преподобный Феодор Студит

Подвижнические монахам наставления

290. 1) Отошел виденный мной умирающим, и с нами то же будет; что ж лелеем плоть? – 2) Он был в тревоге на одре смертном: ибо тогда нападают помыслы, какие кто любил, – и добрые утешают, а злые томят. – 3) Не будем же опутывать себя, ни страстями, ни помыслами страстными. [4, 88]

1. Что столько благотворно и спасительно для души, как память о смерти? Об этом и беседовать к вам ныне побуждаюсь, по поводу смерти епископа Енейского, которого вы не видели, как он умирал, а мы видели и многую от того получили пользу, и умилились сердцем, видя в себе тоже, что было в нем. – Так исшел он и отошел, и уже не возвратится более в эту жизнь. Не потребны для него более ни небо, ни земля, ни море, ни солнце, ни луна, ни звезды; не дышать ему более этим воздухом, не испускать гласа гортанию, не смотреть очами, не слышать ушами, не обонять ноздрями, не осязать руками, не ходить ногами и ничего другого не делать, свойственного жизни сей, ни большего, ни малого; заключены двери ее для него навсегда, и он ждет теперь суда и воздаяния. Воздаяние еще в сокровищах есть, сокровиществуется, как написано: «и сии вси послушествовани бывше верою не прияша обетования, Богу лучшее что о нас предзревшу, да не без нас совершенство примут» (Евр. 11, 39. 40). – Что же нам? – ничего другого. Разве не подвергнемся мы тому же самому? Не таким же ли образом обратимся в землю, из коей взяты? Не таким же ли образом умрем, и станем прахом и пеплом? Приникнем во гробы и посмотрим, чем кончается теперь живой состав наш. – Что же так лелеем мы это бедное тело, которое спустя немного предадим земле и червям? Зачем облагаемся страстями, с коими встретимся при исходе?

2. Умирающий, еще дыша, говорил, что явились ему два некие лица, женщина и мужчина, и обличали его безжалостно, от чего он стенал, взывал о помощи и трясся, ужасаясь исхода из тела. Видите, каков приговор смерти? – Демоны выступают нашими обличителями и осудителями. И бывает это так, что какие помыслы любезно принимаем мы и в дело приводим, те узрим и во время исхода: если «предзрим Господа пред собою выну» (Пс. 15, 8), если представляем, яко близ суща, хранителя жизни нашей, Ангела, если воображаем таких и таких святых, то их и увидим при последнем издыхании; если же напротив рисуем в себе греховные образы и бесовидные помыслы сокровиществуем, то их и встретим тогда, что жалостно и пагубно.

3. Почему восподвизаемся о том, чтоб не быть объятыми такими идолами в час исхода, но обрестись тогда с чистым сердцем, чтоб с дерзновением можно было и нам сказать: «в мире вкупе усну и почию» (Пс. 4, 9). Ибо для добродетельного смерть есть сон, как и Господь сказал: «Лазарь друг наш успе: но иду, да возбужду его» (Ин. 11, 11). Если же она сон есть, то явно, что есть для него и виновница упокоения, и становится началом жизни вечной, как говорит св. Апостол: «ныне же Христос воста от мертвых, начаток умершим бысть»; и опять немного ниже: «пожерта бысть смерть победою. Где ти смерте жало? где ти аде победа? – Жало же смерти, грех: сила же греха, закон. Богу же благодарение, давшему нам победу Господем нашим Иисус Христом» (1Кор. 15, 20. 54–57). – Се, поглощена смерть! Се, дарована победа! Ибо Господь говорит: «побеждающему дам ясти от древа жизни, еже есть посреди рая Божия» (Апок. 2, 7). Се открыто поприще царствия небесного? Се, предлежит треблаженный подвиг! Побеждающему венец и вкушение жизни вечной. Потщимся и мы победить дьявола, попрать страсти, очистить себя вполне от всякого зла и стяжать добродетели, чтоб и обитателями рая сделаться и удостоиться вкушать от древа жизни.

