Сокровищница духовной мудрости. Сокращенный вариант

 Часть 10Часть 11Часть 12 

Седмица 7-я по Пасхе

ПОНЕДЕЛЬНИК. Ин. Зач. 49. (14,27–15,7) О ХРИСТИАНСТВЕ

Христиане – розги Христовы, которые во Христе укоренены, в Нем плодоносны и делают и имеют все то, что Христу свойственно и Его достойно (3,412). Если у кого не соблюдается единомыслие, не обретается союз мира, не сохраняется кротость в духе, то очень дерзко было бы назвать таковых членами Христовыми (5,9). Христианин должен иметь образ мыслей, достойный небесного звания, и жить достойно Евангелия Христова (6,53). Христианину не должно рассеиваться и чем-либо отвлекаться от памятования о Боге, о воле и судах Его (6,54). Всякий (христианин) живет не для себя одного, но для ближних: мало самому быть убежденным, если не убеждаешь других (13,118). Будем желать, чтобы последовать Тому, Кем мы спасены и принадлежать к Его достоянию, нимало не заботясь о том, что малоценно и пресмыкается по земле (13,125). Прилично не ослабевать и не изнемогать в страдании, но презреть персть и предоставить телу терпеть, что свойственно ему непременно, по закону естества, или теперь, или впоследствии, имеющему разрушиться, потому что оно умрет, изнуренное или болезнью или временем, а самому возвышаться душой, возноситься мыслями к Богу и знать, что было бы несообразно любомудрствовать нам вне опасностей, оказываться же нелюбомудрыми в нуждах и изменять своему обещанию (13,273). Христианина истинного и кажущегося распознают из открывающихся в каждом характеристических свойств. Свойства подлинного христианина все те, какие мы нашли во Христе; из них доступным для нас – подражаем, а те, подражание коим недоступно нашему естеству, чтим и поклоняемся им (20,229). Что должно делать тому, кто удостоен именоваться великим именем Христовым? Что иное, как не тщательно различать в себе мысли, слова и дела, относится ли каждое из них ко Христу или чуждо Христа? А такое различие очень удобно, ибо что совершается или мыслится, или говорится под влиянием какой-либо страсти, то совершенно чуждо Христу и носит на себе черты противника, который страстями, как бы грязью, пачкая жемчужину души, портит блеск драгоценного камня. А чистое от всякого страстного расположения имеет отношение к Началовождю бесстрастия, Который есть Христос; кто из Него как из чистого и открытого источника почерпает для себя мысли, у того окажется такое сходство с Первообразом, какое у воды, струящейся в источнике, с водою, которая оттуда налита в сосуд, ибо одинакова по естеству чистота: усматривается ли она во Христе, или в том, кто приобщается Ему. Христос источает, а приобщающийся почерпает, переводя в жизнь красоту, (заключающуюся) в мыслях; так что происходит согласие внутреннего человека с внешним, как скоро благовидность жизни совпадает с направлением мыслей по Христу (20,260). Вот благообразие, вот расположение боголюбивых рабов, если всегда пребывают они подражателями Владыки в добрых делах (24,222). Да понесет выя наша на себе сладостное иго Твое, Господи наш! Видимый Крест Твой да будет сокровен во внутренности нашей. Сердце наше, да будет твердо и да распинается повседневно, вместо гвоздей пронзи его заповедями Твоими (25,341).

Нет ничего сильнее, огражденного высшею помощью… и нет ничего слабее, лишенного этой помощи (35,514)… Без высшей помощи мы не в силах сделать ничего, как должно… (35,634). Мы нуждаемся в помощи Божией как бы в некотором ветре, чтобы наш парус, точно каким сильным дуновением, подвигаем был к любви Божией (42,608)… Ни тело, ни душа сами по себе, если не получат помощи свыше, не в состоянии совершить ничего великого и доблестного (42,46). Если кто захочет располагать свои дела по воле Божией, то получает свыше такое содействие, что чувствует это в самом ходе своих дел (35,571). Когда мы делаем все, что зависит от нас, тогда в обилии получаем и помощь Божию (35,568). Где восседает и правит душою Господь, там всегда одерживает Он победу, искусно и постоянно правя браздами и путеводствуя колесницу души к небесному и Божественному образу мыслей (30,10). Достойною же помощи Божией делается такая душа, которая все почитает излишним, не упокоевается ни на чем в мире, одно ждет к своему упокоению – что будет упокоена и обрадована Его благостью (30,39). Когда увидит Господь рачительность твою в искании Его, тогда явится и откроется тебе, подаст помощь Свою… (30,237). Не надейся на свои силы, и помощь Божия будет соприсутствовать тебе (31,95). Кто не изменяет благоприличию… тому никогда не изменит Божия помощь (48,209). Помощь Божия приходит с щедростью тогда, когда и мы покажем много добродетели (35,670).

Преподобный Макарий Новый, претерпевая муки за Христа, был связан и стремглав опущен в глубокий колодец. Каждый день его вытягивали оттуда, подвергали избиению и опять опускали в колодец. В таких мучениях провел он 90 дней. В одну ночь внезапно явился Божественный Свет, раздалось ангельское пение и разлилось чудесное благоухание. Мучитель велел представить святого Макария к нему и спросил: «Что за свет, пение и благоухание появилось в колодце?» – «Кто верует во Христа, тот еще более может увидеть», – ответил мученик и начал благовествовать слово Божие; мучитель же, убоявшись обращения в христианство агарян, повелел усечь святому голову, и душа мученика отошла, радуясь, в небесные чертоги (80,66).

