Азбука веры Православная библиотека Молитва Забытые страницы русского имяславия
Распечатать

Забытые страницы русского имяславия

Содержание

Введение

1910 год №1. Письмо монахов пустыни Новая Фиваида игумену Свято-Пантелеимоновского монастыря Мисаилу с рассуждениями об имени Божиим и доказательствами о Его Божественности №2. Статья «Религиозное смущение на Старом Афоне. (Из частного письма)» №3. Соборное рассуждение о Имени Господа нашего Иисуса Христа в пустыни Новая Фиваида на Афоне №4. Жалоба братии Свято-Андреевского скита в монастырь Ватопед о еретичестве Иеронима, игумена скита №5. Жалоба иеросхимонаха Антония (Булатовича), поданная в Святейший Синод на архиепископа Волынского и Житомирского Антония №6. Открытое письмо святогорцев-исповедников имени Божия к архиепископу Никону №7. Листовка Союза для противодействия распространяющемуся имяборчеству и для предохранения себя от общения с имяборцами «Обращение ко всем православным...» №8. Доклад игумена Русского на Св. Афонской горе Пантелеимоновского монастыря архимандрита Мисаила Священному Киноту Св. Горы Афонской с ответами на вопросы по поводу смуты в монастыре №9. Извещение Святейшего Синода Русской Православной Церкви Константинопольскому Патриарху Герману V о посылке архиепископа Никона на Афон для умиротворения русских иноков №10. Статья «Прибытие архиепископа Никона на Афон» №11. Журнал Комиссии, образованной при Правлении Добровольного Флота для обсуждения вопроса о посылке одного из пароходов на Афон для доставки оттуда в Одессу русских монахов №12. Список монахов Русского на Афоне Пантелеймонова монастыря, следующих на пароходе «Херсон» в Россию по распоряжению русского правительства №13. Заявление братии Русского на Афоне Св. Пантелеймонова монастыря доктору Добровольного флота о получении ими ран при выселении из монастыря со списком пострадавших №14. Телеграмма Обер-Прокурору Святейшего Синода В. К. Саблера товарищу Министра внутренних дел В. Ф. Джунковскому по вопросу о снятии духовного сана с иноков, возвращающихся с Афона №15. Секретные телеграммы посла в Константинополе М. Н. Гирса с предложениями о мерах по отношению к афонским монахам, прибывающим в Одессу №16. Журнал совещания о мерах по устройству и распределению афонских монахов №17.Список афонских монахов, задержанных в Одессе с объяснительной запиской В. Щербины №18. Протокол опроса П. Д. Григоровича о его участии в выступлении монахов на Афоне №19. Определение Святейшего Синода о пересмотре решения Святейшего Синода относительно имябожников №20. Прошение настоятеля Свято-Андреевского подворья в Одессе иеромонаха Питирима Вселенскому патриарху Герману V с просьбой решить судьбу афонских монахов, находящихся на подворье №21. Прошение настоятеля Свято-Андреевского подворья в Одессе иеромонаха Питирима в Святейший Синод с просьбой решить судьбу афонских монахов, находящихся на подворье №22. Рапорт Лебединского уездного исправника Харьковскому губернатору об иеросхимонахе Антонии Булатовиче №23. Сопроводительное письмо Директора Департамента полиции С. Белецкого к переписке товарища Министра внутренних дел В. Ф. Джунковского по вопросу о высылке с Афона монахов №24. Отношение товарища Министра внутренних дел В. Ф. Джунковского Министру иностранных дел С.Д.Сазонову об освобождении монахов, вывезенных с Афона из тюрьмы за отсутствием состава преступления №25. Статья архиепископа Никона «Моя поездка на Старый Афон и плоды «великого искушения» №26. Телеграмма Директора Департамента полиции С. Белецкого Одесскому градоначальнику о необходимости возвратить деньги, конфискованные у монахов, вывезенных с Афона №27. Доклад архимандрита о. Мисаила, игумена Пантелеимоновского монастыря «К вопросу о 19-ти «имябожниках», бывших монахах Пантелеймонова монастыря на Св. Афоне» №28. Заметки архимандрита о. Мисаила, игумена Пантелеимоновского монастыря «Описание событий в Пантелеимоновском монастыре за время религиозных брожений в 1913 году» №29. Из протокола заседания № 47 Государственной Думы 4-го созыва 2-й сессии по обсуждению запросов о события, связанных с выселением монахов с Афона №30. Из протокола заседания № 71 Государственной Думы 4-го созыва 2-й сессии по обсуждению запросов о событиях, связанных с выселением монахов с Афона №31. Донесение Московской Синодальной конторы Святейшему Правительственному Синоду о ходе судебного заседания над афонскими иноками №32. Донесение митрополита Макария Московского и Коломенского Святейшему Правительствующему Синоду о раскаянии пяти афонских монахов и с просьбой принимать в церковное общение других раскаявшихся афонских иноков, не привлеченных к предстоящему суду №33. Предложение Обер-Прокурора Святейшего Синода В. К. Саблера Св. Правительствующему Синоду о записке Императора Николая II по афонскому делу №34. Донесение Московской Синодальной конторы Святейшему Правительствующему Синоду о ходе заседаний суда о принятии в церковное общение афонских иноков Иннокентия и Нариса №35. Донесение Московской Синодальной конторы Святейшему Правительствующему Синоду о ходе заседаний суда над тринадцатью афонскими иноками, отказавшимися явиться на суд №36. Определение Святейшего