Сокровищница духовной мудрости. Сокращенный вариант

Седмица 5-я по Пятидесятнице

ПОНЕДЕЛЬНИК. Мф. Зач. 45. (12,9–13) О ЛЮБВИ И МИЛОСЕРДИИ БОЖИИХ

Бог – прибежище от всех зол: врачует язвы и жизнь дарует в изобилии как Благий (22,296). Всякий врач с помощью врачевств исцеляет болезни, а Твоя любовь, Господи, поспешает к каждому без зелий и врачевств (25,127). Кроткими делает самых упорных любовь Твоя, и самых свирепых – учение Твое, и благость Твоя всегда старается взыскать погибших (25,128). Любовь Божия желает нашего спасения, сама приклоняется к нам, чтобы мы, прославляя ее, в ней же и спаслись (22,381). Любовь Божия даровала нам жизнь, никогда не прекращающуюся, и временная смерть прерывает ее только ненадолго (25,396). (Господь) не только промышляет о нас, но и любит безгранично – любовью бесстрастной, но пламенной и сильной, искренней и неразрушимой, которая никогда не может потухнуть (34,506). Когда проявляется любовь Божия, то она всего выше – и ни огонь, и ни меч, ни бедность, ни смерть, ни все прочее не страшны для того, кто пользуется этой любовью; посмеиваясь над всем, он станет парить к небу и душевным настроением окажется нисколько не хуже живущих на небе; он не смотрит ни на что… но устремлен будет к одной только красоте небесной славы; как скорби настоящей жизни не смогут унизить его, так земные блага и удовольствия не в состоянии будут возвысить и сделать надменным (40,592). Причина бытия и горних и дольних одна – любовь Божия. Но особенно эта любовь видна из того, что Он благотворит людям, Сам наперед ничего не получая от них (42,61). Чудная любовь Божия к человеку познается, когда бывает он в обстоятельствах, разрушающих надежду его. Здесь Бог силу Свою показует во спасении его (52,222). Бог человеколюбив к тем, которые чувствуют Его человеколюбие, чтут Его и благодарят, как подобает. Если же ты, ни во что ставя любовь Его всеуслаждающую, полюбишь что-либо другое и с тем свяжешь всецело все стремление души своей и станешь услаждаться другою какою сластью или ястием, или питием, или одеждою, или лицом каким красивым, или золотом, или серебром, или другим чем-либо, и душа твоя воспохотствует того и побеждена будет любовью к тому, то возможно ли, чтобы Бог, естественно чистый, и тебя сделавший таковым благодатию Духа Святого, продолжал быть в общении и обращаться с тобою, когда ты уклонился сердцем на другое, а не тотчас оставит тебя? Само собою явно, что Он всецело (промыслительно) оставит тебя (58,367). Господь милосерд. Ему приятно оказывать милость и спасать человека, поэтому, грешник, неослабно умоляй о милосердии и проси себе щедрот, потому что Господь твой не утомляется прощать тебе долги твои (25,153). По милости Своей Господь врачует и исцеляет от всех беззаконий и грехов и скверн всякого, кто приносит покаяние, потому что Он – море щедрот (25,179). Щедроты Твои, Господи, драгоценнее жизни, потому что жизнь есть мера, а щедроты Твои неизмеримы (25,330). Взывали к Тебе, Господи, бедствующие и получили от Тебя всяческие врачевания. Но для Тебя равно легко подавать исцеление просящему и непросящему (25,339). Бог не в силу какой-то расточительности в милостях проявляет богатство человеколюбия, но чтобы пристыдить людей обилием Своих щедрот; когда же Он видит, что все излияния Его человеколюбия напрасны, Он заключает источник благ, удерживает потоки человеколюбия, перестает благодетельствовать (промыслительно) (43,899). Как обильный водою источник не заграждается горстью пыли, так милосердие Создателя не препобеждается пороками тварей (51,412). Мысль о милосердии Божием принимай тогда только, когда видишь, что низвергаешься в глубину отчаяния (54,73).