ВТОРНИК. Ин. Зач. 53. (16,2–13) О ДУХЕ СВЯТОМ И ГОНЕНИЯХ НА ХРИСТИАН

Божий Дух всегда и окончательно совершает все преходящее от Бога чрез Сына… (3,162). Как солнечные лучи, производя в нем златовидность, так и Дух Святой, вошедший в тело человека, как даровал ему жизнь, даровал бессмертие, даровал святыню; так воздвиг, когда пало. И человек, который дотоле был земля и пепел, по вселении в него Духа, приял достоинство пророка, апостола, Ангела Божия (3,190). Духом Святым – восстановление наше в рай, вступление в Небесное Царство, возвращение и сыноположение, дерзновение именовать Отцом своим Бога, соделываться общниками благодати Христовой, именоваться чадами света, приобщиться вечной славы, одним словом – приобрести всю полноту благословения; как в зеркале отражать благодать тех благ, какие предназначены нам по обетованию и которыми чрез веру наслаждаемся как уже настоящими (3,241). Дух Святой открывает человеку, какой путь хорош, и какой нехорош. А также показывает ему, что уготовано на пути хорошем и что скрыто на пути лукавом, чтоб человек, зная воздаяние за то и за другое, избежал вредного (22,572). Дух Святой был назван Утешителем не почему иному, если не потому, что Он утешает людей не как второй после Бога, но как Бог; утешение – свойство Божие… (43,440). Когда Божественный луч коснется и сердца, тогда и его осветит, и ум очистит, и на высоту поднимет, и, возводя на небо, соединит с Божественным светом (56,23)… Без Святого Духа никто не может ни греха избежать, ни исполнить заповедей Божиих, ни отражать власть и силу, какую возымели над нами демоны (57,168). Дух Святой, дающий людям мудрость и ведение, и благочестие, и страх Божий, и веру, не хочет пребывать в нечувственных (57,330). Если желаешь получить Божественного Духа, совершенно веруй в Бога, отрекись также от себя самого, без колебаний возьми крест на плечи и умри, чадо, произволением, чтобы сделаться тебе причастником жизни бессмертной. Да не обольстит тебя обманщик своими лживыми речами о том, что не отныне еще, а только (по смерти) умирающие получают жизнь, дабы, поверив, ты не вознерадел и не лишился причастия жизни (56,31)… Вся… пренебесная и неизреченная стройность, как в служении Богу, так и во взаимном согласии между собою премирных сил, не может быть сохранена иначе, как под управлением Духа (3,246)… Как в телах здравие и теплота, или вообще свобода телесных отправлений, так душе нередко присущ Дух, но не остается навсегда в тех, которые по непостоянству воли, легко отталкивают от себя принятую ими благодать (3,275)… Приемлющие (Духа Святого) делаются святыми, когда Он низойдет на них, и погибают, когда Он оставит их… Он – Источник Вечной Жизни (3,190)… Жизнь, порабощенная плотскими страстями, не приемлет благодати Духа, как больной глаз – света солнечных лучей (3,267). Дух воистину место святых. И святой есть собственное место Духа, представляет себя в жилище Духа с Богом и именуется храмом Его (3,277). Как от огня неотделимо, что он греет, и от света, – что он светит; так неотделимо и от Духа, что Он светит, животворит, что Он благость и правота (4,224).

Где Дух Святой, там, как тень, следуют гонения и брань; видишь, как пророки… всегда гонимы были… как Господь гоним был и апостолы (30,115). Гонения укрепляют душу в благочестии и в опасностях, душа закаливается, как раскаленное железо в воде (8,119). Гонения делали Церковь еще более славною чрез самые страдания (9,276). Бог допустил немедленно быть гонениям (на первых христиан) для того, чтобы кто-нибудь не сказал, что проповедь Христа утвердилась случайно или через обман, чтобы обнаруживалась теплота их веры и явлено было, что не убеждение человеческое, но сила Божия дала такую крепость душам верующих, что они готовы были перенести даже тысячу смертей… (42,478). Ни гнев царя, ни коварство воинов, ни зависть врагов, ни плен, ни пустыня, ни огонь, ни печь, ни тысячи бедствий – ничто не может победить или устрашить праведника (33,65). Чем тягостнее становятся гонения, тем более должна в нас умножаться добрая надежда, потому что тем более открывается и средств к нашему спасению, и случаев к утешению (41,470). Гонения и скорби, и тесные обстоятельства не только не должны смущать нас, но еще радовать, так как чрез них мы сообразуемся смерти Иисуса Христа, так сказать, изображаем (Его в себе) (42,319). Думаешь, не великое гонение – быть в безопасности? Это есть тягчайшее из всех гонений – это хуже (для души) самого гонения (40,230).

