Деяния Вселенских Соборов, Том 7*

 Собор 1, Раздел 10Собор 1, Раздел 11Собор 1, Раздел 12 

СВЯТОЙ СОБОР ВСЕЛЕНСКИЙ СЕДЬМОЙ, НИКЕЙСКИЙ ВТОРОЙ

ДЕЯНИЕ ТРЕТИЕ

Во имя Господа и Владыки Иисуса Христа, истинного Бога нашего, в царствование благочестивеших и христолюбивых наших государей Константина и боговенчанной его матери Ирины, в восьмой год их консульства, в четвертый день октябрьских календ индиктиона одиннадцатого, собрался Святой и вселенский собор, созванный по Божией милости и благочестивому повелению тех же богохранимых императоров в славной митрополии никейской, что в вифинской области, а именно: Петр, почтеннейший первопресвитер святейшей церкви святого апостола Петра в Риме, и Петр, почтеннейший пресвитер, инок и игумен досточтимой обители святого Саввы в Риме, представители Адриана, блаженнейшего и святейшего архиепископа апостольского престола древнего Рима, и Тарасий, блаженнейший и святейший архиепископ великоименитого Константинополя, нового Рима, и Иоанн и Фома, почтеннейшие пресвитеры, иноки и местоблюстители апостольского престола восточной области.

Когда они сели пред священнейшим амвоном храма в святейшей великой церкви, называемой Софиею, где присутствовали и слушали славнейшие и знатнейшие сановники, а именно: Пегрона, преславный бывший консул, патриций и начальник богохранимой императорской свиты, и Иоанн, императорский остиарий и логофет военного логофетства, – когда весь Святой собор расположился по порядку, указанному в первом деянии, вместе с боголюбезнейшими архимандритами, игуменами и со всем множеством иноков, и когда положено было святое и неповрежденное евангелие Божие; тогда Димитрий, богохранимейший диакон и скевофилакс святейшей великой церкви константинопольской, сказал: «Так как в предыдущее заседание святой великий и вселенский собор, следуя отеческим и церковным определениям, положил принимать обращающихся от ереси, а также и хиротонисанных еретиками, но держащихся православного учения; 10 епископы, уже прочитавшие православные свои исповедания, стоят пред дверьми и просят позволения войти и быть судимыми по вашему усмотрению».

Святой собор сказал: «пусть войдут».

Святейший патриарх Тарасий сказал: «недавно прибывший боголюбезнейший епископ неокессарийский пусть по тетрадке передаст свое исповедание».

Григорий неокессарийский сказал: «да сохранит Бог царствование добрых государей наших; да возрадует их Бог на священном престоле их; да споспешествует Бог нашему Владыке и да сохранит Бог Святой собор! Молитесь о моей скудости». И взяв тетрадку, прочитал ее; в ней заключалось тоже, что и в тетрадках, упоминаемых в первом деянии.

По прочтении им своего исповедания, святейший патриарх Тарасий, сказал: «ты от чистого сердца исповедуешь это»?

Боголюбезнейший епископ неокессарийский Григорий сказал: «во имя Божие и твоими святыми молитвами и молитвами святых отец, в чистом сознании и от всей чистоты сердца, исповедую и прошу ваше блаженство и весь этот Святой и священный собор молиться за меня грешного».

Святейший патриарх Тарасий сказал: «что сказать на это»?

Святейшие епископы сицилийские сказали: «как было в других случаях, так пусть будет и теперь».

Святой собор сказал: «пусть будет так».

Святейший патриарх Тарасий сказал: «ходит молва, будто во время гонения некоторые из епископов подвергали невыносимому гонению благочестивых мужей. Распространяемой молве мы не должны верить без всяких доказательств. Между тем весь этот Святой собор знает, что приви́ла святых апостолов епископа, или пресвитера, или диакона, бьющего верных согрешающих, или неверных, нечестиво живущих, и желающего этим устрашить их, заповедуют низлагать».

Святой собор сказал: «да, правила так гласят».

Святейший патриарх Тарасий сказал: «а если так; то какое ваше мнение»?

Феодор, святейший епископ катанский, сказал: «согласно священным правилам кафолической церкви имеет определить и этот Святой собор».

Святейший патриарх Тарасий сказал: «если епископ нанес какие бы то ни было удары или мучения мужам богобоязненным и при том терпевшим тогда преследование; то он недостоин епископства».

Святой собор сказал: «недостоин».

Святейший патриарх Тарасий сказал: «потому что он, как гонитель, наносил удары».

Святейший епископ каганский Феодор и с ним боголюбезнейшие епископы сицилийские сказали: «четвертый собор только что собрался, как прежде всего провозгласил: Диоскора удалите, убийцу удалите, потому что он на разбойничьем соборе поднял руки на невинных мужей».

Иоанн, почтеннейший пресвитер и представитель восточной области, сказал: «это определение Святой собор произнес, будучи исполнен Святого Духа».

Святейший патриарх Тарасий сказал: «мы, как и прежде сказано, не верим распространяемой молве».

Святой собор сказал: «пусть всякий обиженный изложит в свою очередь жалобу этому святому собору, или же вашей святости: и по раскрытии истины пусть будет поступлено так, как определено этим святым собором».

Григорий, боголюбезнейший епископ неокессарийский, сказал: «ни один человек не обвинить меня, чтобы я бил или наказывал кого-либо».

Святой собор сказать: «этому и мы рады».

Григорий, боголюбезнейший епископ неокессарийский, сказал: «ни в богоспасаемом и царствующем городе, ни на моей стороне ни один человек не подвергался от меня преследованию».

Святой собор сказал: «если это так, то пусть он будет принят на свое место».

Савва, почтеннейший инок и игумен студийский сказал: «архиерея заявили, что он начальник ереси, между тем Святой отец наш Афанасий в послании к Руфиниану говорит, что начальников ереси достаточно принимать только на покаяние».

Святейший патриарх Тарасий сказал: «но он говорит, что он ни наказывал, ни преследовал».

Константин, святейший епископ Константии кипрской, сказал: «Ювеналий и окружавшие его епископы были начальниками разбойничьего собора, но на четвертом соборе были приняты».

Иоанн, высоколочтеннейший логофет, сказал: «хотя Григорий неокессарийский и был начальником нечестивого собора, но для вашего, Богом созванного, собора достаточно того, чго он до сих пор не перестает осуждать свою ересь и учение».

Иоанн, почтеннейший пресвитер и представитель восточной области, сказал: «благодарим Бога, что остались мужи, участвовавшие на нечестивом соборе; они обличают и ниспровергают свои нечестивые деяния и сами во всеуслышание говорят о своем стыде».

Святейший патриарх Тарасий сказал: «все мы знаем, что Ювеналий был патриархом иерусалимским и соответственно своему сану был председателем собора; но он потом покаялся в своем беззаконии и был принят».

Епифаний, почтеннейший диакон церкви катанской и представитель Фомы, епископа сардинского, сказал: «но Ювеналий никого не преследовал».

