства римлян!». Сказали они с великим почтением: «Вот мы, твои рабы, внимаем». Сказал он им: «Это дело Бога, о котором я говорю с вами». Сказали они: «Вот мы перед тобой, наш господин».

И он сказал им то, что Господь повелел деве. Они весьма изумились и поверглись во второй раз, воздавая славу Богу, благословляя царя и деву. Сказали же они все в один голос: «Мы – твои рабы, мы готовы отправиться с ней, и трудиться, и питаться (взятым с собой) из нашего дома, пока не удостоимся увидеть эту великую славу».

Тотчас же, как они повиновались царю, сказал он Дионисию, начальнику его войска: «Ступай быстро и приготовь ей четырех стратилатов, и четыре десятка тысяч воинов, и четыре колесницы для стратилатов, и три для царицы-девы, и много золота из дома твоего господина, и сосуды серебряные, и дай их ей, чтобы она тратила их для (нахождения) места (воскресения) нашего Господа Иисуса Христа, и животных многочисленных, овец, и коз, и множество телят, и корабли на море, чтобы они везли пищу для людей, двенадцать кораблей, чтобы они пребывали на море для обслуживания людей, чтобы четыре корабля причаливали перед четырьмя, и чтобы четыре находились в море, пока она не выполнит то, что Господь велел ей, в течение семи дней, и чтобы они приплыли в Иерусалим. И ты известишь нашего отца епископа, чтобы он собрал сегодня весь город, потому что этой ночью в наш город приходил Царь Христос. Я же иду для приношения и совершу богослужение. Сверх этого всего сделай спешно следующее: пошли пятидесятника с его пятьюдесятью воинами на главную царскую дорогу, и пусть он оповестит города и села, чтобы они не беспокоились, пусть он прикажет им так: «Вот что царь говорит вам: „Не бойтесь, потому что здесь проедет царица, сестра царя, отправляясь в Иерусалим помолиться"".

Когда все это было исполнено, отправилась Евдоксия дева, сестра царя, со своими евнухами и девственницами, взойдя на другие три колесницы, которые стратилат приготовил для сестры царя, потому что царь сделал ее царицей и возложил на нее венец царства. Спустя три месяца она прибыла со всеми своими людьми, спросила о доме царя Давида и поселилась в нем с девственницами, которые с ней. Пришли же все комиты, и трибуны, и игемоны, и начальники все, и всякий, находящийся у власти, поклонялся царице и нес ей дары, золото и серебро многочисленное, ибо обильно (было) золото и серебро, которые они принесли ей.

Спустя шесть дней после того, как она прибыла в Иерусалим, утром седьмого повелела царица захватить для нее иудеев, которые в Иерусалиме и Сионе. В первый день захватили двенадцать сотен иудеев, утром на другой день – половину десятка тысяч. Она заставила привести к себе их великих первосвященников. Сказала она им:

«О великие иудеев, которых не удовлетворила их (собственная) слепота, но вы держите совет о вселенной, чтобы (и) ее сделать слепой. Ибо надлежало (бы) мне содрать с вас кожу, и снять ее с вашей головы, потому что вы бесстыдны! Что же мне сделать со святыней моего Господа Христа, Того, Которого вы распяли, положив во гроб, и Он воскрес в третий день? Где Его Гроб?».

Они отвечали, говоря: «Наша госпожа царица, мы не знаем». Она велела, чтобы повесили их за голову. Когда же их повесили, закричал один из них, имя которого Иоиль, книжник и пресвитер их синагоги, говоря: «Возьмите меня к царице, и я скажу ей все, о чем она спрашивает».

Когда привели его к ней, со связанными за спиной руками и с большой железной цепью весом около пятидесяти фунтов на шее, он не мог поднять своей головы. Сказал он так: «О царица, живи вечно, ибо я знаю, что ты боишься Бога, поэтому ты ищешь Гроб Христов. Ибо уже триста шестьдесят пять лет (прошло) с того дня, когда Он восстал из мертвых. И вот наши отцы дали эту заповедь, чтобы покрыть Гроб Иисуса. Сжалься над нами, и мы скажем тебе то, о чем ты спрашиваешь». Она приказала, чтобы спустили (и) других (подвешенных). И сняли цепи с шеи Иоиля книжника. Когда же его сердце укрепилось, сказал он ей: «Моя госпожа, царица вселенной, вот родственник Спасителя Иисуса Христа по плоти, из колена Иуды, которому сто пятьдесят лет. Он – пресвитер христиан, имя его Иаков, подобно имени Иакова брата Господа, он скажет тебе все».

