Фома Аквинский (католический святой)

ТРАКТАТ О НАВЫКАХ В ЦЕЛОМ. Вопрос 49. О НАВЫКАХ В ЦЕЛОМ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ИХ СУБСТАНЦИИ

После рассмотрения человеческих действий и страстей мы переходим к исследованию начал человеческих действий, во-первых, внутренних начал и, во-вторых, внешних начал. Внутренним началом является сила и навык, но так как мы уже рассуждали о силах в первой части (77 и далее), то нам остается исследовать [навыки; вначале мы рассмотрим] их в целом; затем мы рассмотрим добродетели и пороки и тому подобное, относящееся к навыкам, которые являются началами человеческих действий.

Что касается навыков в целом, то здесь нам предстоит исследовать, во-первых, субстанцию навыков; во-вторых, их субъект; в-третьих, причину их возникновения, возрастания и разрушения; в-четвертых, их отличие друг от друга.

Под первым заглавием наличествует четыре пункта: 1) является ли навык качеством; 2) является ли он отдельным видом качества; 3) подразумевает ли навык упорядоченность к акту; 4) о необходимости навыка.

Раздел 1. ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ НАВЫК КАЧЕСТВОМ?

С первым [положением дело] обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что навык не является качеством. Ведь сказал же Августин, что слово «навык» произошло от глагола «обладать»1. Но «обладать» относится не только к качеству, но также и к другим категориям; так, мы говорим о себе как об «обладающих» количеством, деньгами и другими подобными вещами. Следовательно, навык не является качеством.

Возражение 2. Далее, навык рассматривается как одна из категорий, что явствует из книги «Категории»2. Но ни одна категория не содержится в другой. Следовательно, навык не является качеством.

Возражение 3. Далее, как сказано в книге «Категории», «навык является расположением»3. Затем, расположение – это «порядок в вещи, которая имеет части», о чем читаем в пятой [книге] «Метафизики»4. Но это относится к категории «положение». Следовательно, навык не является качеством.

Этому противоречит сказанное Философом в книге «Категории» о том, что «навык является качеством, которое нелегко поддается изменениям»5.

Отвечаю: слово «навык» (habitus) произошло от глагола «обладать» (habere). Но «навык» произошел от этого слова двояко; во-первых, постольку, поскольку о человеке или любой другой вещи говорят как о чем-либо обладающем; во-вторых, постольку, поскольку частная вещь находится в некотором состоянии (se habere) либо по отношению к самой себе, либо по отношению к чему-то еще.

Что касается первого, то здесь должно иметь в виду, что «обладать» сказывается в отношении любого «обладания», и потому «обладать» общо разным категориям. Поэтому Философ помещает «обладать» среди самых последних категорий – ведь они, так сказать, последуют разным категориям, как, например, противоположное, предшествующее, последующее и тому подобное. Далее, между тем, что связано с обладанием, похоже, существует то различие, что в одних случаях между «обладателем» и тем, чем он обладает, нет ничего посредствующего, как, например, нет ничего посредствующего между субъектом и качеством или количеством. В других случаях кое-что посредствующее есть, но это – только отношение, как, например, когда о человеке говорят, что у него есть друг или компаньон. А еще бывает так, что существует [такое] посредствующее, которое хотя и не является в прямом смысле слова действием или претерпеванием, но некоторым образом подобно действию или претерпеванию; так, например, нечто украшает или охватывает, а нечто украшено или охвачено; в связи с этим Философ говорит, что «навыком называется некоторое действие того, кто обладает, и претерпевание того, чем он обладает»6, как это имеет место в случае тех вещей, которыми мы обладаем для самих себя. Поэтому они составляют особый род вещей, которые подпадают под категорию «навык» и о которых Философ сказал, что «существует навык между одеждой и тем, кто ею обладает»7.