291. 1) Спасение содевать надо непрерывно и с охотным рвением. – 2) Воины усердствуют служить царю земному ради земного; нам ли лениться работать царю небесному ради небесного? – 3) Смотрите на святых: какого рода людей нет в числе их, но нет ни одного ленивого и нерадивого. Есть падшие между ними, но такие, кои покаявшись, ревностно и трудолюбно благоугождали Богу. – 4) Встань же нерадивый, внемли Апостолу и возревнуй. [4, 89]

4. «Время всякой вещи под небесем», говорит Премудрый (Еккл. 3, 1). Время же содеванию спасения нашего всегда и везде. Ибо Апостол говорит: «всегда радуйтеся, непрестанно молитеся, о всем благодарите» (1Кор. 5, 16). Сими тремя добродетелями определяется спасение наше: ибо радость есть признак совершения всякой правды; непрестанная молитва не даст места дьяволу напасть на нас; благо дарение есть свидетельство о возлюблении Бога. отовсюду убо оградившись сими деланиями, будем ревностно благоугождать Богу, не малодушествуя ни в каком случае, и не расслабляясь нерадением ни в исполнении послушаний, ни в псалмопениях, ни в рукоделиях, но все совершая с охотным расположением, «яко добрии строителие различные благодати Божией» (1Петр. 4, 1).

5. Разве не видим, с каким усердием воины спешат вместе с царем на дело свое? и на какое?! На войну, на заклания, на смерть. И вот они для преходящей славы, для скоротечного богатства с готовностью устремляются на все. Мы же, зовомые в царствие небесное, к радости неизглаголанной, к жизни вечной, ужели лениво и небрежно, а не со всем рвением и бодренностью представим себя добрыми воинами Христовыми?

6. Читайте книгу, которую я держу в руках, – и увидите, и познаете изображенные в ней доблести святых отцов. Сколь велика в них ревность! Какое сильное горение духа! Какие подвиги! И как прославил их всеблагой Бог, показав их как бы богами какими, чрез совершенные ими знамения и чудеса. Тут просияли не только такие, которые от начала были добры и не познали греха, – но и такие, кои сбивались с правого пути и падали в тяжкие грехи, но добрейшим покаянием исправлялись, так что никому никакого нет оправдания в беспечности и небрежении о спасении; они ни от чего другого, как от бесчувственного и окаменелого сердца, нераскаянной жизнью ими в себе созданного.

7. К таковому взывает Апостол: «восстани спяй и воскресни от мертвых, и осветит тя Христос» (Еф. 5, 14). «Или о богатстве, благости Его и кротости и долготерпении нерадиши, не ведый, яко благость Божия на покаяние тя ведет? По жестокости же своей и непокаянному сердцу, собираеши себе, гнев в день гнева и откровения праведного суда Божия: Иже воздаст коемуждо по делом его» (Рим. 2, 4–6). Зри сие беспечный, убойся угрозы, и восстань от сна беспечности! – Се отошел преподобно и брат Кандид, прежде же его это было с другим, а за ним последует еще кто-нибудь. И никого нет, кто бы навсегда остался здесь. Все прейдем. Но благо добре пожившему, потому что он успешно совершив куплю свою, и прибыль получить вечную, ревностью и тщанием стяжав лучшее. Но поелику торжище еще стоит, и мена царствия небесного еще предлежит; то придите, прошу вас, братие и отцы, все возбодрствуем, все вострезвенствуем, все поспешим на куплю Божественных и нетленных благ, да вместе со всеми братиями нашими сделаемся наследниками царствия небесного.

292. 1) Всем заповедую ревновать о спасении неопустительно. – 2) Причем воздерживаться надо от суждения о других по видимости: ибо главное – внутрений строй. – 3) Да ревнует же всяк о сем внутреннем, не приемля помыслов дурных, и не поблажая движениям страстей, ибо это расстраивает все внутри. [4, 90]

8. Ревнующих о спасении прошу паче и паче ревновать; а нерадивых молю восстать от нерадения и беспечности. Ибо «се ныне» (жизнь сия) «время благоприятно, се ныне день спасения» (2Кор. 6, 2), – которое, если потеряем, то уже не найдем в другой раз. Да не пройдет же у нас даже и один день в нерадении и беспечности, но всячески позаботимся в продолжении его усокровиществовать нечто из сокровищ вечных, молитву, моление, прошение, благодарение, слезы, сокрушение, просвещение ума, небесные созерцания.