Когда она услышала, что он из колена Иуды, она обрадовалась и спросила, где этот (человек). Сказал ей Иоиль книжник: «Я отведу тебя к его дому, ибо он не может ходить, потому что стар он и болен подагрой в своих ногах». Она же вышла из дома царя Давида и пошла пешком в полдень549 со стратилатами и с двадцатью воинами. Когда же она достигла его дома, она нашла, что его дети и дети его детей до пятого поколения приготовили их дом для царицы, подмели его, украсили, убрали венками и окропили дорогим благовонием, потому что они услышали, что царица, сестра царя, идет к их отцу. Они расставили три престола перед ней.

Когда она приблизилась к двери, старец сидел на ложе. Он сказал, говоря: «Благословен род избранный, о котором Сивилла, сестра Еноха книжника, пророчествовала: „Ибо вот царь праведный восстанет в царстве римлян, имя которого Константин, истина в руке которого, праведность на плечах которого, и он прославит Бога ... к Его слуху. Это есть Воскресение нашего Господа Иисуса Христа, Которого есть честь, и сила, и слава во веки веков. Аминь».

И когда закончил старец воздавать славу Богу и благословлять царя, она взяла его руку и поцеловала ее. Сказал он ей: «Я Иаков, сын Иосифа, по имени отца моего отца, согласно тому как написано: „Иаков, брат Господа», сын Иосифа плотника, отца Христа по плоти. Он отец Иакова. Иаков родил своего первенца и назвал его также Иосиф. Иосиф же родил меня и нарек мне имя Иаков. Я (поступил) так же: вот мой первенец стоит перед тобой, имя его Иосиф. Иоанн девственник поставил моего отца епископом. Мой же отец сделал меня пресвитером, чтобы я жил, пока ты не придешь в это место и не станешь искать (место) Воскресения Христа. Вот слово, которое Господь сказал Петру: „Если Я хочу, чтобы он пребыл, пока Я приду, Я, ты кто, ты? Следуй за Мною ты“550, а именно ты, которая пришла спросить у меня о (месте) Его Воскресения. Теперь же встань, пойдем, и я приведу тебя к Его Гробу».

Встал старец в радости Духа Святого, пришел и стал на мусорной куче, возвышавшейся над городом, на самой ее верхушке. Сказал он: «Это место Гроба моего Господа».

Тотчас же она велела привести ей триста ослов и мулов.

Она сделала иудеев копальщиками, и они копали. Она заставила других быть погонщиками животных, поставив воинов понуждать их, причем они работали от солнца до солнца, и она снабжала их из дворца. Спустя три месяца показалась вершина Гроба. И снова они работали. Она послала стратилата с десятью тысячами воинов к царю. Пришел же царь. Сказала она ему: «Мой господин и мой брат, ты послушался меня во всем. Успокой мое сердце еще и следующим: напиши по всей вселенной и земле твоего царства, чтобы праздновали Пасху, ибо мы нашли Гроб, но не знаем, где его дверь».

Тотчас царь написал о Пасхе по всему своему царству, чтобы начинали ее пятого числа (месяца) тобе и завершали одиннадцатого числа, и она стала праздником (месяца) тобе до сего дня551, праздником всей страны римлян. Но (и) после Пасхи не нашли они двери. Сказала опять дева царю: «Вот вся вселенная отпраздновала Пасху. Теперь только я с тобой – мы отпразднуем вторую». Когда же царь и дева отпраздновали вторую Пасху, Господь явился ей у двери Гроба. Она тотчас велела копать в том месте. Они же нашли камень, на котором сидел ангел. Когда они пришли все, сказал царь епископам: «Войдите в Гроб» . . . Ибо было епископов числом двенадцать, исповедники все. Был же там апа Феофил, архиепископ Кесарии и одиннадцать (других). Сказал блаженный, говоря голосом кротким: «Царь, живи вечно. Ведь мы – мы люди плотские и недостойны войти первыми в святое место воскресения нашего Господа Иисуса Христа, но мы просим твое величество, чтобы ты послал в Сион и доставил нам двенадцать невинных детей по числу двенадцати апостолов, которым мы наследовали, мы, народ язычников».

