День за днем

Апрель Май Июнь

Май

Благодать

01 мая.

«Хочу, очистись!» (Мк. 1, 41)

На улице в стоке воды мутная грязь: дождевые капли, смешанные с песком и мусором, превратились в мутную волну Но яркий солнечный луч, с небесной высоты спустившись на землю, любовно и бережно привлек к себе каплю мутной воды и унес высоко на снежную вершину Там эта капля прониклась солнечным светом, отдалась его теплоте и в чистом, прозрачном горном воздухе, среди окружающей ее снежной белизны вдруг сама превратилась в чистую, блестящую, как алмаз, снежинку, отражающую в себе яркие солнечные лучи.

Грязь земная, нечистота греха: удушливый смрад пагубных страстей затемняет, загрязняет, губит человеческую душу, угашает в ней искру Божию. Она лежит во зле и мраке, как дождевая капля в стоке мутной воды, – но всесильная любовь Божия своею благодатью, как солнечный луч, проникает сквозь этот мрак, побеждает силу греха и, не гнушаясь падшей душой, вселяется в нее, согревает, оживляет и подымает от земли. Бедное погибающее, затемненное, застывшее сердце просыпается, в нем зарождаются новые стремления, голод и жажда духовные, тоска по небесной родине!

Взгляд устремляется к горным вершинам, ищет небесного света, трепетная надежда наполняет грешную душу, и Дух Божий, всесильный и неудержимый, влечет ее к Богу, к Источнику благодати и истины! Мало-помалу жизнь Христова проникает в грешное сердце, перерождает его, и, очищенная, омытая в Крови Агнца, убеленная белее снега, душа, радостная и сияющая, вступает в обитель вечного света и вечного блаженства!

Доколе есть день

02 мая.

«Мне должно делать дела Пославшего Меня, доколе есть день; приходит ночь, когда никто не может делать» (Ин. 9, 4)

Как часто мы теряем случай помочь бедному, выразить сочувствие скорбящему, навестить больного, порадовать и обласкать старого и малого и узнаем слишком поздно, какой страшный ущерб причинило наше упущение в жизни этого человека! Может быть, горечь налегла ему на душу, или ее затопляет земное зло, а доброе слово увещания, своевременно сказанное, могло бы рассеять мрак, грозящий вечной тьмой.

Ребенок находился подле нас, повлияли ли мы истинной любовью на эту нежную душу? Нет, и ребенок вырос неверующим, блуждает, может быть, и теперь по путям своеволия или распутства, потому что мы вовремя не остановили его.

Старческое сердце томится одиночеством, тайные слезы проливаются, а мы проходим мимо, и вдруг смерть отнимает у нас возможность это поправить! Тогда мы бросаемся в бессильном горе к безжизненному трупу, несем ко гробу наши слезы и воздыхания – но поздно, закрытые глаза на нас не взглянут, закрытые уста нам не ответят, мы уже ничего сделать не можем! Сердце наше сжимается, совесть нас мучает, мы видим неумолимо ясно все, что упустили, сознаем наше равнодушие, невнимание, но уже не можем загладить их, не в силах ничего вернуть! Мы могли бы украсить жизнь стариков добрым, ласковым словом, своевременной помощью, искренним поощрением, а мы несем цветы и слезы к безжизненному телу!

О, будем «друг ко другу добры, сострадательны» (1 Петр. 3, 8), не будем откладывать, будем спешить отдавать душу свою ближним своим! Будем усердно делать дела нашего Господа, доколе есть день!»

Как получить Божие благословение?

03 мая.

«Кто примет одно такое дитя во имя Мое, тот Меня принимает» (Мф. 18, 5)

В одной из старинных германских легенд рассказывается, как однажды вечером, накануне Рождества, один бедный крестьянин спешил с работы домой к скромному ужину, которым его семья готовилась почтить великий праздник. Вдруг в лесу раздался жалобный стон, похожий на плач ребенка. Оглядевшись вокруг себя, крестьянин увидел на мерзлой земле, под деревом, плачущего горькими слезами ребенка. Жаль стало крестьянину этого малютки, брошенного в лесу, и, недолго думая, он взял его на руки и понес домой, в свою убогую хижину.

Жена и дети ждали его с нетерпением, приготовив скудное Рождественское угощение. Вошел работник в свою хижину, передал свою ношу жене и сказал: «Небогатое у нас угощение, еле хватит его и на нас самих, но я привел тебе гостя, с которым мы поделимся им; не мог я в такой праздник оставить в лесу брошенного ребенка, голодного и холодного. Бедняжка так жалобно плакал. Возьми, согрей его и накорми, мы дадим ему ночлег хотя бы сегодня».

Принятый с любовью ребенок сел вместе с бедной семьей за скудную трапезу – и вдруг убогая хижина наполнилась светом, над головою ребенка показалось сияние, лицо его озарилось неземной красотой, он поднял руку, благословляя охваченную благоговейным недоумением семью. То был Сам Христос, Предвечный Младенец, явившийся под видом бедного, страждущего ребенка!

Легенда, конечно, вымышленная, но в ней есть наставление и для нас. Под видом несчастных, страждущих нищих Христос и теперь стучится у многих дверей, и, принимая их, мы принимаем Самого Спасителя. Как же бережно должны мы относиться к этим несчастным, требующим нашей помощи и участия! Будем в каждом из них видеть посланника Христова и, окружая его любовью, получим благословение свыше. Христос примет Сам от нас, в лице одного из малых сих, все то, что мы дадим Ему от души.

Воскрешение из мертвых

04 мая.

«Кости сухия! слушайте слово Господне! Так говорит Господь Бог костям сим: вот, Я введу дух в вас, и оживете» (Иезек. 37, 4–5)

Священное Писание неоднократно представляет нам высшее чудо, совершенное силою Божией, – воскрешение из мертвых. Спаситель взял за руку дочь Иаира, и она встала после нескольких часов смерти. Сына вдовы Наинской выносили из города на место погребения, и он восстал по слову Господа Иисуса Христа, сжалившегося над скорбью материнского сердца. Лазарь, друг Спасителя, не только умерший, но уже разложившийся, вышел из гроба, вызванный Господом.