9. При чем, по тому, что в нас есть, не будем судить о том, что есть в братиях; но будем лучше думать, что каждый спасение свое совершает в себе самом сокровенно, хотя со вне кажется он инаковым. Разве не бывало при отцах наших, что многие, не казавшиеся быти что, несравненно светлее просияли, чем казавшиеся такими? И в нашем братстве много раз бывало, что паче других просиявали такие, которые были из незнатных и неславных, особенно во время исповедничества. – И от чего так? Это, как мне кажется, не столько от вне и со вне видного тщания и ревности, сколько от внутреннего устроения. Ибо где есть мирное устроение и чистота сердца, кротость и безмолвие, там царство добродетели; и туда-то призирает Господь, как написано: «на кого воззрю, токмо на кроткого и молчаливого, и трепещущего словес Моих?» (Ис. 66, 2)?

10. Да возревнует же всяк чистым себя по совести представить Господу, не отворяя двери дьяволу чрез приятие греховных помышлений. Ибо когда их принимаем, знаете, что страждем, как дичаем, как изменяемся, какую горечь собираем под видом удовольствия; когда же отрезвляемся и опять возвращаемся к должному, какой опять мир вкушаем, и какую сладчайшую меда тишину, как бы в пристань укрывшись после бури. Почему и удивления достойно, как мы, – когда добродетель так сладка, любезна и вожделенна, а грех так горек, пагубен и отвратителен, – грехом пленяемся, а не паче прилепляемся к добродетели. Большей частью это бывает от немощи естества нашего, и от того, что «прилежит помышление человеку прилежно на злая от юности его» (Быт. 8, 21). однако же не будем медлить и не пожалеем усилий – возвратить себя на добрый путь; и Господь, видя труд наш, сотворит отмщение за нас, и за болезненные усилия наши воздаст нам воздаяниями вечными, и за терпение при сем прискорбностей увенчает венцом правды, со святыми вчинит, и царствия Своего сподобит.

293. 1) Будем внимать и бодренно воевать: ибо врагов много, и неусыпных. – Но бояться их нечего: ибо у нас есть помощники сильные и оружия победительные. – 2) В брани видимой – венцы за победу; а в нашей невидимой, кто не поддается врагу, уже победитель есть и венцы получает. – 3) Покажем же доблесть в противоборстве, и ублажены будем. [4, 91]

11. Будем внимать себе напряженно и непрерывно: ибо день и ночь не отступают ведущие войну против нас. Кто же это такие? Духи злобы, мiродержители тьмы века сего, коих число безмерно и неистовство против нас неописанно. – однако же не будем бояться, ни ужасаться их. Имеем и мы споборника и заступника, Духа Святого и Господа нашего Иисуса Христа, Который «недуги наша прият, и болезни понесе» (Мф. 8, 17), Который, «в немже пострада сам искушен быв, может и искушаемым помощи» (Евр. 2, 18), к коему и взываем с дерзновением: «суди Господи обидящие мя: побори борющие мя. Прими оружие и щит, и восстани в помощь мою: иссуни меч, и заключи сопротив гонящих мя» (Пс. 34, 1–3). – Ибо воистину гонят нас враги наши и жаждут погибели нашей, полагая соблазны на путях наших и всячески покушаясь низринуть нас в ров греха. Но и мы, как воины, противоборствуем им, «оболкшеся в броню веры и любве, и шлем упования спасения» (1Сол. 5, 8): ибо этими оружиями вспять обращается враг.

12. И вот что дивно, что для нас в самой этой брани и венцы. В телесном борении на зрелищах, если борющийся не низложит противоборца своего, то не венчается. Здесь же, если боримый не бывает низложен противоборцом, тем самым уже и увенчан бывает. Это явно из того, что открыто было некоему из святых отцов наших, о некоем ученике, который семь раз борим был отойти на покой без благословения старца, и семь раз победил сие борение; и за такое терпение стяжал семь венцов. – Итак, если в самом противоборстве и венцы, то будем, прошу вас, мужественно противостоять борющим, не изнемогая от длительности борения. Не была ли святая Сарра сорок лет сильно борима от беса блуда? И однако же не изнемогла и не возмалодушествовала. Не известно ли также и то, как один послушник, таким же образом боримый, когда игумен его спросил: хочешь ли, я помолюсь о пресечении сей брани, не согласился на это, видя, что за претерпение таких борений уготовляются победные венцы.