СРЕДА. Ин. Зач. 54. (16,15–23) О ПЕЧАЛИ ПО БОГУ И БОГОИСКАНИИ

Где печаль ради Бога – там явно и вечная будет радость (46,107). Как корни дерев сами горьки, а плоды приносят нам весьма приятные, так и печаль по Богу принесет нам великую радость. Кто только часто молился со скорбью и проливал слезы, те знают, какую получили они радость, как очищали совесть, как восставали с благою надеждою (33,208). Что тяжелее печали? Но когда она бывает печалью по Боге, то является гораздо лучше мирской радости, – эта последняя обращается в ничто, а то покаяние – во спасение. (41,606). В какой мере собираешь ты ум свой к исканию Господа, в такой и еще в большей мере понуждается Он собственным Своим благоутробием… прийти к тебе и упокоить тебя (30,237). Взыщи Господа, возлюбленный, всеми силами твоими, чтобы спаслась душа твоя и порок не водворился в сердце твоем (22,157). Кто ищет Христа, тот пусть вступает в странническую жизнь и ищет Его, тогда действительно найдет Бога в сей жизни, Бог радостно примет и не оставит его (26,291). Кто же ищущий Господа? Тот, кто стремится к справедливости и одобряет правду (37,298). Не ищи ни славы, ни телесного утешения, ни расположения сродников. Совершенно не озирайся ни направо, ни налево… потщись всегда уловлять Владыку, взяться за Него. И хотя бы тысячу раз Он исчезал и столько же раз являлся тебе, делаясь неуловимым, (только) таким путем Он будет удержан тобою. Десятки тысяч раз, или лучше, доколе ты вообще дышишь, еще усерднее ищи Его и беги к Нему. Ибо Он Сам не оставит тебя и не забудет тебя, но являясь тебе понемногу, все более и более, чаще пребывая с тобою, когда ты очистишься, наконец, осиянием света, Сам придя, весь возобитает в тебе и с тобою будет пребывать Тот, Кто мир сотворил, и ты будешь обладать истинным богатством, которого мир не имеет, но только небо и те, которые вписаны там (56,67). Кто воздерживается всего и обучает душу свою не кружиться в беспорядке там и сям и не творит ни в чем волю свою, наипаче же в том, что не угодно Богу, но понуждает ее неотступно ходить в заповедях Божиих с теплою любовью и со столь великим вниманием, как если бы шествовал на высоте воздушной по какой-нибудь веревке, такой в короткое время обретет Бога, сокрытого в Божественных заповедях, Которого как только обретет, так забудет все и станет вне себя и, припадши к Нему, вседушно возжелает зреть Его и только Его единого. Когда после сего Бог промыслительно скроется от очей его умных, тогда объемлет его скорбное недоумение, и он начнет опять проходить с начала путь заповедей Божиих и тещи ими спешнее, сильнее и опасливее, смотря под ноги, ступая обдуманно, жегом бывая воспоминанием, горя любительным желанием и воспламеняясь опять увидеть Его. Когда же, таким образом, долгое время теча и приутрудившись, не возможет достигнуть желаемого и в изнеможении своем совсем упадет духом, так что и тещи далее уже не станет у него сил, тогда внезапно увидит он Того, Кого искал, достигнет Того, Кто бежал от него, обымет Того, Кого вожделел, и станет опять вне мира и забудет весь этот мир, соединится с Ангелами, обольется светом, вкусит от жизни, сретит бессмертие, исполнится утешительной сладости, взыдет на третье небо, восхитится в рай, услышит неизреченные глаголы, внидет в чертог Жениха, пройдет до места, где покоится Жених, увидит Его Самого, сделается общником духовного брака, насытится, пия от таинственной Чаши и вкушая от Тельца упитанного, от Хлеба животного и от Пития жизни, от Агнца непорочного и от Манны мысленной, и получит все иные блага, на которые не дерзают воззревать и Ангелы. Находясь в таком состоянии, он горит, как огонь, и просвещается Духом Святым, и еще отселе, из настоящей жизни, провидит таинство обожения своего. Став весь огнем по душе, он и телу придает от приобретенного внутри светоблистания, подобно тому, как и чувственный огонь предает свое действо железу – бывает тогда душа для тела тем, чем Бог стал для души… Ибо как телу возможно жить, если не получит на то сил от души? (58,384). Кто с чистым намерением ищет Бога, тот страшится, чтобы не прогневать Его (31,138). Как можно обрести Господа? Вспомни, как отыскивается золото, – с великим трудом… как мы ищем потерянное, так будем искать и Бога (43,186).

ЧЕТВЕРГ. Ин. Зач. 55. (16,23–33)