Но если под «обладанием» понимать то, что вещь находится в некотором состоянии либо по отношению к самой себе, либо по отношению к чему-то еще, то в таком случае навык является качеством, поскольку такой модус обладания касается определенного качества, и именно это имеет в виду Философ, когда говорит, что «навык является расположением, благодаря которому вещь, расположенная известным образом, оказывается в хорошем или плохом состоянии, при этом – или сама по себе, или по отношению к другому; так, например, здоровье есть некоторый навык»8. В настоящем случае мы ведем речь о навыке в этом смысле. Следовательно, правильным будет сказать, что навык – это качество.

Ответ на возражение 1. Этот аргумент рассматривает «обладать» в общем смысле слова, в каком оно общо многим категориям, о чем уже было сказано.

Ответ на возражение 2. Этот аргумент рассматривает навык как то, что находится между обладателем и тем, чем он обладает, и в этом смысле, как было показано выше, он является категорией.

Ответ на возражение 3. Расположение всегда подразумевает порядок в том, что имеет части, но этот порядок может быть трояким, а именно таким, каким его описывает Философ, продолжая приведенную мысль словами: «или в пространстве, или по способности, или по виду»9. В этом высказывании, как замечает Симплиций в своих «Комментариях к «Категориям"», он перечисляет все расположения: когда говорит «в пространстве», то имеет в виду телесные расположения, которые относятся к категории «положение», указывающей на порядок частей в пространстве; когда он говорит «по способности», то имеет в виду все те расположения, которые находятся в процессе становления и еще не достигли своего совершенства, вроде начатков науки и добродетели; а когда он говорит «по виду», то этим указывает на совершенные расположения, которые называются навыками, вроде совершенной науки и добродетели.

Раздел 2. ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ НАВЫК ОТДЕЛЬНЫМ ВИДОМ КАЧЕСТВА?

Со вторым [положением дело] обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что навык не является отдельным видом качества. В самом деле, как уже было сказано (1), навык в той мере, в какой он является качеством, суть «расположение, благодаря которому вещь, расположенная известным образом, оказывается в хорошем или плохом состоянии». Но подобное можно сказать о любом качестве, поскольку вещи случается оказываться в хорошем или плохом состоянии в отношении очертания, теплоты и холода и многих такого рода вещей. Следовательно, навык не является отдельным видом качества.

Возражение 2. Далее, Философ в своей книге «Категории»10 говорит, что тепло и холод являются такими же состояниями или навыками, как и болезнь и здоровье. Следовательно, навык или состояние ничем не отличается от других видов качества.

Возражение 3. Далее, «нелегко поддаваться изменениям» не является отличием, принадлежащим к категории «качество», но, скорее, к движению или претерпеванию. Но никакой род не может сводиться к видам, установленным через посредство принадлежащих другому роду отличий, поскольку, как сказал Философ в седьмой [книге] «Метафизики», «отличия должны быть присущи роду». Следовательно, коль скоро навык – это «качество, которое нелегко поддается изменениям», то похоже на то, что он не является отдельным видом качества.

Этому противоречит сказанное Философом в его книге «Категории» о том, что «под одним видом качества мы понимаем навык и состояние»11.

Отвечаю: Философ в своей книге «Категории» определяет состояние, или расположение, и навык как первый вид качества. Затем, Симплиций в своих «Комментариях к «Категориям"» проводит различение этих видов следующим образом. Он говорит, что «некоторые качества являются врожденными, находятся в своем субъекте согласно действенности его природы и притом всегда, а некоторые случайны, обусловлены чем-то извне и могут быть утрачены. Так вот, последние», – то есть те, которые случайны, – «являются навыками и расположениями, различающимися с точки зрения того, насколько легко или нелегко их утратить. Что касается врожденных качеств, то некоторые относятся к вещи как к находящейся в возможности, и они образуют второй вид качества, в то время как другие относятся к вещи как к находящейся в действительности, и при этом либо находятся глубоко внутри вещи, либо на ее поверхности. Если глубоко внутри, то они образуют третий вид качества, если на поверхности – то четвертый вид качества, как [например] очертание и форму, которая является очертанием одушевленной сущности». Но такое различение видов качества кажется недостаточным, поскольку существует множество очертаний и подобных претерпеванию качеств, которые не врожденны, а случайны, а еще существует множество расположений, которые не случайны, а врожденны, как [например] здоровье, красота и тому подобные. Кроме того, оно не соответствует порядку видов, поскольку первыми надлежит полагать наиболее естественные виды.