Святейший патриарх Тарасий сказал: «но и этот сказал, что он никого не преследовал. Так и Евстафий севастийский был начальником ереси македонианской; но когда он представил письменное отречение свое, то Святой отец наш Василий принял его».

Почтеннейшие иноки сказали: «правда; но так как Ювеналий молчал, то послали ответ мы».

Святейший патриарх Тарасий сказал: «хвалим вас, как ревнителей канонических и евангельских постановлений».

Савва, почтеннейший инок и игумен студийский, сказал: «да сохранит Бог добрых государей наших, соизволивших созвать этот собор к единению и единодушию церковному».

Святой собор сказал: «благодарение и слава Богу».

Святейший патриарх Тарасий сказал: «уже и прежде этот Святой собор, следуя святым отцам нашим, провозгласил, что следует принимать приходящих от ереси, если не низвергает их из священного чина другая причина. Это же мы и теперь говорим».

Святой собор сказал: «мы все говорим тоже».

Иоанн, почтеннейший пресвитер и инок и представитель восточной области, сказал: «благия соображения, высказываемые в разных формах, святы и полезны». Петр, боголюбезнейгаий пресвитер и представитель папы древнего Рима Адриана, а также Иоанн и Фома, боголюбезнейшие пресвитеры и представители восточной области, сказали: «пусть они снова займут свои кафедры».

Святой собор сказал: «все мы говорим тоже самое и согласны на это».

И взошли на приличествующие им кафедры почтеннейшие епископы никейский, родосский, иконийский, иерапольский, писинунтский и картатский.

Святой собор сказал: «хорошо, что Бог привел православных».

Константин, святейший епископ Константии кипрской, сказал: «в первое заседание этого святого и вселенского собора мы удостоились получить преблагочестивую высочайшую грамоту боговенчанных наших императоров. В этой высочайшей грамоте говорится, что к их святейшей власти прислана грамота от предстоятеля древнего Рима и две грамоты от восточных архиереев к святейшему патриарху, Грамоту папы римского мы слышали и знаем, что́ в ней содержится. Поэтому просим вашу светлость, славнейшие патриции, о прочтении послания с востока к этому святому и вселенскому собору, чтобы знать, то ли самое содержат епископы востока, что́ и папа древнего Рима и святейший и вселенский патриарх Тарасий, предстоятель царствующего города».

Высокопочтеннейшие сановники и Святой собор сказали: «пусть будет но вашей просьбе».

Иоанн и Фома, боголюбезнейшие пресвитеры и представители восточных патриархов, сказали: «с разрешения этого святого и вселенского собора, мы просим прочитать сначала послания святейшего патриарха Тарасия к святейшим архиереям востока, а потом уже и ответы их».

Святой собор сказал: «пусть будут прочитаны».

Тогда Стефан, боголюбезнейший диакон и нотарий досточтимого патриаршего секретариата, прочитал:

«Копия с посланий, посланных к архиереям и священникам Антиохии, Александрии и святого града, Тарасием, святейшим и блаженнейшим вселенским патриархом константинопольским».

«Господь Бог, многими и удивительными путями промышления направляя жизнь человеческую и заботливо руководя каждого до конца жизни его, потому что без Него ничтоже бысть (Иоан. 1, 3), и потому что и власы главы нашей Ему изочтены суть ее, меня, доныне находившегося в числе мирян и состоявшего на государственной службе, не знаю, какими судьбами (сам Он это знает) возвел на священно-начальническую кафедру, после убедительной и настоятельной просьбы, обращенной ко мне со стороны поборников истины, благочестивейших и православных императоров наших, а также и святейших епископов и клириков. Я вынужден был уступить их настояниям и дал им пожать плод моего послушания. Вас же, святейшие, прошу, как отцов, подкрепить меня малодушного жезлом власти вашей, то есть, вашими отеческими наставлениями, – и как братьев, помочь мне вашими чистыми молитвами, – этим всеоружием Божиим против козней врага, – совершить бурное плавание, чтобы я мог направиться прямо в пристань воли Христа Бога нашего. – Поистине существует между нами некоторого рода война, – без оружия, правда, на одних словах, но за то ими или мы поражаем других или нас другие поражают. Победным трофеем ее служит непобедимая истина. И на будущее время, когда будут яриться сильные бури, мы будем призывать вас на помощь. Перенесши непродолжительную ярость их, мы обрящем Христа, воспрещающего им и дарующего нам тихую жизнь. Этого достаточно для предисловия. Далее эта мысль изложена будет самым точным образом. А теперь я перехожу к другой стороне своей речи. Так как во всех церквах существуют древнее, или вернее сказать, апостольское предание, чтобы возводимые в иерархический сан представляли прежде их получившим иерархические степени исповедание веры; то, следуя их примеру, счел нужным и я преклониться пред вами и откровенно изложить свое исповедание, как я научился от труб Духа, которых вещание изыде во всю землю и глаголы в концы вселенныя, а также от их питомцев и последователей, божественных отцов наших».