1. О ПРОШЕНИЯХ К БОГУ

Разве Бог не мог бы даровать и прежде наших просьб? Но Он ждет для того, чтобы получить для нас самих повод праведно удостоить нас Своим попечением (43,485). Как же, спросит кто-нибудь, я могу быть уверен в том, что получу просимое? Если ты не просишь ни о чем несогласном с тем, что Бог готов тебе дать, если ни о чем таком, что недостойно Царя, если ни о чем житейском, если одних только духовных, если поступаешь без гнева, если имеешь чистые, преподобные руки (42,672). Бывает иногда полезнее не получить. Если бы для нас не было часто полезно не получить, Бог, несомненно, дал бы; между тем не получить с пользою – значит получить (43,484). Прежде всего надобно знать, что не всего, чего хотим, позволительно для нас просить нам и что не во всяком случае умеем просить полезного (5,285). С великою осмотрительностью должно делать прошения, сообразно с волею Божиею. А неуслышанным надобно знать, что потребно или терпение, или усиление молитвы (5,286). Господь жаждет, чтобы Его жаждали, напоевает желающих пить; приемлет за благодеяние, если просят у Него благодеяния, доступен, великодаровит; с большой приятностью дает, нежели иные приемлют сами. Только не обнаружим в себе низкой души, прося того, что маловажно и недостойно Дающего (10,300). Не всякому просящему возможно получить то, чего желает, но тому, кто делами приобрел право просить с дерзновением (14,451). Братия мои, без лености и нерадения да умоляет всякий о щедротах; пусть ударяет только в дверь Господню: Господь ответит ему с искренней любовью (25,152). Господь – премудрый Раздаятель. Он смотрит на пользу просящего, и, как скоро видит, что просимое ему вредно или, по крайней мере, бесполезно ему, – не исполняет просимого и отказывает в мнимом благодеянии. Он выслушивает всякую молитву, и тот, чья молитва не исполняется, получает от Господа столько же и тот же спасительный дар, как и тот, чья молитва бывает исполнена (25,225). Всякое неразумное прошение приносит огорчение просящему: дверь Его закрыта для просящих лукаво (26,240). Уста могут просить всего, но Бог исполняет только то, что полезно (26,243). Господь никогда не отказывает в дарах. Если же и отказывает иногда до времени, – отказывает для того, чтобы дар стал драгоценнее для приемлющих и чтобы приемлющий был прилежнее в молитве (26,245). Бог часто медлит исполнять прошение наше, не мучить желая нас медлительностью, но отсрочкою дара научая постоянной внимательности (36,588). Не будем же роптать на замедление в даровании просимого, а скорее покажем по этому самому великую твердость и терпение (43,484). Получим ли просимое, не получим ли, будем настойчивы в своем прошении и будем благодарить не только в случае успеха, но и в случае неуспеха… Мы бываем не услышаны еще тогда, когда молимся, продолжая оставаться во грехах… Чтобы молящийся был услышан, зависит, во-первых, от того, достойны ли мы получить; во-вторых, если мы молимся согласно с законами Божиими; в-третьих, если молимся непрестанно; в-четвертых, если не просим ничего житейского… в-пятых, если исполняем все должное и со своей стороны и, наконец, если просим полезного (43,485). Если нам заповедуется воздерживаться от житейских благ и тогда, когда они есть, то как оказываемся мы жалки и несчастны, когда просим у Бога того, что Он повелел, и имея, отвергать (43,495). Кто просит когда чего, руководствуясь страхом Божиим, такой смело да надеется, что прошение его исполнится. Но послушай, брат, если ты просишь семени для своего поля, то удобри прежде поле к приятию семени (55,224). Всеми возможными способами Бог показывает, что Он милостивый Податель, дарит нас Своею любовью и являет нам милосердие Свое. А потому не отвечает ни на одну неправильную молитву, исполнение которой принесло бы нам смерть и погибель. Однако жив этом случае, отказывая в просимом, не оставляет нас без весьма полезного дара, в том самом, что устраняет от нас вредное, отверзает уже нам дверь щедрот Своих. В сем Подателе не находит себе места неразумие просящего. Немудрому, который, по простоте своей, вопреки разуму просит себе вредное, Бог подает премудро. Отказывает же в дарах тому, кто не исполняет повелений Его. Всякий другой образ действования был бы неразумием для всеведения Подателя. Посему будь уверен, что всякое прошение, которое не бывает исполнено, несомненно вредно, а то прошение, которое услышано – полезно. Раздаятель праведен и благ, и не оставит твоих прошений неисполненными, потому что в благости Его нет злобы, и в правде Его – зависти. Если Податель медлит исполнением, то не потому, что раскаивается в обетовании, напротив того – хочет Он видеть твое терпение (25,226).

Родители одного молодого человека, который был в плену, ложно узнали о его смерти и стали усердно молиться о нем как об умершем, особенно же на Пасху, Пятидесятницу и в Рождество Христово. Прошло 4 года, и сын их вернулся домой. Обрадованные родители сказали: «А мы считали тебя умершим и трижды особо молились о тебе». – «В какие же дни?» – спросил их сын и, узнав эти дни, сказал: «Именно в эти дни приходил ко мне в темницу светозарный юноша и, сняв с меня узы, выводил на волю. Никем не замеченный, я оставался на свободе до следующего утра, а потом опять обретался в темнице, в узах» (76,169).