ВТОРНИК. Мф. Зач. 46. (12,14–16;22–30) ДЕМОНОЛОГИЯ

Надобно верить, что демоны не могут, по своему произволу, войти ни в какого человека, созданного по образу Божию, когда без дозволения Божия они не могли войти в нечистых и немых животных. Даже никто, не говорю из молодых, которых видели постоянно пребывающими в Египетской пустыне, но из совершенных, окруженных таким полчищем невидимых врагов, не мог бы обитать в пустыне одиноким, если бы у демонов была власть и свобода по своей воле вредить или искушать (50,295). У нечистых духов, без сомнения, столько же занятий, сколько и между людьми. Некоторые из них, которых простой народ называет фавнами, лесными богами (лешими), бывают обольстители и шутники, постоянно занимая известные места или пути… довольствуются только насмешкою и озорством, стараются скорее обеспокоить мимо проходящих, нежели повредить; некоторые производят ночью безвредные навалы на людей (кошмары); иные бывают столь яростны и свирепы, что не довольствуются тем, чтобы жестоким терзанием мучить тела только тех, в которых вошли, но спешат еще напасть на проходящих вдали и поразить их жестокими ударами, каковы и описаны в Евангелии (Мф. 8,28), от страха которых никто не смел проходить тем путем. Некоторые по ненасытной свирепости утешаются войнами и кровопролитиями. Иные, насыщая сердца одержимых ими гордостью, внушают казаться то величавыми тщеславными великанами, то уничиженными льстецами, то знаменитыми, достойными внимания всех, то показывать, что они поклоном отдают почтение и другие действия совершают гордо или униженно. Иные стараются внушить людям не только ложь, но и богохульство. Мы были свидетелями этого дела, слышали, что демон явно сознавал, что он чрез Ария и Евномия произвел нечестие святотатственного учения. Так же и в Третьей книге Царств читаем, что один из этих духов говорил: «Я выйду и сделаюсь духом лживым в устах всех пророков его» (3Цар. 22, 22). Апостол, обличая обольщающихся ими, так говорит о них: «Внимая духам обольстителям и учениям бесовским, чрез лицемерие лжесловесников» (1Тим. 4,1 2). Евангелие свидетельствует, что есть и другие роды демонов – немых и глухих (Лк. 11,14; Мк. 9,25). Пророк упоминает, что также есть некоторые духи, разжигатели похоти и сластолюбия, говоря: «Дух блуда обольстил их и они блудят, отступив от Бога Своего» (Ос. 4, 12). Священное Писание учит, что есть бесы дневные и полуденные (Пс. 90, 6). О различии их было бы слишком долго подробно рассматривать все места Священного Писания, в которых они пророком называются – кто онокентаврами, кто косматыми, кто сиренами, кто кикиморами, кто совами, кто страусами, кто ежами (Ис. 13, 21–22; 34,11–14), кто аспидом и василиском, кто львом, кто драконом (Пс. 90, 13), кто скорпионом (Лк. 10,19), кто князем мира сего (Ин. 14,30), кто мироправителем тьмы века сего, кто духами злобы (Еф. 6,12). Мы думаем, что эти наименования даны им не случайно, не без намерения, по названиям этих зверей, которые бывают у нас более или менее гибельны, означается их жестокость и ярость, называются именами их по сходству ядовитой злости или главенства, которое доставляет им превосходство их злости, именно: иной получил название зла по причине сильной ярости и свирепости своего зверства; иной – имя василиска по причине смертоносного яда, который убивает прежде, нежели почувствуется, а иной – имя онокентавра или ежа и страуса по причине вялости своей злости (50,303)… Злых духов такое множество наполняет этот воздух, который разливается между небом и землею и в котором они летают в беспокойстве и непраздно, что провидение Божие для пользы скрыло и удалило их от взоров человеческих; иначе от болезни нападения или страшилища лиц, в которые они по своей воле, когда захотят, преобразуются и превращаются, люди поражались бы невыносимым ужасом до изнеможения, будучи не в состоянии видеть их телесными очами; или ежедневно становились бы злее, будучи развращаемы их постоянными примерами, и чрез это между людьми и нечистыми воздушными властями было бы некоторое вредное содружество и гибельный союз, ибо те преступления, которые допускаются ныне между людьми, скрываются или ограждаются стеной или расстоянием, или стыдливостью. А если бы постоянно видели их открытым взором, то возбуждались бы к большему безрассудству, неистовству страстей, потому что не было бы промежутка времени, в который видели бы их удерживающими от этих злодеяний, поскольку ни усталость телесная, ни занятия домашними делами, ни забота о ежедневном пропитании не удерживают их, как иногда заставляя нас даже невольно удерживаться от предпринятых намерений (50,313).