13. К преодолению же сей брани ничто так не сильно, как молитва, слезы и сокрушение сердца. Итак, когда нападет враг, или и уранит, по невниманию нашему, впустив стрелу похоти в сердце, тотчас употребим против него молитву, – и он убежит не медля; прольем слезы, и угаснет угль сласти прелестной; смиримся, и подымет нас Господь. – И блажен непрестанно нудящий себя на дело Божие, претерпевающий прискорбности послушания и соблюдающий непорочность свою неповрежденной. Достигши конца подвигов, с полной отрадою и удовольствием неизреченным, прейдет он отсюда, и «от слуха зла не убоится», как поет святой Давид (Пс. 111, 7). Не видим ли, как воины, доблесть свою показавшие на войне, с торжеством и радостью возвращаются восвояси, показывая знаки борьбы и победы? – Так думаем и о том, кто в невидимой брани показал доблесть свою и подвигом добрым подвизался в ней, – что он славно прославится в великом граде, коего художник и содетель есть Бог, и Ангелами восхвален будет, и Господом увенчается, и вечные утешения наследует. Кои достигнуть да сподобимся и мы благодатью Господа нашего Иисуса Христа.

294. Скорби и гонения посылает Бог для испытания; по испытании же пресекает их. Наше гонение длится, потому что мы еще не у до крове постояли. [4, 92] Желание сердца нашего и молитва к Богу есть о мире Церкви Божией. Ибо что благотворнее мира, да тихое и безмолвное житие поживем в обителях наших? – Но и продление гонения может быть не бесполезным в том отношении, что оно дает случай проявиться искуснейшим в вере. Почему Апостол говорит: «благоволю в немощех, в досаждениих, в бедах, во изгнаниях, в теснотах по Христе: егда бо немоществую, тогда силен семь» (2Кор. 12, 10). Так что оставив вопросы: доколе же и до чего? – всю о сем печаль возложим на Бога, Который знает, как благотворно устроять длительность тех или других обстоятельств. Слушай, что говорит Писание: «Бог искушаше Авраама» (Быт. 22, 1). Скажешь: искушал, но немного? Нет напротив: и в продолжении многих лет, и многими искушениями; и когда увидел, что он совершен стал в вере, тогда сказал ему: «ныне познах, яко боишися ты Бога, и не пощадил еси сына твоего возлюбленного Мене ради» (Быт. 22, 12). Искушал Он и Иова еще большими искушениями, и в множайшие годы. И когда увидел, что он совершен в терпении, сказал ему: «мниши ли мя инако тебе сотворша, разве да явишися правдив» (Иов. 40, 3). Таким же образом и прочих пророков, и Святых Апостолов, блаженных мучеников, и всех преподобных и праведных, многими скорбями и в продолжении многих лет, и испытывал, и засвидетельствовал о них, и приял их. То же самое и относительно нас надо предположить. «Не у до крове стояли мы, противо греха подвизающеся» (Евр. 12, 4); еще не довольно горели мы в огне скорбей; еще не довольно показали мы опытов искренности веры нашей. – Вот почему все еще и продолжается гонение!

295. 1) Как ни будь кто грешен, покаяться может: примеры – Давид разбойник, Мария Египетская и другие. – 2) Не подумай, что вот они и тут грехом насладились, и в будущем вкусят райских благ. У грешников нет радости: одна добродетель радостетворна. [4, 93]

14. Нет непреодолимого препятствия спастись тому, кто искренно возжелает сего; и нет невозможности раскаяться и к Богу обратиться даже и дошедшему до последнего предела зла. А что такое слово не ложно, на это есть множество свидетельств. Одно из многих таких свидетельств – покаяние Давида, начальника разбойников, – сказание о коем читалось недавно в церковном чтении. Тут видно, каков был прежде этот человекоубийца, всякого зла исполненный, и как раскаявшись и к Богу приступив, такого достиг совершенства, что исцелял даже одержимых бесами. Ибо Ангел сказал ему:

В чем видно и безмерное человеколюбие Божие, что Он не только простил ему человекоубийства, но и знамениеносцем показал его. – Желаешь ли видеть и другое свидетельство? Воззри на Манассию, который в продолжении пятидесяти двух лет отклонял Израиля от Бога и заставлял его служить бездушным идолам; но и он, покаявшись искренно, спасся, и в радости духовной песнь Богу воспел, которую до сих дней Церковь Божия поет. – Что касается до увлекавшихся плотской любовью и потом раскаявшихся, то таких так много, что их не перечтешь. В числе их и Божественный Давид, после прелюбодеяния и убийства, опять получивший дар пророчества; потом Мария Египетская после ненасытного грешения сего рода грехами, востекшая до Ангелоподобия и дара прозорливости сподобившаясь, и проч. и проч. Так что никому никакого не остается повода думать и говорить, будто кому-либо из нагрешивших нельзя чрез покаяние востещи ко спасению.