Правительствующего Синода по делу о шестнадцати афонских иноках, привлеченных к увещанию и суду Московской Синодальной конторы №37. Акт братства игуменов русских обителей и настоятелей келий на Святой Горе Афонской с осуждением исповедников Имени Божия №38. Письмо пустынника схимонаха о. Илариона к о. Вуколу №39. Указ Херсонской духовной консистории благочинному Одесских афонских подворий протоиерею о. Иоанну Воскресенскому об отправке в Москву афонских иноков и донесение №40. Прошение монаха Климента, доверенного Русского на Афоне Свято-Андреевского скита, митрополиту Владимиру, С-Петербургскому и Ладожскому, об отказе афонским монахам имябожникам в выделении им доли из капиталов скита №41. Рапорт игумена Илариона, настоятеля скита Пицунда, Сергию, епископу Сухумскому, с ходатайством об отказе в передаче скита Пицунда монахам, вывезенным с Афона №42. Письмо игумена Илариона, настоятеля скита Пицунда, архиепископу Никону с просьбой об ограждении скита от притязаний на него монахов, вывезенных с Афона №43. Прошение братства игуменов русских обителей и настоятелей келий на Святой Горе Афонской митрополиту Владимиру, С-Петербургскому и Дадожскому ускорить решение вопроса об имябожниках №44. Свидетельские показания иноков Свято-Андреевского скита об архимандрите Давиде №45. Письмо Назария Курамина, монаха, вывезенного с Афона, Дамиану, монаху Старо-Афонского подворья в Петрограде №46. Письмо Назария Курамина, монаха, вывезенного с Афона, архимандриту Иерониму, игумену Свято-Андреевского скита на Афоне №47. Указ Правительствующего Сената об освобождении афонских монахов, вывезенных с Афона от уплаты таможенных сборов №48. Письмо иеромонаха Пинуфия заведующему Одесским Афонским Пантелеймоновским подворьем архимандриту Кирику о положении русских иноков на Афоне №49. Из статьи Е. Н. Косвинцева «Черный бунт», с примечаниями монаха Климента, упоминаемого в статье №50. Определение Святейшего Синода по вопросу о праве афонских иноков совершать священнослужения №51. Письмо иеромонаха Алексия Киреевского архиепископу Никону о подготовке сборника документов по имяславию №52. Прошение иноков-изгнанников афонских во Всероссийский съезд духовенства и мирян о прекращении церковного на них гонения и о восстановлении их иноческих прав №53. Прошение иноков монастыря Св. Пантелеймона и скита Св. Апостола Андрея Первозванного, насильно вывезенных со Святой Горы в 1913 г. в Святейший Правительствующий Синод №54. Прошение монаха Климента, доверенного Русского на Афоне Свято-Андреевского скита, в Святейший Правительствующий Синод №55. Прошение схимонаха Досифея Святейшему Московскому Поместному собору о решении судьбы афонских иноков, находящих в армии №56. Прошение схимонаха Досифея и монаха Пантелеймона Святейшему Московскому Поместному Собору о пересмотре вопроса об Имени Божием №57. Письмо заведующего Одесским Афонским Пантелеймоновским подворьем архимандрита Кирика миссионеру Херсонской епархии М. А. Кальневу, члену Церковного Поместного Собора №58. Прошение афонских иноков во Всероссийский Церковный Поместный Собор №59. Заметка К. Исупова, студента 4-го курса Киевской духовной академии «Афонские русские монахи-исповедники» №60. Жалоба афонских иноков во Всероссийский Поместный Церковный Собор №61. Прошение монаха Климента, доверенного Русского на Афоне Свято-Андреевского скита митрополиту Платону, председателю 9-го отдела Священного Поместного Собора Всероссийской Православной Церкви №62. Личный состав Подотдела об афонском движении, связанном с почитанием имени Божия №63. Протокол 1-го заседания Подотдела об афонском движении по вопросу о почитании имени Божия №64. Протокол 2-го заседания Подотдела об афонском движении, связанном с вопросом о почитании имени Божия №65. Протокол 3-го заседания Подотдела об афонском движении, связанном с почитанием имени Божия №66. Отношение Подотдела об афонском движении, связанном с почитанием имени Божия иеромонаху Свято-Андреевского скита на Старом Афоне Валерию, монаху Клименту и прочей братии, находящейся в России с вопросами о национальном составе иноков, принимавших участие в афонском движении №67. Ответы на вопросы Подотдела об афонском движении иеромонаха Валерия, монаха Климента и прочих братий, находящихся в России №68. Отношение Подотдела об афонском движении, связанном с почитанием имени Божия настоятелю Свято-Пантелеимоновской часовни в Москве с вопросами по поводу участия малороссов в афонских событиях №69. Замечания и дополнения к документу от 10-го марта 1916 года, за № 2670, на основании других документов Синодального архива «об афонских монахах имябожниках» №70. Замечания и дополнения к документу от 10 марта 1916 года за № 2670, на основании других документов Синодального архива «об афонских монахах имябожниках» №71. Общая картина отношений высшей церковной власти к имябожникам в связи с вероучением последних об имени Божием Раздел III Раздел IV-й Послесловие к докладам №72. Из постановления Святейшего Патриарха и Священного Синода Российской Церкви Приложение I. Воспоминания. Краткое описание биографии меня недостойного епископа Петра Ладыгина Приложение II. Митрополит Вениамин (Федченков). Имяславие  