Все эти чудеса поражают нас и подают надежду на наше воскресение и жизнь вечную. Смерть теряет свою силу – является упование на духовное возрождение. Особенно поразительна в этом смысле картина, изображенная пророком Иезекиилем. Поле усеяно мертвыми костями; тут уже не только смерть, погребение, тление, тут окончательное последствие всего этого – сухие, распавшиеся, рассеянные кости! Пророк останавливается в недоумении: неужели же и для них есть надежда? Пророк сомневается, но в Господе нет сомнения. Создатель знает назначение всего, Им созданного, и мертвые кости не лишены возможности «слушать Слово Господне». За слушанием следует оживление от Бога: «Я введу дух в вас, и оживете». Кость сближается с костью, плоть нарастает, мертвые встают, оживают.

Неизмеримо сильнее любви человеческой любовь Отца нашего Небесного! В своей ограниченности человек не видит ни малейшего луча надежды, но безграничная, бесконечная любовь Божия спускается в бездну, ищет по всей вселенной все погибшее, безнадежно сухое и мертвое, чтобы его оживить! Прокаженные, бесноватые – все найдены, все призваны, ко всем протянуты руки Спасителя, для всех у Него исцеление, прощение, жизнь вечная. Разрушенный Иерусалим, в котором не осталось камня на камне, – и над тобой плакала любовь Спасителя, и ты можешь силою Его восстать и воссиять в стенах нового Иерусалима! Для Бога все возможно, и вера побеждает всякое отчаяние.

Душа моя, не теряй никогда надежды о спасении родственных тебе душ. Не считай их погибшими, как бы сухи и мертвы они тебе ни казались, – люби их животворящею любовью, согревай их во имя того Милосердия, которое всесильно восстановить и оживить их. И молись о том, чтобы они слушали Слово Господне. Очевидно, это возможно даже для самой сухой кости, раз Господь это повелел, и это слушание предшествовало всему остальному дивному перевороту. Господь не может спасти человека помимо его воли. Христос спасал только внимающих Его голосу, а других укорял за то, что они не слышат ушами и не разумеют сердцем, чтобы Он исцелил их (Мф. 13, 15).

Сыны света

05 мая.

«Ибо все вы – сыны света. Поступайте, как чада света» (1 Фес. 5, 5; Ефес. 5, 8)

Каждое растение обращается к свету, желая получить в нем свежие, живительные силы.

Будем и мы всегда тянуться к свету, не останавливаясь на мрачной стороне жизни. Какое бы горе ни поразило нас, какие бы страдания ни терзали нашу душу, не будем унывать и, вечно поворачиваясь к свету, почерпнем в нем свежие силы и новую бодрость, чтобы идти на служение ближним, неся им свет и теплоту нашей любви и ласки. И будем помнить, что свет есть Сам Христос, имеющий такую же притягательную силу, как солнце для цветка. Он вызывает душу из мрака, и, когда она идет к Нему, Он влечет ее все сильнее, все ближе к Себе, ведет ее за Собою неразлучно и делает ее, в свою очередь, светом, т.е. отражением Его Света. «Тьма не затмит от Него» – чем темнее вокруг, тем ярче сияет свет Христов, и душа, Им просвещенная, несет светильник свой в темные места.

Ведите детей в храм

06 мая.

«Родители принесли Младенца Иисуса в храм» (Лк. 2, 27)

Примеру этих благочестивых родителей, принесших Младенца Иисуса в храм, этих матерей, которые приводили детей к Иисусу, должны бы следовать все родители христиане. В этом – основа всякого воспитания. Ведите детей ваших в храм правды и любви, посвятите их Господу, отдайте на служение Ему с малолетства; в ваших горячих молитвах приносите их в жертву Богу живому, передайте их всецело в Его руки – и сердце ваше будет спокойно за них, и благословение свыше снизойдет на них.

Он, Всемогущий, остается навеки Тот же. Принявший тогда с любовью и благословением малых детей остается и поныне Тем же любящим Отцем. Он невидимо стоит среди каждой семьи, и чистые детские души Ему особенно близки. С самых ранних лет ведите ваших малюток к Нему; на нежную ниву детского сердца бросайте семена слова Божия. Пусть дети ваши всегда видят перед собою светлый лик Спасителя и привыкают прибегать к Нему во всякой нужде, во всяком горе. Не допустите детей расти без сознания Его близости. Пусть они чувствуют себя всегда под сенью Его присутствия и, сильные этим сознанием, будут вооружены против всех ожидающих их в жизни искушений.

В современной жизни, как и тогда, при земной жизни Спасителя, найдутся люди, которые будут препятствовать вам в вашем желании привести к Иисусу ваших детей. В холодном течении неверия и равнодушия вы встретите отпор вашему стремлению, но не смущайтесь, не поддавайтесь ему и знайте, что нигде дети ваши не будут безопасны, как только у Того, Кто сказал: «Пустите детей приходить ко Мне, и не препятствуйте им» (Мк. 10, 14).

Блаженны родители, наставники, которые, помня эти слова, не колеблясь понесут к Спасителю свое лучшее сокровище!

Возложи на Господа печаль свою

07 мая.

«Оставаясь на месте и в покое, вы спаслись бы; в тишине и уповании крепость ваша» (Ис. 30, 15)

Мы часто воображаем, что заботы и бремена наши должны быть сопряжены с угнетением и тревогой. Мы не понимаем и часто осуждаем тех, которые относятся спокойно к горестям жизни. Несомненно, нельзя не чувствовать до некоторой степени бремени возложенных на нас забот. Сознание этой тяжести неизбежно, но не должно отнимать у нас способность ощущать радость и пользоваться лучами света, посланного нам. Чрезмерная озабоченность и уныние не только не облегчат исполнение нашего долга, но принесут нам вред. Дух суеты и постоянной тревоги отнимает у нас те силы, которые мы можем почерпнуть только в духе кротости и уповании на Бога. Только невозмутимый дух полного подчинения Богу даст совершенный мир душе, необходимый для успешного труда. В этом духе, который даруется нам свыше, мы трудимся не отдельно от Бога, а в общении с Ним.

Часто кидаясь во все стороны в суете и тревоге, мы стараемся исполнить то, что кажется нам нашей обязанностью, и дело как будто валится из наших рук. Лучше было бы иногда заменить эту суету уединением и молитвой, возложив на Господа непосильное бремя. Надеясь только на собственные силы, мы не можем исполнить нашей задачи. Лишь ободренные любовью Божией могут надеяться на совершение дела. Оно будет делом Божиим, которому мы послужим верным орудием.

Духовный рост

08 мая.