Таким образом, нам надлежит разъяснить отличие расположений и навыков от других качеств как-то иначе. Итак, под качеством в строгом смысле слова понимается некоторый модус субстанции. Но модус, по словам Августина, есть то, «что сообщает вещам мера»12, и потому он подразумевает некоторую определенность в соответствии с некоторой мерой. Поэтому как то, в соответствии с чем материальная потенциальность определена к своему субстанциальному бытию, называется качеством, которое является воздействующим на субстанцию отличием, точно так же то, в соответствии с чем потенциальность субъекта определена к его акцидентному бытию, называется акцидентным качеством, которое, как явствует из слов Философа13, тоже является своего рода отличием.

Но модус определения субъекта к акцидентному бытию может быть взят или со стороны самой природы субъекта, или со стороны действия и претерпевания, вытекающих из природных начал, каковые суть материя и форма, или же со стороны количества.

Итак, если мы возьмем модус определения субъекта со стороны количества, то в таком случае мы получим четвертый вид качества. И коль скоро само по себе количество лишено движения и не подразумевает понятия хорошего или дурного, то четвертый вид качества не указывает ни на то, хорошо или дурно расположена вещь, ни на то, сколь быстро она преходяща.

Затем, модус определения субъекта со стороны действия или претерпевания принадлежит ко второму и третьему видам качества. Притом в обоих случаях мы должны принимать во внимание то, насколько легко или трудно исполнение и насколько оно длительно или скоротечно. Но при этом мы не рассматриваем что-либо из того, что имеет отношение к понятию блага или зла, поскольку движения и претерпевания не имеют аспекта цели, тогда как о благе и зле говорят с точки зрения цели.

Наконец, модус определения субъекта со стороны природы вещи принадлежит к первому виду качества, который является навыком и расположением, поскольку, как сказал Философ, рассуждая о навыках души и тела, они суть «расположенности к достижению совершенства; под совершенным я имею в виду то, что расположено в соответствии со своей природой»14. И так как сама по себе форма и природа вещи – это цель и причина того, «ради чего» вещь [именно такова]15, то при рассмотрении первого вида мы учитываем как благо и зло, так и легкость или трудность изменяемости, поскольку определенная природа является целью порождения и движения. И потому Философ определяет навык как «расположение, благодаря которому вещь, расположенная известным образом, оказывается в хорошем или плохом состоянии»16; а во второй [книге] «Этики» говорит, что «навыки – это то, благодаря чему мы хорошо или дурно владеем своими страстями»17. В самом деле, когда модус соответствует природе вещи, он обладает аспектом блага, а когда не соответствует – аспектом зла. И коль скоро первым объектом при рассмотрении чего бы то ни было является природа, то первым видом качества считается навык.

Ответ на возражение 1. Расположение, как уже было сказано (1), подразумевает некоторый порядок. Поэтому о человеке не говорят как о расположенном посредством того или иного качества иначе, как только в отношении чего-то еще. И если мы добавляем «в хорошем или плохом состоянии», что принадлежит к сущностному определению навыка, то нам следует рассмотреть отношение качества к являющейся целью природе. Так, в отношении очертания, теплоты или холода о человеке не говорят как о хорошо или плохо расположенном иначе, как только с точки зрения природы вещи в смысле соответствия или несоответствия. Следовательно, даже очертания и подобные претерпеванию качества, если рассматривать их в смысле их соответствия или несоответствия природе вещи, относятся к навыкам или расположениям; например, очертания и цвет в смысле их соответствия или несоответствия природе вещи связаны с красотой, а теплота и холод в смысле их соответствия или несоответствия природе вещи связаны со здоровьем. По этой причине тепло и холод отнесены Философом к первому виду качества.

Из сказанного понятно, как надлежит отвечать на возражение 2, хотя некоторые, как указывает Симплиций в своих «Комментариях к «Категориям"», предлагают другое решение.