 
Введение

Вплоть до недавнего времени мало кому из историков православия была известна книга схимонаха о. Илариона «На горах Кавказа»,1 которая вызвала бурные богословские споры на Святой Горе Афон по теме «О единении с Богом через Его Имя в Иисусовой молитве», непрерывно продолжавшиеся в 1910–1913 годах среди шеститысячного русского афонского монашества. Следствием этих споров и дискуссий афонских иноков явилось движение «имяславцев», последователи которого не найдя поддержки у Российской высшей церковной иерархии, объявили еретиками всех не разделяющих их убеждения, называя их «имяборцами». Вселенские Константинопольские Патриархи, в чьей юрисдикции находилось афонское монашество, осудили учение; неодобрительную оценку имяславию дал Российский Святейший Синод.

Сугубо полемические дебаты и дискуссии неожиданно переросли в конфликт значительной части русских афонских насельников Свято-Андреевского скита и Русского Свято-Пантелеймоновского монастыря со своими единоверными братьями, а затем с рядом российских иерархов, Министерством иностранных дел, Правительствующим Сенатом и Святейшим Синодом, Государственной Думой и другими учреждениями Российской Империи. Более того, конфликт вышел на международный уровень, включив в число противоборствующих сторон Вселенских Патриархов Иоакима III и Германа V, правительства Королевской Греции и Оттоманской Порты, а косвенным образом и правительства ряда европейских стран.

Богословский спор вышел за рамки мирной дискуссии 9 января 1913 года, когда братия Св.-Андреевского скита сменила игумена Иеронима, не принимавшего нового учения, на о. Давида, приверженца имяславия. Обиженное меньшинство (70 монахов) обратилось к проэстосам греческого Ватопедского монастыря, которое оповестило о случившемся Российское посольство в г. Константинополе и попросило помощи греческих властей для разрешения возникшего конфликта. Пока МИД Российской Империи готовил ответные меры, греческие власти выслали роту солдат, занявших посты у Св.-Андреевского скита.

5 июня 1913 года, по распоряжению Св. Синода на Афон прибыла комиссия во главе с архиепископом Никоном (Рождественским), которого активная часть братии отказалась выслушать. Проявление монахами открытой враждебности архиепископу Никону (Рождественскому) отчасти объясняется тем, что Владыка осудил в категоричной форме богословские формулировки имяславцев. Афонские иноки наотрез отказались принять послания Св. Синода и Константинопольского Патриарха. Этим была упущена последняя возможность тушения пламени возникшего конфликта путем церковного суда, как это и положено по православным каноническим правилам. После чего логика конфликта перестала укладываться в канонические рамки православных церковных споров, и даже в рамки братских отношений в православном обществе.

Российский МИД посчитал необходимым, как можно скорее погасить конфликт на Афоне, исходя из сложившейся на тот момент международной обстановки. Святая Гора Афон находилась в самом центре территорий, охваченных пламенем балканских войн 1912–1913 годов и, переживая смену государственной власти над Афоном, коронацию нового греческого монарха. Оттоманская Порта управляла Афоном, как территорией с особым статусом, включенной в состав славянской провинции Южная Македония. Пока Афон принадлежал Турции, статус негреческого афонского населения определялся следующими правовыми гарантиями: 1) дипломатической защитой со стороны европейских христианских государств (например, см. Берлинский договор от 13 июля 1878 г., где в ст. 62 «Монахи Св. Афонской Горы какова бы не была страна их происхождения, сохранят свои владения и прежние привилегии и будут пользоваться без всякого исключения, полным равенством прав и прерогатив»; 2) правом автономии славянских монастырей, основанном на их собственных уставах; 3) финансовой самообеспеченностью, за счет большого числа богомольцев и доходов от подворий и имений, главным образом в России.

Это положение изменилось после того, как Афон перешел в состав Греции. 12 ноября 1912 года армия Греции вошла на Афонский полуостров без боя, так как турецких войск там никогда не было. Русское правительство возразило против присутствия греческих солдат на Афоне, и в особенности, против нахождения их вооруженного отряда на территории СвятоПантелеимоновского монастыря. Греческие власти согласились покинуть обитель и вернули монастырский пароход, на котором собирались перевозить болгарских военнопленных.

В 1913 году на Лондонской мирной конференции по Балканам Россия предложила предоставить Св. Горе Афон статус независимой монашеской республики под общим протекторатом европейских христианских государств. В ст. 5 Лондонского договора от 13 мая 1913 года балканские государства передали судьбу Св. Горы Афон на усмотрение правителей шести держав: Германии, Австро-Венгрии, Великобритании, Италии и России. Правительство Греции резко протестовало против этого решения и организовало агитацию против русского монашеского присутствия на Афоне. Власть греческого государства, последовательно утверждала только греческую принадлежность Афона, вытесняя оттуда всякое иное влияние. Стремление Греции ограничить на Афоне рост русского монашества приводило к конфликту с Россией.

Активизация распрей и скандальных конфликтов имяславцев с имяборцами, а также проявление открытого неповиновения части русского монашества афонскому Св. Киноту и Вселенскому Патриарху давало греческому правительству исключительно удобный повод для вмешательства в афонские внутрицерковные дела, захвату русских монастырей и сокращению числа русских монахов на Св. Горе Афон.