«Приносят плод в терпении» (Лк. 8, 15)

Опыт жизни дается нам не сразу. Долгие годы требуются для того, чтобы смирить нашу непокорную волю, смягчить наше ожесточенное сердце, обратить наше раздражение в кротость, положить «хранение устам нашим», так часто открывающимся для ненужной и вредной болтовни. Духовный рост души человеческой совершается постепенно, подобно тому, как «земля сама собою производит сперва зелень, потом колос, потом полное зерно в колосе» (Мк. 4, 28). Все в свое время. Терпеливое и спокойное ожидание облегчения трудностей жизни нашей есть необходимое условие, при котором Бог может возрастить в нас истинный плод.

Не будем же предаваться ропоту, не будем жаловаться на то, чего мы изменить не можем. Будем принимать все в духе кротости, относясь благодушно к встречающимся неудачам и веря, что во всем есть светлая сторона. Испытания послужат нам на пользу и принесут нам мир душевный.

«Приносить плод в терпении» означает также предать все последствия наших действий в Божии руки. Сеятель сеет, земля принимает, человек надеется на урожай. Он сеет с упованием, но знает, что успех в руках Божиих. Нельзя торопить жатву. Нельзя вновь и вновь тревожить семя, которое скрылось в недрах земли. Надо уметь иногда просто ждать в терпении и уповании. Мать блаженного Августина св. Моника ждала сорок лет плода своих молений, ждала, когда ее сын язычник обратится к Богу. И в назначенное Богом время этот плод дивно вырос, на радость ей и во славу Божию.

Наше сердце

09 мая.

«И дам им сердце, чтобы знать Меня, что Я – Господь» (Иерем. 24, 7)

Тот, кто искренне стремится к совершенству, не доверяет своему сердцу Человеческое сердце от природы лукавое и порочное, поэтому и просим мы у Господа, чтобы Он дал нам сердце новое. И Господь, всеперерождающий и обновляющий, хочет изменить и сердце человеческое, подчиняя его Себе. Христос обещал придти и «обитель сотворить» (Ин. 14, 23) в сердце человека; как же может Он обитать в сердце порочном, не перерожденном еще Духом Его Святым?

Сам Христос, без сомнения, позаботится убрать и украсить эту обитель перед тем, как поселиться в ней, поэтому мы можем и должны, с полным упованием, обращаться к Нему с усердной молитвой дать нам «сердце новое и дух новый» (Иезек. 36, 26).

Обетования Господни были даны задолго до нашей просьбы о них; более двух тысяч лет прошло с тех пор, как Господь изрек Свои священные слова, и Он всегда готов исполнить их при нашем обращении к Нему. Не будем же ослабевать в молитве о сердце новом, пока мы его не ощутим в себе и не узнаем уже в нем нашего прежнего порочного сердца.

Дело Господне

10 мая.

«Верующий в Меня дела, которые творю Я, и он сотворит, и больше сих сотворит» (Ин. 14, 21)

Дело Господне есть прежде всего возрождение и спасение душ человеческих, и в этом-то великом святом деле Господь призывает нас быть Его сотрудниками, работая на ниве Его и собирая на ней, силою Самого Спасителя, плоды все более и более совершенные. Достойны ли мы такого святого, великого призвания? Только с чистой душой и чистым сердцем можно приступить к этому великому священнодействию – насаждению добра в душах человеческих.

Один великий мыслитель сравнивает человечество с мраморной глыбой, из которой художник может изваять прекрасные формы. Человек есть такое же орудие в руках Божиих, как резец в руках ваятеля; но орудие сознательное и, вследствие того, ответственное. Действительно, высоко призвание художника, могущего из бесформенного камня создать Ангела, но еще несравненно выше и прекраснее возможность пробудить душу человеческую к сознательной жизни, призвать ее к высшей, духовной цели. Мать, воспитывающая своего ребенка, лелея его в своих объятиях, прежде всего должна думать о вверенной ей Господом живой душе. Ей дана сила возрастить эту душу в духе правды и любви Божией, заглушить в ней зародыш зла, пробудить как бы спящего в ней Ангела, поставить ее на путь истинный, ведущий к Господу Все стремления, все силы материнского сердца должны быть обращены к этой цели, которую она может достигнуть только с всесильной помощью Божией.

Но не только в тесной связи родителей с детьми совершается это великое дело пробуждения и воспитания души. И дети, в свою очередь, влияют на родителей, побуждая их к добру, и брат на брата, и друг на друга. В основе всех человеческих отношений прежде всего должна стоять эта высокая святая задача – побуждение друг друга к добру, призыв к вечной правде. Все просвещенные, мудрые, богатые знанием должны нести просвещение свое, знание, мудрость к ногам Христа, чтобы Он научил вас помогать непросвещенным людям-братиям в познании Его. И помните, что нет ваших собственных дел. Христос говорит не о ваших делах и замыслах, а о Своих, которые Он хочет творить через вас, если вы предадитесь Ему вполне и не будете Ему мешать самомнением и своеволием. Миру нужен Бог, дела Его, а вы – только как орудия Его. Итак, «да не хвалится мудрый мудростию своею... но хвалящийся хвались тем, что разумеет и знает Меня... ибо только это благоугодно Мне», говорит Господь (Иерем. 9, 24).

Истинная сила

11 мая.

«Сила Моя в немощи совершается» (2 Кop. 12, 9)

Когда мы считаем себя сильными, тогда-то мы всего слабее, потому что, полагаясь на себя, мы не взываем о помощи свыше. Но, когда мы сознаем себя слабыми и немощными, неспособными на борьбу, неумелыми в труде, тогда мы сильны тою Силою, которая «совершается в немощи». Мы поистине сильны, потому что обращаемся к Богу, умоляя о Его помощи, в которой Он не отказывает никогда. Увы, слишком часто, под предлогом слабости и неумения, мы отказываемся от предстоящей нам деятельности и, не чувствуя в себе способности к полезному труду, предпочитаем оставаться в полном бездействии.

Не лучше ли было бы передать наш труд в руки Господа, Который восполнит все наши пробелы и преобразит наши слабые способности, исполнив нас Своею силою? Он готов ежедневно творить такое чудо, ибо «сила Его в немощи совершается». Своею бесконечною премудростью Он заменяет нашу человеческую неспособность. Ап. Павел был глубоко проникнут этой мыслью, когда сказал, что хвалится немощами своими, чувствуя, что сила Божия проявляется в нем, и поэтому он сознавал вполне, что «когда он немощен, тогда силен» (2 Кор. 12, 10).

Искупление

12 мая.