«Верую во единого Бога Отца, Вседержителя, – и во единого Господа Иисуса Христа Сына Божия и Бога нашего, рожденного от Отца безвременно и вечно, – и в Духа Святого, Господа животворящего, от Отца чрез Сына исходящего, Бога истинного – в Троицу единосущную, единочестную, единопрестольную, вечную, несозданную, Зиждительницу всех творений. Верую во едино начало, во едино божество и господство, во едино царство, во едину силу и власть, в трех ипостасях нераздельно разделяемую и раздельно объединенную, – не так, чтобы одно совершенное образовалось из трех несовершенных, но так, что из трех совершенных является одно пресовершенное, более чем совершенное, как сказал великий Дионисий; так что по личным свойствам – три покланяемых, а по общности естества один Бог, Творец всего видимого и невидимого, Промыслитель всех. Исповедую также и совершившееся ради нашего спасения, на последок дней, рождение по плоти единого от св. Троицы Сына Божия, Господа нашего Иисуса Христа и Бога, – рождение от истинно святой Богородицы и Приснодевы Марии. Став вполне подобным нам по существу, исключая греха, Он не перестал однакоже быть тем, чем был, так что два естества, остаются неслиянными и с двумя, присущими им, волями и действиями. Исповедую распятого за нас плотию и погребенного, и воскресшего и восшедшего на небеса и имеющего придти судить живых и мертвых. Сверх сего ожидаю воскресения мертвых и вечного воздаяния за всякое дело хорошее и худое. Прошу ходатайств всесвятой непорочной Приснодевы Марии, святых ангелов, и святых преславных апостолов, пророков, мучеников, исповедников и учителей. С любовию принимаю честные иконы их; а все еретическия нововведения презираю, равно как и вводителей и покровителей их, то есть, Симона, Маркиона, Манеса, Павла самосатского, Савелия ливийского, и нечестивое их учение. Принимаю также шесть святых и вселенских соборов, их божественные догматы и наставления, как преданные нам по божественному вдохновению. И так как первый из них проповедует, что Сын единосущен и единоначален Отцу; то я анафематствую Ария, Аетия, Евдоксия, Демофила, а за ними и тех, которые справедливо называются аномеями и полуарианами, и все нечестивое соборище их. Так как второй собор учит, что Дух Святой есть Бог, Господь, Дух животворящий; то я отвергаю Македония и всех единомысленных ему, а с ними и богоненавистного, безумного Аполлинария. Так как третий собор учит, что един Господь наш Иисус Христос есть истинный Бог наш от Отца родившийся и что Он на последок дней, нашего ради спасения, воплотился от святой Богородицы и Приснодевы Марии; то я отрицаюсь в моем исповедании Нестория, воздававшего божеское поклонение человечеству, а равно и двух его сообщников, то есть Диодора и Феодора и всех, покровительствовавших их странному баснословию; так как они представляют во Христе двойственность лиц. Так как четвертый собор учит, что един из Святой Троицы, Христос Бог наш, но воплощении, состоит из двух естеств; то я анафематствую Евтихия, Диоскора и все их множество, а равно и пораженного Богом Севера и Юлиана галикарнасского, баснословившего, будто Иисус Христос воспринял тело нетленное. Так как пятый собор, как меч духовный, отсек накопившияся с давних времен неосновательные ереси и изобличил изобретателей их: Оригена, Дидима и Евагрия; то и я отвергаю эти бредни, как еретические и баснословные. Так как шестой собор учит, что во Христе как два естества, из которых Он состоит, так и два хотения и два действия, по тому и другому естеству, – то есть божескому и человеческому; то и я подвергаю анафеме Кира, Сергия, Гонория, Пирра, Павла и всех единомысленных с ними; а их учение я возненавидел, как содомский виноград и как гоморрскую виноградную ветвь с горькими плодами. Самый же шестой Святой собор принимаю со всеми его божественными догматами и канонами, в которых говорится: «На некоторых честных иконах изображается, перстом предтечевым показуемый, агнец, который принят в образ благодати, чрез закон показуя нам истинного агнца, Христа Бога нашего. Почитая древние образы и сени, преданные церкви, как знамения и предначертания истины, мы предпочитаем благодать и истину, приемлемую яко исполнение закона. Сего ради дабы искусством живописания очам всех представляемо было совершенное, повелеваем отныне образ агнца, вземлющего грехи мира, Христа Бога нашего, на иконах представляти по человеческому естеству, вместо ветхого агнца, да чрез то, созерцая смирение Бога Слова, приводимся к воспоминанию жития Его во плоти, Его страдания и спасительные смерти, и сим образом совершившегося искупления мира»139. Излишние разглагольствования после этого неразумных людей считаю слабыми, как непринятые вами и высказываемые не по божественной благодати. С миром посылая сих мужей, мы препоясываем чресла ума нашего истиною и вместе с благочестивыми поборниками истины, верными императорами нашими, подвизаемся на пользу единения святой кафолической церкви Божией. Их просили мы о созвании вселенского собора при всем христолюбивом их народе, и они благочестиво изъявили согласие на нашу просьбу. Поэтому вас, наздянных на основании апостол и пророк, сущу краеугольну Самому Иисусу Христу (Еф. 2, 20), приняв, как выше сказано, в поборники, сообщники и помощники, надежды наши возлагаем на Бога; потому что не доволни есмы от себе помыслити что, яко от себе, но доволство наше от Бога (2Кор. 3, 5). Он разорванные и рассеченные члены возвращает в одно стройное и неразрывное тело, глава которого есть Христос: и более да не будут уже они разбросанными. Наконец прошу вашу святость, пошлите к нам до двух представителей и вашу богословную грамоту и откройте нам все, что только открыто вам Богом относительно этого предмета. Ваши представители должны говорить, а ваши грамоты должны быть прочитанными на соборе при всех, чтобы через это достигнуть присоединения отсеченных членов. Об том самом мы просили и предстоятеля древнего Рима. Обращаясь к вам с апостольским словом, и как бы от лица Божия, братски умоляю вас: исследовав все вашим божественным умом, откройте нам ваше мнение; ибо написано: „устне иереовы сохранят разум, и закона взыщут от уст его“ (Малах. 2, 7). Мы уверены, что вы сохраняете в себе семена истнны: и благочесгивые императоры наши и находящиеся повсюду православные также преследуют истину и служат Господу Богу, чтобы, согласно слову Григория богослова, «мы, чтители Единого, стали едино, мы, чтители Троицы, сраслись между собою, стали единодушны и равночестны, мы, чтители Духа, горели ревностию не друг против друга, но за одно друг с другом, мы, чтители истины, одно мудрствовали и одно говорили»140, и чтобы не было между нами разделения и распри; но как одно имеем мы крещение, одну веру, чтобы также было между нами одно лишь согласие во всяком церковном деле. И мир Божий, превосходящий всякий ум, да соберет Нас во едино, да соединит разделенное, да уврачует долговременную рану, да укрепит всех силою непорочной веры, истинного исповедания и единодушия, да сохранит святую свою церковь и утишит устремляющиеся на нее соблазны. Да совершится это заступлением непорочной Владычицы нашей Богородицы и всех святых. Аминь».

Петр и Петр, боголюбезнейшие пресвитеры и представители блаженнейшего папы Адриана древнего Рима, сказали: «получив такого же рода грамоту, святейший наш папа с этою именно целию послал нас с прочитанною уже ответною грамотою».

Иоанн, боголюбезнейший пресвитер и представитель восточных архиереев, сказал: «это священное послание и благочестие императора побудили нас придти сюда и избежать рук этих беззаконных врагов церкви».

Святой собор сказал: «добре привел вас Бог».

Константин, боголюбезнейший диакон и нотарий, сказал: «у меня в руках грамоты, посланные с востока; если прикажете, я прочитаю их».

«Святейшему и блаженнейшему господину и владыке Тарасию, архиепископу константинопольскому и вселенскому патриарху, архиереи восточные желают о Господе радоваться».