О различии демонов много сведений мы получаем также и от тех двух философов, которые некогда волшебными искусствами испытали бездействие их или силу и свирепую злость. Они, презирая блаженного Антония Великого как человека неученого и неграмотного, желая, если бы ничем больше не могли оскорбить, по крайней мере выгнать его из его келлии волшебными страхованиями и наваждением бесовским, наслали на него злейших духов, будучи побуждаемы к этому завистью из-за того, что к этому рабу Божию ежедневно приходили толпы народа. Когда он стал изображать крестное знамение на челе и на груди своей и совершать смиренную молитву, то свирепые демоны вовсе не смели даже и приблизиться к нему и без всякого действия возвратились к тем, которые послали их. Они послали к нему более сильных в злости, и эти, напрасно употребляя все усилия своей злости, безуспешно возвратились; несмотря на это, опять еще более сильные духи были посланы против воина Христова и победителя, но и эти совершенно ничего не в силах были сделать. Такие наветы их, устроенные с таким волшебным искусством, имели последствием только то, что ими ясно было доказано, сколь великая сила заключается в христианском исповедании, так что столь свирепые и сильные демоны… не только не сделали никакого вреда святому Антонию, но не в состоянии были даже на короткое время выгнать его из своего монастыря… Удивляясь этому, философы поспешно пришли к авве Антонию, раскрыли, сколь великую брань и наветы ему производили по тайной зависти, и просили тотчас сделать их христианами. Спросив о дне произведенной ими брани, авва сказал, что тогда он был искушаем сильнейшими прилогами помыслов (50,317).

Дважды в неделю приносили авве Иакову воду из-под горы. Демон, приняв вид Иакова, встречал несших воду, принимал от них сосуд и отправлял их обратно, а воду выливал. Сделав это три раза, он оставил авву 15 дней без воды, когда, наконец, принесли ему воду, он спросил, почему столько дней не видел он воды. Когда же ему рассказали, что он сам встречал воду на дороге, то авва Иаков попросил, чтобы никогда не отдавали ему воду по дороге, но доносили ее до келлии (73,176).