15. Содержа в мысли такие примеры, воспримем и мы еще большую ревность о спасении, и большее благонадежие в достижении его, веруя, что если Бог, в такую глубину зла ниспадших, по неизреченной милости Своей, воззывал и спасал; тем паче спасет нас, служащих Ему день и ночь. – Слыша впрочем об обращении грешника, никто не говори:

? – Ни здешних, ни тамошних сладостей не вкушает обладаемый грехами. Какая сладость, скажи мне, – блудничать, чревонеистовствовать, сребролюбствовать, похищать и другим порабощену быть страстям? Не горят ли, как в огне, такие похотники, подобно больным горячкой? так что вернее будет сказать, что такие и здесь несут наказание, и в будущем веке будут преданы вечным мукам, за здешние пагубные и тлетворные утехи. Стенать и раздираться, а не вкушать сласти – участь грешащих и развращенных. Добродетель же возлюбивший и живущий добродетельно всегда обладает теми и другими благами, неизреченную вкушая сладость чрез бесстрастие, как и все святые, всегда радуюшиеся о Господе, и все второстепенным почитающие сравнительно с любовью к Богу. – Им и мы подражая будем радоваться и сорадоваться друг другу, ревнуя о спасении своем, и ради того прилежа подвигам: терпению, послушанию, отсечению своей воли и другим радениям, да, совершившись в них, наследниками сделаемся жизни вечной.

296. 1) Житейские много терпят ради ничтожных благ: нам ли не терпеть ради благ вечных. – 2) К тому же что у нас за скорби?! А ожидается что?! – 3) Будем же благодушно все переносить, в неложных надеждах. [4, 94]

16. Что жизнь монашеская тесна и прискорбна, явно из того, что сказал Господь: «иже хочет по Мне ити, да отвержется себе, и возьмет крест свой, и по Мне грядет» (Мф 16, 24). А что и житейская жизнь мучительна, об этом гласно свидетельствует то, что видим в ней. Но оставим житейских управляться с своею прискорбностью; будем смотреть, как следует, на свою. – Наша скорбь с радостью Духа Святого бывает, так что у нас и кажущееся прискорбным радости причастно, по упованию, отложенному нам на небесах. Потому не стыдно ли нам, если, когда те, ради какой-нибудь славишки и наградишки, так много терпят, не будем благодушно переносить прилучающиеся ничтожные прискорбности, ради столь великих небесных благ?

17. Да и что у нас за прискорбности? – Какое-нибудь дело, против воли нашей назначенное, какое-либо приказание не нравящееся, что-нибудь неприятное в пище, питии, одежде, обуви, в месте и образе послушания, и другое что подобное, тяготящее нас. Но все такое, хоть и скорбно бывает, не таково однако же, чтоб могло уклонять нас от достодолжного: ибо «недостойни страсти нынешнего времени к хотящей славе явиться нам» (Рим. 8, 18), за которую, если б даже нас каждый день жгли на огне, надлежало бы все переносить, а не только такие легкие и сносные искушения. Говорю же сие я не за тем, чтоб раздражить чувства скорбные, но да познаем любовь, коей возлюбил нас благой Бог наш, изъявший нас из житейской жизни и вчинивший в это священное и небесное звание, который и то, что требует от нас, не для Себя требует; ибо ни в чем не имеет нужды, всем богат Сый, но для нас же самих, да, быв тем благодетельствованы, спасемся.

18. Посему, отложив всякое двоедушие, в терпении нашем будем стяжать души наши, держа себя выше всякого находящего искушения и не давая никакому помыслу возобладать над нами, когда, для испытания нас и обучения, попущено будет чему-либо скорбному приразится к нам и опечалить жизнь нашу; чтоб и нам можно было возыметь дерзновение говорить с Апостолом: «во всем скорбяще, но не стужающе си: нечаеми, но неотчаиваеми: гоними, но не оставляеми: низлагаеми, но не погибающе: всегда мертвость Господа Иисуса на теле носяще» (2Кор. 4, 8 – 10); и чтоб таким благонастроением и такой благоустроенной жизнью благоугодив Богу, сделаться наследниками царствия небесного, во Христе Иисусе Господе нашем.