Ответ на возражение 3. Отличие «нелегко поддаваться изменениям» отличает привычку не от другого вида качества, а от расположения. В самом деле, расположение можно понимать двояко: во-первых, как род навыка, поскольку расположение входит в определение навыка; во-вторых, с точки зрения того, чем оно отличается от навыка. Затем, расположение в собственном смысле слова может быть отличено от навыка двояко: во-первых, с точки зрения более и менее совершенного в пределах одного вида, и в этом смысле мы сохраняем за расположением его родовое имя и называем его именно так тогда, когда оно менее совершенно с точки зрения легкости, с какой оно может быть утрачено, в то время как мы называем его навыком тогда, когда оно более совершенно с точки зрения трудности, с какой оно может быть утрачено. И в этом смысле расположение может стать навыком таким же образом, как мальчик становится мужчиной. Во-вторых, они могут отличаться как разные виды одного низшего рода, и тогда мы называем расположениями те качества первого вида, которые могут быть легко утрачены в силу своей природы, поскольку они определены изменчивыми причинами, например, болезнь и здоровье, в то время как навыками мы называем те качества, которые в силу своей природы нелегко поддаются изменениям, поскольку они определены неизменными причинами, например, науки и добродетели. И в этом смысле расположение никогда не станет навыком.

Последнее понимание, похоже, в наибольшей мере соответствует подходу Аристотеля, поскольку именно ради того, чтобы подчеркнуть указанное отличие, он ссылается на распространенное мнение, согласно которому когда качество, которое в силу своей природы является изменчивым, благодаря некоторой акциденции становится таким, которое нелегко поддается изменениям, то в этом случае его называют навыком, тогда как с теми качествами, которые в силу своей природы нелегко поддаются изменениям, может происходить обратное; так, если человек постиг науку несовершенно и потому может легко утратить свои знания, то мы говорим о нем, что он расположен к этой науке, а не что он ею овладел. Из этого ясно, что слово «навык» подразумевает некоторую устойчивость, в то время как слово «расположение» – нет.

И при этом не имеет значения, что легкость или трудность поддаваться изменениям не является видовым отличием [качества] и относится к движению и претерпеванию, а не к роду качества. Ведь хотя эти отличия и акцидентны по отношению к качеству, тем не менее они определяют отличия, которые являются собственными и сущностными для качества. (Так и в роде субстанции мы нередко используем не субстанциальные, а акцидентные отличия в той мере, в какой последние указывают на сущностные начала.)

Раздел 3. ПОДРАЗУМЕВАЕТ ЛИ НАВЫК УПОРЯДОЧЕННОСТЬ К АКТУ?

С третьим [положением дело] обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что навык не подразумевает упорядоченность к акту. Ведь все актуально настолько, насколько находится в акте. Но Философ сказал, что «когда некто становится знающим через посредство навыка, тогда он все равно остается некоторым образом в возможности, но не так, как он был до обучения»18. Следовательно, навык не подразумевает отношения начала к акту.

Возражение 2. Далее, входящее в определение вещи принадлежит ей сущностно. Но, как сказано в пятой книге «Метафизики», начало акта входит в определение способности19. Следовательно, способности сущностно принадлежит являться началом акта. Но сущностное является первым в любом роде. Таким образом, если навык тоже является началом акта, то из этого следует, что он последует способности. И в таком случае навык, или расположение, не будет первым видом качества.

Возражение 3. Далее, здоровье иногда является навыком, а равно и худощавость и красота. Но они не указывают на отношение к акту. Следовательно, навык сущностно не является началом акта.

Этому противоречит сказанное Августином о том, что «навык является тем, посредством чего при необходимости делается то или это»20. И Комментатор говорит, что «навык является тем, посредством чего мы действуем, когда желаем»21.