СРЕДА Мф. Зач. 48. (12,38–45) О ПРЕЛЕСТИ

Если кто говорит: «Богат я (духом), довольно с меня того, что приобрел, больше не нужно», то таковый не христианин, а сосуд прелести диавола (30,129). Прелесть для многих, по множеству и разнообразию ее козней, неудобораспознаваема и почти непостижима. Прелесть в двух видах является, или лучше, находит в виде мечтаний и воздействий, хотя в одной гордости имеет начало и причину. Первая бывает началом второй, а вторая – началом еще третьей – в виде исступления. Началом мнимого созерцания фантастического служит мнение (притязание на всезнайство), которое научает мечтательно представлять Божество в какой-нибудь образной форме; затем следует прелесть, вводящая в заблуждение мечтаниями и порождающая хуление, а далее наделяющая душу страхованиями и наяву… и во сне. Ибо за возгордением следует прелесть (от мечтаний), за прелестью – хуление, за хулением – страхование, за страхованием – трепет, за трепетом – исступление из ума. Таков первый образ прелести от мечтаний. Второй образ прелести в виде воздействий бывает вот каков: начало свое имеет она в сладострастии, рождающемся от естественного похотения. От сласти сей рождается неудержимость несказанных нечистот. Распаляя все естество и омрачив ум сочетанием с мечтаемыми идолами, она приводит его в исступление опьянением от палительного действа своего и делает помешанным. В сем состоянии прельщаемый берется пророчествовать, дает ложные предсказания; представляет, будто видит некоторых святых и передает слова, будто ими сказанные, опьянен будучи неистовством страсти, изменившись по виду, став как бесноватый. Таковых миряне, духом прелести водимые, называют блаженными или юродивыми, кои сидят и пребывают при храмах святых некиих, ими как бы будучи одухотворяемы, воздействуемы, и как бы от них людям возвещая откровения, но их следует прямо называть бесноватыми, прельщенными и заблудшими, а не пророками, предсказывающими и настоящее, и будущее. Бес непотребства, омрачив их ум сладострастным огнем, сводит их с ума, мечтательно представляя им некоторых святых, давая слышать слова их и видеть лица их. Но бывает, что бесы эти сами являются и смущают их страхованиями, подчинив их игу велиара, против воли толкают прельщенных на грехи делом, как преданных им рабов, имея потом проводить их во ад… Ведать подобает, что прелесть три главных причины имеет, по коим находит: гордость, зависть бесов и наказательное попущение. Этих же причины суть: гордости – суетное легкомыслие (или тщеславие), зависти бесов – преспеяние, наказательного попущения – греховная жизнь. Прелесть от зависти бесов и гордого самомнения скоро получает исцеление, особенно если кто смирится. Но прелесть наказательная – предание сатане за грех, – часто попускает Бог Своим оставлением даже до смерти. Бывает, что и неповинные люди для спасения предаются на мучительство (бесов). Ведать подобает, что и сим дух гордостного самомнения дает предсказания иногда в тех, кои не тщательно внимают сердцу (65,233). Всякий человек более или менее склонен к прелести, потому что даже самая чистая природа человеческая имеет в себе нечто горделивое (102,224). Прелесть есть усвоение человеком лжи, принятой им за истину (102,231). (Истинные подвижники христиане) постятся, чтобы смирить буйную плоть свою, совершают бдения, чтобы изощрять око свое умное… связывают язык молчанием и уединяются, чтобы избежать и малейших поводов к учению чего-либо оскорбляющего Бога; творят молитвы, выстаивают службы церковные и иные совершают дела благочестия для того, чтобы внимание их не отходило от вещей небесных; читают о жизни и страданиях Господа нашего для того, чтобы лучше познать собственную свою худость и благосердную благость Божию, чтобы научиться и расположиться последовать Господу Иисусу Христу в самоотвержениях с крестом на раменах своих и чтобы паче и паче возгревать в себе любовь к Богу и незлобие в себе. Но, с другой стороны, эти же добродетели тем, которые в них полагают всю основу своей жизни и своего упования, могут причинить большой вред, нежели явные их опущения, не сами по себе, потому что они благочестны и святы, а по вине тех, которые не как должно пользуются ими, когда они, внимая только сим добродетелям, внешне совершаемым, оставляют сердце свое тещи в собственных своих волнениях и в волнениях диавола, который, видя, что они соступили с правого пути, не мешает им не только с радостью подвизаться в этих телесных подвигах, но и расширяет их, по суетному их помыслу. Испытывая при сем некоторые духовные движения и утешения, делатели сии начинают думать о себе, что возвысились уже до состояния чинов Ангельских и чувствуют в себе как бы присутствие Самого Бога; иной же раз, углубившись в созерцание каких-либо отвлеченных, не земных вещей, мечтают о себе, будто совсем выступили из области мира сего и восхищены до третьего неба… Они находятся в великой опасности, имея внутреннее око, то есть ум свой, помраченным, им смотрят они и на самих себя, и смотрят неверно. Помышляя о внешних делах благочестия, что хороши у них, они думают, что достигли уже совершенства и, возгордеваясь от этого, начинают осуждать других. После сего нет уже возможности, чтобы кто-либо из людей обратил таковых, кроме особого Божия воздействия. Удобнее обратится на добро явный грешник, нежели скрытый, укрывающийся под покровом видимых добродетелей (59,13).

Сказывали об одном брате: жил он отшельником в пустыне и в течение многих лет был обольщаем демонами, думая, что это были Ангелы. По временам ходил к нему отец его по плоти. Однажды, отправляясь к сыну, отец захватил с собою топор, чтобы на обратном пути набрать немного дров. Один из демонов, предупреждая пришествие отца, явился к сыну в виде Ангела и сказал: «Вот диавол идет в подобии отца твоего, чтобы убить тебя, но ты опереди его, вырви топор и ударь его». Отец пришел, сын вырвал топор и, ударив, убил его. Немедленно напал на него дух нечистый и удавил его (77,525).