«Блаженнейший! получив всесвященные и божественным вдохновлением внушенные письмена вашей апостольской и отеческой святости, мы смиренные и последние из пожелавших жить в пустыне, были объяты трепетом и радостию, – трепетом потому, что боимся того, кому служить мы осуждены за грехи наши, и кто рыщет кругом, как написано, и, так сказать, ищет случая каждый день умертвить и погубить нас, – радостию же потому, что в этих письменах, подобно лучам солнечным, блистает точное изложение православной веры и яснейшим образом раскрывается апостольское и отеческое учение. Припомнив в настоящее время песнь пророка Захарии, отца словесного гласа, мы громогласно взываем: «посетил есть нас восток“, сияя нам с высоты теоретического и богомудрого разума – нам, сидящим во тме и сени смерти, или злого заблуждения, то есть, аравийского нечестия, чтобы направить ноги ума нашего на путь и на стези мирного жития. Да воспоет с нами богоотец Давид: „кто возглаголет силы Господни, слышаны сотворит вся хвалы Его“; потому что Бог умилостивился над отверженным народом Своим и расстоящееся соединил единством веры. Он воздвиг нам рог спасения (Лук. 1, 69) и исправления в доме и богоприятном храме Единородного Сына Своего, Господа и Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа. Этот рог вы, святейший, а также и занимающие, по церковному установлению, второе место (в церкви), боговенчанные, победоносные и богоизбранные императоры наши и владыки вселенной. Священник есть освящение и укрепление императорской власти, а императорская власть есть сила и твердыня священства. Об этом один мудрый государь и блаженнейший из царей сказал: величайший дар дал Бог людям: священство и императорскую власть; первое охраняет и наблюдает небесное, вторая, посредством справедливых законов, управляет земным. Ныне поистине средостение ограды разрушено, согласие одержало верх над разногласием, разделение уступило место единению и сгладилось всякое разномыслие; и мир Божий, превосходящий всякий разум, светло торжествует и безбоязненно господствует. Став в настоящее время предметом поношения для соседей и предметом поругания и насмешек окружающих нас народов и таким образом будучи затоптаны в грязь, мы обращаем душевные взоры на небеса и псаломски в радости взываем: „в сем познах, яко восхотел мя еси, яко не возрадустся враг мой о мне. Мене же, опутанного заблуждением, за незлобие приял, спас и восставил, и колеблющияся ноги мои утвердил еси на камне апостольской веры (Пс. 40, 12, 13). Так, в каком тоне писать расположили богоначертанные письма ваши, которые вы, движимые каноническими законоположениями и руководимые преданными от отцов правилами благочиния, – послали с двумя святыми, досточтимыми и руководимыми Богом мужами к мужам, получившим в управление апостольские престолы. Они пришли и, по воле и внушению Божию, встретили благочестивейших братий наших, мужей святых, предавших души свои за правое утверждение церквей, и, быв по выполнению древнего обычая141 признаны за православных, очень возрадовались, особенно потому, что нашли обоих живущими в одном месте и преследующими богоугодные цели. Тогда объявив о самих себе, они предъявили и богоугодные, достойные удивления православные грамоты ваши и беседовали о намерении вашей святости, о воле богохранимых владык наших, об ожидании общего спасения всех и о непосрамляющей надежде на Бога. Эти же двое братий, имевшие как бы одну душу в двух телах и отличавшиеся апостольским единомудрием, движимые божественным Духом, тайно и вместе с тем весьма рассудительно переодели и скрыли их по причине сильной опасности от врагов креста, – но сами не осмелились, хотя и были мудры, ни поверить причине их явления, ни дать какого-либо исхода этому делу, – тем более, что дело было опасное и требовало тщательного и неоднократного совещания и рассмотрения; „совет добр, говорится в писании, сохранит тя, помышление же преподобное соблюдет тя“ (Притч. 2, 11). И вот они тайно от тех, кого взяли с собой для своей безопасности, прибыли к нам и по той же причине тихо собравши наше смирение, сначала страшнейшими клятвами связали нас сохранить втайне то, что ими будет сказано, и таким образом обезопасивши самих себя, открыли нам все обстоятельства дела. Мы же, быв поражены и сердечно тронуты этим чудным рассказом и удивительным изменением обстоятельств, обливаясь слезами, стали на молитву, как грешники, со страхом и трепетом. И вознесши подобающее моление Тому, Кто все творит и обращает к лучшему, усердно молили Его благость о том, чтобы Он находился среди нас ничтожных и Святым Духом пролил свет знания в сердца наши и даровал нам силу к совершению общеполезного намерения и благия мысли к выполнению прекраснейшего нашего начинания. И Он, человеколюбивый, сделал это. – Итак, святейший, зная ненависть к нам этого непотребного народа, мы рассудили удержать посланных и воспрепятствовать встрече их с теми людьми, к которым они посланы; привели их в свою среду и увещевали их не вводить смут или лучше междоусобной вражды в успокоенные и благодатию Божиею умиротворенные церкви и в народ, тяжело удрученный игом рабства и угнетенный невыносимым гнетом. – Они же, болезненно отнесшись к этому, сказали: мы на то и посланы, чтобы души свои предать на смерть на церковь и довести до конца намерение святейшего патриарха и благочестивых императоров. На это мы сказали им: если бы на ваши только души обрушилась опасность, то ваши слова могли бы еще иметь силу; а так как она простирается на все тело церкви, то какая от этого будет польза? Или лучше: какого можно не ожидать вреда, если строить здание над пропастью и без твердого основания. А как, с каким лицом, сказали они, явимся мы к пославшим нас, не принесши им никакой надежды? Это поставило нас в затруднение, но зная боголюбезных братий наших Иоанна и Фому, зная, что они украшены ревностию божественною относительно православной веры, что они были синкеллами двух святых и великих патриархов и что тем не менее они большие любители священной тишины, мы сказали им: вот ныне, братие, время благоприятное для спасения и для подвига более высшего, чем тишина; идите с этими мужами, примите на себя защиту их и расскажите живым голосом то, что сообщить письменно владыкам нашим мы находим невозможным. Вы знаете, как, после самого краткого обвинения, сослан двумя тысячами голосов человек, получивший в управление престол Иакова, брата Господня. Когда же вы исполните дело Божие и сделаете известным содержимое в церквах Божиих апостольское предание владыкам нашим, находящимся в Египте и Сирии; то получите желаемое. Как мы, ответили они, люди, простые и несведущие и для такого дела слабые и неученые, осмелимся взяться за дело, превышающее наши силы? На это мы сказали им: Христос Бог наш, действовавший чрез мужей незнатных и простых, то есть, чрез святых апостолов, и чрез них возбудивший всю вселенную к послушанию слову домостроительства, силен дать вам слово и отверзти уста ваши для полного изображения цели и мысли тех, кто ни послания принять не может, ни написать, ни шепотом сказать об этом не дерзает. Они же, будучи боголюбивыми и пребывая сынами послушания, убедились нашими словами и вняли нашей просьбе. Их мы напутствовали усердною молитвою и, доставив чрез них посланным не малую радость, расстались с ними после большего излияния слез. Вы же, святейший и блаженнейший, примите наших братий благосклонно, как прилично вашему отеческому владычеству и без стеснения и человеческого страха представьте их владыкам вселенной. Вы будете иметь в лице их людей, точно знающих единомысленное и единогласное православие трех апостольских престолов, которыми единогласно проповедуются шесть святых и вселенских соборов; того же собора, который иные тайно называют седьмым, они не признают, но совершенно отвергают его, как собранный на истребление апостольских и учительских преданий, и на уничтожение и изгнание божественных и честных икон. Вы же, святейший, пламенея божественною ревностию и имея единомысленниками своими избранных праведным определением Божиим на царство к вам богохранимых владык, а также и Богом хранимый и ограждаемый синклит, крепитесь и мужайтесь; и да утвердится сердце ваше, при апостольском наказании всякого преслушания и при поощрении к послушанию Христову. Считаем нужным напомнить вашему священноначальническому старейшинству и о том, что, если, по благоволению Всецаря Христа Бога нашего и удостоившихся соцарствовать Ему благочестивейших и победоносных владык наших, вы пожелаете созвать собор, то да не покажется вам важным отсутствие святейших патриархов трех апостольских престолов, и находящихся под их управлением блаженнейших епископов; потому что это зависит не от их собственного произвола, но от страшнейших угроз и смертоносного прещения со стороны их властителей. Следует при этом обратить более внимания на шестой Святой вселенский собор. На нем, как оказывается, не было ни одного из епископствовавших в то время в этих, находящихся под властию нечестивых владык, странах; – но это не подало никакого повода к предубеждению против святого собора, и от этого не произошло ннкакого препятствия к провозглашению правого учения веры, особенно когда изъявил согласие на этот собор святейший и апостолический папа римский, участвовавший на нем в лице своих апокрисиариев. Тоже самое, святейший, да будет, при помощи Божией, и ныне. И как тогда вера того собора прозвучала до пределов вселенной; так и ныне вера имеющего (благодатию Христовою, при вашем посредничестве и при посредничестве занимающего ныне апостольский престол) быть созванным собора будет проповедоваться во всей вселенной; так как он имеет целию исправить и восстановить в древнем виде, согласно апостольскому преданию, то, что тиранским образом было извращено. В ограждение же нашего смиренного послания и в удовлетворение вашего владычнего блаженства и победоносных ваших императоров, мы заблагорассудили к написанному нами присоединить экземпляр соборного послания святого отца нашего Феодора, патриарха иерусалимского. – Послание свое, по утвердившемуся обычаю церковному, этот блаженной памяти муж писал блаженным и блаженной памяти святейшим патриархам, а именно Косьме александрийскому и Феодору антиохийскому; и еще при жизни своей получил от них ответные соборные же послания. Да сохранит Господь невредимыми вас, молящегося за нас, святейший и прославленный Богом».