Отвечаю: навык может иметь отношение к акту как со стороны природы навыка, так и со стороны субъекта, которому принадлежит навык. Что касается природы навыка, то с ее стороны каждый навык имеет отношение к акту. В самом деле, навык по самой своей сущности подразумевает некоторое отношение к природе вещи, [а именно] в той мере, в какой он соответствует ей или не соответствует. Но являющаяся целью порождения природа вещи сама затем определяется к другой цели, которая является или деятельностью, или результатом, который достигается посредством деятельности. Поэтому навык подразумевает отношение не только к самой природе вещи, но также и к деятельности, поскольку она является или целью природы, или тем, что способствует достижению цели. В связи с этим при определении навыка указано22, что он является расположением, благодаря которому вещь, расположенная тем или иным образом, оказывается в хорошем или плохом состоянии либо по отношению к себе самой, т.е. к своей природе, либо по отношению к другому, т.е. к своей цели.

Но существуют такие навыки, которые даже со стороны обладающего ими субъекта подразумевают в первую очередь и по преимуществу отношение к акту. В самом деле, как уже было сказано, навык в первую очередь и как таковой подразумевает отношение к природе вещи. Поэтому если природа обладающей навыком вещи состоит в ее сущностном отношении к акту, то из этого следует, что навык подразумевает по преимуществу отношение к акту Но очевидно, что природа и само понятие способности таковы, что она необходимо должна быть началом акта. Поэтому любой определяемый способностью навык подразумевает по преимуществу отношение к акту.

Ответ на возражение 1. Навык актуален постольку, поскольку он – качество, и в этом отношении он может являться началом деятельности. В отношении же самой деятельности он пребывает в состоянии возможности. Поэтому навык называется первым актом, а деятельность – вторым, как это разъяснено во второй [книге трактата] «О душе»23.

Ответ на возражение 2. Сущностью навыка является не его отношение к способности, а его отношение к природе. И коль скоро природа предшествует действию, к которому относится способность, то в порядке видов качества навык предшествует способности.

Ответ на возражение 3. О здоровье говорят как о навыке или расположении по навыку в смысле его отношения к природе, о чем уже было сказано. Но в той мере, в какой природа является началом акта, он подразумевает отношение к акту. Поэтому Философ говорит, что человек или один из его членов называется здоровым, «когда он может осуществлять деятельность здорового человека»24. То же самое можно сказать и о других навыках.

Раздел 4. НЕОБХОДИМЫ ЛИ НАВЫКИ?

С четвертым [положением дело] обстоит следующим образом.

Возражение 1. Кажется, что навыки не необходимы. Ведь благодаря навыкам, как уже было сказано, мы расположены к чему-либо хорошо или дурно. Но вещь располагается хорошо или дурно своей формой, поскольку именно благодаря форме вещь блага уже постольку, поскольку она существует. Следовательно, в навыках нет никакой необходимости.

Возражение 2. Далее, навык подразумевает отношение к акту. Но в качестве начала акта вполне достаточно и способности, поскольку даже естественные способности являются началами актов без каких бы то ни было навыков. Следовательно, в навыках нет никакой необходимости.

Возражение 3. Далее, навык, как и способность, имеет отношение к благу и злу, и так же, как способность, навык не всегда актуален. Поэтому при наличии способности навык излишен.

Этому противоречит то обстоятельство, что навык есть некоторое совершенство25. Но совершенство является наибольшей необходимостью, поскольку оно заложено в природе цели. Следовательно, наличие навыков является необходимым.

Отвечаю: как уже было сказано (3), навык подразумевает расположение в отношении природы вещи или со стороны деятельности, или со стороны цели, благодаря каковому расположению вещь оказывается в хорошем или плохом состоянии. Но для того, чтобы вещь была расположена к чему-либо другому, необходимо соблюдение трех условий. Первое условие заключается в том, что расположенное должно отличаться от того, к чему оно расположено, причем так, чтобы относиться к нему как потенция к акту. Поэтому если речь идет о сущности, обладающей самобытием, природа которой не является составленной из потенции и акта и субстанция которой является ее собственной деятельностью, то в ней нет места никакому навыку и расположению, что очевидно в случае Бога.