ЧЕТВЕРГ. Мф. Зач. 49. (12,46–13,3) ОБ ИСПОЛНЕНИИ ЗАПОВЕДЕЙ И БОГОВЕДЕНИИ

Кто ходит во свете заповедей Христовых, тот – во дни (2,316). Заповеди Божий исполнять должно с ненасытными желаниями, непрестанно поспешая к большему и большему (3,326). Учение заповедей Господних должно принимать как такое учение, которое доставляет нам Жизнь Вечную и Царство Небесное, и с усердием надобно оное исполнять, хотя бы казалось трудным (3,404). Заповеди Божий не иное что имеют в виду, как спасение послушного им (5,65)… Все они, по здравопонимаемому намерению Писания, состоят в такой связи, что нарушением одной нарушаются все прочие (5,75). Кто в деле своем нарушает точность заповеди, тот, очевидно, слабо памятует о Боге (5,92)… Во всем должно нам остерегаться, чтобы под предлогом исполнения заповеди не оказаться нарушителями другой (5,104). Кто ревнует об исполнении заповеди и делает не то, к чему призывают, но чего сам хочет, тот такую получит награду, какая следует за самоугодие (5,229). Работать или заботиться ради заповеди – похвальный признак Христолюбивого и братолюбивого расположения (5,295). Кто соблюдает закон – чтит частицу Божества, какую имеет в себе, во всяком деле, слове, движении ума сколько можно более, чист от всего попираемого и не оскверняется ничем преходящим, а напротив того, самую персть влечет с собою к небу, – тот в награду за труды (о, подлинно самое великое и премудрое таинство!) станет богом по усыновлению, однако же исполненным Высшего Света, начатки которого пожинал он в некоторой мере еще здесь (5,125). Никто не удостоится принять небесные дары Святого Духа, если не будет предварительно упражняться в изучении святых заповедей (45,245). Кто стяжал заповеди, тот внутри себя обретает Бога (52,291). Если любишь чистоту и духовное мудрование, то прилепись к Владычним заповедям из любви к Давшему их, а не из страха или за воздаяния награды (52,246). Вожделевающим совершенства надлежит сохранять все заповеди, потому что сокровенное делание заповедей врачует душевную силу (52,259). Кто вожделевает исполнения воли Божией, тот Небесных Ангелов будет иметь путеводителями… Заповеди Божий выше всех сокровищ мира (52,291). Душа не в состоянии будет соделаться чистою, если не будет хранить заповеди (52,245). Один и Тот же Бог и близок к каждому из нас, когда добрые дела делают нас своими Ему, и далек от нас, когда чрез приближение к погибели сами себя удаляем от Него (2,314). Близость с Господом познается не по плотскому сродству, а по тщательности в исполнении воли Божией (3,333). Бог ревнитель, Бог пречист и свят. Он обитает в душе, боящейся Его… (24,70). Если кто хочет, чтобы вселился в нем Господь, то принуждает он тело свое служить Господу и работать в заповедях Духа (52,117). Потщимся же сохранить Божественные заповеди и очистить сердца свои слезами и покаянием, да узрим Христа – сей Свет Божественный, и да стяжем Его еще здесь, в настоящей жизни Обитателем в нас, да оживотворит Он души наши благодатию Всесвятого Духа и да питает их сладостью чаемых благ Царствия Своего (57,180). Бог Свет есть, и сообщает Он светлость Свою тем, с которыми соединяется, по мере очищения их. И тогда погасшая лампада души, то есть омраченный ум, познает, что зажглась и засветилась, потому что объял ее Божественный огонь. О чудо! Человек соединился с Богом духовно и телесно, потому что душа его при сем не отделяется от ума, ни тело от души. Так как Бог вступает в единение со всем человеком, с его душою и телом, то и сей соделывается тройственным по благодати: из тела, души и Божественного Духа, от Коего приял благодать (57,228). Мы, когда веруем от всей души, всесокрушенно каемся, зачиная в сердцах своих Бога Слово, как Дева, имеем и мы души свои девственными и чистыми. И как Пресвятую Деву не опалил огонь Божества, так как Она была пренепорочна, так и нас не опаляет Он, когда имеем сердца свои чистыми и непорочными, но бывает в нас небесною росою, источником воды живой, потоком Жизни Вечной (57,395).

ПЯТНИЦА. Мф. Зач. 50. (13,4–9) О ЧТЕНИИ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ

Прекрасно иметь ум, отверстый всегда для Божия слова; чрез сие приобретается ведение небесных законов (11,362). Тайное поучение в чтении (Писания) есть дом души, недоступный для врагов, столп неподвижный, пристанище тихое и безмятежное, верно спасающее душу (31,219). Возлюбленный мой, будь как пчела и из Божественного Писания собери себе богатство и некрадомое сокровище и предпошли оное в небо (22,103). Как путнику во время жара дорога чаша холодной воды, так слово Божие орошает душу (22,137). Что сладкий мед устам человека, то словеса Божий душе, боящейся Господа (22,210). Как труба звуком своим во время брани и в юных борцах возбуждает готовность идти на сопротивника, так Божие Писание возбуждает ревность к добру и укрепляет тебя в борьбе со страстями (24,95) Чтение Божественного Писания приводит в собранность ум и дарует ведение о Боге (24,96). Великая мрежа учения Твоего, Господи, распростерта на все множество людей. Мытарям и блудницам поставлена сеть, уловляющая в Небесное Царство (25,137). Прилежно читай Писание, потому что в нем научишься мудрости, удаляйся же чревоугодия, чтобы не утратить тебе всего, что было тобою приобретено (25,354). Не возносись в сердце твоем разумением Писания, дабы не впасть в дух хулы (31,8). Если не возлюбишь блаженных и подлинно Божественных словес Писания, то уподобишься скотам несмысленным и бессловесным (46,14). Как из желания поддержать жизнь обыкновенно едим, пьем, говорим, слушаем, так и к чтению словес Божиих должны мы прилепляться сердцем, не зная в этом сытости (46,15). Мы, волнующиеся как бы среди моря и впадающие во множество грехов, всегда нуждаемся в постоянном утешении от Писания (32,810). Великая защита от грехов – чтение Писания, а незнание Писания – великая стремнина и глубокая пропасть (32,814). Благодать Духа немногими словами внушает любомудрие всем, кто внимает ей, и часто бывает достаточно взять отсюда одно только речение, чтобы иметь средство на весь путь жизни (33,7). Таково свойство этого богатства: чем более станешь проникать в глубину, тем более будут истекать Божественные мысли: это источник неиссякаемый (32,827). Чтение Божественного Писания ободряет и оживляет скорбящие и одержимые печалью души, уничтожая силу и жар скорби, доставляя утешение… (33,334)… От всех порочных помыслов, как бы из среды пламени, избавляет душу чтение Божественных Писаний (34,76). Слово Божие, проходя, подобно мечу, и отделяя больное от здорового, производило везде великое смущение и состязание, и подавало повод везде появляться вражде и нападениям на верующих (34,151). Таково солнце духовное: оно не требует ни годов, ни времен года, ни дней, но если упадет на душу благородную, тотчас показывает цветущий и зрелый колос (34,377). Напрягите свой ум, отриньте рассеянность и житейские заботы и таким образом внимайте словам Писания (35,110). Чем больше кто старается вникать, тем больше может усматривать заключающееся в (Священном Писании) сокровище и приобретать из него великое и несказанное богатство (35,102). Всякий желающий может извлекать из (Священного Писания) врачевство, свойственное удручающей его страсти, и получать скорое исцеление, только бы не отвергал целительного врачевства, но принимал с признательностью (35,296). Велика польза, которая от Священного Писания происходит: во-первых, от чтения его образуется язык, потом и душа окрыляется и делается возвышенною, будучи озаряема светом Солнца Правды, освобождаясь в это самое время от нечистоты порочных помышлений (35,297). Будем заниматься чтением Божественного Писания с наибольшим тщанием… если нет у нас наставника человека, то Сам Господь, проникая в сердца наши, просвещает ум, озаряет смысл, открывает нам сокровенное и таким образом, бывая для нас наставником в предметах, неведомых нам, лишь бы только мы хотели сделать то, что от нас зависит… Будем… совершать чтение с великим благоговением, чтобы быть достойными руководиться Духом Святым в разумении написанного и получить отсюда великую пользу (35,374).