Копия соборного послания Феодора, святейшего патриарха иерусалимского

«Итак, блаженнейшие, мы веруем так же, как исперва уверовали, – во Единого Бога Отца, Вседержителя, безначального и вечного, Творца всего видимого и невидимого; и во Единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия единородного, вечно и бесстрастно рожденного от Бога и Отца, незнающего другого начала, кроме Отца, и имеющего от Него ипостась, света от света, Бога истинна от Бога истинна; и во единого Духа Святого, вечно от Отца исходящего, света и Бога познаваемого чрез Себя Самого, воистину Отцу я Сыну совечного, единосущного и единоначального, и имеющего одно и тоже существо, естество и божество, – в Троицу единосущную, и единочестную, и единопрестольную, во едино Божество и во едино общее господство соединяемую, без слияния личного и ипостасного. Исповедуем Троицу во Единице и прославляем Единицу в Троице. – Троицу по трем ипостасям, а Единицу по единству Божества, – потому что Оно не есть собственно слившееся одно, не есть также и вполне разделяемая тройственность, скорее Оно (Божество) таково, что в том и другом сохраняется и то и другое142. Разделяемое по численности ипостасей и перечисляемое по личным особенностям, Оно (Божество) объединено тождеством существа и естества и полной делимости не допускает. Бог – один, потому что велегласно проповедуется и признается единое Божество в троичности лиц. И в силу того, что Бог один и Божество – одно, Он не делится и не распадается на трех богов; это было бы нечестивым учением Ариан; далее в силу того, что Бог есть три, и познается как три, и проповедуется, как три ипостаси, и называется Отцом, и Сыном и Всесвятым Духом, Он не должен быть соединяем, совокупляем, сливаем в одну и туже ипостась; что было бы нечестивым учением Савеллиан. И потому прекрасно постановили богословы, чтобы мы мыслили единицу в одном и единственном Божестве, Троицу же в трех неслитных ипостасях. Мы не знаем другого единого Бога, кроме (Бога в) трех лиц; а равно мы не знаем других трех единосущных лиц Троицы, которые суть Отец, Сын и Святой Дух, кроме (лиц) единого Бога. Поэтому Единое мы называем в своем проповедании Троицею, в которой обитает Божество, и Троицу, которой принадлежит Божество, возвещаем, как единое, вернее сказать: Троица есть Божество и познается как Божество».

«Веруем и во единого из той же самой Святой и единосущной Троицы Господа нашего Иисуса Христа, Иже во образе Божии сый ие восхищением непщева, как говорит апостол, быти равен Богу, но Себе умалил, зрак раба приим (Филип. 2, 0, 7), ибо будучи единосущен и сопрестолен Отцу, в конце времен не возгнушался родиться от святой и всенепорочной Бладычицы нашей Богородицы, восприять от нея плоть, одушевленную душою словесною и разумною, начаток нашего естества, не чрез семя, но творчески чрез Духа Святого. И таким образом является один из двух противоположных естеств; будучи по естеству совершенным Богом, тог же самый Бог-Слово стал и совершенным по естеству человеком, не изменив естества человеческого и совершив искупление не призрачное, но чрез воспринятую от Святой Девы, одушевленную словесною и разумною душою и удостоившуюся обитать в Нем плоть, с которою Он соединился ипостасно, неслитно и нераздельно; не изменил Он ни естества Своего Божества в существо плоти, ни существа плоти Своей в естество Своего Божества. Итак два естества, будучи навсегда соединены между собою в одной ипостаси Бога Слова, явили нам одного Сына и Господа видимого и невидимого, смертного и бессмертного, описуемого и неописуемого, Бога совершенного, в двух естествах познаваемого и в двух самостоятельных действиях и волях покланяемого; ибо Он ничего не совершал бы Божески, если бы не был по естеству Богом, а также – и человечески, если бы не был по естеству человеком. Исповедуем, что Он, будучи Богом и человеком, нашего ради спасения был распят, вкусил смерть плотию, плотию же принял и трехдневное пребывание во гробе, воскрес из мертвых силою Своего Божества, тою же силою побороть ад и освободил бывших там от века узников, вознесся на небеса и сидит одесную Бога Отца, и, по гласу бесплотных к апостолам, имеет придти снова, чтобы во дни второго Своего пришествия судить живых и мертвых. Исповедуем также и восстание мертвых в последний день, по звуку трубы архангельской, и воздаяние, по праведному суду Христа Бога нашего, за наши дела хорошие или дурные, а также и нескончаемую жизнь будущего века».