«Верно и всякого принятия достойно слово, что Христос Иисус пришел в мир спасти грешников» (1 Тим. 1, 15)

Я пришел призвать не праведников, а грешников к покаянию (Мк. 2, 17). Бог «хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1 Тим. 2, 4). Верно, как говорит ап. Павел, и, действительно, всякого принятия достойно это слово, ибо более прекрасного, более радостного, более утешительного слова не найти на земле, и никакие изречения мудрецов не могут с ним сравниться. Иисус Христос, Единородный Сын Божий, пришел в мир спасти грешников! Услышав и правильно уразумев это слово, человек сразу обогатится высшим богатством в мире и исполнится таким блаженством, которое ничто другое ему дать не может.

То, о чем писал ап. Павел, Спаситель возвестил Сам грешному человечеству: «Я пришел призвать не праведников, а грешников к покаянию» (Мк. 2, 17). Заметьте, не к святым, не к праведным послал Бог Любви Сына Своего – нет, Он послал Его искать и спасти погибших, омыть нечистых Своею Кровью, возродить грешников к новой жизни, искупить Своею смертью все человечество, погибающее во грехах!

Он хочет, чтобы «все спаслись и достигли познания истины» (1 Тим. 2, 4). Он не хочет смерти грешников, но чтобы они обратились и были живы.

Услышав о таком поразительном чуде, весь мир должен бы повергнуться во прах перед Господом! Проникнемся же и мы чудным смыслом этих слов и, если даже доселе ничего не могло сломить наше упорное, ожесточенное сердце, теперь, внемля этому чудному призыву Божественной Любви, сокрушенные, подавленные бесконечным милосердием нашего Спасителя, пролившего за нас Свою Святую Кровь и призывающего грешников к покаянию, поспешим, кающиеся, к Его ногам в горячей молитве и благодарении за неизреченный Его дар.

О молитве

13 мая.

«Ты же, когда молишься, войди в комнату твою, и затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне» (Мф. 6, 6)

Основанием каждой святой жизни должна быть живая, постоянная беседа души с Богом – в тайнике человеческого сердца, вдали от людей, с глазу на глаз, так сказать, с Самим Господом. Весь смысл молитвы заключается в этом непосредственном, тесном личном общении человека с Богом, в котором он находит доступ к Престолу Всевышнего. Мы, без сомнения, везде и всегда в присутствии Божием, но Сам Христос указал нам на необходимость уединения в нашей келлии для молитвы, и опыт доказывает нам всю пользу такого уединения, когда оно входит в привычку.

Там, в этом нашем святилище, вдали от всего земного, человеческого, мы найдем источник воды живой для утоления нашей духовной жажды, там возгорится с новой силой пламя нашей веры, там нам даны будут крылья для безопасного полета над бездной сомнений и греха. Будем же искать уединения и в нем найдем Отца нашего Небесного; во свете лица Его, в живом сознании Его отеческой любви мы научимся молиться. Хотя Господь и не требует от нас, чтобы мы молились долго, и не видит достоинства в многословии, нам необходимо, начиная день, в котором ожидает нас, быть может, немало затруднений и забот, укрепиться на пути и почерпнуть новые силы в уединении нашей келлии. Там мы положим к Его ногам все то, что нас страшит в предстоящем нам труде, и, призывая Его благословение на этот труд, озаренные Его светом, исполненные Его Духом, вооруженные молитвой, бесстрашно пойдем навстречу ожидающим нас испытаниям.

Будем уверены, что всякий раз, как мы предстанем перед Богом, даже ненадолго, мы получим благословение свыше и «Отец Небесный, видящий тайное, воздаст тебе явно».

Море житейское

14 мая.

«Вот, Он убивает меня; но я буду надеяться» (Иов. 13, 15)

Плывет корабль. И, как бы ни была глубока пучина морская, как бы ни были сильны волны, как бы ни свирепствовала буря, – все хорошо, пока вода в него не проникла. Не в том задача мореплавателя, чтобы вывести корабль из моря, а в том, чтобы вода его не залила. Так и задача жизни христианина состоит не в избежании забот, испытаний, искушений, а в том, чтобы все это не могло нарушить его душевный покой и залить его душу неудержимой волной, не оставляя места ничему другому.

Если оставить в своем сердце свободный доступ бесчисленным мелким и крупным заботам, постоянно осаждающим каждого из нас, они очень скоро породят в нас недовольство, раздражение, горечь, и мы будем в тягость себе и другим. Наше мрачное расположение духа будет бросать тень на все окружающее, и от нас будет веять холодом.

Научимся же не поддаваться нашим заботам и затруднениям и не будем преувеличивать их значение, тогда и душевный наш мир не будет нарушен, и среди всех этих бурь мы будем «всегда радоваться».

Нет ничего отраднее и утешительнее, чем видеть человека всегда спокойного, мирного, радостного даже среди многих и тяжелых забот. Такой человек светит ярко среди жизненного мрака, действует лучше всякой проповеди, может ободрить и поддержать унывающего брата и дать ему силу продолжать тяжелый путь.

«Нас наказывают, но мы не умираем, нас огорчают, а мы всегда радуемся» (2 Кор. 10, 6, 9).

Молитва за ближнего

15 мая.

«И возвратил Господь потерю Иова, когда помолился за друзей своих!» (Иов. 42, 10)

Я свободен только тогда, когда забываю о себе. Забота о себе и о своих невзгодах есть цепь, связывающая меня. Если бы я мог забыть о себе, я был бы свободен. Если бы я вспомнил, когда надвигается на меня туча, что та же туча покрывает и брата моего, я бы уже не заметил тени ее над своею головой. В молитве за него мое бремя исчезло бы бесследно, и я перестал бы его ощущать. О, дух самозабвения, божественный дух Христов, дух смирения и любви, излившейся на Кресте, – в тебе одном могу я найти полную свободу! Освободи меня от самого себя, сними с меня эту тяжелую цепь.

Меня сковывает не горе, не страдание, а то, что это страдание сосредоточено на мне самом. Помоги мне взять на себя чужие бремена, помоги мне вкусить сладостное чувство мира, наложив на себя бремена окружающих меня и имея в этом общение с Тобою, взявшем на Себя наши немощи и болезни! Научи меня молиться за других. И, что бы ни сковывало мою собственную душу, дай мне вырваться к той свободе, которую Ты даруешь, свободе самоотречения и готовности быть Твоим орудием для служения другим молитвою, словом или делом.

Грех бездействия

16 мая.