Государственные и церковные интересы Российской Империи в этом важнейшем для нее районе представляло Русское посольство в Константинополе, которое возглавлял тогда посол Михаил Николаевич Гире, опытнейший дипломат и специалист по истории Балкан и стран Ближнего Востока. В 1913 году Российский МИД, в условиях непрерывных войн на Балканах, убоявшись накала международных страстей вокруг двух русских афонских обителей, проявивших открытое неповиновение церковным и светским властям, поспешил удалить наиболее активных спорщиков в Одессу, передав следствие в руки светских властей. Отправка российских монахов на родину производилась поспешно, без особых разъяснений, с помощью военной команды, что в свою очередь вызвало новый всплеск эмоционального протеста, который затем перерос в рукопашные драки с солдатами. Российская армейская команда без особого труда справилась с бунтовщиками, неожиданно применив воду из пожарных шлангов. 629 (по другим источникам 616) монахов были погружены на пароходы и переданы в руки российских полицейских органов. Создавшаяся ситуация требовала скорейшего разрешения ее в Святейшем Синоде, Государственной Думе и, наконец, Государем Императором Николаем II.

После доклада Обер-Прокурора Св. Синода В. К. Саблера, о фактическом состоянии конфликта, Николай II распорядился повторить рассмотрение данного вопроса в другой судебной церковной инстанции – в Московской Синодальной конторе. После повторного рассмотрения в Москве были приняты менее категоричные формулировки в отношении форм наказания имяславцев, однако, в условиях начавшейся I мировой войны, затянулись все последующие решения судебных инстанций, что давало повод обеим сторонам продолжать споры до бесконечности.

Страсти не утихли даже после большевицкого переворота 1917 года, когда противоборствующие стороны добились включения в повестку дня Всероссийского Поместного Собора Русской Православной церкви 1917–1918 гг. обсуждения этих споров. Поместный Собор поручил подготовку рассмотрения данного вопроса Подотделу об афонском движении, связанном с почитанием имени Божия, Отдела о внешней и внутренней миссии, который провел три заседания, подготовил рабочие справки и материалы для соответствующего соборного постановления. Общая катастрофическая ситуация в стране и начавшийся тогда геноцид против всего православного населения вынудил организаторов Поместного Собора прекратить свою деятельность. В данной обстановке, понимая невозможность дальнейшего обстоятельного рассмотрения догматического вопроса, Патриарх Тихон и Св. Синод принимают постановление от 8–21 октября 1918 г., оставляющее в силе прежнее постановление Московской Синодальной конторы утвержденное Св. Синодом определение № 4136 от 10–24 мая 1914 года.

Тем временем, незадолго до революции и гражданской войны в 1916 году отошел ко Господу схимонах о. Иларион, автор смутившей иноков книги; погиб в декабре 1919 года в своем родном имении Луцыковке Харьковской губернии от рук неизвестных разбойников иеромонах о. Антоний (Булатович) – главный апологет имяславия. Кровавая вакханалия революции и гражданской войны лишала права на земную жизнь и вынуждали эмигрировать многих русских православных архиереев, клириков и монашество, мало обращая внимание на их богословские ориентации. В стране воинствующих безбожников споры имяславцев с имяборцами отходили в область забытых церковных преданий.

В эпоху коммунистического безверия этими спорами частично сумела воспользоваться советская атеистическая пропаганда, например, в брошюре Семенова «Афон – Гора Святая»,2 в которой суть конфликта искажалась с целью компрометации всего русского православного монашества.

Возрождение интереса к афонским событиям 1913 года последовал вслед за выходом в свет книги «На горах Кавказа»,3 а также двух выпусков журнала «Начала» №1–4, М., 1995 г. (сост. С. М. Половинкин) и №1–4, М., 1998 г. (сост. игумен Андроник (Трубачев), С. М. Половинкин, А. Г. Казарян). Уделил внимание этой тематике и сборник «Богословские труды» № 33,4 а также ряд популярных газет, начиная с самодеятельной газеты «Жизнь Вечная» и кончая прозападной «Независимой газетой».

Все вышеназванные современные публикации явились по существу апологией идей той части афонской братии, которая была названа в свое время «имяславцами». Одновременно, появились в наши дни и преемники их богословских противников в лице редакции журнала «Москва». В приложении к журналу «Благодатный огонь» № 5, 2000 г. опубликована статья о. Петра (Андриевского), о сути богословских споров имяславцев и имяборцев, с описанием исторической канвы событий наСв. Горе Афон; приведен ряд архивных документов, в том числе послания иноков Св.-Пантелеимоновского монастыря и Св. Синода.

Сам факт появления публикаций по узко богословской тематике говорит о том, что околоправославная общественность России впервые после почти векового перерыва вновь находит в себе силы вести богословские исследования и диспуты. Однако более внимательное изучение указанных трудов выявило явно недостаточное по глубине изложение сути конфликта, крайнюю категоричность выводов и суждений, а также узкую источниковую базу основных аргументов спорящих сторон.

Авторы сборника решили внести свою лепту в вопрос о движении имяславия привлечением широкого круга архивных материалов ранее не публиковавшихся, которые позволили бы спорящим сторонам прибегать к более обоснованным выводам и суждениям. В сборнике представлены документы, освещающие исторический ход событий «афонской смуты», не касающиеся догматических вопросов философско-религиозного спора об имени Божием, чему посвящены упомянутые выше публикации.