«Приемлем, подтверждаем и от души приветствуем шесть святых и вселенских соборов, собиравшихся в разных местах и в разные времена, под водительством Духа Святого, против каждой ереси. Их велегласно проповедуют и православные церкви, находящияся по всей вселенной, и на их правом и богодухновенном учении основываются, когда принимают тех, кого они принимают, и когда отвергают тех, кого они отвергают. Первый из этих соборов – созванный в Никее из трех сот восемнадцати святых отцов против ереси Ария и душегубных его богохульств Этого еретика, как разделяющего и рассекающего одно неслитное божество и пустословившего, что Сын есть творение Отца, между тем как Им сотворено все и приведено из небытия в бытие, собор анафематствовал, равно как и единомышленников его, я удалил от божественных жертвенников, определил, что Господь Иисус Христос рожден от Бога Отца прежде всех веков безвременно и не чрез излияние из сущности и ипостаси. Отца, что Он единосущен Отцу и Святому Духу, и всю тайну совершенного Христом домостроительства ясно изложил в символе или исповедании правой веры. Второй собор был собран в Константинополе из ста пятидесяти отцов против духоборца Македония и его союзников, богоненавистных полуариан. Этот Святой собор, имея руководителем и наставником своим Самого Святого Духа, научил, что Дух исходит от Отца безвременно и вечно, что Он единосущен, спокланяем и спрославляем Отцу и Сыну, и непростительно богохульствовавших против того же Утешителя подверг неумолчным анафемам, вместе с безумным Аполлинарием, который, сам быв безумным или бездушным, суетно называл живущего во Христе Спасителе человека человеком без души. Третий же собор, впервые воссиявший в Ефесе из двух сот святых отцов на низвержение и отвержение человекообожателя Нестория и его единомышленников, – Нестория, который, запутавшись в собственных своих оскверненных помыслах, пустословил, что иное есть вечное Слово Отца и иное воплотившийся ради нашего спасения от Девы; и, сам того не желая, этот нечестивец вводил четвертое лицо в святую и единосущную Троицу; он не только разделял на две ипостаси два соединенные естества Христовы, но и название «Богородицы» заклинал отвергнуть, а вместо этого нечестивый узаконил говорить «Христородица», тогда как она воистину есть Матерь Божия и до рождества и по рождестве дева и превосходит всю разумную и чувственную природу славою и светлостию. Итак этот, Святой собор двух сот отцов, анафематствовать его и его душевредные пустословия, научил, что один есть Сын от Отца прежде век воссиявший и что Он же напоследок дней родился от непорочной девы и Богородицы Марии, облекшись в нашу природу, и возвестил, что этот Сын, Божий есть и совершенный Бог, и совершенный человек, что един есть Сын и Христос и Господь, словом: Он есть едино воплотившееся естество Бога Слова (воплощение означает ипостасное соединение двух естеств), – а святую Марию узаконил называть по преимуществу и поистине Богородицею. Как, нельзя более благовременным является и богособранный собор халкидонский из шести сот тридцати святых отцов, на разрушение ереси, сливавшей естества Христовы; начало этой ереси положил, по своему неразумению, неразумный Евтихий, отвергавший, что во едином Христе непреложно соединены два естества, и странно учивший, будто из двух естеств составилось одно. Он же, имея своим защитником и покровителем нечестивого Диоскора, оказался порицателем, правого учения и противником истины. Но их обоих Святой собор низложить, а их суетные новоизмышления вместе с самими ими подверг тяжким анафемам, провозгласив, что дна естества Христа, истинного Бога нашего неслитно, непреложно, неизменно соединены в одной ипостаси Кго, и что Он, оставаясь совершенным по божеству и по человечеству, состоит из двух естеств и познается и двух естествах. При этом он осудил и ересь нечестивого Нестория, и его самого и его единомышленников. Затем собрался и пятый собор в царствующем городе, в числе ста шестидесяти четырех отцов. – Будучи руководим Самим Святым Духом, он, утвердил происходившие прежде него четыре святых собора и, следуя их правому учению, анафематствовал Нестория, Евтихия, Феодора монсуетского с его богохульствами, а также Оригена и Евагрия, Дидима и все их баснословные еллинские бредни, равным образом и так называемое письмо Ивы к Маре Персу, и сочинения Феодорита, написанные им против двенадцати правых глав святого Кирилла».

«За ним шестой Святой собор заблистал, как бы другое солнце, состоя из, двух сот восьмидесяти девяти отцов и имея своим местопребыванием царствующий город. Быв открыт здесь, он анафематствовал отрицающих, что в домостроительстве воплощения Христа Бога нашего находятся две самостоятельные воли и действия, и странно учивших, будто одно хотение и одно действие в божеском и человеческом естестве Спасителя нашего Иисуса Христа, го есть (анафематствовать) Сергия, Пирра, Петра, Кира, Гонория, Феодора фаранского и болтливого старца Полихрония – и всех утверждавших, утверждающих, или дерзающих утверждать, что одна воля и одно действие в двух естествах Христа. Если, – так где-то сказал один мудрый муж – мы допустим, что человеческое естество Господа не имеет воли и действия, то каким образом сохранится целость человеческого естества? Итак, соответственно двум естествам Христовым провозгласив во Христе две воли и два действия, как естественные особенности того и другого естества, св. отцы как нельзя лучше выяснили великое таинство спасительного домостроительства и сохранили православным неповрежденною и несомненною православную веру всех церквей Божиих. Признаем, что только эти шесть святых соборов были вселенскими и иного (вселенского) собора кроме этих не допускаем; потому что ни из апостольских преданий, ни из отеческих канонических постановлений не осталось ничего, что требовало бы исправления, или какого либо рода пополнения. Итак, всех зломыслящих еретиков, как учеников сеятеля плевелов сатаны и учителей, губящих души, начиная от злого начальника их, то есть от Симона волхва, и даже до последнего и самого нечестивейшего из них, кратко сказать, всех их от всей души и мысли анафематствуем, и особенно тех, которых анафематствовали прежде собиравшиеся шесть святых и вселенских соборов, в том числе и Севера, учредителя монофизитствующих акефалитов, и Петра Кнафевса, осмелившегося в трисвятой песни сделать прибавление и дерзнувшего бесстрастному божеству присвоить страдание, и всех, следующих богохульству его. Не отрицаем, но твердо соблюдаем и принимаем и поместные святые соборы и по божественному вдохновению провозглашенные ими канонические постановления и душеполезные узаконения. Приемлем и с любовию приветствуем апостольския и церковные предания, научившия вас почитать святых, покланяться им и с любовию призывать их, и почитаем святых, как служителей, друзей и детей Божиих. Честь, воздаваемая таким же, как и мы сами, рабам (Божиим), сохранившим правую веру, служит доказательством нашей преданности нашему общему Владыке, ибо они суть палатки и чистые жилища Божии и незанятнанные зеркала Духа Святого; и душы их в руце Божией (Прем. Сол. 3, 1), как написано. Да, – Бог ест жизнь и свет, и святые, находясь в руке Божией, пребывают в жизни и свете, и потому честна пред Господем смерть преподобных Его (Псал. 115, 6). Они с дерзновением предстательствуют пред Богом. Как спасительные источники Господь Христос даровал нам останки святых, источающие немощным многообразные благодеяния, изливающие благовонное миро и прогоняющие демонов. Вот что говорит великий учитель Афанасий, – что значит «бессмертный»: «кости мучеников прогоняют болезни, исцеляют немощных, слепым дают зрение, прокаженных очищают, искушения и скорби рассеивают, и это делают они чрез поселившегося в них Христа». Тоже самое прекрасно воспел и псалмопевец: «дивен Бог во святых Своих» (Пс. 67, 36). И опять: «(святым), иже суть на земли Его, удиви Господь вся хотения Своя в них (Пс. 15, 3). Вместе с ними мы покланяемся и с любовию объемлем святые и честные иконы, то есть, иконы воплотившегося ради нас Бога Слова, Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа, принявшего зрак раба. Икона Его и изображение представляет образ не божества Его нераздельно соединенного с нетленною плотию Его, потому что божественное естество невидимо и неописуемо, и не имеет облика, ибо Бога никто же виде нигде же, Сам Единородный Его исповеда (Иоан. 1, 18), но мы покланяемся образу человеческого естества Его, потому что, будучи Богом и невидимым, Он явился на земле, был видим, обращался между людьми, утомлялся, и чувствовал голод и жажду, по закону воспринятого Им нашего естества. Итак, мы покланяемся изображению Христа, то есть лица, которое соделалось видимым людям, хотя и не было отделено от невидимого Его божества, – да не будет, – но было соединено с Ним с самого зачатия. Если Он и говорит иудеям: зачем вы ищете Мене убити, человека, иже истипу вам глаголах (Иоан. 8, 40); то все таки Он не был только человек, но и Бог; и говоря: Аз и Отец едино есма (Иоан. 10, 30). Он не отрицает в себе нашего естества. Покланяемся также и оказываем почитание и иконе неизреченно родившей Его, непорочной Его Матери, святой Богородицы и всенепорочной Владычицы нашей. Следует почитать и иконы святых апостолов, пророков и добропобедных мучеников, святых и праведных, как друзей Божиих. При этом мы относим честь не к веществу и краскам; но, при виде изображения, мысленными очами возносимся к первообразу и к нему относим должную честь, зная по учению Василия великого, что честь, воздаваемая иконе, относится к первообразу. А так как некоторые настойчиво противятся и говорят, что не следует покланяться иконам, так как они сделаны руками, и безумно или, лучше сказать, нечестиво называют их идолами; то пусть они знают, что и херувимы, и очистилище, и кивот, и трапеза, созданные божественным Моисеем, по повелению божественному, были сделаны руками, и однакоже им воздавалось поклонение. Божественное писание осуждает поклоняющихся изваянным (истуканам) и приносящих жертвы демонам. Отвергнуты были языческие жертвоприношения: жертвы же праведных принимались. Итак хотя бы честные иконы были делом и неискусной кисти, их следует почитать ради первообразов. Итак, святейшие, если по благосклонном приеме вами этих наших посланий, в них окажется что либо требующее исправления, то вы без зависти преподайте нам ваше божественное учение и утешьте нас своим ответом, да явимся таким образом одинаково верующими и да прославится Отец и Сын и Дух Святой, ныне и всегда и во веки веков, Аминь».