297. 1) Путешественники все терпят в надежде на покой: будем и мы все терпеть в надежде на покой вечный, да прославляется нами Бог. – 2) Но когда прославляется нами Бог? – Когда видят добрые дела наши. – И будем таковы. – 3) А для сего будем подражать св. отцам, Апостолам и самому Господу. – 4) Господь все терпел ради нас: будем и мы терпеть; иначе нет нам спасения. – 5) Я терпел: смиритесь и вы под крепкую руку Божию. [4, 95]

19. Всякий, кто долгий и тяжелый совершает путь, трудясь трудится и терпя терпит, подвергаясь разным неприятностям путешествия, но, в надежде на покойное пристанище, переносит скорбное и преодолевает трудное, все подвигаясь в предняя, со всем усердием и усилием. – Ha что наводит нас такая притча? На то, что и мы путь совершаем в жизни сей, путь тесный и прискорбный, долгий и тяжелый. И инаковым пути сему быть нельзя, так как всю жизнь должно нам сохранять девство и целомудрие, и соблюдать подчиненность и послушание; и при этом «помышления низлагать и всякое возношение взимающееся на разум Божий и пленять всяк разум в послушание Христово» (2Кор. 10, 4. 5), и все другое делать, что с сим неразрывно связано, по порядкам монашеской жизни. Но и здесь есть конец благой. Что же это? Жизнь вечная, которую обетовал неложный Бог терпящим Его. Будем же, ради сей вечной жизни, с благодарностью и терпением переносить все прискорбности настоящей жизни, прославляя Бога и в теле нашем, и в духе.

20. А как прославляется нами Бог, скажу, по одному судя случаю. За два дня пред сим пришли сюда мiряне посмотреть на нас, и, видя, как мы пребываем в единомыслии, руками труд послушания исполняя и устами песни Давидские повторяя, прославили Бога и возблагодарили, получив назидание. – Так исполнилось в нас сказанное Господом: «тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят добрая дела ваша и прославят Отца вашего, Иже есть на небесех» (Мф. 5, 16). – И вот вы прославили Бога в теле вашем и в духе, в сем случае. Но и еще старайтесь прославлять Его всегда, во всех обстоятельствах, держа себя боголепно и удаляясь неподобающего, как внушает св. Давид: «не ревнуй лукавнующим, ниже завиди творящим беззаконие; зане яко трава скоро иссшут, и яко зелье злака скоро отпадут» (Пс. 36, 1. 2) Но ревнуй благостынным и добродеющим.

21. В житейском быту посвятившие себя какому-либо искусству, не от худших, а от наилучших мастеров ревнуют заимствовать правила излюбленного искусства своего: плотник от искусно плотничающего, живописец от совершеннейшего живописца, и вообще никто ни в чем не станет подражать неискусным и невеждам, но если берется подражать, то искуснейшим и знатокам. Если теперь в отношении к вещественному и тленному таково правило и закон, не тем ли паче в искусстве искусств, и в науке наук должны мы по примерам мужей святых упорядочивать свою жизнь, а не противоположными им руководствоваться. Будем же подражать тем, кои от юности до старости пребыли в послушании, не говорю древним святым, но и тем, кои просияли в нашем братстве; будем подражать тем, кои простотою расстраивали вселукавства дьявола; будем подражать тем, кои в нерассуждающем послушании добре направляли подвижнический путь свой; если же хотите, будем подражать тому, кто заповедал: «подражатели мне бывайте, якоже аз Христу» (1Кор. 11, 1); и в другом месте: «бывайте убо подражатели Богу, якоже чада возлюбленная: и ходите в любви, якоже и Христос возлюбил есть нас, и предаде Себе за ны приношение и жертву Богу в воню благоухания» (Еф. 5, 1. 2).

22. Так Христос в жертву и приношение за нас дал Себя Богу; нам ли с благодарением не перенести ради Его незначительной скорби? Христос всякое поношение приял, по сказанному: «поношения поносящих ти нападоша на мя» (Пс. 68, 10); нам ли не перенести малого какого укорного и оскорбительного слова? Как же после сего вселиться нам со святыми, когда не последуем стопам их? Как нам царствовать со Христом, когда не сообразуемся смерти Его и не приобщаемся страстям Его пречистым? – «И аще праведник едва спасется, нечестивый и грешный где явится?» (1Петр. 4, 18). – Смотрите, как определенно говорится, что «праведник едва спасется». А тот даже и праведным не может нарещися, кто нетерпелив, неснослив, помнить давния оскорбления, и тем разгорается и мятется, и с Богом мира не имеет. – Где же ему спасться? – Не являемся ли потому мы, так действующие, по необходимости отторгнутыми от общения киновийного? И, по переселении отсюда, не подпадем ли необходимо вечному осуждению?