2. О ХРИСТИАНСКИХ СКОРБЯХ

Если мы узники Спасителя, нашего Бога, то не постыдимся носить на себе узы скорбей, но с радостью будем терпеть их, ожидая Пришествия Его с небес, когда и нас причислит Он к лику Святых (22,413)… Скорби для хорошо приготовленных есть как бы укрепляющая пища и упражнение в борьбе, приближающее подвижника к Отеческой славе… (1,247). Скорби, претерпеваемые здесь за Божий закон, будут семенем грядущих благ (2,251). Как врач, хотя производит в теле страдания, однако же благодетелен, потому что борется с болезнью, а не с больным, так и Бог благ, Который частными наказаниями устрояет спасение целого (4,126)… Приемля удары от Бога, Который с благостью и премудростью устрояет жизнь нашу, будем просить у Него сперва познания тех причин, по которым поражает Он нас, а потом избавления от скорби (5,172). Скорби в настоящем мире не составляют чего-либо нечаянного для избравших благочестивую жизнь (6,49). Если не терпишь скорбей, то не ожидай и тамошних венцов как не выходивший здесь на подвиги и труды, какие назначены для получения венцов (5,380). Если кто не падает под скорбью, но в надежде на Бога несет бремя печали, то за терпение готова ему великая награда от Бога (7,267). Другому, Царь, дай славу без трудов, а для меня вожделенно приобрести Тебя страданиями и скорбями (9,113). Золото испытывается в горниле, а добродетель – в скорбях (11,363). Горестное посылается от Бога достойным того, каждый же сам для себя бывает виновником этих бичей, собственным своим произволом уготовляя себе ожидающие его скорби (14,286)… Утверждающий, что скорбь не прилична праведнику, не иное что говорит, как одно с утверждающими, будто бы борцу неприличен противоборник (1,267). Бог, зная твою немощь, по смотрению Своему посылает тебе скорби, чтобы ты стал смиреннее и ревностнее взыскал Бога (30,211). Пусть великая невольная скорбь научает тебя помнить о Боге, и ты не будешь иметь недостатка в побуждении к покаянию (51,13). Рассуждай о конце всякой скорби и найдешь в нем истребление греха (51,14). Познавший истину не противится скорбным приключениям. Ибо знает, что они приводят человека к страху Божию (51,44). Кто противится постигающим его скорбям, тот, сам того не зная, противится повелению Божию (51,50)… Большую часть Божественных дарований примечаем зарождающимися в душе после затруднения и скорби (46,307)… Чем более разнообразные скорби и наказания посылает на тебя Господь, тем в большей мере оказывается Он простирающим к тебе искреннюю любовь (46,366). Скорбью, как бы в каком священном месте, душа научается ничтожеству человеческой природы, кратковременности настоящей жизни, тленности и непостоянству житейского, обманчивости совершающегося на позорище (мира) (32,148). Кто здесь будет переносить скорби благоразумно, тот и здесь и там будет блистать и наслаждаться славою истинною и бессмертною (32,198). Ничто так не отклоняет беспечность и рассеянность, как скорбь и печаль: она отовсюду сосредотачивает душу и обращает ее к самой себе (32,543). Если совокупятся даже все бедствия человеческие, то и они не возмутят души боголюбивого и любомудрого и не принудят оставить добродетель (32,821). Скорби содействуют святым к тому, чтобы быть кроткими и смиренными, а не надмеваться от знамений и заслуг (33,14). Когда же увидишь порочного в несчастии, утешайся не потому только, что он становится лучше, но и потому, что заглаждаются здесь многие из грехов его (32,853). От скорби мы получаем немало пользы еще прежде Воскресения тем, что душа наша становится испытаннее, мудрее, разумнее и избавляется от всякой робости (33,472). Скорбь приносит двоякую пользу: во-первых, делает нас более ревностными и внимательными; во-вторых, дает нам немалое право на то, чтобы быть услышанными (в молитвах) (33,494). Как землю нужно копать и пахать, так и для души, вместо заступа, нужны искушения и скорби, чтобы она не произрастила худых трав, чтобы смягчилась ее жестокость, чтобы она не возгордилась (36,395)… Скорбь – учительница любомудрия, мать благочестия (40,75). Хотя бы мы и не решились потерпеть для Христа некоторые скорби, все же совершенно необходимо будет претерпеть их, только иным образом (т. е. без пользы для души) (38,769). Кто здесь не имеет скорби, тот чужд и радости (о Боге) (45,159). Ничто так не содействует любви и общению, как скорбь; и ничто так не соединяет и не связывает души верующих… (40,373). Скорбь вводит в Царство, а беспечальная жизнь – в геенну (41,965)… У нас бесчисленное множество поводов к скорбям. Один только есть путь, избавляющий от этой несообразности, – путь добродетели. И он, конечно, не чужд горестей, но горестей не напрасных, а приносящих благо и пользу (42,762).

Святой великомученник Евстафий был римским воеводою, имел огромное богатство, был славен и знаменит. Но вот беда за бедой начинают преследовать его. Дом его посетила смерть, недобрые люди ограбили его, благочестивую жену его отняли разбойники. Двоих сыновей его унесли дикие звери, он сделался нищим скитальцем, но не упал духом страдалец: «Плачу бо, яко человек, Господи, – говорил он, – но о Тебе, Промыслителе моем и строителе судеб моих, радуюся, утверждаюсь и на Тебя уповаю. Твоею любовью и Твоими желаниями, аки сладостью, горесть бед моих услаждаю». И Бог утешил преданного раба Своего. Пришло время, и он сделался еще богаче и знатнее; нашел чудесно сохраненных жену и детей и впоследствии обрел такую благодать и милость от Господа, что сподобился венца мученического (75).