«Алкал Я, и вы не дали Мне есть... был болен и в темнице, и не посетили Меня» (Мф. 25, 42–43)

Здесь люди осуждены не за действие, но за бездействие. Здесь не указывается на какое-нибудь злодеяние по отношению к братиям голодным, больным, заключенным, одиноким. Здесь указывается на бездействие по отношению к ним. Согрешившие видели «малых сих» в нужде, в голоде, в жажде, в заточении и наготе и не помогли им. Они «прошли мимо», мимо людской скорби и нищеты, которые они могли бы облегчить. Стону человеческому не вняли, а если он и долетел до них, то оставил их безучастными. И вот эти-то упущения, это небрежное отношение к ближним считаются настоящими, тяжкими грехами в глазах Божиих.

Многие из нас живут беспечно, упускают случаи помочь другим, облегчить их страдание; они не желают понять, что этим грешат против Самого Христа – оставляют без участия Его в лице бедных братьев, оставляют без помощи, без сочувствия, без утешения! Мы не думаем, не останавливаемся над этим. Однако же надо подумать и остановиться. Надо спросить себя – христиане ли мы не только на словах, но и на деле. Если же мы сознательно именуемся учениками Христа, то как можем жить без духа Его, без послушания Ему, как можем оставить Его алчущим и жаждущим и отказать Ему в том едином, чего Он у нас просит, – в любви и преданности сердца.

Вечная слава

17 мая.

«Ибо кратковременное легкое страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу» (2 Кор. 4, 17)

Кратковременное легкое страдание производит вечную славу – каждое слово этого изречения полно глубокого смысла. Противоположность между видимым и невидимым поражает ап. Павла все более и более, и по мере того, как его мысль подымается выше, все земное постепенно исчезает из его взора и остается только одна небесная слава, покрывающая все остальное. Он называет ее даже «преизбытком вечной славы».

Наши понятия о славе вряд ли могут вместить мысль о преизбытке, это слово означает для нас как бы излишек, чрезмерную тяжесть, которая скорее может относиться к заботам, к невзгодам и испытаниям, обременяющим нас. Преизбыток славы! Не есть ли это непонятный образ? Однако же это истина. То, что составляло тяжесть нашей скорби, несомненно, преобразится для нас в преизбыток славы. Нам нужен лишь новый свет, чтобы видеть днем то, чего мы не могли различить во мраке ночи. Ту же мысль выражают слова псалма: «Пошли свет Твой и истину Твою, да приведут они меня» (Пс. 42, 3). Давид не просит о перемене обстоятельств, но о новом свете, чтобы озарить эти обстоятельства.

И ты, обремененный тяжелой скорбью, поторопись просить облегчения в просветлении, чтобы тяжесть твоя могла обратиться в будущем в преизбыток славы! Все испытания и скорби наши должны содействовать этой славе. Пройдя шесть трудовых дней, назначенных нам для борьбы и страдания, в седьмой день мы оглянемся назад, и мрак этого прошлого исчезнет, свет неземной озарит его, наше прошлое будет покрыто славою. Каждый шаг этого прошлого, как бы ни был он тяжел и труден, поведет нас к седьмому дню, дню Господню, дню отдыха, и весь этот преизбыток наших земных страданий обратится тогда в преизбыток вечной славы.

Путь самоотречения

18 мая.

«Путем новым и живым» (Евр. 10, 19)

То был новый путь, потому что он был путь живой. Люди часто ищут в Евангелии только способ пройти через долину смерти; они не ищут в нем помощи и указания для жизненного поприща. Но когда подходит к душе Христос, Он открывает ей «путь новый и живой». Он открывает нам, что вечность началась для нас уже теперь и что мы можем ее познать, не дожидаясь смерти. Он открывает нам, что общение с Богом достижимо для нас не только после смерти, но и в жизни, что, представляя тела наши «в жертву живую, святую, благоугодную Богу, для разумного служения нашего» (Рим. 12, 1), мы уже здесь, на земле, получаем Царствие Божие общением и соединением с Господом. Двигаясь, как израильтяне, среди жизненной пустыни, мы уже не можем ни голодать, ни жаждать, ибо Спаситель идет перед нами, и в Нем ежедневно дается нам та благодать, которая спасает нас, тот свет, который освещает, тот хлеб жизни и источник правды, которые наполняют и укрепляют нашу душу.

Без благодати Божией, без веры и любви мы шли путем греха, путем себялюбия, наслаждений, легкомыслия, широким путем, не ведущим в Царство Божие! Путь новый – есть путь отречения от себя, любви к ближним, путь узкий, часто тернистый. По нему мы должны идти под бременем креста, но он приведет нас к Господу. И светлая надежда на жизнь вечную, на соединение с Господом поддержит нас на этом пути.

Идя по Его стопам, мы не можем сбиться с дороги. Опираясь на Него, мы не ослабеем в пути. Он есть «путь и истина, и жизнь» (Ин. 14, 6). Только бы открыты были глаза наши, только бы не дремало сознание наше, только бы всю жизнь мы искали и желали этого пути.

Господи! Неужели я отдамся Тебе только в смертный мой час? Покажи мне путь живой. Научи меня той святой жизни, которая отдается Тебе уже в Вифлееме, и далее в Назарете, и на Голгофе! Помоги мне идти с Тобою по пути живому; даруй мне среди моей земной жизни могущество бессмертия. Научи меня отказаться всецело от своей воли, покорив ее воле Твоей. Среди труда, среди забот, среди борьбы, в часы безмолвной скорби, в горе и в радости, в болезни и в здоровье, в нищете и в довольстве помоги мне отдаться всецело Тебе, сказав: «Отче! в руки Твои предаю дух мой» (Лк. 23, 46), – тогда моя земная жизнь будет живым путем к небу!

Хлеб небесный

19 мая.

«И, взяв семь хлебов и рыбы, воздал благодарение, преломил и дал ученикам своим, а ученики народу» (Мф. 15, 36)

В духовном мире, как и в вещественном, нередко второстепенные причины управляют событиями. Спаситель умножил хлебы, но не Сам раздал их толпе. Он передал их сперва ученикам, и таким образом божественный дар не перешел непосредственно к ожидающей толпе, но через Его посредников.

Так бывает и с нами. Господь насыщает нас Своею пищею, но предлагает нам эту пищу очень часто в земных сосудах. Он посылает ее посредством испытаний, тяжелых перемен в нашей жизни и часто самым незаметным, самым обыкновенным способом. Каждый день, каждый час, каждое мгновение мы соприкасаемся с этими орудиями, посланными свыше. Весь жизненный опыт, какою бы ценою он ни был куплен, с какой-нибудь стороны нас воспитывает, так же как воспитывают нас и соприкосновения с людьми, которые встречаются на нашем пути. Хлеб небесный доходит до нас, проходя через бесконечное число рук человеческих.