23. В безумии говорю: не был ли и я послушником? Не имел ли игумена, эконома, духовного и плотского отца? Не имел ли духовных и плотских братий? Среди их вращался я, как в огне, туда и сюда бросаемый и в бою состоя с двумя противоположными жизнями. Но не мог иначе спасться, как терпением, подобающим исповеданием, и самому себе приписыванием всякой вины: – ибо иначе и невозможно мирной иметь душу в скорбях. «Смиритеся» и вы «под крепкую руку Божию» (1Петр. 5, 6); и обретете покой и безначалие. Написано: «се ныне время благоприятно, се ныне день спасения» (2Кор. 6, 2). Отымем же лукавства от душ наших, научимся добро творить, представим себя чистыми облагодеявшему нас, прежде чем придет день оный страшный, в который должны будем дать ответ за всякое праздное слово, чтобы, с доброю, сколько возможно, совестью прешедши из сей жизни, оказаться достойными наследия вечной жизни.

298. 1) Сколько ни толкую, у неких из вас все прорывается немирность. – 2) Это от недостатка любви; а без ней какие же мы ученики Христовы? – 3) Взыщем же мира, ревность благую восприяв. [4, 96]

24. Казалось бы, что, как я часто беседую к вам, нет уже необходимости еще поучать вас, полагая, что вы довольно настроены к должному действованию и не имеете нужды в напоминании о том. Однако же ныне вижу, что это все еще крайне необходимо; потому что, несмотря на частые мои вам внушения, в неких из вас не перестает действовать немирность и упорство. И я дивлюсь, как те, коим следовало бы быть учителями, судя по времени, все еще младенчествуют, бессмысльствуя и безумствуя попусту.

25. Причина же сему оскудение любви. Ибо если по Апостолу, «любы долготерпит, милосердствует, не завидит, не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своих си, не раздражается, не мыслит зла, не радуется о неправде, радуется же о истине, вся покрывает, всему веру емлет, вся уповает, вся терпит» (1Кор. 13, 4–7): то явно, что когда ее нет, то в нас берет силу противное тому, – неверие, безнадежие, нетерпение, раздор, дерзость. – Но как, находясь в таком настроении, можем мы достойно именоваться учениками Господа, когда Сам Он говорит решительным словом Своим: «о сем разумеют вси, яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою» (Ин. 13, 35); И опять в другом месте: «аще вы пребудете во словеси Моем, воистину ученицы Мои будете. И уразумеете истину, и истина свободит вы?» (Ин. 8, 31. 32). Итак, если мы не имеем любви истинной, но ведем вражды, брани и раздоры; то мы не Христовы ученики, а врага Христова, хотя и тяжко слово сие. После сего зачем и жить нам бедным? Зачем дышать этим воздухом, если мы делаем не то, чем благоугождается Господь?

26. «Смущаяй вас, понесет грех, кто бы ни был» (Гал. 5, 10). Почему прошу, «мира» взыщите «со всеми и святыни, ихже кроме никтоже узрит Господа. Смотряюще, да не кто лишится благодати Божия: да не кий корень горести выспрь прозябаяй, пакость сотворит, и тем осквернятся мнози» (Евр. 12, 14. 15). Что же это такое? – Ревность благую предложит вам показать в отношеши к лукавнующим, зло ненавидя и отвращаясь от него, их же самих «не как врагов имея, но как братий вразумляя» (2Сол. 3, 15), да будете достойны одобрения Апостольского, выраженного негде так: «во всем представисте себе чисты быти в вещи» (2Кор. 7, 11). – Я же говорю вам это, любя и щадя вас, и вместе боясь участи Илия. Если же вы не так рассуждаете, то, спустя немного, придут дни, когда возьмется от вас язык сей, и тогда уразумеете, что истинно было, что говорил я вам смиренный. – Бог же мира, хотящий всем спасться, да сохранит всех нас в мире на пути заповедей Его и да введет в царство Свое вечное.