СУББОТА. Мф. Зач. ЗО. (9,9–13) О ПОКАЯНИИ

Благословен Бог покаяния и благословен Богом тот, кто любит покаяние и подклоняет выю Его воле, доколе по воле Божией не возродится свыше (31,168). Бог дал человеку власть… изменяться чрез покаяние и соделываться чрез это совершенно новым (31,164). Для искренне ищущих врачевания не может быть недостатка в средствах к исцелению у истиннейшего Врача душ, особенно для тех, которые по отчаянию или беспечности не пренебрегают своими недугами, не скрывают опасности своих ран или по строптивости духа не отвергают врачевства покаяния, но со смиренным и благоговейным духом прибегают к Небесному Врачу для исцеления болезней, приключившихся по ошибке ли, от незнания или по нужде (авва Иоанн; 50,524). Покайся, грешник, смело полагаясь на безмерное человеколюбие Христа, сказавшего: «Не приидох бо призвати праведники, но грешники на покаяние» (Мф. 9, 13) (22,57). Вот отверста дверь покаяния, постарайся, грешник, войти, пока она не затворена (22,294). Прекрасный и богоугодный праздник – покаяние со слезами. Это праздник, на котором сопразднует Господь (24,23). Если бы не было покаяния, давно бы погиб род человеческий. Если бы не скоро простерло руку защиты, не стоял бы доныне мир (24,159). Покаяние в жертву приносит согрешивших, но и опять оживотворяет их, умерщвляет, но и опять воскрешает из мертвых. Как же это? Слушай: берет оно грешных и делает нас праведниками. Вчера были мертвы, сегодня живы они для Бога покаянием; вчера были чужие, а сегодня свои Богу; вчера беззаконны, а сегодня святые (24,176). Велико покаяние на земле, потому что душам служит лествицею к восхождению туда, откуда свержены они грехом. Оно восстанавливает естество и возвращает ему собственное его достоинство (24,181). Но если, услаждаясь грехом, будешь коснеть в нем, то покаяние отвратится от тебя, потому что знал ты, как оно хорошо, и предпочел ему грех (24,207). Есть, человек, покаяние, потому что нет ничего невозможного для Бога, нет покаяния для тех, которые торгуют покаянием. Кто в надежде на покаяние пребывает во грехе, тому нет покаяния (24,206). Не медли, кающийся, пока возможен вход в Брачный Чертог, приготовь себе светлую ризу, потому что нужны брачные одежды. Облекись в белую ризу для вечери, пока не явился внезапно Жених (25,137). У мытаря и блудницы научился я умолять об изглаждении моих рукописании. На гонителе Павле познал я милосердную Благость Твою, Господи (25,140). При таком попечительном Враче не буду скрывать немощей своих от Его целебных пособий, потому что и на мои струпы в обилии изливает Он врачевства Свои (25,140). Имей сострадание, грешник, к телу своему, покрытому гнойными струнами и нечистотами: ибо Врачу, как скоро будешь просить Его, нетрудно уврачевать твои болезни, обвязать твои язвы (25,153). Если самому тебе стали несносны расслабление твое, гнойные струпы и язвы твои, то есть у тебя весьма искусный Врач, Который находит для Себя Славу в твоем исцелении… Если, ложась спать ночью, и греху дал ты место с собою на ложе, то наутро иди с покаянием в дом к Врачу, и Он исцелит тебя… Если в продолжение дня прибыл у тебя еще один мучительный гнойный струп, то вечером приступи к порогу Врача, и Он исцелит твои гнойные язвы (25,154). Как часто ни стал бы ты просить у Него, всякий раз даст Он тебе без отказа. Принеси от души покаяние и несколько слез капни на уязвляющий тебя грех, и пагубная язва будет заживлена в членах твоих… Если один обычай влечет тебя к Врачу, то не получишь здравия. Слезами только и сокрушением врачуется болезнь твоя (25,155). Пока еще дверь гроба заключена для нас, а дверь щедрот отверста, подумаем, как уврачевать язвы свои (25,198). Смело приступи, грешник, дверь уже отверста, готова тебя принять; принеси Ему в жертву слезы и приходи к Нему; не требует Он даров и нелицеприятен, но милосерд к человекам и охотно оставляет долги грешникам… Как любит Бог грешника, когда приступает он к покаянию и, с полными слез очами, воздыхая и рыдая взывает Ему: «Господи, избавь меня от огня! Молю Тебя, приими слезы моего убожества, добровольно грешил я пред Тобою, но добровольно и каюсь» (25,203). Если видишь множество тайных грехов своих, это не должно делать тебя беспечным в своем спасении, потому что Господь твой может очистить тебя и убелить твою черноту (26,69). Прекрасное покаяние имеет столько силы, что в мгновение времени освободит от тысячи грехопадений и на самом одре борющегося со смертью, если прибегнет к покаянию (46,127).

Некоторый брат проводил уединенную жизнь в Египте. У него была сестра блудница, весьма красивая, погубившая многие души блудом. Старцы уговорили брата сходить к ней и отвратить ее от греха. Услышав, что пришел брат, блудница с радостью выбежала к нему, а он сказал: «Сестра моя, пощади душу твою, многих губишь ты людей! Великие муки готовятся тебе, если не прибегнешь к покаянию!» Благодать коснулась блудницы, и она, содрогнувшись, сказала: «Есть ли для меня надежда на спасение?» – «Да, есть, лишь только покайся». Блудница упала к ногам брата и просила взять ее в пустыню. Во время пути брат поучал ее покаянию. Увидев монахов, идущих навстречу, он повелел ей сойти с дороги. Монахи прошли, брат стал звать ее, но нашел ее умершею с окровавленными ногами, ибо она была без обуви. Бог открыл одному из старцев, что покаяние блудницы принято, потому что она отвергла все ради души своей, тяжко оплакивала грехи свои (77,471).