Временными границами издания являются: публикация первых диспутов по поводу книги схимонаха Илариона «На горах Кавказа», проведенных в декабре 1910 года в пустыне Новая Фиваида и постановление от 8–21 октября 1918 г. Патриарха Тихона и Св. Синода Российской Церкви.

Приступая к этой теме, составители поставили цель – представить те вопросы афонского конфликта, которые либо оставались в тени у предыдущих публикаторов, либо носили вид устойчивых стереотипов, не подкрепленных документально.

До сих пор не освещена роль Михаила Николаевича Гирса, русского посла в Константинополе. В архивах Департамента полиции были обнаружены документы, которые позволяют восполнить этот пробел. Именно М. Н. Гире и никто другой взял на себя инициативу полицейской расправы над монахами-имяславцами. Как видно из материалов сборника, им были посланы на Св. Тору Афон пароходы с воинской командой для ареста монахов и доставки их в Одессу. По инициативе М. Н. 1ирса были привлечены к ведению церковного суда архиепископ Никон и богослов С. В. Троицкий.

Материалы полицейских следственных дел объясняют частично и причину такого необычного служебного рвения константинопольского посла – полиции было известно, что в числе монахов, не проявивших желание подчиняться российским церковным и светским властям, могли быть беглые матросы, участвовавшие в восстании на броненосце «Князь Потемкин Таврический». Доказательством этой версии служит небольшая статья, опубликованная 14–15 июля 1913 г. газетой «День» в С-Петербурге следующего содержания: «... Всех прибывших [в Одессу] монахов 616. Взято было на Афоне 624, но восемь из них, оказавшимися причастными к делу восстания на броненосце «Кн. Потемкин Таврический», отправлены непосредственно в Севастополь...».5

Газета «День» была известна как орган демократической печати, выступавший с антицерковных и антимонархических позиций. Однако эта заметка, найденная среди документов Департамента полиции, лишь указывает направление последующего поиска. Для дальнейшего изучения вопроса об участии матросов-потемкинцев в движении имяславия необходимо привлечь следственные дела «потемкинцев» из фондов судебных органов Черноморского флота.

М. Н. Гире определял также и режим проведения следствия в одесской полиции, как это видно из его переписки с местными властями и товарищем Министра внутренних дел В. Ф. Джунковским.6 Его же влияние обнаружилось также и в решениях Св. Синода и Сената.

Новое понимание взаимоотношений Департамента полиции и одесских властей дает приводимая в сборнике переписка по поводу стрижки прибывших иноков. Так, из разбора шифрованной телеграммы Одесского градоначальника на имя товарища Министра внутренних дел генерала Джунковского выясняется следующее:

«...Совещание при участии архиепископов Никона и Назария и командированных лиц признало необходимым снять с прибывших афонцев, кроме монашеского платья, также волосы. Ввиду упорного нежелания имяславцев подчиниться последнему требованию, прошу срочных указаний относительно допустимости принудительной стрижки.

Градоначальник Сосновский».

Ответ гласил: «Одесса. Градоначальнику.

Принудительную стрижку имяславцев мерами полиции признаю недопустимой. За Министра внутренних дел Джунковский».7

Опубликованные в сборнике списки монахов-имяславцев свидетельствуют о том, что большую часть афонских монахов составляли бывшие крестьяне. Одним из их наставников был о. Антоний (Булатович), отставной гусарский лейб-гвардейский офицер, принявший монашество и схиму. Конфликт на Св. Горе Афон, начавшийся с догматического вопроса, постепенно приобрел форму конфликта с властями афонских монастырей, а в России настроил часть монашества и мирян на конфликт со Св. Синодом и с его иерархами.

Бытует мнение, что инициатором передачи афонских монахов гражданским судебным органам был архиепископ Никон, однако приводимые в сборнике архивные документы говорят, что подобная инициатива исходила исключительно из Российского МИДа. Косвенной виной архиепископа Никона может быть только факт непротивления преждевременной передаче решения этого конфликта полицейским и судебным органам Российской Империи.

Не все проблемы, известные в историографии вопроса, удалось решить выпуском этого сборника. Так, не удалось найти сведений о фактах гибели монахов во время удаления их из Св.-Пантелеимоновского монастыря. В разных публикациях их число колеблется от 10 до 6, но большинство исследователей в этом случае ссылаются на издание о. Антония (Булатовича),8 который сам в это время находился не на Афоне, а в С-Петербурге, поэтому узнал о событиях лишь от вторых лиц.

Также не было найдено документальных подтверждений об «особо изощренном ритуальном глумлении над афонскими иноками в Одессе» – «Переодевали в ермолки, топтали ногами иконы», – все эти ссылки взяты из издания о. Антония (Булатовича),9 которое по жанру тяготеет к публицистическому памфлету, а не к документальному свидетельству. Следует учесть, что в Одессе о. Антония в тот период тоже не было.

Не обнаружено документальных доказательств, причем вызвавших вмешательство в афонский конфликт Императорской Семьи, и в первую очередь, Николая II. Есть основания считать, что необходимость вмешательства самого Императора в судьбу монахов-имяславцев произошла благодаря заступничеству многих высокопоставленных лиц по просьбам о. Антония (Булатовича) и возможно Григория Распутина.