ПЯТНИЦА. Ин. Зач. 57. (17,18–26) О ЛЮБВИ БОЖИЕЙ И СЛАВЕ ИСТИННОЙ

Неизреченна великая любовь, которую явил Человеколюбец, ибо из нашего рода взял Ходатая и Им примирил мир с величием Своим (25,279). Любовью примирены мы с Богом, мы, которые были Ему врагами. Поэтому справедливо говорим, что Бог любы есть и пребываяй в любви, в Бозе пребывает (1Ин. 4, 16) (22,8). Любовь Божия, желая нашего спасения, сама приклоняется к нам, чтобы мы, прославляя ее, в ней же спасались (22,381). Любовь Сына Божия низвела к нам с Неба. Ради любви Безплотный воплощается, Безлетный для нас во времени Сын Божий делается Сыном человеческим. Любовью вся домостроительствуется ко спасению (24,8). Любовь Божия даровала нам Жизнь, никогда не прекращающуюся, и временная смерть прерывает ее только ненадолго (25,396). Господь – истинный Друг, когда забывают о тебе и друзья, и братья твои. Он не забывает и не оставляет тебя, но пребывает с тобою (25,468). Нам был вверен рай, но тогда, как мы оказались недостойными обитать в нем, Господь возводит нас на самые небеса. Мы не могли воздержаться от одного древа, и Он подает нам пищу горнюю (39,167). Постараемся же познать любовь Божию. Это важно для нас: ничто другое не приносит нам столько пользы, ничто столько не возвышает нас. Познание этой любви может действовать на души более, чем страх геенны (42,61). Любовь Божия соединила небо с землею. Любовь Божия посадила человека на Царский престол; любовь Божия явила Бога на земле; любовь Божия сделала Владыку рабом; любовь Божия предала Возлюбленного за врагов, Сына – за ненавистников… (42,89). Великий Бог и Вседержитель не удовольствовался ни тем, что создал тебя по образу и подобию Своему, ни тем, что, когда ты согрешил и, Его оскорбив, ниспал из чина своего, послал Сына Своего Единородного пожить тридцать и три лета на земле, чтобы взыскать тебя и, подъяв страшные страдания и мучительную смерть крестную, искупить и исхитить тебя из рук диавола, которому ты поработил себя грехом, и опять восставить тебя в свой чин… (59,218). Бог, имея собственную, Ему принадлежащую славу, небоязненно сообщает ее всем, не терпя от этого ничего для Себя оскорбительного (45,161). Кто ищет славы Божией, тот старается истреблять из себя всякую нечистоту (31,93). Заботься о вечной славе, потому что настоящая слава ежедневно обманывает (11,368). Как велика слава, которую получают творящие добродетель; она превыше всех подвигов, какие бы кто ни совершил, пусть он достигнет самой высоты, но и тогда будет еще ниже ее (35,254). Если мы хотим быть прославлены от Бога, будем соблюдать не обычаи мирских подвигов, а закон, данный от Бога для подвигов духовных; будем все переносить с долготерпением (39,42)… Истинная слава состоит в том, чтобы презирать славу, считать ее ни за что, а все делать и говорить только в угождение Богу (39,32). Какое различие между славой и бесчестием, таково же различие между славой небесной и человеческой, лучше же сказать, гораздо больше до бесконечности (40,716). Слава состоит в страдании за Христа… И чем больше мы терпим бесчестие, тем больше и сподобимся славы (42,591). Если прободаемые острыми жалами мирской славы любят произвольные труды, то уязвленным острейшими стрелами премирного прославления, тем справедливее будет с гораздо большим юношеским жаром выступать на подвиг трудов (49,158). Жених же (Господь) водворяется не в запустевшей добродетелью душе, но разве в том, кто соделается фиалом аромата, источающим благовонные масти; такой, став чашею премудрости, приемлет в себя чистое вино и Божественное, от которого в приявшем бывает веселие (16,379). Душа, вступившая в единение с Богом, не имеет сытости в наслаждении: чем обильнее наполняется услаждающим, тем сильнее действуют в ней пожелания (16,27). Душа не иначе может соединиться с нетленным Богом, как соделавшись сама, сколько возможно, чистою чрез целомудрие, чтобы подобным восприять подобное, став как бы зерцалом для чистоты Божией, так, чтобы чрез участие в первообразной красоте и чрез отражение ее и самой получить ее вид (20,339). Много потребно борьбы и тайного, невидимого труда; должно всегда производить испытание помыслов, и изнемогшие чувства души нашей непрестанно упражнять в различении доброго и худого, и ослабевшие душевные члены возгревать стремлением ума к Богу и тщанием; к Нему прилепляться всегда умом своим, чтобы при помощи Божией благодати, по апостольскому изречению, быть единым духом с Господом (1Кор. 7, 17) (24,338).