Тотчас же он послал спешно в Сион, и пришли их отцы с ними, и, раздев их, омыли их в Силоаме и помазали елеем Самуила пророка, которым он помазал Давида и Соломона, его сына, и возложили на их головы венки из ветвей масличных с горы Елеонской, и дали (им в руки) ветви от пальм, которые держал народ, идя перед Христом, въезжавшим в Иерусалим, и говоря: «Осанна в вышних! Благословен грядущий во имя Господне, Царь Израиля!»552. Привели их к царю, и епископам, и деве, и супруге царя, ибо они обе были царицами. Когда же привели их, каждый из епископов взял одного . . . они помолились и благословили их. После этого заставили их бросить жребий, всех двенадцать, чтобы узнать, жребий кого из них выпадет первым, чтобы он вошел в гроб Господа. И тотчас жребий выпал сыну апы Феофила архиепископа. Сказал блаженный (епископам): «Простите меня! Благословите моего сына». Когда же он получил благословение от апостолов (вместо: «епископов»), и царя, и девы, и супруги царя, он вошел смело в Гроб. Когда же он очутился внутри Гроба, он упал на лицо свое. Велели же тому, который был (следующим) после него по жребию, чтобы он схватил его за ноги и вытащил его.

Сказал апа Феофил царю и епископам: «Простите мне, мои отцы. Кто из царей или из начальников пригласит своего брата бедного на свадьбу своего сына, и бедный обойдет свой дом и своих соседей, пока не найдет большого дара и не пошлет его перед собой, чтобы хозяин свадьбы ожидал его с радостью? Теперь же, мой господин царь, Бог Отец пригласил нас всех на свадьбу Жениха нашей души и нашего духа, Его возлюбленного Сына, нашего Спасителя Иисуса Христа. И не позволят нам охраняющие Его (место) воскресения войти в Его дворец царства, если царь не пошлет в Сион, город святой, и не доставит нам в это место седалище, и стол, и дорогие угощения, и хлеб лучший, и чашу, и вино дорогое, и светильник, и лампаду, и жертвенник, и ладан лучший, чтобы мы совершили жертвоприношение, и ангелы вознеслись с жертвой, и дали нам войти в Гроб нашего Спаса».

И тотчас же доставил (все) им. Сказал царь в страхе и трепете: «Совершите дароприношение Господу!». И они склонили головы перед апой Феофилом, чтобы он совершил жертвоприношение. Когда же он принес жертву благословенную, заставили братьев петь, возглашая Аллилуя над жертвой, причем вся толпа отвечала им: «Аллилуя!». Сказали они: «Боже! Язычники вошли в Твое наследие, Аллилуя! Они осквернили Твой храм святой, Аллилуя! Они превратили Иерусалим в хранилище овощей (букв, «тыкв/огурцов»), Аллилуя! Они отдали трупы Твоих рабов-мучеников в пищу птицам небесным, Аллилуя! Плоть Твоих святых – зверям земным, Аллилуя!»553.

После того, как совершили жертвоприношение и богослужение епископы, и пресвитеры, и диаконы Сиона и Иерусалима, и царь, и дева, и супруга царя, повелел апа Феофил, чтобы взяли (все) припасенное в церковь Сиона, и десятки тысяч народа пошли туда, и (там) отслужили службу. Как только произнесли: «Аминь», взяли сосуды, и вознеслись ангелы, стерегущие Гроб, с жертвой и со звуками трубными, и с кликами ликования великого на твердь небесную. Ибо апа Феофил и царь воочию увидели ангелов. Народ же слышал трубы, и ликования, и звуки множества колесниц.