Господи! Преврати и меня в одно из Твоих орудий – действуй через меня. Я бы хотел сознательно напитать алчущего Твоим хлебом, подкрепить его Твоею силою, я бы хотел взять в мои недостойные руки Твой хлеб и раздать его нуждающимся.

Дай мне только глубоко и смиренно осознать, что собственного запаса я не имею, что сух тот хлеб и нечиста та вода, которые бы я от себя хотел предложить ближнему; поэтому покажи мне, как я нищ, научи меня простирать руки сперва к Тебе, а потом уже к брату моему, чтобы передавать ему не мое, а Твое!

Откровение

20 мая.

«Блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, Сущий на небесах» (Мф. 16, 17)

Слово Божие есть Откровение, и вся христианская жизнь заключается в воспринятии этого Откровения. Оно не постигается простым разумом человеческим, его нельзя измерить, исследовать, одобрить или отбросить, применяя к нему оценку мира сего. Оно не входит в сердце под влиянием плоти и крови, которые, напротив, часто восстают против него, но только посредством воздействия Духа Святаго. Господь возрадовался проявлению действия Божией благодати на душу Своего ученика и назвал его блаженным, потому что не от плоти и крови воспринял он свое верование, а от Духа Отца Его. То, что принимается от плоти и крови, – шатко, поверхностно, переменчиво, бесплодно.

Верования, которые принимаются от людей, не выдерживают испытаний, не достигают до глубины сердца, не перерождают его к новой жизни и не дают ему силу жить и умереть по-христиански.

Только то истинно, прочно и вечно, что явлено нам Самим Богом. Возрадуется Христос и теперь о каждой душе, которая испытает то, что испытал Симон, сын Ионин, в тот день, когда вопреки всем недоумениям провозгласил Иисуса – Сыном Бога Живого. Блаженны и теперь те, которые, не советуясь с плотью и кровью, идут прямо к Богу и которым Он являет за это Сына Своего Иисуса Христа! Блаженны те, которые стоят на твердом камне, камень же есть Христос» (1 Кор. 10, 4). Они не поколеблются не потому, что они сильны и тверды, но потому, что Он силен и несокрушим, и Он их держит, и они на Нем стоят и будут стоять во веки.

Кроткий взгляд Спасителя

21 мая.

«Господь, обратись, взглянул на Петра» (Лк. 22, 61)

Что было в этом взгляде Спасителя? Что должен был почувствовать Петр, встретив этот взгляд, полный кроткого, любовного упрека? Немудрено, что в нем внезапно пробудилось раскаяние, что он понял в эту минуту, как огорчил своего Учителя и Господа, и горячие слезы полились из его глаз. Он, так сильно надеявшийся на свою твердость, еще незадолго до этого утверждавший, что всюду последует за Христом, – мог в одно мгновение забыть все это и, поддавшись мелкому чувству малодушия, отречься от Того, за Которого готов был умереть!

Потому понятна вся глубина раскаяния, охватившего Петра, когда взгляд Спасителя как бы пробудил его от малодушия. Пусть же этот взгляд, полный любви, но и справедливого обличения, остановит и нас, когда мы бываем готовы забыть наши обеты, наши благие намерения, когда любая, даже ничтожная причина побуждает нас уклониться от истины.

Докажем же свою любовь к Спасителю нашему нашим преданным служением Тому, Кому мы решились быть верными навсегда. Не рассчитывая на собственную твердость, которая бывает так непрочна, станем уповать на Бога, держась за Него, опираясь на Его слово, на живой, неиссякаемый источник этого слова. И, вспоминая об отречении Петра, будем всегда искать этот Божественный взор нашего Спасителя. Будем обращаться прежде всего к Нему, всякий раз, когда почва под нами колеблется и мы чуем приближение опасности. Опираясь на Него Самого, будем верны Ему до смерти. И когда и к нам обратятся слова Спасителя: «Любишь ли ты Меня?» ответим и мы Ему, без колебания: «Ты все знаешь, Господи, Ты знаешь, что я люблю Тебя!» (Ин. 21, 17).

Дух Христов

22 мая.

«Не знаете, какого вы духа» (Лк. 9, 55)

Всегда ли и мы понимаем, «какого мы духа»? Как часто высказываются строгие суждения, справедливое, как будто бы, негодование, когда мы думаем, что имеем полное право произнести неумолимый приговор над нашим ближним. Иногда даже призываем на него наказание Божие! Но вспомните тогда эти слова Спасителя: «Не знаете, какого вы духа!»

Он, Всемогущий, но и Всепрощающий Христос, этими словами остановил учеников, когда они призывали небесный огонь на Самарян, не хотевших принять к себе Спасителя. Казалось бы, такой гнев был вполне справедлив с их стороны и должен был доказать их пламенную любовь к Спасителю. Но нет, такая любовь, требующая отмщения, не угодна Господу, потому что в ней нет того духа кротости, которому Он учит нас и который должен быть нашим духом – духом христианства. Как часто мы говорим, что простили бы все, что направлено против нас лично, но не можем простить оскорбление, нанесенное тому, кого мы любим, тем доказывая, что не знаем мы, «какого мы духа»!

Какое бы зло ни было нанесено нам или нашим близким – никак не извиняя это зло, ненавидя его, будем, однако, всегда «медленны на гнев, ибо гнев человека не творит правды Божией» (Иак. 1, 19, 20). Обратимся к провинившемуся в духе кротости, любви, всепрощения, в духе, побеждающем зло силою кротости и любви.

Главная потребность человека

23 мая.

«И сказал ей Илия: не бойся, пойди, сделай, что ты сказала; но прежде из этого сделай опреснок для меня и принеси мне; а для себя и для своего сына сделаешь после» (3 Цар. 17, 13)

Какая поразительная картина! Пророк Илия обращается к голодающей женщине и велит ей в ожидании будущего блага располагать им заранее. Первое ее действие должно быть подаянием, а не приобретением. Прежде всего она должна была потрудиться для другого, для пророка: «Прежде сделай опреснок для меня». Не будем удивляться этому, да не видим в этих словах равнодушия пророка к чужой нужде или забвения о чужом горе.