СУББОТА. Ин. Зач. 67. (21,15–25). О ПАСТЫРСКОЙ ЛЮБВИ И ЖЕРТВЕННОСТИ

Любящему Господа свойственно с великой приверженностью к научаемым заботиться о них всеми мерами, со всяким тщанием, хотя бы уча и всенародно и наедине, надлежало пребывать в учении до смерти (3,393). Пастырь должен быть готов в угождении Богу и для общей всех пользы подать каждому не только благовествование Божие, но и душу свою по заповеди Господа (5,222). Немалый ущерб готовит себе пастырь, который спит вне овчего двора, потому что сон пастырей – радость волкам (22,146). Тебе вверена душа! Потому весьма трезвись; великого внимания требует дело; не пренебрегай им (23,145). Словеса Жизни Вечной поверяются мужу Христолюбивому (22,200). Равнодушием своим не будем причинять вред мирянам, но делами научим их уважать благочестие (23,625). Вы, настоятели – подвижники, не по страсти гнева или высокоумия наказывайте необразованных и младенствующих братии, но по Христову человеколюбию, с целью духовной пользы, в надежде оказать помощь руководимым к Небесному Царствию (24,335). Неспособный управлять собою, как может подчинить законам других? (32,126). Корабль Церкви волнуют постоянные бури. Эти бури не только вторгаются извне, но зарождаются и внутри и требуют от священника великой внутренней внимательности и тщательности (32,432). Тело Христово, ведущее борьбу не с телами, но с невидимыми силами; как могут сохранить его (пастыри) невредимым и здоровым, если не будут иметь добродетель, гораздо более человеческой и знать всякое врачевство, полезное для души? (32,453). Если и тот, кто чист от всякой страсти, что, впрочем, невозможно, неизбежно подвергается бесчисленным горестям для исправления погрешностей других… то при собственных слабостях, представь, какую бездну трудов и забот и какие страдания должен перенести желающий преодолеть и свои, и чужие пороки (32,476). Велик подвиг и труд монахов, но, если кто сравнит труды их со священством, хорошо исправляемым, тот найдет между ними такое различие, какое между простолюдином и царем (32,475). Хороший пастух не только отгоняет волков, но и со всею заботливостью лечит заболевших овец, ибо какая польза, когда овцы, хоть и избегают пасти зверей, зато истребляются болезнью? (32,667). Заблудшего возврати на путь, увечному сделай повязку, падшего подними, немощных поддержи и другое сделай подобное этому (33,920)…. Врачу особенно свойственно обращаться с больными и всегда находиться среди недужных, не убегать и не удаляться от них (34,44). Бог повелел тебе не упрекать в лености, а помочь бедности, не сделал тебя обличителем нечестия, а поставил врачом нечестия не для того, чтобы ты порицал беспечность, но чтобы подавал руку лежащему, не для того, чтобы ты осуждал образ жизни, но чтобы утолял голод (34,71). Грехи, сделанные против нас, будем прощать и оказывать снисхождение оскорбившим нас; когда же грех делается против Бога, – тогда будем взыскательны, это и нам принесет величайшую пользу, и принимающим исправление сделает немало добра (35,257). Если ты простишь согрешившему в день раз, другой и третий, то оскорбитель твой, хотя бы был совсем каменный, хотя бы был свирепее демонов, не будет столько бесчувственен, чтобы опять впасть в тот же грех, но, образумленный многократным прощением, сделается лучше и скромнее (34,5). Пусть же сияет твоя жизнь, и не обращай никакого внимания на тех, кто злословит тебя: невозможно ведь, совершенно невозможно, чтобы добродетельные не имели у себя многих врагов (38,163). Бойся Бога, а не человека. Если будешь бояться человека, то от Бога будешь уничижен, а если будешь бояться Бога, то и от людей будешь почитаем (38,828). Ты не можешь творить знамений и убеждать, убеждай их тем, чем можешь: человеколюбием, предстательством, кротостию, ласками и всем другим (40,177). Если бы можно было исторгнуть и показать мое сердце, то вы увидели бы, как не тесно помещаетесь в нем все вы – и жены, и дети, и мужи. Такова сила любви! Она делает душу пространнее неба (40,389). Попечение о стаде Христовом является преимущественным признаком любви к Самому Христу, т. к. для этого нужна мужественная душа (40,833). Врач душ! Вырежь мечом духовным распухшие и покрытые гноем язвы гордости, смой водою учения нечистоту страстей, исцели раны, нанесенные душам человеческим грехом, пользуясь для того, как говорит Христос, вином и елеем: вином свяжи, а елеем смягчи душевные страдания, чтобы ослабевший человек не предавался более вожделениям… Не пренебрегай нищим, принимая в расчет денежную выгоду, и не презирай богатого из-за отвратительного богатства, но одинаково призывай и бедного, и богатого к воздержанию. Не лишай никого надежды, даже и самого отчаянного грешника, чтобы не ввергнуть в бездну греха, но протяни руку свою погибающему, говоря: «Господь пришел спасти не праведников, но грешников», чтобы они, став ревностными и уклонившись от зла, стали творить добрые дела и спаслись. Делай все ради выздоровления больных, питая себя надеждою спасаемых, то есть радостью, ожидаемою от Бога (40,993).