После того, как было (дано) разрешение (войти), сказал царь апе Феофилу: «Ступай теперь в гроб». Он же вошел в Гроб. Сказал он: «Вот место (для) трех людей здесь. Может быть, это гроб тела пророка». Сказал царь: «Не бойся, но осмотрись хорошо!». Он осмотрелся – и это место (для) трех людей. Он пошел посреди них и сказал царю: «Вот кость человеческая вонзилась в мою ногу». Сказал царь опять: «Осмотрись хорошо!». Наклонив же голову, чтобы увидеть кость человеческую, он обнаружил, что это гвоздь надписи, которую прибили к кресту. Он возопил великим голосом устрашенным: «Вот гвоздь надписи Христа!».

Посмотрел царь и увидел надпись, которую Пилат написал и прикрепил к кресту Иисуса: «Сей есть Иисус Назорей, царь иудеев», написанную по-еврейски, по-римски и по-гречески. Он пал тотчас на свое лицо. Вынесши же ее из Гроба, он положил ее на камень, на котором сидел ангел, чтобы все ее видели. Поверглись все ниц, увидевшие ее, и поклонялись ей, вопия и плача, почти три часа. Встал же епископ и подал руку царю, и деве, и супруге царя, и затрубили в трубу, и весь народ встал. Тотчас повелел царь, и привели его лучшую колесницу, на которой он прибыл в Иерусалим, всю золотую, и были впряжены в нее четыре белых мула, на которых не было ни одного пятнышка, но они были чисты. Он положил надпись Иисуса на нее, велев везти ее перед собой в Константинополь, чтобы царь сделал ее путеводителем себе в битве и во всех местах, куда направится царь, как кивот Бога, который перед Израилем. Когда же колесница достигла врат Иерусалима, ноги лошадей подогнулись под ними, рты их коснулись земли, однако задние их ноги были крепки. Сообщили царю о том, что случилось, и он удивился. Сказал апа Феофил царю: «Господь не желает, чтобы она покинула это место до конца, согласно тому как написано: «Сын человеческий грядет, чтобы найти веру на земле»554. Повелел царь вернуть ее на место Воскресения. Встали тотчас лошади, и пришли туда с колесницей и с надписью спасения, и стали у дверей Гроба. Взял ее апа Феофил, епископ Кесарии, и пропел гимн, причем царь отвечал ему и весь народ, говоря:

«Слава это Иисуса, которой мы облечемся. Аминь. Да не увидят ее наши враги, и не похвалятся ею ненавидящие ее. Но царь праведный и дева облекутся ею. Собрались колена наро-дов и язычников и приветствовали ее. Израиль же не возлюбил ее, и они не соблюли Его завет. Господи, благослови царя и его народ. Аминь».

Когда они закончили гимн славы, он взял надпись в (место) Воскресения. Царь же изготовил большой крест из листового золота с золотой надписью, прибитой к нему, положил его на колесницу, на которую клал (настоящую) надпись, и пускал ее ехать перед собой во всякое время. Он больше не всходил на нее никогда. И повсюду, куда царь пожелает в своем сердце идти, колесница шла сама, пока не прибывала туда, согласно тому как написано: «Сердце царя в руке Бога»555.

После этого дева спросила Господа о двух телах, которые были найдены в гробе. Сказал ей Господь в видении ночью: «Это два разбойника, которые были распяты со Мной. Я восстал из мертвых, а они остались в Гробе. Тот, что справа от Меня, – иудей. Он отрекся от Меня, согласно закону иудеев. Тот же, что слева от Меня, исповедал Меня, он язычник».

Утром назавтра она извлекла того, что справа. Она обрядила его для погребения, положила в каменный саркофаг и запечатала. Она написала на его наружной стороне: «Это тот, что отрекся от своего Господа». Она положила его к северу от Гроба. Царь велел закопать саркофаг в землю. Она извлекла и того, что слева, омыла его в вине, покрыла множеством благовоний, и льном, и виссоном, и лучшими чистыми шелками, и погребла у дверей Гроба, чтобы во всякое время приносили за него жертву.