По прочтении этого послания Петр и Петр, боголюбезнейшие пресвитеры и представители Адриана, святейшего папы древнего Рима, сказали: «мы вполне удовлетворены: потому что с правою верою, исповеданною Тарасием, святейшим и блаженнейшим патриархом константинопольским, согласен и наш апостолический папа Адриан и весь находящийся при нем Святой собор. И благословен Бог, что и восточные святейшие архиереи оказались согласными в православной вере и в учении о поклонении честным иконам с святейшими Адрианом римским и Тарасием, патриархом нового Рима. Думающим же и исповедующим иначе анафема от собравшихся здесь святых трехсот восемнадцати отцов».

Святой собор сказал: «да будет, да будет, да будет».

Агапий, святейший епископ кесарийский, сказал: «я принимаю всесвященные послания, отправленные святейшими архиереями восточными к Тарасию, святейшему и вселенскому патриарху, как столпу благочестия, вполне соглашаюсь с ними и приветствую общение их; мудрствующих же иначе подвергаю анафеме».

Иоанн, святейший епископ ефесский, сказал: «соглашаемся с православными посланиями, присланными с востока тамошними архиереями святейшему и преблаженнейшему вселенскому патриарху Тарасию, и приветствуем общение их; думающих же иначе, – непокланяющихся святым, священным и честным иконам и неприемлющих их считаю чуждыми кафолической и апостольской церкви и предаю анафеме».

Константин, святейший епископ Константии кипрской, сказал: «и я недостойный нахожу ныне прочитанные послания, присланные с востока к Тарасию, святейшему архиепископу и святейшему патриарху, ни в каком смысле неотступающими от провозглашенного им определения веры: соглашаюсь с ними и одного с ними мнения; принимаю и благоговейно приветствую святые и честные иконы. Поклонение же и служение воссылаю единой преестественной и живоначальной Троице. Думающих же иначе и непрославляющих честных икон отлучаю от святой кафолической и апостольской церкви, предаю анафеме и причисляю к одной участи с отрицающими домостроительство вочеловечения по плоти Христа, истинного Бога нашего».

Василий, святейший епископ анкирский, сказал: «соглашаюсь с посланиями присланными с востока тамошними святейшими архиереями святейшему архиепископу и вселенскому патриарху; твердо содержу и с полною охотою и благосклонностью принимаю то, что содержится в их исповедании; думающих же иначе подвергаю анафеме».

Николай, святейший епископ кизический, сказал: «согласен с прочитанным посланием святейшего и блаженнейшего архиепископа и вселенского патриарха и посланными в ответ на оное с востока посланиями православных архиереев относительно святых и честных икон и принимаю общение их; думающих же иначе предаю анафеме».

Евфимий, святейший епископ сардский, сказал: «как человек во всем следующий истине и воспитанный в духе учения, преданного божественными апостолами и отцами, я согласен как только что с прочитанным посланием Тарасия, святейшего и блаженнейшего архиепископа и вселенского патриарха, так и с посланиями, присланными от восточных патриархов. Их и мое мнение относительно священных догматов и честных икон считаю единым постоянным и неизменным. А мыслящих об этом по новому или пустословящих относительно святых икон и несогласных с святейшими патриархами признаю за развращенных еретиков и удаляюсь от общения с ними».

Петр, святейший епископ никомидийский, сказал: «согласно посланиям, присланным архиереями восточного округа святейшему и преблаженнейшему архиепископу и вселенскому патриарху Тарасию, я с радостию принимаю я почитаю честные и священные иконы и покланяюсь им; думающих же иначе анафематствую».

Игнатий, святейший епископ никейский, сказал: «я согласен с православными посланиями, присланными с востока тамошними архиереями святейшему и преблаженнейшему патриарху Тарасию, и принимаю то, что они исповедуют. Почитаю святые и честные иконы, покланяюсь им, и с любовию приемлю их; всех же, не следующих этому исповеданию, считаю чуждыми кафолической церкви и подвергаю анафеме».