НЕДЕЛЯ 8-я ПО ПАСХЕ, ДЕНЬ СВЯТОЙ ТРОИЦЫ, ПЯТИДЕСЯТНИЦА. Ин. Зач. 27. (7,37–52;8,12) О СТЯЖАНИИ ДУХА СВЯТОГО

Как у Бога Слово не устами произносимое, но живое, самостоятельное и вседейственное, так у Бога и Дух – неразливающееся дыхание, нерассеевающийся воздух, но Сила священная, самобытная, самодвижная (3,153). К Духу Святому обращено все имеющее нужду в освящении: Его желает все живущее добродетельно, вдохновением Его как бы орошаемое и вспомоществуемое к достижению свойственного себе и естественного конца. Он усовершает других, а Сам ни в чем не имеет нужды; Он живет без возобновления сил, но есть Податель жизни; Он не через прибавление возрастает, но вдруг полон, Сам в Себе водружен и вездесущ. Он есть начало освящения, мысленный свет, доставляющий Собою всякой разумной силе при искании истины… Он неприступен по естеству и удобовместим по благости, хотя все исполняет Своею силою, однако же сообщается одним достойным и не в одной мере приемлется ими, но разделяет деиствование по мере веры. Он прост по сущности, многообразен в силах; весь присутствует в каждом и весь повсюду. Он, разделяемый, не страждет и, когда приобщаются Его, не перестает быть всецелым, наподобие солнечного сияния, наслаждающийся приятностью которого как бы один им наслаждается, между тем как сияние сие озаряет землю и море и срастворяется с воздухом. Так и Дух в каждом из удобоприемлющих Его пребывает, как Ему одному присущий, и всем достаточно изливает всецелую благодать, которою наслаждаются причащающиеся по мере собственной своей приемлемости, а не по мере возможного для Духа (3,225)… Кто очистился от срамоты, какую произвел в себе грехом, возвратился к естественной красоте, чрез очищение возвратил как бы древний вид Царскому образу, тот единственно может приблизиться к Утешителю. Он как солнце, которым встречено чистое око, покажет тебе образ Невидимого. И в блаженном созерцании образа увидишь неизреченную красоту Первообраза. Чрез Духа – восхождение сердец, руковождение немощных, усовершение преуспевающих. Дух, воссиявая очищением от скверны, чрез обращение с Собою делает их духовными. И как блестящие и прозрачные тела, когда упадет на них луч света, сами делаются светящимися, так духоносные души, будучи озарены Духом, сами делаются духовными и на других изливают благодать. Отсюда предведение будущаго, разумение таинств, постижение сокровенного, раздаяние дарований, небесное жительство, ликостояние с Ангелами, нескончаемое веселие, пребывание в Боге, уподобление Богу и крайний предел желаемого обожения (3,226). Дух Святой всегда был, есть и будет; Он не начал и не прекратит бытия, но всегда со Отцем и Сыном вчиняется и вчисляется. Ибо неприлично было или Отцу когда-либо быть без Сына, или Сыну без Духа; крайне было бы бесславно для Божества, как бы вследствие изменения советов Своих, не прийти в полноту совершенства. Итак, Дух всегда был приемлемым, а не приемлющим; совершающим, а не совершаемым; наполняющим, а не наполняемым; освящающим, а не освящаемым; приводящим к обожению, а не вводимым в обожение. Он всегда один и тот же Сам для Себя и для Тех, с Которыми счиняется; невидим, не подлежит времени, невместим, неизменяем, не имеет ни качества, ни количества, ни вида, неосязаем, самодвижен, приснодвижим, свободен, самовластен, всесилен (хотя как все принадлежащее Единородному, так и все принадлежащее Духу, возносится к первой Вине). Он Жизнь и Животворец; Он Свет и Податель Света; Он неточная Благость и Источник благости; Он Дух правый Владычний (Пс. 50, 12)… Через Него познается Отец и прославляется Сын (Ин. 15,26), и Сам, Ими Одними знаемединое счинение, служение и поклонение, единая сила, единое совершенство и освящение (11,14). Он мой Бог, Им познал я Бога, Он Сам есть Бог, и меня в той жизни творит богом. Он всемогущ, Он раздаятель даров, предмет песнопения чистого лика небесных и земных; Он Жизнеподатель, сидит на превознесенном Престоле, исходит от Отца, Он – Божия Сила, Самовластитель… (11,221). Всякий, кто любит собственное спасение, делается обителью Святого Духа (22,200). Прежде очищения душ, невозможно приятие даров Святого Духа (37,241). Для тех, которыми обладают и страсти, и неверие, благодать Святого Духа неприступна и незрима. Но для тех, которые показывают достойное покаяние и начинают исполнять заповеди Христовы с верою и вместе со страхом и трепетом, она открывается и бывает зримою и сама собою производит в них суд, несомненно такой, какой имеет быть, или лучше сказать, бывает она для них днем Божественного Суда. Кто всегда сияет и освящается сею благодатию, тот истинно видит себя самого, что он такое есть и в каком жалком состоянии находится, – видит тонкостно все дела свои, которые совершал телом и какие действовались только в душе его. При этом он судится и воссуждается и Божественным огнем, вследствие того наполняемый водою слез, орошается по всему телу, и мало-помалу крещается душою и телом, Божественным оным огнем и Духом, становится весь чистым, весь непорочным, сыном света и дня, и более не сыном человека смертного. Посему такой уже не будет судим на будущем Суде, так как был уже судим раньше; не обличаем оным Светом, потому что освятился здесь им прежде; и не внидет в оный Огонь, чтобы быть жженым вечно, потому что вошел в него здесь прежде и был судим; и думать не будет, что тогда только явился день Господень, потому что давно уже стал днем светлым и блестящим от сообращения и беседы с Богом… (58,26).


 Часть 10Часть 11Часть 12 

Требуется программист