299. Св. Феодор не принял, что прислано было в обитель теми кои покаялись в еретичестве иконоборном, а потом опять отпали. Некие из православных укоряли его, что он этим возбуждает неприязнь к православным и гонение. Св. Феодор оправдывает свое поведение. [4, 97] Опять говорят, поднялась война, – и война иконоборческая – междоусобная, которой бывает ли что бедственнее, когда Христиане друг друга истребляют? Но нам должно молить Бога всегда умиротворять сограждан наших, как в мiрском отношении, так и в отношении к вере. Ради этого мы и сидим здесь, смиренные. Сидя же должны не просто, как попало, сидеть, но с великим вниманием и верностью своей цели, чтоб, иначе иным проповедуя, самим не оказаться неключимыми (1Кор. 9, 27). Говорим же это, имея в виду тех, кои, понесши епитимию, опять перешли на сторону инославных. Мы отказались недавно принять посланное ими, как вредное и опасное для души; о чем узнав, некие из сущих с нами отцов, вознегодовали, как будто от этого загорелась смута. Мы же от зажжения смуты отрицаемся; но не можем, ради того, что некие мятутся, умалять что-либо от истины и осквернять исповедание Христа, – боясь греха безразличия в вере, которое один из Пророков обличает так: «между Святым и скверным не разлучаху, и между нечистым и чистым не разделяху» (Иезек. 22, 26). Согласно с сим и св. Апостол говорит: «кое причастие правде к беззаконию? или кое общение свету ко тьме? Кое же согласие Христови с велиаром? или кая часть верну с неверным? или кое сложение Церкви Божией со идолы?» (2Кор. 6, 14–16). И опять: «повелеваем вам о имени Господа нашего Иисуса Христа, отлучаться вам от всякого брата бесчинно ходяща, а не по преданию, еже прияша от нас» (2Сол. 3, 6). И еще: «аще некий брат именуем будет блудник, или лихоимец, или идолослужитель, или досадитель, или пьяница, или хищник, с таковым ниже ясти» (1Сол.5, 11). Все сие устрашает и утесняет сердце наше, и ради сего судили мы паче перенести всякую скорбь и тесноту, нежели изменить своей верности и спасению. Но поелику написано: «аще страждет един уд, с ним страждут вси уди: аще ли славится един уд, с ним радуются вси уди» (1Кор. 12, 26), – вы же члены наши есте искренние и утробы сердечные: – то мы нашлись в необходимости известить вас о происходящем, да ведаете, и ведая спостраждете, помышляя о случившемся здесь. Рассудите и вы сами по себе о том, что говорится: праведно ли изгнанных за истину из собственных монастырей и завладевших монастырями чрез предательство истины почитать равными, и равно с теми и другими общение иметь? – Итак изгнанные напрасно терпят изгнание?! Напрасно и мы подвизались за нее в прежнее время?! И сверх того, оказываемся еще обманщиками, одним говоря одно, а другим другое. Праведно восстенают против нас верно держащиеся исповедания, если увидят, что мы общимся с теми, кои были в соблазн Церкви Божией. Но да не будет нам обольститься ими и вместе с ними погубить себя. В прежнее время мы держали себя твердо, как требовало время; и теперь следует также держать себя, не изменяясь; ибо Апостол говорит: «аще обинется» (праведник), «не благоволит душа моя о нем. Мы же несмы обиновения в погибель, но веры в снабдение» (Евр. 10, 38. 39). Видишь, как он обиновение назвал погибелью? – Почему в другом месте и говорит: «чист аз от крове вспех; не обинухся бо сказати вам всю волю Божию» (Деян. 20, 26. 27). Так и мы, утверждаясь на Апостольском учении, и учении св. отцов наших, согласном с Апостольским, удерживаемся от общения с еретиками, с увлеченными ими изменниками, и защищаем точное исповедание, «в коем стоим и хвалимся упованием славы Божией» (Рим. 5, 2), стараясь право ходить и во всех других добродетелях, «да будем совершени и всецели, и ни в чем же лишени» (Иак. 1, 4), «и мир Божий, превосходяй всяк ум, да соблюдет сердца наша и помышления наши о Христе Иисусе» (Фил. 4, 7).


Источник: Добротолюбие : в русском переводе : [в 5 т.]. - Изд. 4-е. - Москва : Изд-во Сретенского моностыря, 2010. / Т. 4. – 608 с. ISBN 978-5-7533-0414-8

Комментарии для сайта Cackle