Не уделялось внимание и другим лидерам имяславия, так как во всех публикациях говориться только об о. Антонии (Булатовиче), который 15 февраля 1913 года покинул Афон и больше никогда туда не возвращался. Смута в афонских монастырях продолжалась еще в течении полугода. Кто же возглавил монахов с января по июль 1913 года? Документы Департамента полиции позволили несколько прояснить этот вопрос.

Не последнюю роль в афонских событиях играл отставной ротмистр Павел Дометович Григорович. Скупые сведения о его деятельности можно почерпнуть из его показаний одесской полиции’ и воспоминаний М. Польского. 11. Д. Григорович – помещик, уроженец Киевской губернии, в 1908 г. ушел в запас из 45-го драгунского Северского полка, в октябре 1908 г. приехал на Кавказ в район Красной Поляны «для занятия духовной жизнью». В 1912 году он вышел в отставку и отправился на Св. Афон паломником. В июле в Св.-Андреевском скиту Григорович познакомился с о. Антонием (Булатовичем), у которого прочитал «Апологию». По словам Павла Дометовича: «...из этой «Апологии» я ничего тогда не мог понять». В Благовещенской келии Григорович активно помогал о. Антонию в качестве переписчика его работ, являлся его единомышленником, хотя в своих показаниях отрицал это. Об участии Григоровича в смещении игумена Андреевского скита сведений не обнаружено, но именно он, после отъезда о. Антония (Булатовича) пишет ответы на «Патриаршую грамоту по поводу происшедших в скиту беспорядков и всего остального». Григорович – автор доклада от имени Андреевских иноков для сенатора II. Б. Мансурова, посетившего Афон в марте 1913 года. После того, как в апреле 1913 года на Афон прибыл архимандрит Арсений, Григорович постоянно работал у него, переписывая и размножая его воззвания и документы. Григорович, не будучи иноком самостоятельно покинул Афон и прибыл в Одессу на пароходе «Чихачев». В январе 1914 года П. Д. Григорович уже на Кавказе, в районе г. Адлера совместно с иеромонахом Силой (Ершовым), бывшим иноком Св.-Пантелеимоновского монастыря, активно пропагандировал учение имяславия среди пустынников.

Ряд положений, которые Павел Дометович декларировал в своих показаниях вызывают сомнения. Находясь вблизи Красной Поляны, в местах, где проживал сх. о. Иларион, кавказский пустынник, сомнительно, чтобы он был не знаком с ним и его основным трудом.

У П. Д. Григоровича был родной брат о. Хрисанф (Григорович), к которому он собирался поехать после Одессы. О. Хрисанф в мае 1911 года посылался сх. о. Иларионом, кавказским пустынником, к архимандриту Герману, настоятелю Зосимовой пустыни с прошением10, выступая в роли человека, близкого к сх. о. Илариону, – «депутата от кавказских пустынножителей». По-видимому, братья были активными имяславцами, что привело к некоторой путанице у ряда исследователей. Так, в сборнике «Переписка свящ. Павла Флоренского» имеется ссылка на брошюру о. X. Григоровича. «Имя Божие». (СПб, 1913). Ниже говориться, что «о. Христиан Григорович помогал о. Антонию (Булатовичу) на Афоне при написании последним имяславческих сочинений».11 Таким образом, братья, как бы объединены под одним именем «Христиан».

М. Польский утверждал, что «в 1918 году во время гражданской войны и власти белых на Кубани, у кубанских миссионеров (среди которых был и он – П. Григорович), состоялось несколько совещаний с имяславцами в целях примирения их с Православной Церковью в догматическом споре об Имени Божием. Был выработан целый ряд догматических положений, которые и были подписаны сторонами».12 Документы о последующей деятельности братьев Григоровичей еще требуют своего поиска и исследования. Имеется лишь упоминание у М. Польского, что «в 1928 г. или в начале 1929 г. – в Кавказских горах была отыскана и расстреляна группа имяславцев, во главе их стоял Павел Дометович Григорович, который, по призыву в армию, был на войне 1914 г. и после ее окончания, в революцию, вернулся в Кавказские горы и носил имя Пантелеймон».13

Остался в тени и еще один лидер движения афонских иноков – монах Ириней (Цуриков) – Иродион Федорович Цуриков, уроженец Городской волости, Токмакского уезда, Семиреченской области. В начале 1913 года он, певчий Св.-Пантелеимоновского монастыря возглавил движение монахов-имяславцев против игумена монастыря о. Мисаила; с 23 января по 6 июля 1913 года фактически руководил действиями монахов Св.– Пантелеимоновского монастыря. После возвращения в Россию о. Ириней принял активное участие в рассылке прошений о пересмотре церковных решений о движении имяславия.

Требует своего изучения роль московского «Кружка ищущих христианского просвещения», как в привлечении общественного внимания к проблеме имяславия, так и философском осмыслении проблемы имени Божия. Многие члены Кружка, такие, как П. Б. Мансуров, С. Н. Булгаков, о. Павел (Флоренский), А. Ф. Лосев, М. А. Новоселов приняли активное участие в полемике вокруг движения имяславия и в теоретическом осмыслении этого догматического вопроса.

Догматический вопрос о том, что есть имя Божие, волновал русских богословов на протяжении всего XX века. Так, протоиреем С. Н. Булгаковым, членом подкомитета Поместного собора об афонском движении в 1917–18 гг., было опубликовано исследование «Философия Имени»,14 в котором он выступил апологетом имяславия.