НЕДЕЛЯ 5-я ПО ПЯТИДЕСЯТНИЦЕ. Мф. Зач. 28. (8,28–9,1) ДЕМОНОЛОГИЯ

Кто возможет перенести козни лукавого, если на минуту отступит благодать Твоя, Владыка? (22,306). Лукавым демонам свойственно, как скоро лишат нас плодов правды, дотоле не удаляться от нас, пока не опутают заблуждением разума (2,28). Когда берет нас под власть свою общий враг, тогда он отъемлет у нас ризы, облекающие благоразумием наше безобразие. А риза христиан, покрывающая безобразие греха нашего, есть вера во Христа (2,267). Христос не истребил (диавола) единым движением воли, которым создал целый мир и которым мог бы погубить его, если бы захотел, потому что трудно укрыться от разгневанного Бога. Однако же не оставил Он свободным врага моего, но попустил ему быть в одно время среди добрых и злых и воздвиг между ними жестокую брань, чтобы как враг подвергался и здесь ужасному позору, сражаясь с теми, которые немощнее его, так подвизающиеся в добродетели всегда имели славу свою, очищаясь в жизни, как золото в горниле (11,238). Приходил ты ко мне, злобный, но оставлен. Как скоро заметил я дым, догадался, что будет огонь. Сильное зловоние – явный признак змия. А я подъемлю Крест. Он страж жизни моей, он связует собою весь мир и приносит его Богу; отойди, не являйся вторично (12,29). Никто не убежит его злобы, если не имеет всегдашним помощником Христа (12,88). Полчище сопротивных не могло быть истреблено иначе, как Воскресшим за нас Господом (15,115). Когда очи мои будут выну ко Господу, тогда недейственными останутся сети сопротивника, которыми он строит козни тому, что в душе драгоценного (15,324). Бегайте диавола как жестокого стража темничного, питающегося несчастием грешных и извлекающего из того выгоду. И как Бог утешается правдами нашими, так виновник греха – радуется падениям нашим (20,436). Князь лукавства земными делами занимает всех людей. Колеблет, приводит в смятение и тревогу, заставляет приражаться к суетным помыслам, гнусным пожеланиям, земным и мирским стезям, непрестанно смущая, пленяя, уловляя грешный род Адамов (30,41). Сатана немилосерд и человеконенавистен, поэтому не ленится нападать на всякого человека, но, по-видимому, не на всякого человека наступает он с одинаковым усилием (30,118). Сатана весьма желает себе покоя и простора в душе и скорбит, когда душа не слушается (30,136). Если бы дозволено сатане было нападать, сколько хочет, то истребил бы всех (30,193). Христиане, если и нападает на них враг, имеют себе прибежище в Божестве; они облеклись в силу и упокоение свыше и нимало не тревожит их брань (30,199)… Ненавистник добра сатана преуспевающим в добродетели внушает лукавое и старается развратить их (30,266)… вражия сила движет и уносит помыслы, колеблет глубины сердца, к своей склоняя воле, и в служении ей рассекает помыслы (30,281). Когда ты возведешь длани ума своего и помыслы к небу и пожелаешь прилепиться ко Господу, тогда сатана будет низложен твоими помыслами (30,315). Смерть и удавление лукавому, когда оказывается, что ум неразвлекаемо пребывает в любви Божией и в памяти о Боге (30,369). Князь века сего… уготовляет великую славу и большую честь скорбями и искушениями, потому что вследствие оных люди делаются совершеннейшими, себе же готовит большее и тягчайшее наказание… Князь века сего есть жезл вразумления и бич, наносящий раны младенствуюшим по духу (30,386). Если бы человек не дал повода сатане, то сатана не стал бы господствовать над ним насильно (30,390). У сопротивника, покушающегося отвлечь нас от любви Христовой, тысячи есть ухищрений против нас (30,364). Видишь, до чего враг высокомерный простирает дерзость своего намерения – низринуть и тех, которые истинно познали Бога (30,445). Враги никогда не остаются в бездействии и ведут брань, не предаваясь лености. В какой мере лукавый устремляет на нас разженные стрелы, в такой же и нам надлежит более и более воспламеняться надеждой на Бога (30,465). Если труды наши и тщания будут благоприятны Богу, то враги наши не возмогут устоять против нас (31,37).

В один день сатана, приняв на себя образ пресвитера, приходит к авве Иоанну, будто желая причастить его. Но блаженный Иоанн, узнав его, сказал: «Отец всякого обмана и лукавства, враг всякой правды! Ты не только обольщаешь души христиан, но и дерзаешь ругаться над самыми Святыми Тайнами!» Диавол отвечал: «Едва не удалось мне уловить тебя. Таким способом я обольстил одного из твоих братии и, лишив рассудка, довел его до сумасшествия. Многие праведники много молились за него и едва возмогли возвратить его в разум». Сказав сие, диавол удалился (69,187).


Комментарии для сайта Cackle