Это было, напротив, выражением самого чуткого понимания потребности человека. Отречение от самого себя должно быть нашей главной потребностью, как в духовном, так и в материальном мире. Все наши горести происходят от излишней заботы о самих себе. Сосредотачиваясь на наших личных затруднениях и невзгодах, мы не получаем желаемого облегчения. А посвящая себя чужим невзгодам, стараясь облегчить чужое бремя, облегчаем и свое. Помогая в немощах другим, мы находим излечение и своему недугу. Всегда, во всех обстоятельствах, мы должны помнить, что чужие раны открыты, как и наши, что темные тучи, висящие над нашей головой, бросают ту же тень и рядом с нами, что братья наши так же, как и мы, нуждаются в облегчении, в ободрении, в ласке и любви.

Самое горе наше приносит нам великий дар – дар сочувствия. Отдадим же дар этот, будем щедро расточать его, и наша духовная сила от этого удвоится. Забудем о себе и, вернувшись потом в свою духовную келлию, найдем ее уже озаренной новым светом, украшенной новым сиянием, светом Духа Господня, сиянием любви Божией.

Пророку, сильному, независимому человеку, нелегко было, может быть, попросить хлеба у бедной вдовицы; и ей нелегко было забыть свою нужду и послужить другому. Но оба повиновались Божией воле, и обоим это принесло великое благо. Послушный и смирившийся пророк стал орудием великого чуда, а бедная беззащитная женщина узрела в этом чуде любовь и попечение о ней Самого Бога. Так всегда бывает, когда душа без видимой опоры идет путем повиновения.

Будь мирен во Христе

24 мая.

«Уразуметь превосходящую разумение любовь Христову» (Ефес. 3, 19)

Не говорите, что вы не можете верить тому, чего вы не понимаете. В нас самих есть свойство, которое превыше всякого ума и которое никакой ум объять не может. Это нечто необъяснимое, нечто возвышающее нас над собственным нашим рассудком, открывающее душе нашей целый мир, недоступный умственному взору. Но более всего нам непонятны мир Божий и любовь Христова. Как может человек быть мирен во Христе, когда его окружают смуты, раздоры, смущения и суета? Как он может в своем ничтожестве, в своей греховности быть предметом Божественной любви? Однако мир и любовь Христова по милости Божией нисходят на нас. Как и каким путем – мы этого не знаем, но чувствуем на себе их благотворное действие.

Мы знаем, что Его мир наполняет нашу душу, когда мы остаемся тверды и спокойны посреди бури жизни. Наше стремление к Нему приближает Его к нам. Мы любим Его, потому что «Он прежде возлюбил нас» (1 Ин. 4, 19), и наша жажда познать Христа, победившего мир, доказывает Его близость к нам. Его любовь, снисходя в нашу грешную душу, преобразует ее, и, согретая лучами этой любви, душа наша созревает для вечности. Тогда смирению и вере нашей будет дано «уразуметь превышающую разумение любовь Христову».

Обретение духовного сокровища

25 мая.

«Когда нечистый дух выйдет из человека, то ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит» (Мф. 12, 43)

Переходное состояние есть самое тяжелое время в духовной жизни. Старое уже прошло, но новое еще не наступило. Самым тяжелым временем в жизни народа Израильского были 40 лет, проведенные им в странствии по пустыне. В Египте они еще предавались греховным наслаждениям, в земле обетованной они вкусили ожидаемое довольство, но в пустыне все было голо, мертво, безжизненно.

Так и ты, душа моя, не можешь пребывать долго в пустыне, не можешь довольствоваться законом запрещения. Тяжело и опасно становится, когда мы видим дом наш выметенным и украшенным, но не занятым никем. Любовь наша ко греху может быть заменена только новой любовью, закон ее не заменит. Поэтому молитва наша ко Господу должна быть о ниспослании нам духовного сокровища, превышающего все то, от чего мы отказались, – живого источника любви, орошающего безводную пустыню нашего сердца, полноты радости, наполняющей пустоту, ощущаемую нами. Научи меня, Господи, понять, насколько Твое обещание превышает все то, что я оставил за собою в старой египетской стране. Преврати закон в благодать, преврати рабство в свободу, обрати мою жертву в источник наслаждения.

Когда «вместо плача», я получу «елей радости», вместо «унылого духа славную одежду», когда Он облечет меня в «ризы спасения и одеждою правды оденет меня» (Ис. 61, 3, 10), тогда дом мой уже не будет пуст – он станет храмом Духа Божия, и дух злобы будет изгнан из него навсегда.

Грех отторгает от Бога

26 мая.

«Что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего» (Мк. 5, 7)

Дух злобы, дух гордости, дух сатаны не может иметь ничего общего с кротким духом любви Христовой; огонь и вода никогда не могут слиться воедино, не могут соединиться свет и тьма – между ними нет ничего общего. И все, что есть в нас нечистого, злого, греховного, инстинктивно бежит от лица Божия. Мы приближаемся к Нему лишь в наши лучшие, светлые минуты, лишь с той стороны, которая чувствует влечение к Тому, Кому стремится подражать.

Как страшны эти слова: «Что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего»! Сатанинский дух отрицания и злобы сам изрек себе приговор этими словами. Да послужат они нам грозным предостережением, которое должно остановить нас на пороге греха. Переступим порог, и будет уже трудно вернуться назад, нас охватит отвращение от всего святого и чистого, мы с ужасом почувствуем, что ничего уже общего не можем иметь с тем светлым образом, который является нам в лице Христа.

Припадем к Нему, умоляя Его привлечь нас Своею силой, зажечь в нас пламя любви Своею божественною любовью, чтобы мы в глубоком сознании нашей греховности, нашего ничтожества во прахе у Его ног отказались навеки от того духа злобы, который в своем безумии дерзнул оттолкнуть от себя Спасителя мира.

Радость и молитва

27 мая.

«Всегда радуйтесь, непрестанно молитесь» (1 Фес. 5, 16–17)

Радость и молитва не могут противоречить друг другу, хотя бы казалось, что душе, исполненной радости и ликования, не о чем более просить Господа. Но ведь молитва не только выражение скорби и болезни, вопль страдающей души, неужели в радости самой светлой, самой полной нет у вас потребности обратиться ко Господу, вознося Ему благодарение за великий дар радости, наполняющий наше сердце? В радости, как и в скорби, душа должна прежде всего искать Господа, Источника жизни нашей. К Нему, к Его ногам мы должны нести и счастье, и горе, и слезы, и ликование.