Илия, святейший епископ критский, сказал: «следую присланным с востока посланиям».

Ставракий, святейший епископ халкидонский, сказал: «прочитанные послания Тарасия, святейшего и блаженнейшего архиепископа и вселенского патриарха, и послания, присланные из восточного округа тамошними архиереями, считаю одинаковыми по их внутренним качествам, так что не замечается между ними никакой разности, но существуем совершенное тождество, так как те и другие одно и тоже, то есть, полнота всякого православия. Поэтому и я их исповедую, и думающих не так считаю чуждыми истине».

Никифор, святейший епископ диррахийский, сказал: «я согласен с православными посланиями, присланными с востока тамошними архиереями к святейшему и вселенскому патриарху Тарасию, и принимаю изложенное ими исповедание; думающих же не так анафематствую».

Епифаний, боголюбезнейший диакон церкви катанской и представитель Фомы, святейшего епископа сардинийского, сказал: «поистине сотове медовнии словеса добрая, сладость же их исцеление души (Притч. 16, 24), как написано. Вот, и только что прочитанное соборное послание святейшего и блаженнейшего архиепископа царствующего Константинополя, нового Рима, которое он послал к православнейшим архиереям востока, а также и ответные их к нему послания, покрытые цветами сладкого и благовонного медового сота православной веры святых отцов и наполнившие благовонием во всех нас разумные чувства, крепкою силою православного учения уврачевали душевно хромающих в вере. Поэтому то и я, думая одинаково с ними, принимаю и допускаю честные иконы согласно древнему, то есть апостольскому, преданию. А то собрание, которое иные неосновательно и болтливо называют седьмым собором, а равно и мыслящих одинаково с ним предаю тяжким анафемам».

Лев, святейший епископ (предстоятель) и представитель митрополии сидской, сказал: «благодатию Христа, истинного Бога нашего, я согласен с посланиями, присланными восточными архиереями Тарасию, святейшему архиепископу и вселенскому патриарху, и твердо содержу исповедание их; думающих же не так предаю анафеме».

Николай, почтеннейший инок и игумен апрский и представитель митрополии тианской, провозгласил тоже.

Григорий, святейший епископ неокессарийский, сказал: «я согласен с посланиями, присланными с востока тамошними архиереями святейшему и вселенскому патриарху; принимаю и с любовию допускаю святые и честные иконы; а думающих не так предаю анафеме».

Феодор, святейший епископ катанский, сказал: «кто заботился и заботится о благочестивом образе жизни, тот конечно имеет и вполне светлое представление о православии. Итак естественно и мое ничтожество внимательно обратило свой разумный взор на прочитанные священные и соборные послания святейшего и блаженнейшего Тарасия, первопредстоятеля царствующего города, посланные им к первопредстоятелям востока, а также и на послания, присланные ими к нему; и из чтения их я узнал, что они во всем согласны с православною верою святых отцов. Поэтому я думаю тоже, что и они, и принимаю священные и честные иконы, а нововведение и болтовню седьмого лжесобора и всех единомышленников его открыто предаю анафеме».

Анастасий, святейший епископ Никополя, древнего Эпира, сказал: «видя, что соборные послания Тарасия, святейшего и вселенского патриарха, и ответы на них, присланные архиереями востока, единогласны, я соглашаюсь с ними и исповедую, что так и я думаю и до самого конца останусь неизмейным; принимаю и с любовию допускаю честные и священные иконы; думающих же не так предаю анафеме».

Иоанн, святейший епископ тавроменийский, сказал: «как прибыли мы с одинаковыми мыслями, так научились и говорит одно; итак поелику прочитанные соборные послания Тарасия, святейшего вселенского патриарха, посланные им к святейшим архиереям востока, и посланные ими к нему ответы совершенно согласны между собой относительно святой и православной веры шести вселенских соборов; то и я так верую, принимая святые и честные иконы и покланяясь им, и молюсь, чтобы, прожив свой век в этой православной вере, со дерзновением предстать пред престолом Христовым».

Григорий, святейший епископ писинунтский, сказал тоже.

Никита, святейший епископ клавдиопольский, сказал тоже.

Василий, святейший епископ силейский, сказал тоже.

Михаил, святейший епископ синадский, – тоже.

Феодор, святейший епископ мирский, – тоже.

Лев, святейший епископ иконийский, – тоже.

Лев, святейший епископ родосский; – тоже.

Георгий, святейший епископ писидийский, – тоже.

Евстафий, святейший епископ лаодикийский, – тоже.

Константин, святейший епископ пергский, – тоже.

Феодор, святейший епископ селевкийский, – тоже.

Феофилакт, диакон и местоблюститель митрополии ставропольской, сказал тоже.

Николай, святейший епископ иерапольский, – тоже.

Лев, святейший епископ карпатский, – тоже.

Феодосий, святейший епископ аморейский, – тоже.

Христофор, святейший епископ, фасидский, – тоже.

Кирилл, инок и представитель Никиты, епископа готфского, сказал тоже.

Прочие святейшие епископы провозгласили:

«Мы, весь Святой собор, собранный благодатию Христа, истинного Бога нашего, и по благочестивому повелению светлейших наших и православных императоров, принимаем послание Адриана папы древнего Рима, православным нашим императорам, и ныне прочитанный свиток, – определение православия святейшего и блаженнейшего вселенского патриарха Тарасия, а равно и с востока присланные архиереями послания к его блаженству; мы совершенно согласны с ними; с любовию принимаем и почитаем священные и досточтимые иконы, и покланяемся им; бывший же против них и в опровержение их лжесобор отвергаем и предаем анафеме. Бог да сохранит святых владык наших и святейшего патриарха».

Святейший патриарх Тарасий сказал: «страсть к вражде утихла, и средостение вражды разрушено, потому что мы, прибывшие с востока, запада, севера и юга, стали под одно иго, подчинились одному единомыслию».

Святой собор сказал: «Слава Тебе, Боже, соединивший нас»!

Святейший патриарх Тарасий сказал: «Слава умиротворяющему Христу, истинному Богу нашему, со Отцом и Всесвятым Духом во веки. Аминь».

Святой собор вознес благодарение.

Многая лета императорам!

Константину и Ирине, великим императорам и самодержцам, многая лета!

Православным императорам многая лета!

Господи, сохрани хранителей веры!

Господи, подкрепи защитников церкви!

Новому Константину и новой Елене вечная память!

Даруй им, Господи, мирную жизнь!

Патриархам многая лета!

Священному синклиту многая лета!

* * *

*

Текст распознан и отредактирован редакцией интернет-портала «Азбука веры».

139

Прав. шестаго вс. соб. 82-е Кн. прав. изд. 1839 г., стр. 116 и 117.

140

Твор. Григ. бог. в русск. пер. Москва 1868 г. ч. 1, стр. 220–221.

141

Молиться пред иконами при входе в дом.

142

То есть, и в единстве троичность и в троичности единство.


 Собор 1, Раздел 10Собор 1, Раздел 11Собор 1, Раздел 12