После этого царь дал деве двадцать центенариев556 золотых и двадцать центенариев серебряных. И все вельможи дворца дали ей два центенария каждый, один серебряный и один золотой, чтобы она отстроила все (те) места, которые Господь указал ей. Назначил ей царь десять сотен каменщиков (для работы) в горе (т. е. в каменоломне) и сорок сотен носильщиков. Он повелел, чтобы епископы крестили их, потому что это были иудеи, принадлежащие к (коленам) Иуды и Вениамина.

После этого царь взошел на свои колесницы и прибыл в свой город, воздавая славу Богу за все то, что он увидел. Дева же осталась в Иерусалиме, в месте Воскресения Господа, она, и супруга царя, и девы, и дочери вельмож царя, трудясь для воздания почести месту Христа. Она почтила его и завершила его (т. е. работу над ним). Она же оправила камень, на котором сидел ангел, в серебро. И Его место рождения она почтила и закончила его, и Его место вскормления, и место, в котором Он был крещен Иоанном Крестителем, и дом Лазаря в Вифании, и место на горе Елеонской, где он был схвачен. И была одна скала выдолбленная, в которой купель, в которой Он омыл ноги апостолам. Иудеи наполнили ее костями человеческими и животными и запечатали ее. Она восстановила ее и все другие места силы Господа Иисуса нашего Спасителя и сделала их местами служения.

Когда же она завершила все благие дела, она дала епископу Иерусалима пять центенариев золотых и пять центенариев серебряных, и старец Иаков – она дала ему то же самое, и он благословил ее. Она взошла на свою колесницу с супругой царя, и девами, и дочерьми стратилатов царя, и его вельмож, и правителей, и власть имущих. Они были все с девой, составляя великое собрание девушек, прислуживая ей, пока она не совершила все благословенные дела. Они взошли все на колесницы, едучи перед ней, пока она не достигла города царя. Царь же запряг свои колесницы, выехав навстречу им на три перехода, воздавая им славу, потому что они исполнили все, что Господь повелел деве.

Вот что она совершила во имя Отца, и Его Сына, и Духа Святого вовеки. Аминь.

* * *

539

Ср. слова св. Виктора после его прощания с матерью.

540

28 декабря.

541

Легендарные имена.

542

«Мартирион» – святилище в месте погребения мученика.

543

Константин умер в 337 г. 399-й год (365 † 33) приходится на время правления Аркадия. Хронологическая ошибка объясняется тем, что у коптов не велось летоисчисление от Рождества Христова. Счет годов велся по «эре мучеников», или «эре Диоклетиана» (с 284 г.), или же по годам индиктов (15-летних налоговых циклов), а после арабского завоевания, наряду с «эрой мучеников», и по хиджре, «эре сарацинов».

544

Первосвященник Каиафа (греч. Καιάφας), см. напр. Мф. 26:3.

545

В рукописи явно пропущено относительное местоимение перед глаголом «говорить», остался только инфинитив. Одиночный инфинитив имеет в коптском повелительное значение, таким образом буквально получается: «Вещи все скажи мне, я, Твоя раба, готова исполнить их». Так и переводит издатель (“Tell me everything; I your servant am ready to do it”), однако получается бессмыслица, ибо после этих слов Евдоксии Христос исчезает. Лемм переводит правильнее: «Я, Твоя раба, готова исполнить все, что Ты мне скажешь». Но в будущее время здесь не подходит, потому что все уже сказано Христом. Пропущено относительное местоимение перфекта.

546

Т. е. раба царя. Евнуху передаются те слова, которые он буквально должен сообщить царю.

547

Иосиф Аримафейский, см. напр. Мф. 27:57–60.

548

См. введение к данной легенде.

549

Т. е. в самый разгар жары.

551

Здесь не имеется в виду традиционная весенняя Пасха. Просто это название придано и данному празднику, поскольку он связан с Воскресением (обретение места Воскресения). Нам не известен праздник 5–12 тобе (31 декабря-7 января). В коптском месяцеслове 11 тобе отмечается память св. Феофании.

556

См. «Мартирий св. Виктора», прим. 493.


Источник: Введение, перевод с коптского и комментарии А. И. Еланской

Комментарии для сайта Cackle