Всякий дар совершенный исходит свыше. Радость и скорбь – все от Него. И в молитве постоянное общение с Ним. Все светлое, отрадное в жизни нашей есть дар Божий; молодость, здоровье, святое семейное счастье, красота природы, каждый солнечный луч, каждый чудный цветок на поле – все, что нас радует, все нам дорогое, все это мы принимаем из рук Творца.

Но главная радость наша, радость духовная, радость во Христе – это полнота любви. Только в любви – истинное счастье, только любящая душа светится ярким солнечным светом, отражая в себе небесное сияние. Любовь нуждается в молитве, и радующийся в любви постоянно молится, так как истинная любовь сама по себе есть молитва.

В любви получаем радость, но радость эта несовершенна, пока мы душу свою не положили за друга своя. «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друга своя» (Ин. 15, 13). Стараясь любить друг друга, отдавать душу свою на служение ближним, забывать себя для других, мы начинаем понимать, что истинная жизнь в любви. Тогда нам становится ясно, что мы терпели голод духовный и питались рожками, пока жили только для себя. Чем глубже наша любовь, тем сильнее наше желание совершенствоваться. Чем более мы любим, тем более стремимся к идеалу, тем менее мы довольны собой. Счастье ближнего, его покой, его здоровье, его радости составляют цель нашей жизни. О них мы взываем день и ночь ко Господу, на них мы призываем прежде всего благословение Божие.

Боже! Соедини во мне навсегда радость с молитвой и благодарением. Пусть молится во мне любовь моя к Тебе и к ближним моим, пусть, помня Твои предсмертные слова, я не забуду никогда слово, Тобой изреченное: «Жажду!» (Ин. 19, 28).

В этом слове высказалась вся любовь Твоя, жаждущая спасения человечества. Дай же и мне, Господи, жаждать не только спасения моей души, но и спасения всех людей. Дай мне радоваться не одной земной, преходящей радостью, но дай мне «войти в радость Господа моего» (Мф. 25, 2)! Дай мне силу Твоей любви, Твоей молитвы, и когда я достигну славы Твоей, то Ты дашь мне вкусить ту радость вечную, которая в деснице Твоей во век.

Не бойтесь завтрашнего дня

28 мая.

«Довольно для каждого дня своей заботы» (Мф. 6, 34)

Не страшитесь заранее своей слабости, «довольно для каждого дня своей заботы». Не бойтесь завтрашнего дня: завтрашний день сам о себе позаботится. Тот, Кто сегодня послал вам мир душевный, Тому все возможно, Он не откажет вам и завтра в этом мире. Не искушайте самих себя заботой о будущих испытаниях, которые еще не наступили. Не поддавайтесь никаким опасениям, не заглядывайте вперед. Не делайте никакого усилия, чтобы угадать будущее, но отгоните подальше от себя всякий страх верою в Господа и упованием на своевременную помощь Его.

Отдавайтесь во всем и всецело Господу в полной вере, что вместе с испытанием Он пошлет вам и силу, достаточную, чтобы его перенести, – Господь «восполнит всякую нужду вашу, по богатству Своему во славе» (Флп. 4, 19). Предоставьте все Ему; взявшись за плуг, не озирайтесь назад, не останавливайтесь на подробностях, имейте мужество, доверившись во всем Ему, ожидать спокойно, с полным упованием и с полною покорностью, чтобы воля Его совершилась.

Помните, что сила дается не на завтрашний, а на сегодняшний крест. Один человек, глубоко удрученный, поведал другому свои заботы и спросил: «Почему мне так ужасно тяжело?» – «Потому, – ответил тот, – что ты вместе с настоящей ношей захватил и будущую и несешь эту и будущую ношу своей силой, не Божией».

Своя сила гнетет беспомощностью, а Божия сила подымает всемогуществом.

Учись славить, и исчезнет уныние

29 мая.

«Что унываешь ты, душа моя, и что смущаешься?» (Пс. 41, 6)

Унывает во мне душа моя, сознается Псалмопевец. И последующие слова: «Все воды Твои, и волны Твои прошли надо мною», – поясняют это его состояние. Бывают такие времена, когда и верующая душа унывает; ее заливает одной волной за другой, ее угнетает непонимание, несочувствие людей, разочарование, неудачи. И возникает, как у Давида, вопрос: «Для чего я, сетуя, хожу?» Почему так мало отрады в моей жизни? Он жалуется Самому Богу, не людям, и всякая жалоба, принесенная прямо Ему, скоро превращается в хвалу.

Повеет на человека тем Духом Утешителем, Который изменяет его настроение и налаживает расстроенные струны, и душа вдруг начинает припоминать всю благость и помощь: «все милости днем, все песни ночью» (Пс. 41, 9) и кончает твердо, убежденно: «Уповай на Бога, ибо я буду еще славить Его, Спасителя моего, и Бога моего». Душа унывающая, подымись над бездной забот и огорчений твоих, смотри без страха на те волны, которые иной раз подымаются вокруг тебя, помни, что через них проложен тебе путь и что над ними светят тебе «свет и истина Его», которые ведут и приведут тебя «на святую гору Его, и в обители Его» (Пс. 42, 3). Учись славить, и утихнет жалоба. Уповай, и исчезнет уныние.

Иго Христово

30 мая.

«В братолюбии любовь» (2 Пет. 1, 7)

Христианство есть выражение всеобщей, всемирной любви. Оно учит нас любить и благотворить не одним нашим близким, а всему человечеству; любить тех даже, с которыми мы ни в чем не сходимся, любить ненавидящих нас. Христианская любовь не похожа ни на какую другую любовь. Любовь человеческая простирается на людей, которые привлекают нас высокими качествами, но любовь Христова идет искать и спасти погибшего, она следит издали за блудным сыном и идет к нему навстречу, она отыскивает прокаженных, она призывает всех отверженных.

Дивная любовь Христа! Озари и меня Твоими лучами! В моей грешной земной любви есть еще столько себялюбия. Я часто, думая любить других, ищу в этой любви только себя; но я жажду другой любви, я бы хотел обнять моей любовью недостойных, погибших, павших братьев, тех, от которых все отвернулись.

В Тебе одном могу я найти эту любовь. Вдохни в меня Твой Дух Животворящий, осени меня славою Твоего Креста, которая поможет мне носить на себе чужое бремя; наложи на меня Твое иго, которое будет мне легко, потому что оно уничтожит во мне всякое себялюбие; расширь пределы моей любви, чтобы я мог понять всю глубину любви Твоей и назвать все человечество моими братьями.

31 мая.

В этот день поучение отсутствует


Апрель Май Июнь