Свою лепту в разрешении вопроса внес философ Лосев А. Ф., чьи работы, написанные в середине 20-х годов, в последнее время активно публикуются.15

Предисловие к «Апологии Веры во Имя Божие и Имя Иисус» о. Антония (Булатовича) было написано о. Павлом (Флоренским). Позиция о. Павла по отношению к имяславию была неоднозначной.16 Принимая имяславие, как богословское учение, он не всегда принимал тактику поведения самих имяславцев.

Для работ по истории движения имяславия, появившихся в последнее десятилетие, характерно привлечение большого количества архивных документов, но отсутствие их критического анализа не позволяет представить общую картину афонских событий. 17

В этот период вышло несколько сборников документов по имяславию. К наиболее подготовленным, снабженными пространными комментариями относятся выпуски журнала «Начала», сборник «Священник Павел Флоренский. Переписка с М. А. Новоселовым», специальный выпуск «Богословских трудов», посвященный истории Св. Горы Афонской, а также переиздание книги «На горах Кавказа» с послесловием и хроникой афонских событий?

В двух выпусках журнала «Начала», в послесловии к изданию сх. Илариона «На горах Кавказа» преобладает использование источников, изданных имяславцами. Авторы-составители не скрывают своих пристрастий, тем самым представляя как бы версию событий только одной стороны. Так, в настоящий момент имеется три варианта «Хроники Афонских событий». Два из них подготовлены С. М. Половинкиным и предствлены в журнале «Начала», вып. 1, и в сборнике «Священник Павел Флоренский. Переписка с М. А. Новоселовым». Варианты отличаются хронологически, в одном из них автор безуспешно пытается протянуть нить от имяславцев к «истинно катакомбной церкви». Ряд дат, приведенных в хронике нуждается в уточнении. Так, автор считает, что «Собор», проведенный в Св.-Пантелеимоновском монастыре, на котором игумен о. Мисаил подписал «Исповедание Имени Божия», проходил 27 января 1913 года. По источникам, приведенным в сборнике, он состоялся 23 января 1913 года.18

Хроника, представленная М. Б. Данилушкиным в послесловии к переизданию «На горах Кавказа», базируется на предыдущих изданиях, недостаточно используя архивные фонды, хранящиеся в РГИА. Авторы хроник, как бы придерживаясь объявленного жанра, пытаются выступать в роли беспристрастных хроникеров, что, к сожалению, им не удается. При изучении этих хроник трудно представить, где именно на Афоне происходили те или иные события, их последовательность, лидеров движения имяславия и их дальнейшую судьбу в России и т. д. Хроники отличает фрагментарность подачи материалов, полное замалчивание сведений, характеризующих имяславческое движение, как движение против существовавших установлений. Так, например, М. Б. Данилушкин говорит о смене игумена в Св. Андреевском скиту, но не упоминает, что при этом игумен и его сторонники были избиты и изгнаны из скита.

В 33-м выпуске «Богословских трудов» представлены материалы, достаточно полно излагающие историю Св. Горы Афонской и положение там русского монашества. Публикация же А. Кравецкого, посвященная истории «Афонской смуты» вызывает ряд вопросов. Составитель опубликовал из фонда Поместного Собора Русской Православной Церкви несколько фрагментов рабочих материалов секретаря Подотдела об афонском движении, связанном с почитанием имени Божия. Автор В. Зеленцов называет их «сообщениями и дополнениями», «главами», «разделами», «4 докладами», а публикатор объединил их как единый доклад, которому дал обобщающее название. К тому же в заглавии автор текстов назван епископом (хотя фактически этот титул В. Зеленцов получил только через восемь лет, в 1926 году). Представленные в публикации материалы В. Зеленцов подготовил во время работы Поместного Собора, не позднее 1918 года, но сведений о том, что доклад был подготовлен и представлен на рассмотрение, к сожалению, не имеется. Как результат публикации А. Кравецкого на «доклад епископа Василия» в ряде изданий уже имеются соответствующие ссылки. К тому же, при сравнении текста архивных документов с опубликованным текстом в глаза бросаются разночтения. Так, слово «балканская», автор прочел, как «великая», пояснив, что речь идет о первой мировой войне, хотя на самом деле события относились к третьей балканской войне (1913 г.), в результате которой Афон окончательно отошел к Греции. Другой член Подотдела по афонскому вопросу архимандрит Матфий, в публикации превращается в Моисея, часть примечаний документа сокращена и т. д. Подобная реконструкция текста доклада, предпринятая А. Кравецким достаточно сомнительна, поэтому составители сборника вновь публикуют документы, подготовленные В. Зеленцовым в том виде, в котором они хранятся в архиве.

Как и любое общественное движения XX века, с самого начала своего возникновения, движение имяславия широко использовало прессу. С обеих сторон активно публиковались листовки, статьи, призывы, памфлеты и как результат многочисленные документы, отложились во многих российских архивах.

Прежде всего, это Российский государственный исторический архив в С-Петербурге, в котором хранятся фонды учреждений, принимавших непосредственное участие в событиях: фонд «Канцелярия обер-прокурора Синода», фонд Яцкевича В. И., директора Канцелярии Обер-Прокурора Св. Синода.