Второе условие заключается в том, что находящееся в состоянии возможности в отношении чего-то еще должно быть способным к определению несколькими способами и к различным вещам. Поэтому если нечто находится в состоянии возможности в отношении чего-то еще, но в отношении только чего-то одного, то в нем нет места никакому расположению и навыку поскольку такой субъект имеет соответствующее ему отношение к акту в силу своей природы. Так, хотя небесное тело и состоит из материи и формы, но коль скоро эта материя, как было показано в первой части, не находится в состоянии возможности в отношении другой формы, то оно не нуждается ни в каком расположении или навыке в отношении формы или даже в отношении деятельности, поскольку природа небесного тела не находится в состоянии возможности в отношении более чем к одному установленному движению.

Третье условие заключается в том, что в расположении субъекта в отношении тех вещей, к которым он находится в состоянии возможности, должно наличествовать несколько составляющих, способных быть установленными различными способами, в соответствии с которыми субъект хорошо или дурно располагается в отношении формы или деятельности. Поэтому простые качества элементов, которые соответствуют природе элементов одним единственным установленным способом, не называются расположениями или навыками, но – «простыми качествами», а расположениями или навыками мы называем такие вещи как здоровье, красота и тому подобные, которые подразумевают вариативность нескольких составляющих с точки зрения их соответствующего установления. В связи с этим Философ говорит, что «навык является расположением», причем расположением «или в пространстве, или по способности, или по виду»26, о чем уже было сказано (1). Поэтому, коль скоро существует множество вещей, ради природы и деятельности которых должны быть согласованы несколько составляющих, которые могут варьироваться в целях их соответствующего установления, то из этого следует, что навык является необходимым.

Ответ на возражение 1. Благодаря форме происходит совершенствование природы вещи, субъект же должен быть установлен в отношении формы посредством некоторого расположения. Ведь сама по себе форма определяет к деятельности, которая является или целью, или средством к достижению цели. И если форма ограничена одной установленной деятельностью, то деятельность не нуждается ни в каком дальнейшем расположении, помимо самой формы. Но если форма такова, что она может осуществлять деятельность различными способами, как [например] душа, то ей требуется расположение к деятельности посредством навыков.

Ответ на возражение 2. Способность часто связана со многими вещами, и потому она нуждается в определении посредством чего-то еще. Но если способность не связана со многими вещами, то, как уже было сказано, никакой нужды в навыке нет. По этой причине естественные силы не осуществляют свою деятельность посредством навыков – ведь они определены к единственному модусу деятельности через посредство самих себя.

Ответ на возражение 3. Один и тот же навык, как будет разъяснено ниже (54, 3), не имеет отношения к благу и злу, в то время как одна и та же способность имеет отношение к благу и злу. И потому навыки необходимы для того, чтобы способности были определены к благу.

* * *

1

Qq. LXXXIII, 73.

2

Categ. VIII.

3

Ibid.

4

Metaph. V, 19.

5

Categ. VIII.

6

Metaph. V, 20.

7

Ibid.

8

Ibid.

9

Metaph. V, 19.

10

Categ. VIII.

11

Ibid. Ср.: «Под одним видом качества будем разуметь устойчивые и преходящие свойства».

12

Gen. ad Lit. IV, 3. Ср.: «Мера сообщает всем вещам определенность, число – форму, вес – покой и устойчивость».

13

Metaph. V, 14.

14

Phys. VII, 3.

15

Phys. II, 7.

16

Metaph. V, 20.

17

Ethic. II, 4.

18

De Anima III, 4.

19

Metaph. V, 12.

20

De Bono Conjug. XXI.

21

De Anima III. Комментатор – арабский философ-перипатетик Аверроэс (Ибн Рушд) (1126–1198), известный, помимо прочего, благодаря своим комментариям к произведениям Аристотеля.

22

Metaph. V, 20.

23

De Anima II, 5.

24

De Hist. Animal. X.

25

Phys. VII, 3.

26

Metaph. V, 19.


Источник: Фома Аквинский. Сумма теологии. Часть II-I. Вопросы 49-89: 978-966-521-476-5, 978-966-521-476-2. Издательство: Киев: Эльга, Ника-Центр, Элькор-МК, Экслибрис. 2008. С.И.Еремеев. Перевод, редакция и примечания.

Комментарии для сайта Cackle