В Государственном архиве Российской Федерации в фонде «Департамента полиции» отложились дела, связанные с пребыванием афонских иноков в России, в фонде «Поместного Собора Русской Православной Церкви 1917–1918 гг.» имеются документы Подотдела об афонском движении, связанном с почитанием имени Божия Отдела о внешней и внутренней миссии.

В Отделе рукописей Российской государственной библиотеки хранятся личные фонды видных общественных деятелей Российской Империи и Русской Православной Церкви, связанных с движению имяславия: в фонде писателя Вячеслава Иванова, в фонде архиепископа Никона (Рождественского), в фонде игумена 1Ьптелеймона (Успенского), в фонде Ф. Д. Самарина и др. В Отделе рукописей Российской национальной библиотеки (С116) также имеются фонды, содержащие документы по имяславию. В настоящее время благодаря активной публикаторской деятельности «Центра изучения, охраны и реставрации наследия священника Павла Флоренского» стали доступны документы по имяславию из частного архива о. Павла (Флоренского).

В сборнике представлены 74 документа, характеризующих историю движение имяславия, как не известных ранее, так и опубликованных в периодических изданиях 1913–1917 гг. В заключении помещены фрагменты воспоминания епископа Петра (Ладыгина), принимавшего активное участие в «афонской смуте», а также выдержки из воспоминаний митрополита Вениамина (Федченкова).

Документы расположены в хронологической последовательности.

Археографическая обработка текста документов проводилась в соответствии с «Правилами издания исторических документов СССР» (М., 1990).

Тексты документов даны по современным правилам орфографии, с сохранением языковых особенностей. Вопрос о написании слов «имяславие», «имяборчество», «имябожие» и производных от них был решен в пользу современной орфографии, хотя в публикуемых текстах это написание варьировалось и как «име» и как «имя». В случае раскрытия сокращенных слов, пропущенных и плохо прочитываемых слов и т. д., эти слова даны в квадратных скобках.

При отсутствии даты на документе, она устанавливалась на основании источниковедческого анализа.

В легенде приведены сведения о месте хранения, с шифром документа (краткое название хранилища, номер фонда, номер описи, номер дела, листы). Если документ был опубликован ранее, то вместе с архивным шифром приведены данные о его первой публикации.

Научно-справочный аппарат сборника состоит из введения, подстрочных примечаний и именного указателя. Тексты документов снабжены подстрочными примечаниями с отметкой, кому они принадлежат – «прим, документа» и «прим. сост.». Примечания от составителя констатируют разночтения в документе, наличие и текст специальных помет и т. д.

Составители благодарят сотрудников Государственного архива Российской Федерации, Научно-исследовательского отдела рукописей Российской государственной библиотеки за помощь, оказанную при подготовке сборника.

* * *

1

Сх. Иларион. На горах Кавказа. Баталпашинск, 1907 г.

2

Семенова Н. А. Афон – Гора Святая. М., «Безбожник», 1928.

3

Сх. О. Иларион. На горах Кавказа. СПб, издательство «Воскресение», 1998.

4

Богословские Труды. Вып. 33, М., издательство Московской Патриар­хии, 1997.

5

ГАРФ. Ф. 102. Д2. 1913 г. Д48. Ч. 1. Л. 41.

6

См. док. № 15.

7

ГАРФ. Ф. 102. Д2. Д. 48. Ч. 1.

8

И. Антоний. Афонское дело. Пг., 1917.

9

И. Антоний (Булатович). Моя борьба с имяборцами. Пг., 1916.

10

См. Схимонах Иларион. На горах Кавказа. СПб., «Воскресение», 1998. С. 931.

11

11 Переписка священника Павла Александровича Флоренского и Михаила Александровича Новоселова. Томск, «Водолей», 1998. С. 117.

12

Начала. №1–4. Вып. 1. М„ 1996. С. 34–35.

13

Там же. С. 35.

14

С. Н. Булгаков. «Философия Имени». Париж, 1953.

15

А. Ф. Лосев. «Философия цмени». – М., издание автора, 1927; Л. Ф. Лосев. Из ранних произведений. – М., «Правда», 1990; А. Ф. Лосев. Бытие. Имя. Кос­мос. – М., «Мысль», 1993; А. Ф. Лосев. Заметки об имени: «Начала», № 1–4, Имяславие, вып. 1, 1996; А. Ф. Лосев. Имя. СПб., 1997.

16

См. «Начала», № 1–4, «Имяславие», вып. 1, 1996; «Начала», № 1–4, «Имяславие», № 1–4, вып. 2,1998; св. Павел Флоренский. Переписка священни­ка Павла Александровича Флоренского и Михаила Александровича Новосе­лова. Томск, 1998.

17

См. «Начала», № 1–4, «Имяславие», вып. 1,1996; «Начала», №1–4, «Имя­славие», № 1–4, вып. 2, 1998; Св. Павел Флоренский. Переписка священника Павла Александровича Флоренского и Михаила Александровича Новоселова. Томск, 1998; Богословские труды. Вып. 31, М. изд. Московской патриархии, 1998; Сх. Илларион. «На горах Кавказа», СПб, «Воскресение», 1998.

18

См. док. № 21, 28.


Источник: Забытые страницы русскоrо имяславия. Сборник документов и публикаций по афонским событиям 1910-1913 гг. и движению имяславия в 1910-1918 гг. / Сост.: А. М. Хитров, О. Л. Соломина.-М.: Паломникъ, 2001.-528 с.

Комментарии для сайта Cackle